Сознание тело


Психомодуляция иммунной системы



страница25/29
Дата07.08.2022
Размер1,1 Mb.
#188064
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29
Связанные:
Росси Э.Л., Психобиология лечения по модели сознание-тело

Психомодуляция иммунной системы
Проводимые в последнее время исследования в области сложных взаимоотношений сознания и тела, затрагивают и роль центральной нервной системы, опыта первых лет жизни, эмоций и научения в модулировании иммунной системы. 
История медицины всегда фиксировала невероятные доказательства кажущихся парадоксальными и удивительными излечений, которые происходили время от времени (Ellengerger, 1970). Антропологи собрали информацию о целительных ритуалах и практике “природной медицины”, которая воспринимается как смесь фитолечения и веры. Сейчас такие психологи, как Ле Шан (Le Shan, 1977) и Ахтенберг (1985). собрали опытные доказательства, указывающие на роль сознания и веры в достижении лечебного эффекта. До последнего времени не существовало никакого системного научного подхода к этим вопросам. Однако исследования Адера и “новых иммунологов” привели к созданию невиданного ранее моста, связывающего сознание и тело: их экспериментальные исследования показывают, как поведенческое обуславливание может уменьшать или усиливать реакции иммунной системы (Ader, 1981, 1983, 1985; Chemta, Hiramoto, Solvason, & Spector, 1985; Solomon, 1985). Лишь недавно иммунная система была признана третьей главной регуляторной системой тела наравне с вегетативной и эндокринной системами. В данной главе мы рассмотрим достаточное количество фактов, касающихся иммунной системы, которые позволят по-новому подойти к осмыслению гипнотерапевтических подходов, которые могут быть развиты для обеспечения ее нормального функционирования.
Анатомия и функции иммунной системы
Анатомия и функции иммунной системы, в целом, просты для понимания, но если их рассматривать подробно, то они оказываются очень сложными и по-прежнему загадочными. Большинство учебников начинается с дефиниции иммунной системы в рамках своего функционирования, оказывающего противодействие почти всем видам поражающих организмов или токсинов, которые могут причинить вред телу. Существует два основных типа иммунитета: врожденный и приобретенный. Мы рождаемся с врожденным иммунитетом, который обеспечивает общую, неспецифическую защиту от всех поражений. Кожа вместе с кислотными (кислыми) секретами и дигестивные энзимы желудка составляют первую линию внутреннего иммунитета. Вторая линия обороны пролегает через кровь, в которой белые кровяные клетки и многочисленные молекулы [например, лизосомы, основные полипептиды и определенные протеины] могут атаковать и разрушать многие типы поражающих патогенных веществ. Белые кровяные клетки представляют собой формы врожденного иммунитета, которые функционируют как мобильные частицы, разрушающие иностранных захватчиков в крови. Белые кровяные клетки также называют лимфоцитами, поскольку они концентрируются в лимфосистеме тела. Рис. 6 иллюстрирует места сосредоточения тканей, важных центров иммунной системы, а также некоторые их коммуникационные сети, связывающие их с эндокринной и вегетативной системами. У взрослого человека где-то около 7 000 белых кровяных клеток на 1 мм3 крови. Существует много типов белых кровяных клеток; типичное процентное соотношение следующее: неутрофилы - 62% (neutrophils), эозинофилы - 2,3% (eosinophils), моноциты - 5,3% (monocytes), лимфоциты - 30%. У системы врожденного иммунитета разрушением вредных бактерий, вирусов и других токсинов занимаются главным образом неутрофилы и моноциты. Неутрофилы - это зрелые клетки, которые нападают и разрушают бактерии и вирусы в циркулирующей крови. Моноциты, незрелые клетки, которые изначально не обладают большой способностью бороться с патогенными веществами в крови. Однако когда они проникают в ткани, расположенные рядом с участками повреждения, они увеличиваются в пять раз (до 80 микрон, поэтому их можно увидеть невооруженным глазом): эти новые увеличенные клетки называются макрофагами, они обладают огромными возможностями для борьбы с патогенами. 
Приобретенный или адаптивный иммунитет - способность тела развивать очень мощную и специальную (специфическую) защиту от определенных типов смертельных бактерий, вирусов и токсинов. Приобретенный иммунитет не развивается вплоть до первого вторжения чужеродной субстанции. Любая такая субстанция (бактерии, токсины и т.д.), способная стимулировать иммунную систему к действию, называется антиген. Приобретенный иммунитет развивается из процесса распознавания антигенов и создания двух широких классов защиты против них: гуморального и клеточного иммунитета. Оба типа иммунитета рождаются в мозговой ткани кости, которая продуцирует трубчатые клетки. Гуморальный иммунитет состоит из трубчатых клеток мозговой ткани кости, которые дозревают до типа белых кровяных клеток, называемых b-лимфоцитами. Они разносятся по всей лимфатической системе тела кровью (см. рис. 6). Кровь непрерывно фильтруется через эти лимфосистемы (лимфоузлы, селезенку и бляшки Пейера и т.д.). Если в крови присутствуют антигены, то они стимулируют b-лимфоциты к превращению в клетки плазмы, которые синтезируют антитела [большие молекулы глобулина - иммуноглобулины], обладающие специфической способностью разрушать этот антиген. Эта система распознавания обеспечивает сильную защиту от вирусной и бактериальной инфекции и участвует в аллергических реакциях. Существуют пять основных классов антител: IgA; IgD, IgE, IgC и IgM. Ig означает иммуноглуболин, а другие буквы означают тип класса. Роль антитела Ig Е, заключающаяся в обеспечении аллергических реакций, будет рассмотрена ниже. Клеточный иммунитет развивается, когда трубчатые клетки из мозговой ткани кости доходят до вилочковой железы, с помощью которой они эволюционируют в Т-лимфоциты (синтезированные белые кровяные клетки), которые напрямую разрушают вторгшиеся антигены. Некоторые из этих Т-лимфоцитов потом отправляются к коже через кровь; там эпидермис производит гормоны, которые в дальнейшем способствуют взрослению Т-клетки (Edelson & Fink, 1985). Таким образом, кожа по всей поверхности тела является врожденной иммунной системой. Существует много форм Т-клеток, которые могут помочь или подавить другие компоненты гуморального и клеточного иммунитета (Hokama & Nakamura, 1982; Waksman, 1985). Многие из этих иммунных компонентов открыты для психосоциального влияния (Ader, 1983; Ghanta et al., 1985). Таким образом, приобретенный иммунитет у каждого индивида имеет особую историю развития; поэтому и ее функции особенно подвержены воздействию зависимой от состояния информации в первые годы жизни.
1 - лимбическая система 2 - гипоталамус 3 - гипофиз
Сознание Вегетативная нервная система
Иммунная система Эндокринная система
Нейропередатчики Вилочковая железа Нейроэндокрины
Ацетилхолин Мозговая кость Лимфоузлы АКТМ Тело Норэпинефрин Множественные пути Вазопрессин

Энцефалин Селезенка Окситоцин


Р-вещество и т.д. Бляшки Пейера Гормоны коры надпочечников и т.д.


К тканям иммунной системы


К рецепторам иммунных клеток
Кожа всего тела

Трубчатая клетка


Обработка вилочковой железой
Обработка лимфоугестином(?)
Т-клетка Помощь или подавление
В-клетка Клетка к гипоталамусу, вегетативной и эндокринной системам иммуннопередатчики АКТГ, ТСГ, эндорфины, тимозины, лимфокины и т.д.
клетка плазмы
Антитела, выпущенные в кровь
Рисунок 6. Психомодуляция иммунной системы: некоторые нейропередатчики вегетативной нервной системы и гормоны эндокринной системы, которые коммуницируют с иммунной системой, и иммуннопередатчики, которые “возражают”.
Доказательства психомодуляции иммунной системы
Для понимания того, как сознание может оказывать влияние на иммунную систему, нам нужно рассмотреть еще один особый аспект - как действуют F и B-лимфоциты. Они имеют рецепторы на поверхности своих клеток, которые могут включать, направлять и модифицировать их иммунные функции. Эти рецепторы являются молекулярной основой влияния сознания на лимфоциты. Как отмечалось ранее, рецепторы - это что-то вроде замочков, которые могут быть открыты для включения деятельности каждой клетки. Мы также уже обсуждали, что ключами, с помощью которых можно открывать замки, являются молекулы-носители информации сознания и тела: нейропередатчики вегетативной нервной системы, гормоны эндокринной системы и иммуно-передатчики иммунной системы. Форма и структура этих носителей информации и рецепторных молекул, которые должны подходить друг к другу для включения клеточной активности, дает нам глубокое представление об изначальной архитектурной природе жизни и сознания. В предыдущих главах мы видели, что сознание регулирует эндокринную и вегетативную системы в три этапа. Рис. 6 иллюстрирует сходный путь психомодуляции иммунной системы; однако тут есть дополнительные сложности, поскольку вегетативная, эндокринная и иммунная системы могут также модулировать и активность друг друга. Последние исследования иммунологов наводят их на мысль, что иммунная система может коммутировать в обратную сторону с гипоталамусом и вегетативной и эндокринной системами через иммуннопередатчики. Вот что говорят об этом Николас Халл и его коллеги (Hall, Mc Gillis, Spangelo & Golelstein, 1985):
Все возрастающее количество данных подкрепляет гипотезу о том, что существуют бинаправленные цепи между центральной нервной системой (ЦНС) и иммунной системой. Растворимые продукты, которые, по всей видимости, передают информацию от иммунной части к ЦНС, включают в свое число тимозины, лимфокины и определенные протеины. Опиодные пептиды, адренокортикотропные гормоны (АКТГ) и тироид-стимулирующие гормоны (ТСГ) являются дополнительными продуктами лимфоцитов, которые могут функционировать в иммуномодуляторных нейроэндокринных цепях. Предлагается использовать термин “иммунопередатчик” для описания молекул, которые произведены главным образом клетками, которые составляют иммунную систему, но которые передают специфические сигналы и информацию нейронам и другим типам клеток... Определенные тимозин-пептиды могут служить в качестве иммунопередатчиков, модулирую гипоталамусно-гипофизарно-надпочечную и гонадальную ось. Значительное количество доказательств ... подкрепляют гипотезу о том, что нервная система способна изменять причину иммунитета через вегетативные и нейроэндокринные пути.
На рис. 6 также перечисляются некоторые из нейропередатчиков и нейроэндокринных механизмов, с помощью которых другие структуры мозга (сенсорные центры, шишковидная железа) могут модулировать иммунную функцию. Адер (1983) суммировал шесть типов экспериментальных данных, которые свидетельствуют о психофизическом воздействии на иммунную систему. Я пересмотрел и дополнил этот список:
1) Нейроанатомическое и нейрохимическое доказательство иннервации лимфоидной ткани (мозговая ткань костей, вилочковая железа, селезенка, миндалины, бляшки Пейера, лимфоузлы и т.д.) центральной нервной системой (Bulloch, 1985). Это означает, что сознание [через ЦНС] имеет прямой нейронный доступ к модуляции всех этих органов иммунной системы. 2) Подавление или стимулирование гипоталамуса приводит к изменениям в иммунологической реактивности, и наоборот, активизация иммунной реакции в организме приводит к ощутимым изменениям в гипоталамусе (Roszman, Gross, Brodes, & Markesbery, 1985; Stein, Schiefer, & Keller, 1981). Поскольку гипоталамус регулируется высшими мозговыми центрами (через связи с лимбической корой), эти интеркоммуникации между иммунной системой и гипоталамусом могут быть открыты для психомодуляции. 3) Открытие того, что лимфоциты имеют рецепторы для гормонов эндокринной системы и нейропередатчиков вегетативной нервной системы (Cohm, 1985; Uybrem, 1985). Это означает, что все психомодулирующие воздействия вегетативной и эндокринной системы могут также быть сообщены иммунной системе. Этот вывод также укрепляется следующим пунктом. 4) Доказательства того, что изменения гормональной и нейропередаточной функции модифицируют иммунологическую реактивность, и наоборот, проявления иммунной реакции сопровождаются изменениями на всех гормональных и нейропередаточных уровнях (Besedovsky, del Key, & Sorkin, 1985; Hall & Goldstein, 1985). 5) Данные, свидетельствующие о воздействии поведенческих интервенций, включая обуславливание, на различные параметры иммунной функции (Ader, 1985; Gorczynski, Macral, & Kennedy, 1982). 6) Экспериментальные и клинические исследования, в которых было установлено влияние психологических факторов на стресс (Palmblad, 1985; Stein et al., 1985) и депрессию (Stein et al. 1985) на начальном этапе заболевания.
Маклин и Рейклин (Maclean, Reichlin, 1981) также отмечали много косвенных путей, по которым сознание может модулировать иммунную реакцию через изменения в поведении. Они включают измененную диету, циркадные ритмы, циклы сон-бодрствование, температуру тела, объем крови и местные сосудистые реакции. Основной задачей гипнотерапевта является стремление получить доступ и утилизировать все этих психофизические механизмы. Но как мы в действительности далеки от этого! Еще исследование, процитированное Адером (1983) и Локе (1984) о влиянии психосоциальных факторов, настроения и систем веры на болезнь и лечение ясно показало, что сознание постоянно модулирует иммунные системы. В настоящее время любой успех гипноза в области модулирования иммунной функции достигается через неспецифические подходы, которые срабатывают до некоторой степени, хотя, несмотря на это, мы обычно не знаем, каковы же терапевтические механизмы их действия. Не зная хорошо, как работает этот двигатель, но в случае поломки, чем лучше мы знаем механизмы двигателя, тем быстрее нам удается справиться с ней. Современное состояние наших гипнотерапевтических знаний в области этих психофизических механизмов сродни в чем-то знаниям среднего водителя, который знает, что где-то есть двигатель, который что-то делает, когда мы поворачиваем ключ и нажимаем на газ. Однако сейчас имеется ряд новых исследовательских программ, изучающих вопрос влияния психомодуляции и гипноза на специфические черты иммунной системы. В следующих подразделах мы рассмотрим некоторые такие программы, чтобы узнать, что они могут нам сказать о развитии новых гипнотерапевтических подходов для обеспечения иммунологического функционирования.
Психомодуляция врожденного иммунитета
В настоящее время демонстрируются факты влияния на иммунную систему психометодов с соответствующим обучением и подготовкой. Следует напомнить, что на нейтрофилы приходится почти две трети кровяных белых клеток врожденного иммунитета. Любые способы усиления их функции будут безусловно значительным шагом в борьбе с болезнью. Докторская диссертация Барбары Пеави (Barbara Peavey, 1982) посвящена исследованию воздействия программы подготовки, предназначенной для увеличения релаксации с помощью биологической обратной связи [использование мышечной релаксации с помощью ЭМГ и температурных изменений]. Она установила, что в то время, когда число нейтрофилов остается прежним, они функционируют значительно лучше в случае успешного релаксационного тренинга. 
Еще более удачный подход к усилению неурофильной активности был изобретен Шнайдером, Смитом и Уитчером (Schneider, Smith, & Witcher, 198). Они скомбинировали веру с образным тренингом для изучения взаимосвязи между воображением и иммунной системой. Студентам, верившим, что они могут сознательно контролировать свою собственную иммунную систему, была сначала дана информация о том, как белые кровяные клетки функционируют, и им были показаны предметные стекла с микроскопическими неурофилами, которые должны были участвовать в их образном тренинге. Потом они прослушали аудиозапись с внушением релаксации и игры воображения. Они практиковались в представливании и рисовании картинок в своем воображении, которые потом были объективно подсчитаны. После шести сеансов такого тренинга было установлено, что субъекты могли значительно увеличить и сократить количество циркулирующих неурофилов в крови. Как отмечалось ранее, неурофилы являются важной частью реакции иммунной системы на бактерии, вирусы и другие вредные антигены, которые пытаются овладеть организмом. Они могут равномерно атаковать инородные антигены, поскольку они циркулируют в крови. Неурофилы обладают широким спектром деятельности, который усиливает их способность достать и разрушить антигены: они могут мигрировать по кровотоку и месту поражения, изменять свои очертания и потом просачиваться через поры в кровеносных сосудах, чтобы подойти к местам повреждения ткани. Процесс движения по направлению к участку поражения называется диапедезией (диапезисом - diapedesis). Неурофилы могут также прикрепляться к внутренним частям кровеносных сосудов с помощью процесса маргинации (margination). Когда ткани захвачены или повреждены, они отвечают созданием воспаления, которое должно физически поймать в ловушку вредные вещества, чтобы они не распространялись по всему телу. Воспаленный участок также диффузирует химические вещества в ткани, которые привлекают неурофилы, заставляя их таким образом прикрепляться к сторонам стенок капилляров (маргинация) и потом просачиваться через стенки (дна педезиса?) для подхода к источнику воспаления. Анализируя четыре первых экспериментальных исследования, Шнайдер, Смит и Уитчер (1983, 1984) сделали предположение, что их упражнения по образному тренингу влияют на процесс маргинации неурофилов. Это означает, что упражнения не увеличивают и не уменьшают сами по себе число неурофилов в организме, а скорее изменяют их движение и потенциальное расположение их деятельности в иммунной системе. Позже, при рассмотрении астмы, мы увидим, что эти открытия могут иметь глубокий смысл для использования воображения и гипноза в целях улучшения гиперактивных реакций иммунной системы при аллергических реакциях. 
Психомодуляция приобретенного иммунитета
Смит и Мак Даниэл (1983) начали свои исследования психомодуляции иммунной реакции с успешного повторения открытия Блэка (1963), который установил, что субъекты под гипнозом могут подавить так называемую реакцию Манту (слабый кожный тест на туберкулез, с помощью которого изучается реакция “антиген-антитело” приобретенной иммунной системы). Однако Смит и Мак Даниэл применяли скорее даже не гипноз, а парадигму поведенческого обуславливания для демонстрации роли ожидания в модулировании этой особенной иммунной реакции: реакция Манту проявлялась в той части руки, где и ожидалась, а не на другой руке, где субъекты не ожидали ее появления. Это доказывает, что гипноз является удобным путем фокусирования внутренних ресурсов сознания на активизации или подавлении физиологической реакции, и ничего необычного нет в том, что с его помощью можно модулировать иммунную систему. 
Потом Смит, Мак Кензи, Мармер и Стиил (1985) пытались установить, может ли психомодуляция реакцией Манту быть повторена с использованием иного типа реакции “антиген-антитело” (реакция организма на вирусный антиген) и иной формы психомодуляции (скорее, посредничество, чем гипноз или обуславливание). Преимущество применения антигена varicella zoster заключалось в том, что иммунная реакция организма на него могла быть объективно измерена двумя способами: (1) in vivo - измерением размера реакции кожного теста на руке субъекта (как и при реакции Манту) и (2) in vitro - измерением степени лимфоцитной стимуляции в пробе крови субъекта. Вот как описывают Смит и его коллеги (1985) метод и статистически валидные результаты (стр. 2110):
В свете сделанных выше открытий мы считаем, что тщательно отобранный субъект может использовать медитацию или самогипноз для модуляции своей иммунной реакции. Парадигма была проста - субъект сам себя контролировал. Еженедельно в течение 9 недель ей давались кожные тесты. В первые 3 недели (первая фаза) ей говорили, чтобы она реагировала нормально. Во вторые три недели (вторая фаза) ее просили ингибировать свою реакцию с использованием любой психологической практики или методики, которую она выберет. И, наконец, в последние три недели (третья фаза) ее просили, чтобы она реагировала нормально. Мы предположили, что иммунная реакция во время второй фазы уменьшается по сравнению с первой и третьей фазами. Субъект - 39-летняя женщина в последние 9 лет следовала восточной религиозной практике. Большую часть этого времени она практиковала свои религиозные занятия и медитировала один раз или дважды в день около 30 минут. В течение последних трех лет она практиковала особую тантрическую генерационную медитацию, при которой “высшие энергии” визуализируются, и она пытается трансформировать себя в эти энергии. Во время второй фазы она резервировала около 5 минут для ее ежедневной медитации для внимательного отношения к исследованию. Сначала она посвятила свои намерения к участию в исследовании всеобщему благу вместо собственного блага. Она также говорила своему телу не нарушать его мудрости (знания, здравого смысла) относительно ее защиты от инфекции. Наконец, она увидела участок эритемы и уплотнение, которое становилось все меньше и меньше. Вскоре после каждой инъекции во время второй фазы она руками пересылала “лечебную энергию” в место воспаления... Данные подтвердили гипотезу о том, что этот субъект может сознательно модулировать свою иммунную реакцию с помощью психических механизмов. Как клинические измерения, запаздывающая гиперчувствительность, так и измерения in vito и лимфоцитостимуляция иммунной реакции уменьшились. Другими словами, по всей видимости, субъект, действующий намеренно, способен оказывать воздействие не только на реакцию кожного теста, но также и на реакцию своих лимфоцитов, которые изучались в лаборатории.
В завершении своего сообщения Смит и др. сделали вывод, что их работа установила “намеренную прямую психологическую модуляцию человеком иммунной системы”. Большое значение имеет выделение им намеренные и сознательные аспекты психологической ситуации. Предыдущие работы по психомодуляции иммунной системы через гипноз, плацебо и поведенческое обуславливание демонстрировали, что процессы психофизического лечения могут активизироваться извне. Однако работа Смита и его коллег говорит о том, что люди могут натренировать себя для обеспечения своих собственных внутренних психофизических лечебных процессов (1985, стр. 2111):
Результаты, полученные в ходе этого исследования, не могут быть обобщены на всех людей, однако, возможно, другие люди имеют способность модулировать реакцию своей иммунной системы и развивать способность к этому. Конечно, данные, а также процитированные прежде результаты, могут позволить провести множество других новых тщательно продуманных исследований. Если действительно люди могут в значительной степени модулировать свою иммунную систему, тогда можно получить два важных результата. Механизм начала инфекционного или неопластического (neoplastic) заболевания, связанный с различными психологическими процессами типа потери веры или депрессии, может быть понят лучше. Возможно также, что намеренная модуляция может быть использована терапевтически для увеличения или сокращения иммунной реакции, зависящей от определенной стадии заболевания.
А теперь давайте обратимся к рассмотрению такого вопроса, как сознательная модуляция реакций иммунной системы может повлиять на лечение разнообразных заболеваний типа рака, астмы, аллергии и ревматоидных артритов.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   29




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница