Сознание тело


Психомодуляция дисфункций иммунной системы



страница26/29
Дата07.08.2022
Размер1,1 Mb.
#188064
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29
Связанные:
Росси Э.Л., Психобиология лечения по модели сознание-тело

Психомодуляция дисфункций иммунной системы
Бауэрс и Келли (Bowers & Kelly, 1979) выделили три основных пути, по которым происходят дисфункции иммунной системы при психосоматических заболеваниях. По характеру своей деятельности она может стать малоактивной, гиперактивной или потерять ориентацию в защите организма, что прослеживается на трех примерах соответственно - раковое заболевание, бронхиальная астма и ревматоидные артриты. Хотя эта классификация, конечно, очень упрощает факты, она может пригодиться в обеспечении ряда моделей по организации нашего представления об этих вопросах.
Снижение активности иммунной системы при раковом заболевании
В этом подразделе мы рассмотрим, как некоторые основные элементы иммунной системы сообщаются и взаимодействуют друг с другом в случае ракового заболевания. Важно понять, что организм развивает раковые клетки как абсолютно естественный процесс на протяжении всей жизни без роста клинически распознаваемых раковых опухолей. Это можно проиллюстрировать на примере - одна форма раковых клеток (нейробластома - neuroblastoma) значительно больше даже у детей, чем в клиническом случае заболевания. На другой чаше весов посмертная аутопсия показывает, что практически у всех мужчин старше 50 лет имеются признаки раковых клеток простаты, хотя клинического рака у большинства из них не было. Поскольку у многих людей рак, несмотря на постоянную выработку раковых клеток, не развивается, то тело должно обладать естественной иммунологической системой слежения, которая выявляет и разрушает отдельные раковые клетки до того, как они начинают превращаться в клинически распознаваемые опухоли. В целом установлено, что вызванный стрессом выброс адренокортикостероидов приводит к подавлению этой естественной иммунологической системы слежения. Амкраут и Соломон, Шави и др., Штайн, Келлер и Шлайфер ( Amkraut & Solomon, 1975; Shavit et al., 1985; Stein, Keller, Schliefer, 1985) указывали на то, что легкое подавление этой системы необходимо для увеличения подозрительности человека к патогенам, особенно тех, которые постоянно присутствуют и бросают вызов целостности организма, таким как спонтанно образующимся раковым клеткам. Существуют разнообразные процессы иммунной системы, которые защищают от таких опухолевых образований. Они включают ранее упоминавшиеся макрофаги, Т-лимфоциты, В-лимфоциты (Amkraut & Solomon, 1975; Solomon & Amkraut, 1981), а также К-клетки (клетки-киллеры), NK-клетки (клетки-естественные киллеры) и цитотоксичные Т-клетки (cyto toxic T cells) (см. Hokama & Nakamura, 1982 более подробно). К-клетки имеют неясное иммунологическое происхождение, но зависят от активности антител и поэтому (?) называются зависимыми от антител цитоксическими клетками. NK-клетки также имеют неопределенное происхождение, но известно, что их активность против раковых клеток увеличивается с помощью интерферона. Интерферон является иммунным гормоном, который выбрасывается Т-клетками и макрофагами. Последние исследования на человеке показывают, что NK-клетки играют значительную роль при борьбе с разнообразными вирусными инфекциями, включая гермес и вирусные онкогенезы (viral okcogenesis - виды рака, вызванные вирусом - онкогенные вирусы). Основная теория онкогенеза заключается в том, что опухоль образуется тогда, когда эти компоненты системы иммунного слежения подавлены или неактивны (Stein et al., 1985). Давайте теперь исследуем разнообразные подходы, которые в настоящее время развиваются исследователями и клиницистами, к борьбе с раком путем усиления нарушенных аспектов иммунной системы. Как мы видели на примере вегетативной и эндокринной систем, будет необходимо проследить источник возможных психофизических воздействий на иммунную систему вплоть до генетического и молекулярного уровней.
Генетический и молекулярный уровень коммуникации иммунной системы при раке. Этот подраздел расскажет о современном видении генезиса рака и линий природной и приобретенной защиты от него. Рассказ о раке напрямую связан с нашим развивающимся представлением о генах и молекулах-носителях (?), которые регулируют нормальный рост клетки. Как мы видели в двух предыдущих главах, у всех нормальных клеток есть гены, которые получают молекулы-носители информации от центрально управляемых психофизических процессов в лимбическо-гипоталамусной системе через вегетативную и эндокринную системы. Многие исследователи теперь полагают, что рак начинается, когда эти нормальные регулирующие рост гены повреждаются и превращаются в вызывающие рак онкогены. Онкогены развивают скорость или изменяют структуру протеинов, которые производит клетка, так что рост становится неуправляемым и выражен в форме бесполезных тканей и опухолей, которые одерживают победу над организмом и побеждают его. Нормальные гены, которые превращаются в онкогены, занимают места на хромосомах, которые уязвимы к повреждению. В связи с этим они называются “протоонкогены”. Они преобразуются в онкогены, которые известны под названием “канцерогены”. Радиация рентгеновских лучей, радиоактивности, чрезмерного солнечного излучения, токсины типа дыма и химических веществ, чужеродных организму, а также разнообразные вирусы - наиболее известные канцерогены. Они действуют, проникая в ядро клетки во время очень уязвимой фазы деления клетки и преобразуют прото-онкогены в онкоген (1) вызывая генетическую мутацию (изменения голубых пятен (bluepriut) для структуры процессов роста) или (2) разрушая нормальную расстановку, при которой гены рекомбинируют в хромосомы.
Естественная и приобретенная защита от рака. Существует ряд хорошо известных путей разрушения роста и распространения раковых клеток, если они уже сформировались. В этом подразделе мы рассмотрим три вида естественной борьбы организма и ряд способов, с помощью которых исследователи усиливают эту борьбу. Интерферон - протеиновая молекула-носитель информации, которая обеспечивает процесс внутреннего иммунитета или естественной защиты от инфекции. Он был открыт в 1957 г. Аликом Иссаком и Жакком Линдеманом из Английского национального института медицинских исследований. Когда вирус атакует клетку, клетка производит интерферон [a и b - его две известные формы] для того, чтобы помешать токсичной активности вируса. Кроме того, интерферон может напрямую атаковать и убить полностью образовавшиеся раковые клетки путем 1) изменения его метаболизма или направления Т-клеткам и В-клеткам сообщения разрушить раковые клетки (Marrack & Kappler, 1986). Первые клинические испытания интерферона разочаровали, поскольку его можно было получить в маленьких количествах. Однако недавно исследователи научились производить интерферон в массовых количествах в лаборатории. Когда в организм вводится большая доза интерферона, он успешно усиливает антираковый потенциал Т- и В-клеток и макрофагов, которые могут бороться с разнообразными видами рака. В действительной практике он в настоящее время комбинируется с другими формами антираковых процессов. Интерлекины (interleukins) также являются естественными протеиновыми молекулами-носителями информации, которые способствуют коммуникации иммунной системы и защите от патогенов в организме. Они действуют как гормональные молекулы или молекулы-посланники между Т- и В-клетками и макрофагами для того, чтобы обеспечить защиту от токсинов и даже от полностью сформированного рака. Команде исследователей под руководством Стивена Розенберга (Rosenberg et al., 1985) из Национального института рака недавно удалось разработать массовый выпуск интерлекина-2 и использовать его для активизации Т-клеток организма, которые производят цитотоксичные Т-клетки, обладающие способностью напрямую атаковать раковые опухоли. Установлено, что это вещество может очень эффективно применяться для уменьшения опухолей на 50% или более [включая полную раковую ремиссию] у человека, как показали недавно проведенные испытания. Гормон (фактор) опухолевого некроза - Тumor necrosis factor (TNF) - представляет собой другую естественную форму врожденного иммунитета от патогенов. Он был открыт в 1975 году Ллойдом Оулдом из Онкоцентра в Нью-Йорке. Установлено, что когда бактерия инфицирует тело, макрофаги увеличиваются численно и секретируют протеин TNF, который может напрямую атаковать как раковые клетки, так и ткани. С помощью лабораторного процесса генной инженерии сейчас TNF может быть выделен и производиться в больших количествах. При введении в организм он действительно атакует и вызывает гибель раковых клеток с помощью пока еще неизвестного механизма; когда его используют в комбинации с интерфероном и другими антираковыми препаратами, он становится даже более эффективным. В лаборатории он либо разрушает, либо препятствует росту двух третей раковых клеток, против которых он и применяется. TNF в настоящее время испытывается на людях во многих крупных медицинских центрах. Моноклоналы (monoclonals) - еще один продукт генной инженерии, который оправдал ожидания в деле уничтожения самых разнообразных видов рака различными путями. Моноклоналы производятся сначала с помощью взятия образца раковых клеток из организма и введения их мыши. Потом иммунная система мыши производит В-клетки, обладающие антителами, которые способны атаковать определенный вид рака; т.е. создается приобретенный иммунитет. Эти В-клетки с раковым антителом потом берутся у мыши и внедряются (перемешиваются) с другими быстроделяющимися линиями раковых клеток в экспериментальной пробирке для создания так называемых “гибридов” (hypbridomas) - тип активных гибридных клеток, которые теперь могут производиться массово моноклоналами со специфическими антителами для определенного рака больного. Эти нападающие на рак антитела потом собираются и очищаются. Обычно их сила еще больше увеличивается, когда вместе с ними применяются другие противораковые препараты. Когда эти смеси вводятся на первых порах больному, они действуют как “изящные бомбы” - атакуя в организме только раковые клетки. Это происходит потому, что порция антитела действует как ключ, который может открывать замки рецепторов только на стенках раковых клеток. Таким образом, моноклоналы являются смертельными молекулами-носителями, предназначенными для выполнения специфической антираковой задачи. Национальный онкологический институт подсчитал, что около 50% случаев успешного лечения рака к концу 2000 года будут приходиться на эти новые виды антираковой терапии. Другие 50% будут обязаны своему существованию программам предупреждения рака. Для нас представляет особый интерес тот факт, что тем или иным путем все современные раковые терапии работают благодаря молекулам-носителям информации, которые усиливают иммунную систему. Наше понимание того, как психические методы могут поддерживать эти процессы на уровне молекул-посланников по-прежнему находится в зачаточном состоянии, но, как мы видим, материал для возможного применения терапевтического гипноза в этой области накапливается.
Психобиологические модели для обеспечения раковой терапии. Основная линия доказательства существования связи между сознанием и телом в генезисе рака пролегает через исследования, известные как “стресс, изменяющий жизнь” (life change stress) (Dohrenwend & Dohrenwend, 1974). Любая форма стресса, приводящая к значительным жизненным переменам (например, смерть члена семьи, перемена работы, перемена места жительства семьи) может активизировать ось кора-гипоталамус-гипофиз-надпочечники, которая, как мы писали ранее, производит кортикостероиды, подавляющие иммунную систему слежения. Беспокойство, депрессия, слабое Эго - все это связано с низкой активностью иммунной системы. Современные исследователи возлагают основную надежду в этой области на способность преодоления (coping ability), являющуюся основным фактором, позволяющим определить, будет ли стресс иметь депрессивные последствия на иммунный статус. Например, Локе и коллеги (Loche et al., 1984) установили, что переживание симптомов беспокойства и депрессии в ответ на стресс, изменяющий жизнь, указывает на плохую способность к преодолению и приводит к уменьшению активности естественных (природных) клеток-киллеров; с другой стороны, хорошая способность преодоления [несколько симптомов перед лицом значительных жизненных изменений] связана с высокой активностью природных клеток-киллеров.

Схема 14 А. Психобиологическая модель обеспечения раковой терапии
Природная ультрадианная реакция
Активизация положительных психобиологических ресурсов, зависимых от состояния
Лимбическо-гипоталамусная психофизическая информационная трансформация
Вегетативная нервная система
Эндокринная система
Иммунная система
Оптимальный симпатическо-парасимпатический баланс
Уменьшенные надпочечные гормоны стресса
Оптимизация активности F, B-цитотоксичных клеток и клеток природных (естественных) киллеров
Уменьшенные (сокращенные) факторы роста, стимулирующие антионкогенную активацию
Сокращение ненормального образования клеток
Уничтожение и удаление вирусов, токсинов, раковых клеток
Раковая регрессия Постепенно собирается хорошо выверенная экспериментальная информация, подкрепляющая идею о том, что гипноз может приводить к изменениям в иммунной системе слежения. Халл (1982-1983) установил, что люди, особенно хорошо поддающиеся гипнозу, могут значительно увеличивать свой клеточный иммунитет [активность как Т-, так и В-лимфоцитов]. Франкель (Frankel, 1985) со своими коллегами изучают вопрос использования гипнотического внушения для усиления или подавления клеточного иммунитета в ответ на введение антигенов. Рассмотрение новейших подходов к терапевтическому гипнозу, который считается эффективным средством в усилении иммунного статуса с раковыми больными, вскрыло по крайней мере 5 основных аспектов: релаксация, воображение, рефрейминг, медитация и усиление навыков преодоления (сопротивления). Поскольку стресс подавляет иммунную систему, вызывая выброс адренокортикоидных гормонов, то открытие, что гипнотерапевтические методы, усиливающие простую релаксацию, могут уменьшать уровень плазмы этих гормонов, явилось большим прорывом (Sachar, 1969). Популярная процедура визуализации/релаксации, разработанная Симонтонами (Simonton, Simonton, & Creighton, 1978), включает в себя интересный подход когнитивного рефрейминга. В то время как многие люди, боящиеся рака, рассматривают это заболевание как очень разрушительное, Симонтоны перестроили это отношение: раковые клетки описываются как слабые и “перепуганные”, в то время как белые кровяные клетки “сильные” и “мощные, как акулы, нападающие на мясо”. Поскольку их антираковая программа также включает групповую терапию для разрешения проблем и развития навыков преодоления, Симонтоны не смогли вычленить наиболее эффективный фактор в их подходе. Однако работа Жолля (1982) с использованием воображения и рефрейминга поясняет, что этот подход все-таки может усиливать клеточный иммунитет. Противоположный гипнотерапевтический подход был разработан Айнсли Миаресом (Ainslie Meares, 1982-1988). Он назвал его ментальной атараксией (mental ataraxis). Он описывает его как форму интенсивной медитации, которая вызывает внутреннее спокойствие, которая имеет центральное происхождение. Его подход является противоположным по отношению к подходу Симонтонов и всех тех, кто пытается усилить состояние комфорта больного, его релаксацию или умение справиться, так как они не требуют никакого волевого действия. Меарес пишет: “Основной чертой этой формы медитации является отсутствие стремления, попытки и желания использовать свою силу воли”. Он заявляет, что его подход ведет к невербальному пониманию себя и Вселенной, которое может с успехом привести к регрессии очень серьезных форм рака. Меарес обладает личным глубоким опытом в своей форме интенсивной медитации. Он полагает, что все это коммутирует с больными невербально на бессознательном уровне, обеспечивая таким образом дальнейшее положительное подкрепление возможностей ожидающих их переживания с “психической атараксией”. Самые современные критики используют широкое разнообразие всех этих методов, перечисленных выше (Margolis, 1982-1983; Newton, 1982-1983). Работа Фанкельштейна и Гринпифа (1982-1983) типична: для перспективного трехлетнего изучения рака они подготовили десятиминутную аудиокассету, на которой записаны внушения, которые, возможно, покрывают собой широкий спектр побужденных нами гипнотерапевтических методов. Преимуществом этих широких общих методов является то, что они соблюдают эриксонианский принцип позволять собственному бессознательному пациента выбирать, какое внушение требуется для осуществления терапевтической деятельности (Erickson & Rossi, 1979). Однако такой недостаток специфичности означает, что мы не можем определить научно, какие именно терапевтические методы использованы. Многие терапевты согласны с тем, что определенные виды особого состояния или утилизации сознания могут усиливать иммунную деятельность. Руководствуясь точкой зрения, рассматриваемой в этой главе, можно сказать, что человек настолько сложен, что, по всей видимости, существует почти бесконечное разнообразие зависимых от состояния научения и систем памяти сознания и тела, которые можно использовать в лечебных целях. Так как у каждого человека своя уникальная история научения и жизненного опыта, каждый случай представляет собой предмет абсолютно нового терапевтического исследования, в котором специфические и неспецифические гипнотерапевтические подходы могут быть исследованы в целях повышения их эффективности. Общая психобиологическая модель обеспечения раковой регрессии представлена в схеме 14. Это современная и развитая модель, сходная с психобиологической моделью, представленной Ахтербергом (1984). Наиболее общий и простой в достижении путь к психофизическому лечению проходит через природную ультрадианную лечебную (оздоровительную) реакцию, которая может быть выявлена и использована каждые 90 минут [как описано в предыдущих двух главах]. Индивиды могут научиться способу оптимизации своих природных ультрадианных лечебных реакций с помощью получения доступа к положительным психобиологическим ресурсам, зависимым от состояния, связанным с жизненным опытом, эффективно используя навыки преодоления и чувства эффективности и надежды. Для некоторых индивидов этот подход будет достаточным. Другие преуспеют в использовании ультрадианной лечебной реакции для оптимизации их более активных усилий в использовании способа атакующего воображения Симонтона и Ахтерберга на слабые и безнадежные раковые клетки. Третий тип индивидов займется более глубокими, личными психодинамическими процессами активного воображения с помощью терапевтов-психосемантиков (Hillman, 1983; Jung, 1929/1984; Mindell, 1982, 1985a, b; Woodman, 1984) или более духовно ориентированными подходами Меареса (1982-1983). Искусство и наука этих форм психофизического лечения включают творческий и конструктивный процесс, который индивиды должны исследовать с целью нахождения своего собственного способа по мере того, как они будут учиться максимально использовать свои психобиологические потенциалы.
Гиперактивная иммунная система при астме и аллергии
В настоящее время астма считается проблемой, характеризующейся гиперактивной иммунной системой. С точки зрения иммунологии (Hokama & Nakamura, 1982) при астме обычно наблюдается гиперраздражительность эозинофилов в бронхах и легких [которые, как мы уже видели, составляют от 2 до 3% общего количества белых кровяных клеток]. Астма может возникнуть в любом возрасте. Ее признаки: хриплое и короткое дыхание, которые могут вызывать не только чувство дискомфорта, но и угрожающий жизни кризис. Существуют два вида астмы: внешне (extrinsic) и внутренне (intrinsic) действующая (Hohama & Makamura, 1982). Extirinsic (?) астма (также называемая аллергической, иммунологической или поверхностной (аtopic), вызывается IgE и может быть связана с аллергическими ринитами (воспалением носовых проходов/пазух) и крапивной лихорадкой (крапивницей, болезнью, характеризующейся сильным зудом и несколькими выделяющимися на коже белыми пятнами, которые редко когда высыпают более чем на 2 дня). Кожные тесты с положительной реакцией на уровне специфических антигенов IgE обычно говорят об их повышенном содержании. Эта форма астмы часто встречается в младенчестве, детстве и почти у половины взрослого населения. Она носит сезонный характер и проявляется как результат реакции на аллергены растений и т.п. Внутренняя (также называемая неаллергической, неповерхностной или болезнью без видимых причин) астма возникает главным образом у взрослых, обычно после инфекционного респираторного заболевания [которое, естественно, активизирует иммунную систему]. Это хроническое заболевание с бронхиальными нарушениями возникает вне зависимости от сезонных аллергенов. Кроме того, уровень IgE обычно при этом заболевании бывает нормальным. Несмотря на эти иммунные различия, клинические проявления обеих форм астмы схожи, поэтому существует предположение, что их психофизиологические механизмы развиваются одинаково или почти одинаково. Экспериментально установлено, что гипоталамус стимулирует или ослабляет аллергические реакции у животных (Frick, 1976; Stein, Schiasi, & Camerino, 1976). Симпатический отдел вегетативной нервной системы стимулирует аллергические реакции через выброс гистамина из тканей, а парасимпатический отдел [релаксационный] закрывает ему выход.
Циркадианные и ультрадианные ритмы при астме. Хронобиологическое влияние циркадианных ритмов на течение астматических приступов (Reinberg, Gervais, & Ghata, 1977). Пик диспенических (dyspenic) реакций [короткое дыхание] совпадает по расписанию с пиком кожных реакций на гистамин и аллергены в течение 24-часового суточного цикла, поэтому чаще всего приступы наступают между 12 часами ночи и 3 часами утра. Эти суточные вариации при подозрении и заболевании привели нас к циркадианным ритмам, регулируемым гипоталамусом, которые воздействуют на организм [в связи с реакцией шишковидной железы на цикл дневного света и темноты] через эндокринную систему. Установлено, что циркадианные ритмы в кровяных эозонофилах частично зависят от суточных ритмов в выбросе АКТГ из гипофиза и его гормональной стимуляции со стороны коры надпочечников. Эта та же самая описанная Селье ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники, которая является основным реагентом на стресс в “Заболеваниях адаптации”. 
Существует ряд легкодоступных пониманию психофизических путей, с помощью которых неспецифические гипнотерапевтические подходы [типа реакции релаксации Бенсона] могут улучшать аллергические реакции при различных психосоматических заболеваниях. В моей собственной клинической практике я установил, что форма самогипноза, описанная ранее, как ультрадианная реакция релаксации, особенно эффективна при комбинации ее с вычислением симптома (symptom scality). Благодаря такой комбинации больной постепенно приобретает сознательный контроль над аллергическими и астматическими реакциями. Повышенная чувствительность на минимальные сигналы, которые говорят о начале астматической реакции дает возможность больному преобразовывать астматический симптом в сигнал, способствующий самолечению. Ланктон (Lankton, 1987) в настоящее время занимается разработкой (относительно) связанного эриксонианского подхода, при котором комбинируются вычисление симптомы (symptom scality) и метафора. При работе с астматиками, как и многими другими симптоматическими реакциями, которые содержат в себе угрозу для жизни [например, status astmattius, при котором больной буквально не может вздохнуть], было бы разумно иметь квалифицированный медицинский персонал, который может индивидуально оказывать помощь каждому больному. Когда в таких случаях используется подход вычисления симптома, никогда не следует просить больного переживать что-либо более чем на 25%, самое большее - 30%, из самой тяжелой предыдущей реакции. На вычисление симптома никогда не должно приходиться более 50% сильной реакции, которая может привести к тяжелому с точки зрения медицины состоянию больного. Надо стремиться к тому, чтобы вызывать лишь симптоматические реакции все меньшей и меньшей силы, потому что мы обычно пытаемся увеличить осознание больным только самых минимальных сигналов, которые необходимы для преобразования симптома в сигнал к лечению. Исследования в области эффективности гипнотерапии в случае астмы и связанных с ним клинических проявлений были рассмотрены исследователями (Bowers & Kelly, 1979; DePiano & Salzberg, 1979; Wadden & Anderton, 1982). Огромное разнообразие методов, описываемых как “гипноз” делает эти исследования труднодоступными, т.к. они обычно представляют собой смесь того, что мы называли раньше специфическими и неспецифическими подходами. По всей видимости, удовлетворительное решение этих вопросов может быть осуществлено только путем изоляции и изучения воздействия гипноза на специфичные и легко изменяемые аллергические реакции. Первыми, кто приступил к работе в этой области, были Икеми и Накарава (1962), которые изучали аллергические дерматиты и аллергические реакции на пищу, а также Канеко и Такахаши (1963), занимавшиеся проблемой крапивницы. Огромная часть исследований в области гипнотического изменения приобретенных иммунологических аллергических реакций [например, таких как тест Блэка и Масона на реакцию кожи на туберкулез, 1969 и 1963] требует ответа в свете тех больших знаний, которыми мы сейчас владеем о психофизических связях. Например, нельзя не удивляться, если движение неурофилов, вызванное воображением (о чем говорилось ранее, Schneider et al., 1984) не сможет быть адаптировано к сдвигу местонахождения тесно связанных эозинофилов из бронхиальных путей для улучшения гиперактивной иммунной реакции при астме и связанных с ней аллергических дисфункций.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница