Сознание тело


Преобразование информации при лечении по модели сознание - тело и гипнозом



страница6/29
Дата07.08.2022
Размер1,1 Mb.
#188064
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Связанные:
Росси Э.Л., Психобиология лечения по модели сознание-тело

Преобразование информации при лечении по модели сознание - тело и гипнозом.
Под подобным преобразованием понимается трансформация или превращение (переход) одного вида энергии или информации в другой. Ветряной двигатель преобразует энергию ветра в механическую энергию с помощью вращающихся лопастей. Если механическую энергию двигающихся лопастей подвести к генератору, то она преобразовывается в электроэнергию, которая в свою очередь может быть преобразована в световую энергию с помощью электрической лампочки. В типичном клиническом применении методик с использованием биопроцедур биологическая “энергия” мышечного напряжения тела может быть преобразована в визуальную “информацию” измерительного прибора, которая дает возможность субъекту измерить свой мышечный тонус. Данные примеры вместе с основополагающими концепциями информации, коммуникации и кибернетических теорий навели нас на мысль о том, что вся биологическая жизнь представляет собой систему информационной трансформации. История эволюции концепции информационной трансформации как основной проблемы психобиологии и гипноза проиллюстрирована в таблице №1. Учитывая цели данной книги, было бы удобнее начать наше исследование с рассмотрения взглядов Бернгейма, который считается общепризнанным отцом терапевтического гипноза. В нижеприводимой цитате Бернгейма описывается его понимание сущности гипнотического внушения как процесса “трансформации идеи полученной в действие” (Бернгейм, 1986, стр. 137-138): Единственно, о чем мы можем говорить с уверенностью, так это о существовании удивительной способности к трансформации идеи полученной в действие у гипнотизируемых личностей, поддающихся гипнозу. В обычных условиях любая сформулированная идея запрашивается сознанием. После перцепции(?) корковыми центрами, впечатление доходит до клеток смежных мозговых извилин, их своеобразная активность приходит в возбуждение, входят в игру различные отделы серого вещества мозга; впечатление перерабатывается, регистрируется и анализируется с помощью сложного умственного (мыслительного) процесса, который заканчивается либо принятием, либо нейтрализацией; если имеется причина (повод), то сознание накладывает запрет на человека, наоборот, трансформация мысли в действие, ощущение, движение или видение (зрение) происходит так быстро и так активно завершается, что для приведения в действие умственного запрета просто нет времени. Когда вмешивается разум, то все уже является свершившимся фактом, который зачастую воспринимается субъектом с большим удивлением, и который подтверждается вполне реальным явлением, и никакое вмешательство не сможет помешать этому в дальнейшем. Если я говорю гипнотизируемому субъекту: “Ваша рука остается сжатой”, мозг выполняет это, как только мысль сформулирована. Рефлекс немедленно передается от коркового центра, где эта идея, полученная по слуховому нерву, перехватывается, и передается к двигательному центру, соответствующей центральной точке нервов, ответственных за сгибание руки; - контрактура приходит в сгибание. Здесь мы имеем возбуждение идео-моторной рефлекторной физиологической чувствительности органов, которая оказывает влияние на бессознательную трансформацию мысли, неизвестной воле, в движение.
То же самое происходит, когда я говорю гипнотизируемому субъекту: “У вас чувство щекотания в носу”. Мысль, полученная через органы слуха, передается на центр чувствительного органа обоняния, где возникает находящийся в памяти образ чувства щекотания, который был записан памятью ранее. Это воскрешенное в сознании чувство может быть настолько сильным, что вызовет рефлекторное чихание. Это также представляет собой возбуждение идео-сенсорной рефлекторной чувствительности, которая оказывает влияние на бессознательную трансформацию мысли в ощущение или образ определенного ощущения.
Аналогично происходит воздействие на зрительные, акустические, вкусовые образы под действием внушаемой идеи. Механизм внушения, в целом, может быть сведен к следующей формуле: увеличение рефлекторной идео-моторной, идео-чувствительной идео-возбудимости.
Таблица 1 Эволюция концепции информационной трансформации как основной проблемы психобиологии и лечения по модели “сознание - тело”.

Исследователи

Концепт

Бернгейм (1986)

Идео-сенсорный и идео-моторный рефлекс преобразует гипнотическое внушение в процессы, происходящие в теле.

Селье (1936, 1982)

Трансформация информации через “стрессовые” гормоны гипоталамусно-гипофизарно-надпочечной оси является основным механизмом психосоматических проблем.

Пейпец (1937)

Психический (умственный) опыт трансформируется в психофизиологию эмоций с помощью лимбическо-гипоталамусной системы и связанных с ней структур.

Шаррер и Шаррер (1940)Харрис (1948)

Центральная нервная система контролирует гормональные носители информации эндокринной системы через гипоталамус.

Моруззи и Мадоун (1949)

Восходящая сетчатая активирующая система (ARAS) заставляет лимбическо-гипоталамусную систему стимулировать активацию.

Шэннон и Уивер (1949)

Математическая система коммуникации.

Уайнер (1948)

Кибернетический взгляд на жизнь как систему преобразования информации.

Майерс и Сперри (1953), Сперри (1964)

Сознание связано с левым и правым полушариями, которые функционируют независимо, если нервная связь прервана.

Оулдс и Милнер (1954), Дельзадо, Робертс и Миллер (1954)

Открытие центров поощрения и наказания в лимбическо-гипоталамусной системе.

Жуве (1973, 1975)

“Парадоксальный сон” как процесс интеграции поведения через корковую и лимбическо-гипоталамусную систему.

Блэк (1963, 1969)

Гипноз может модулировать психофизиологические механизмы иммунной системы.

Наута (1964)

Передне-лимбическая система объединяет функции планирования передней лобной доли коры головного мозга и лимбическо-гипоталамусной системы.

Дельбрук (1970)

Информационная трансформация является основной проблемой психобиологии.

Вейнер (1972, 1977)

Психосоматические проблемы являются функцией психофизического информационного преобразования сознания и тела с вовлечением лимбическо-гипоталамусно-гипофизарной системы.

Бауэрс (1977)

Информационный подход к гипнозу включает “трансформацию семантической информации в форму, которая кодируется соматически.

Эйдер (1981)

Психоневрологоимуннологические исследования демонстрируют, как гипоталамус осуществляет взаимосвязь сознания и тела с иммунной системой.

Мишкин (1982)

Сенсорная информация хранится и объединяется в единое целое с “кросс-модальными ассоциациями” в лимбическо-гипоталамусной системе.

Хотя сейчас слова Бернгейма звучат несколько несвоевременно, он все-таки удачно описал информационную трансформацию как основной процесс терапевтического гипноза. Действительно, все современные подходы к исследованию взаимосвязи сознания и тела направлены на то, чтобы процесс преобразования слов, образов, ощущений, мыслей, веры и надежды способствовал лечению и осуществлению определенных физиологических процессов в организме. После периода бездействия исследования в области гипноза на современном уровне были возобновлены Халлом (1933), Эриксоном[*] и Хилгардом (1977), которые побудили к действию целое новое поколение исследователей (Фромм и Шор, 1979, Шихан и Перри, 1976). Эти исследователи развили методологию объективного изучения, которая вывела информационный подход к пониманию гипнотерапевтического феномена. Например, в книге “Сознание и тело” (Mind & Body, 1969) Стивен Блэк, руководствуясь теорией информации, использовал очень широкий философский и экспериментальный подход в своих исследованиях о способе модуляции гипноза физиологическими механизмами иммунной системы. Бауэрс сделал следующий вывод относительно информационной точки зрения на гипноз (1977, стр. 231):
... Тенденция разделять этиологические факторы болезни либо на чисто психические, либо соматические составляющие, хотя и является в некотором отношении эвристической, тем не менее, вечна, по крайней мере до тех пор, пока дуализм сознания (души) и тела будет противостоять рациональному решению. Возможно, нам нужна новая формулировка этой древней проблемы, такая, которая заранее не предполагала бы наличия огромной пропасти между отдельными “объективными реальностями” сознания и тела. Можно переформулировать этот вопрос с привлечением концепции информации. Все человеческое тело может рассматриваться как взаимозависимая сеть информационных систем - генетической, иммунологической, гормональной и т.д. Каждая из этих систем имеет свой код, поэтому для перевода кода определенной системы, например, генетической, необходим адаптер (трансформатор). Тогда сознание со своей способностью выведения символов в лингвистической и экстралингвистической формах, может также служить средством кодирования, обработки и передачи информации как между, так и внутри личности. Если обработка и передача информации является единой как для психики, так и для соматики, то проблема взаимоотношений сознания и тела может быть сформулирована следующим образом: Как информация, получаемая и обрабатываемая на семантическом уровне, переводится в информацию, которая может быть получена и обработана на соматическом уровне, и наоборот? Многие умы задаются этим вопросом. Йонас Салк в комментарии к работе Шандса (1969) заявляет следующее: “Человеческий язык является особой формой коммуникации. Вы потом перепрыгнули на молекулярный уровень, и я был рад, что вы это сделали, потому что в этих двух специальных формах коммуникации имеются параллели. Код необходимо перевести...” К сожалению, мы еще не скоро сможем понять сложный механизм, который помогает преобразовывать информацию с семантического на соматический уровень, но безусловно, некоторые механизмы для этого существуют. Поскольку мы уже видели выборочное и специфическое воздействие внушения на строение организма и его функционирование, данная идея безусловно находит здесь очень хорошую опору. Осмелюсь предположить, что глубокому способность к глубокому гипнозу является важной переменной в этом процессе трансформации. Мы уже показывали, что лечебный потенциал внушения, по всей видимости, увеличивается у людей, обладающих способностью подвергаться глубокому гипнотическому воздействию.
Прошло 10 лет с тех пор, как были написаны эти слова. Наука шагнула далеко вперед. В этой главе мы рассмотрим новую попытку ответить на вопрос о том, как гипноз может повлиять на процесс преобразования информации на уровне сознание-тело. Прежде всего, мы остановимся на заключении о том, что лимбическо-гипоталамусная система является основным трансформатором между сознанием и телом. Потом мы выясним, сколько основных проводящих путей мозговой активности, связанных с памятью, научением и поведением, поддерживают (обеспечивают) лимбическо-гипоталамусную систему в этом процессе психофизического информационного преобразования.
Лимбическо-гипоталамусная система: основной информационный трансформатор между сознанием и телом
Наиболее значимые исследования в области изучения сознания и тела начались, когда молодой Ганс Селье, презрев предрассудки медицинского мира тех дней, представил психологическую идею стресса как явления, заслуживающего изучения (Селье, 1936, 1976). Результатом исследований Селье, которым он посвятил всю свою жизнь, явилась теория о том, как психический и/или физический стресс трансформируется в “психосоматические проблемы” с участием гормонов гипоталамусно-гипофизарно-надпочечной оси эндокринной системы. Селье назвал этот трансформационный процесс “общим адаптационным синдромом” (General Adaptation Syndrome) (См. рис. 1). Работа Селье не противоречила анатомическим исследованиям Пейпеца (1937), который показал, что психический (умственный) опыт преобразуется в физиологические реакции, характерные для эмоций, в цепи мозговых структур, которые составляют основную часть того, что мы сейчас называем лимбическо-гипоталамусной системой. Позднее, в 1940 г., Шаррерс, а в 1948 г. Харрис начали работу, которая привела к следующему открытию: “секреторные клетки в области гипоталамуса могут функционировать в качестве молекулярных информационных преобразователей путем преобразования нервных импульсов, которые кодируют сознание, в гормональные молекулы - носители информации - эндокринной системы, которая и регулирует работу тела. Преобразование этих нервных импульсов сознания в молекулы-носители информации тела было названо “нейроэндокринной трансформацией” (Уртман и Энтон-Тэй, 1969). Следующий важный прорыв в понимании роли лимбическо-гипоталамусной системы в осуществлении и модулировании взаимосвязи сознания и тела, а также поведения, произошел после открытия центров удовольствия (поощрения) и боли (наказания). Когда миниатюрные электроды аккуратно вживлялись в определенные области гипоталамуса (в частности, в средний лобно-мозговой узел и латеральный и венетромедиальный центр (ядро)), животные, участвовавшие в эксперименте, нажимали на рычаг до 15 000 раз в час для того, чтобы испытать чувство вознаграждения (поощрения) (Олдз, 1977; Олдз и Милнер, 1954). Естественно, что животные скорее будут нажимать на рычаг, который вызывает у них приятные ощущения, чем будут есть! С другой стороны, вживление электродов в близкоприлегающие области, такие как перивентрикулярные системы гипоталамуса и таламуса, среди других, выключает центры боли и наказания (Дельгадо, 1969; Дельгадо, Робертс и Миллер, 1954). Для демонстрации возможностей центров наказания и запрета (подавления) управляемого болью поведения Дельгадо с огромным упорством, не присущим нейрофизиологам ранее, действительно стоял один на арене с агрессивным боевым быком. В момент, когда был близок к тому, чтобы напасть на него, Дельгадо нажимал кнопку, подключенную к электроду, вживленному в болевые центры мозга быка. Бык моментально останавливался. Это была публичная демонстрация существования науки о связи сознания и тела. Эти демонстрации работы центров поощрения и наказания в лимбически-гипоталамусной системе опять-таки приводят к вопросу, почему это является главным центром информационного преобразования между сознанием и телом? Удовольствие и боль являются огромными ускорителями научения, поведения и того, как мы чувствуем и выражаем себя.
1. Лимбическая система
2. Гипоталамус
3. Гипофиз
СТРЕСС
Лимбическая система
Зависимые от состояния
Гипоталамус
Гипофиз
Память и научение
Психомодуляция
Вегетативная нервная система
Эндокринная система
Иммунная система
1. ACTN обратная связь
2. Кортикоидная обратная связь
3. Катехоламиновая обратная связь
Пищеварительная система (язва)
Кортикоиды
Надпочечники
Кортикоиды
Вилочковая железа 
Селезенка 
Лимфоузлы 
Кожа и т.д.
Желудочно-кишечный тракт
Кровяное давление, метаболизм и т.д.
Катехоламины
Рисунок 1. Усовершенствованная модель синдрома общей адаптации Селье, демонстрирующая психомодулирующее влияние лимбическо-гипоталамусной системы на вегетативную, эндокринную и иммунную системы. Гипнотерапевтическая теория зависимости памяти и научения от состояния иллюстрируется на примере “фильтра” лимбической системы (квадрат), окруженного гипоталамусом.
После того, как было установлено, что кортикоидные гормоны надпочечников могут подавлять иммунную систему, было выдвинуто предположение, что психические механизмы гипноза могут воздействовать на иммунную систему тела именно по психобиологическому пути. Однако в серии опытов Блэк (1963, 1960), Блэк и Фридман (1965) смогли продемонстрировать, что это не так. Гипноз был эффективен в модуляции иммунной системы, особенно в подавлении аллергических реакций кожи, но этот терапевтический эффект имел место также благодаря пока непознанному психофизиологическому процессу. Эта тайна лишь сейчас находится в стадии психоневрологических исследований (Адер, 1981), которые демонстрируют, как иммунная система может воздействовать напрямую на гипоталамус через свои собственные “молекулы - носители информации”, которые называются “иммуннопередатчиками”.
К 1970 г. физик Дельбрук смог установить, что понимание механизма передачи информации является центральной проблемой нейробиологии. Вдохновленный исследованиями Дельбрука, Вайнер (1972, 1977) произвел глубокое изучение взаимосвязи психобиологии и человеческих заболеваний. Он исследовал ряд моделей преобразования информации с целью выявления наиболее подходящей для понимания психосоматических проблем. Вайнер признал значение терапевтического гипноза в самых различных случаях психосоматических заболеваний, которые он изучал, но сделал вывод о том, что мы все равно еще недостаточно знаем о специфической биологии каждой болезни для того, чтобы выделить точные пути психобиологического лечения. Для того чтобы выяснить, что это могут быть за пути, мы рассмотрим в следующих четырех подразделах те участки мозга, которые передают информацию о стимулах и обработке данных в лимбическо-гипоталамусную систему.
Ретикулярная система активации: разбуженный, ищущий новую информацию и спящий мозг
Другое направление важных исследовательских работ в области понимания трансформации информации по модели сознание - тело сформировалось в связи с работами Моррицци и Магоуна (1949). Они открыли восходящую (ретикулярную) систему активизации (ARAS) в мозговом стволе, которая осуществляет связь на уровне нейронов с лимбическо-гипоталамусной системой, таламусом и по всей коре головного мозга для стимуляции пробуждения мозга. Сетевидное образование играет важную роль в передаче психофизической информации, оно получает сенсорную информацию через все нейронные тела и действует как “фильтр”, передавая мозгу только ту информацию, которая является новой или настоятельной (постоянно, настойчивой, непрекращающейся).
Мозг способен проснуться, встревожиться, стать внимательным к новым моделям сенсорных раздражителей и информации, что дает ему возможность сосредоточить свою активность на новых знаниях и творчестве. Способность же сознания относиться с вниманием к новому имеет свою психобиологическую основу в активности скопления норэпинифрин-содержащих нейронов в локус коерулеус (locus coeruleus) участков ткани, соединяющей две части органа, мозгового ствола. Когда раздражение новой информацией происходит в локус коерулеус, нервные соединения стимулируют начало коротких состояний усиленной ответной реакции в высших корковых зонах мозга и в лимбическо-гипоталамусном центре, отвечающем за память и за механизмы поощрения или удовольствия. Другими словами, локус коерулеус трансформирует раздражение от новой информации в более высокое психобиологическое состояние. С другой стороны, слабые, повторяющиеся ситуации уменьшают активность локус коерулеус и ведут к релаксации, вялости и сну. Очень важен тот факт, что новая и вызывающая возбуждение информация действительно увеличивает активность мозга. Учет данного факта является непременным условием для проведения всех видов творчески направленной психотерапии и психофизического лечения. Несмотря на свою значимость, он часто недооценивается. Этот факт является одним из основополагающих принципов, используемых в языке человеческого facilitation (см. 2 и 5).
Связь между активностью локус коерулеус и сном была обнаружена Жуве в 1975 г. В опытах с кошками он разрушал часть нуклеус локус коерулеус, которая отвечает за моторную активность во время сна. Жуве установил, что кошки преобразовывают свои сны в форму “псевдогаллюцинаторного” поведения (термин Жуве). В ходе наблюдений он разработал интересную теорию сна как процесса, интегрирующего генетическое или врожденное поведение (Жуве, 1973, 1977). Эта теория стала психобиологической основной для разработанных совсем недавно теорий, где сон рассматривается как экспериментальный театр, где могут быть открыты многие паттерны коммуникации между сознанием и телом и методами лечения (Димент, 1965, 1972; Ла Берж, 1985; Минделл, 1985 а, б; Росси, 1972/1986).
В чем же заключается различие между активностью спящего и бодрствующего мозга? Можно сказать, что в сознательной, всеохватывающей организации умственной деятельности. Во время сна возможны творческие, очень яркие вспышки метафорических мысленных образов, но обычно они не находятся под контролем сознания. Ла Берж (1985) описал не так давно эксперименты, в которых специально обученные субъекты (и к тому же талантливые) несомненно были в состоянии контролировать содержание некоторых своих сновидений, а также могли управлять некоторыми своими психобиологическими функциями (например, сенсуальным возбуждением, дыханием). Однако эта их относительная редкая способность, которая называется Luciel Dreaming (“яркий сон”), возможно, является исключением из правила. Человек, который во сне может проявлять достаточно длительно такие способности во сне, представляет собой индивида, который может использовать в некоторой степени сознательное планирование и сознательный контроль для трансформации сознания в физиологические реакции. Теперь давайте обратим наше внимание на функционирование основных участков мозга, которые задействованы в этом планировании и в процессе сознательного управления.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница