Сознание тело


Память и научение, психика и сознание



страница9/29
Дата07.08.2022
Размер1,1 Mb.
#188064
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29
Связанные:
Росси Э.Л., Психобиология лечения по модели сознание-тело

Память и научение, психика и сознание
Направление последних исследований психобиологов в области изучения памяти и научения подтверждает важность информационного преобразования по модели “сознание-тело” в лимбическо-гипоталамусном участке мозга для понимания процесса интеграции ощущения и восприятия с мыслями и поведением. В этом подразделе мы рассмотрим только два аспекта, которые имеют наибольшее значение для нашей темы. Первый аспект: роль гормонов в функционировании памяти и осуществлении научения. Второй аспект: способ интеграции ощущения и восприятия с памятью и обучением на уровне лимбическо-гипоталамусной системы. Физиолог Мак Го (McGaugh) дал следующее определение роли памяти и обучения (1983, стр. 163-164):
Хорошо известно, что сенсорная стимуляция приводит в действие неспецифические системы мозга (через систему ARAS, как мы видели это выше). Сенсорная стимуляция также приводит к выбросу гормонов, включая ACTH (?): эпинефрин, вазопрессин и опиаты ослабляющие чувствительность пептиды, энкефалин и эндорфин. Огромное число последних исследований показало, что эти гормоны влияют на память и научение. Эти открытия наталкивают на два важных вопроса. Первый - является ли выброс этих гормонов, связанных со стрессом, частью нормальных процессов, происходящих во время эндогенной модуляции банка памяти? Второй - оказывают ли влияние гормоны на результаты лечения, которые, как известно, приводят к ретроградной амнезии и ретроградному усилению памяти. Если на эти вопросы ответить положительно, что вытекает из многих последних исследований, то тогда следует главный вопрос - не лежит ли в основе банка памяти (или просто памяти) принцип действия эндогенных гормонов на активность мозга? Разработки нашей и других лабораторий позволяют предположить, что способность к запоминанию находится под влиянием эпинефринов, которые вырабатываются мозговой корой надпочечников (Mc Gaugh & others, 1982). В течение нескольких лет мы также изучали вопрос воздействия на память послетренировочной (post-training - после обучения) электростимуляции мозга. Наши последние результаты ... указывают на то, что воздействие стимуляции миндалин лимбической системы на память может сопровождаться выбросом эпинефрина. Сведение воедино этих двух линий исследований представляет доказательство точки зрения, что гормоны, выбрасываемые во время переживания какого-либо события, модулируют силу памяти об этом событии. Это также говорит о том, что центральные модулирующие влияния на памяти (в лимбико-гипоталамической системе) взаимодействуют с воздействиями от периферических гормонов(выделено мной - ЭР).
Исследования Мак Го (Mc Gaugh) обеспечивают нас базой для многих полезных терапевтических методов усиления взаимосвязи между сознанием - телом и лечением. Хотя наше понимание процессов, происходящих в этих невероятно запутанных лабиринтах по-прежнему находится на примитивном уровне, тем не менее, будет достаточно предложить такое важное направление как интеграция работ Г.Селье и Милтона Эриксона в области психосоматической медицины, о чем мы будем говорить в главе 4.
Исследования Мортимера Мишкина и его коллег из Национального института психического здоровья прослеживают путь, по которому сенсорная информация в зрительной области коры головного мозга передается к лимбической системе, где она накапливается и объединяется в единое целое с процессами памяти и научения. Лимбическая система (особенно ее составные структуры: миндалина и гиппокамп) представляет собой участок, где информация, накапливаемая многими различными сенсорными системами, может комбинироваться и интегрироваться. Этот тип “кросс-модальных ассоциаций” дает гипоталамусу доступ к сенсорно-перцептуальной информации для информационного преобразования гибких моделей в психофизиологические реакции тела (Murry & Mishkin, 1985). 
Мы можем рассматривать эти исследования в области кросс-модальных ассоциаций как наиболее современную трактовку оригинальной концепции Бернгейма об идео-динамике как психофизиологической основе терапевтического гипноза. Таким образом, работа Мишкина представляет собой новую исследовательскую базу для изучения взаимосвязи сознания и тела и лечения в гипнотерапии. Его исследования в области отношений между зрительной модальностью и лимбической системой должны быть расширены до изучения всех остальных сенсорных (чувствительных) модальностей.
В одной ранней работе (Rossi, 1972/1985) при изучении феноменального содержания и процессов сновидений я сделал вывод о том, что интермодальные сдвиги между ощущениями, перцепцией, эмоциями, представлениями, познанием, идентичностью и поведением являются характерными чертами процесса психологического роста и изменений. Труды Мишкина обеспечивают экспериментальную базу для такого психологического изучения творческого развития и возрождения новых методологий, которые развиваются в настоящее время в психотерапии для обеспечения этих процессов (Millz & Crouley, 1986). Мы продолжим изучение этих процессов информационного преобразования в главе 5.
Работа Мишкина вносит ясность в глобальный спор между бихевиористами и когнитивным подходом к пониманию сущности процессов памяти и научения и роли мышления, осознания и сознания в этих процессах. Мишкин (Mishkin, Malamut & Backevalier, 1964; Mishkin & Petu, 1984) разработали двухуровневую психобиологическую теорию, в которой есть место как для бихевиористских, так и для когнитивных построений. Навыки, которые бихевиористы рассматривают как автоматические связи между стимулом и реакцией, и которые осуществляются, когда имеется адекватное вознаграждение, Мишкин называет самым основным процессом, который происходит на всех уровнях жизни - от примитивного одноклеточного организма до человека. Когнитивный процесс саморефлексии и размышлений для формирования таких навыков не требуется. Приобретение информации, знаний и самоосознанной и самоуправляемой системы памяти, как это описывается когнитивными теориями научения, требует эволюции корково-лимбическо-таламусного пути, который присущ всем наиболее развитым формам жизни, таким как млекопитающие и человек.
Исходя из информации, содержащейся в данной главе, мы могли бы определить сознание как процесс саморефлексивной информационной переработки. Это определение, возможно, не удовлетворит философов, однако как практическая направляющая в наших размышлениях о взаимосвязи сознания и тела и возможных способах создания новых подходов к лечению по модели сознание - тело его достаточно.
Основные процессы и пути саморефлексивного информационного преобразования, описанные в данной главе, начинают восприниматься как психобиологическая основа самоуправляемого сознания и взаимосвязи сознания и тела. Все эти пути фокусируются на лимбическо-гипоталамусной системе[†], как основном центре информационной передачи про модели сознание - тело.
Если бы мы более преуспели в нашем понимании психобиологии, мы бы знали, какие именно специфические способы воздействия сознания упрощают каждый из этих основных путей взаимосвязи сознания и тела. Что, например, наиболее эффективно стимулирует ARAS для создания повышенной корковой активности для обеспечения запоминания новой информации у конкретного индивида? Как нам помочь больному получить доступ к памяти и системам, ведающим навыками и визуальными представлениями (мысленными образами) через затылочную, височную области, лимбическо-гипоталамусную систему? Какие вопросы о планировании наших аспектов жизненного опыта наиболее эффективно задействуют лобно-лимбическую систему подростка, когда он пребывает в затруднительном положении относительно своих жизненных целей? Какие комбинации логико-вербальных и аналого-метафорических способов информационной передачи могли бы оптимально способствовать интеграции левого и правого полушарий головного мозга для творческого решения проблем в любой специфической ситуации?
Хотя мы, конечно, далеки от того, чтобы быть в состоянии ответить на все эти вопросы, сам факт их постановки является шагом вперед в направлении их решения. Кроме того, современные экспериментальные методики, такие как PET SCAN (позитронно-эмиссионная трансосевая томография) и магнитно-резонансные отображения, делают доступными средства проверки каких бы то ни было идей и гипотез, которые мы развиваем в этой области. В последующих главах этой книги мы исследуем пути и средства доступа и облегчения протекания процессов на каждом из этих путей психофизической коммуникации и лечения.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница