Сознание тело


Гипнотерапевтические подходы к вегетативной нервной системе



страница23/29
Дата07.08.2022
Размер1,1 Mb.
#188064
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29
Связанные:
Росси Э.Л., Психобиология лечения по модели сознание-тело

Гипнотерапевтические подходы к вегетативной нервной системе
Важным примером психической модуляции клеточной активности через вегетативную нервную систему является сигнализирование симпатическому отделу коры надпочечников секретировать эпинефрин и норэпинефрин в кровоток для активизации реакции тревоги во всем теле. Умение справляться с реакцией тревоги оказывается очень важным фактором во время несчастных случаев, при чрезвычайных обстоятельствах, медицинском вмешательстве (типа хирургии), в которых страх жертвы или больного может привести к избыточной потере крови, гипертезии, кардиологическим проблемам и даже к физиологическому шоку. Попытка разубеждения со стороны любого компетентного лица [доктора, санитара, медицинской сиделки] может значительно смягчить тяжелое состояние, вызванное стрессом, путем ослабления симпатической реакции тревоги и замены ее на успокаивающее воздействие парасимпатической системы. В этом подразделе мы исследуем ряд гипнотерапевтических подходов, которые были с успехом использованы в самых разнообразных случаях клинической практики, когда приходилось сталкиваться с реакцией тревоги.
1. Управление кровотечением во время хирургической операции и при гемофилии. Бэнкс (1985) недавно сообщил, что гипнотическое внушение может использоваться для контроля за кровотечением во время сильного желудочно-кишечного кровотечения, ангиографии (рентгеновское исследование кровеносных сосудов) и эмболизации (преднамеренном внедрении блоков сосудов в артерии). Бэнкс признает, что стресса и замешательства во время этих медицинских процедур самих по себе достаточно, чтобы вызвать состояние повышенной чувствительности, при котором больной становится восприимчивым к внушениям без формальной индукции гипнотического транса. Во время процедуры ангиографии, например, сильное кровотечение может быть остановлено или вызвано опять с помощью следующих внушений (Бэнкс, 1985, стр. 80):
“Это может показаться странным, но кто-нибудь вас уже просил остановить кровотечение?” 
Недоуменный взгляд и вербальный ответ “нет” вызывает следующую короткую вербализацию: “Тогда почему вы не остановите кровотечение сейчас?! Я знаю, что это звучит как необычная просьба, но это действительно поможет нам помочь вам; и, кроме того, вы действительно управляли кровотечением - всю жизнь - возможно, не отдавая себе отчета в том, что вы делали. В случаях порезов и царапин вы останавливаете кровотечение также, как вы увеличиваете сердцебиение, когда вы напуганы, и уменьшаете его, когда расслабляетесь. Вы делаете это, но не знаете, каким образом. Итак, вам не нужно сознательно понимать, как вы останавливаете ваше кровотечение, но это поможет нам, если вы позволите случиться этому ... сейчас!” Если в дальнейшем требуется снова вызвать кровотечение, то врач внушает следующее: “До сих пор вы действительно делали все хорошо. Вы остановили полностью ваше кровотечение. Но для того, чтобы показать, что кровоточило, вам теперь нужно уничтожить, чем бы это ни было, сделанное вами. Вам не нужно знать как, просто дайте ему возможность идти вперед и кровоточить, теперь, так, чтобы мы могли увидеть, правильно ли мы нашли это место.”
Эти простые, но хорошо сформулированные вопросы-просьбы имеют преимущество над рядом косвенных гипнотических внушений, выведенных Эриксоном и Росси (1980). Читатель может понять, насколько эти просьбы действительно являются вариантом нашей основной формулы доступа: (1) имеется зависимая от времени интродукция: “Почему вы не останавливаете кровотечения? Сейчас!”; (2) имеется доступ к бессознательным процессам, зависимым от состояния, которые могут управлять кровотечением: “Если вы только позволите этому произойти”; (3) имеется узнаваемая поведенческая реакция, которая санкционирует внутренний процесс, когда кровотечение действительно останавливается. Бэнкс спрашивает, почему больные гемофилией могут останавливать кровотечение из-за новообразования (опухоли), которая не должна была бы отвечать на обычное физиологическое управление (1985, стр. 85):
Производит ли он спазм в обычных питающих артериях?... Активируются ли вещества, сгущающие кровь? Ни больные гемофилией, ни врачи, которые работают с ними, не имеют логического объяснения, как они достигают таких впечатляющих результатов без явного фактора VIII кровообращения [гормона крови, необходимого для нормального свертывания крови, но отсутствующего у больных гемофилией]: мы не можем сделать ничего лучше.
С точки зрения теоретической направленности книги, кто-нибудь может заключить, что лимбическо-гипоталамусно-вегетативная система является путем, с помощью которого больные гемофилией достигают своих результатов: симпатический отдел вегетативной системы может сузить кровеносные сосуды и, тем самым, перекрыть кровоток. 2) Идеомоторное сигнализирование для проблем доступа, связанных с хирургической анестезией, несчастными случаями, критическими заболеваниями. Дэвид Чиик (1959) сделал ряд оригинальных открытий в области “Бессознательной перцепции значимых звуков во время анестезии, как это открывается под гипнозом”. Типичный пример из его работы приведен ниже (Cheek, 1957, стр. 109):
Этот 27-летний дантист вызвался добровольно исследовать случай апендектомии в возрасте 15 лет. Он заявил, что всегда задавался вопросов, не “призрак” ли хирурга делал эту операцию, но не знал, почему у него было такое ощущение. Ему было очень любопытно выяснить, правильным ли было его ощущение. Это было ощущение писателя, потому что любопытство было лишено недоброжелательства. Во время индукции субъект связал свое ощущение легкого транса с тем, что он пережил, когда потерял сознание, будучи сбитым во время футбольной разминки в возрасте 16 лет. Его спросили, имеется ли у него другой опыт, схожий с этим, и он дал утвердительный ответ с помощью пальца и вернулся назад к применению анестезии для апендектомии одним годом раньше. Этим приравниванием гипнотического состояния с предыдущими переживаниями беспамятства (бреда), или к бессознательным сообщениям из-за диабетической комы или хирургической анестезии автор уже часто сталкивался. В. “Где вы сейчас находитесь?” О. “Я думаю, что я сейчас в операционной - я спускаюсь не очень хорошо” (дыхание прыгает от 14 до 28). В. “Вы напуганы?” О. пальцем - “Нет”. В. “Вы слышите какие-нибудь звуки?” О. “Вентилятор крутится - они разговаривают, но не со мной”. В. “Что-нибудь вас беспокоит?” О. пальцем - “Да”, вербально - “Нет”. В. “Хорошо было бы услышать это сознательно?” О. пальцем - “Да”. Вербально, после паузы: “Лучше отрезать здесь”. В. “Откуда это исходит?” О. “Кажется, это исходит от Соби” [семейный врач]. Субъекту необходимо настойчиво советовать вернуться опять к этому и дать точные слова, как если бы он вновь прокручивал запись”. О. “Я думаю, что нам лучше отрезать здесь”. В. “Что-нибудь после этого вас беспокоит?” О. “ Да” (пальцем, после десятисекундной паузы). Вербально: “Кажется, они не могут найти это. Он завернут вниз - это идет от доктора с левого края стола” (Соби). 
О. После еще одной паузы (25 сек): “Давайте, нам нужно это убрать отсюда”. В. “Чей это голос?” О. “Это, кажется, голос не Соби. Он кажется слева и кто-то еще справа, и кто-то еще внизу, в ногах”. В. “Это заявление пугает глубинную часть вашего мозга?” О. пальцем - “Нет”. В. “Глубинная часть вашего мозга что-нибудь чувствует?” О. пальцем - “Нет”. Вербально: “Только небольшая сверхуверенность в нижнем правом секторе”. (обратите внимание на этот ориентирующий подбор слов) В. “Вы испытываете какое-нибудь чувство дискомфорта, когда они смотрят?” О. вербально - “Нет”. Когда его теперь просят указать на новый предмет, он говорит, что ничего не говорится, но он чувствует облегчение и знает, что они нашли аппендикс. Чуть позже субъект говорит: “Сейчас свет прямо над моей головой. Но раньше он не был над моей головой. Он светлее. Я предполагаю, что они, должно быть, сняли маску или еще что-то”. В. “Они закончили?” О. пальцем - “Нет”. Сейчас он кажется обеспокоенным, хотя они разговаривают так, как если бы они уже закончили операцию, они решают наложить еще один зажим на кожу.
Иллюстрация метода идеомоторной пальцевой сигнализации получения информации, зависимой от состояния, инкапсулированной от обычного бодрствующего сознания с помощью химической анестезии, обнаруживает ряд интересных черт. Первое - дыхание больного прыгало от 14 до 28. Это указывает на то, что происходит важный психобиологический сдвиг, т.к. начались травматические воспоминания об операции, которые были доступны под гипнозом. Другой пример - важной чертой этого примера пальцевой сигнализации был конфликт между идеомоторным и вербальным уровнями. Таким образом, в ответ на вопрос Чиика: “Есть что-то, что беспокоит вас?” пальцем было показано “да”, в то время как больной ответил “нет”. Такие противоречивые ответы обосновывают то, почему Чиик использует три уровня психологической реакции для определения степени терапевтического погружения и валидности его клинических исследований. Давайте повторим эти три уровня опять в контексте вышеприведенной иллюстрации.
1) Первый уровень обычно включает усиленное потоотделение, учащенное дыхание и сердцебиение. Все они являются индикаторами возбуждения вегетативной нервной системы и вместе с процитированной ранее работой Мак Го (McGaugh, 1983) по гормональному и нейроэндокринному кодированию жизненного опыта будут базой этого первого уровня психобиологических реакций. Реакции на этом уровне могут считаться непроизвольными. 2) Вторым уровнем является сам идеомоторный пальцевый сигнал, который обычно воспринимается субъектами как двигающийся в автономном и непроизвольном режиме. Однако некоторые субъекты ощущают это движение как частично сознательное, другие - просто не знают, полностью ли их движения непроизвольны или нет. 3) Третий уровень - уровень вербального сообщения. Многие субъекты считают его полностью сознательным. Другие менее в этом уверены; а для некоторых оно даже кажется непроизвольным.
Я бы описал эти три уровня как взаимодействующие паттерны информации, зависимой от состояния. Из-за условий травматического усвоения, при которых лимбическо-гипоталамусная вегетативная нервная система закодировала эту информацию, она недоступна для обычно ассоциативной сети сознания человека. Обычные процессы информационного преобразования нарушены. Подход Чиика к получению доступа к этой информации, зависимой от состояния, представляет собой единственный путь восстановления процесса информационной трансформации между физиологическим, идеомоторным и вербальным уровнями. Чиик заставил своих субъектов вспомнить информацию, определяемую состоянием, на идеомоторном уровне несколько раз перед тем, как попытаться получить вербальное сообщение. Так и хочется сделать вывод, что эта необходимость “вспоминания” является в действительности процедурой получения доступа и реактивации “сосредоточения клеток и фазовых последовательностей” по Хеббу (Hebb) и “психических модулей” по Газзаниге (1985), которые кодируют информацию, определяемую состоянием, в нервных ассоциативных сетях. Повторение процесса получения доступа и реактивации процесса увеличивают вероятность того, что преобразование между физиологическим и вербальным уровнями будет вновь возобновлено. Подтверждения общего идеомоторного подхода Чиика к получению доступа к рефреймингу (перестройке) травматических воспоминаний в настоящее время появляются в различных исследовательских программах. Например, Барнетт (Barnett, 1984) недавно сообщил о результатах десятилетнего изучения “роли пренатальной травмы в развитии негативного опыта рождения”. В этом исследовании он использовал пальцевый сигнальный метод для получения доступа к воспоминаниям, которые могли бы быть вовлечены в широкий круг функциональных нарушений, включая алкоголизм, беспокойство, депрессию, астму, фобии, обкусывание ногтей, сексуальные расстройства и супружеские проблемы. 
В области лабораторных исследований работа Чиика по бессознательной перцепции значимых звуков во время хирургической анестезии нашла свое подтверждение в опытах на животных, проведенных Уайнбергером, Голдом и Стернбергом (1984). Они установили, что экспериментальные животные под анестезией могут научиться обуславливанию аудиосигналов, когда они получают дозу эпинефрина для того, чтобы привести их в состояние повышенного психофизиологического возбуждения. Эти исследования позволяют высказать предположение, что поскольку эпинефрин является важным нейропередатчиком, он функционирует для консолидации банка памяти. Это является замечательным подтверждением работы Мак Го, которую мы цитировали ранее, о психобиологическом кодировании информации, связанной с состоянием. В исследованиях, проведенных на людях Генри Беннеттом (1985), психологом из Университета Калифорнии в Дейвисе, было подтверждено, что бессознательное научение во время хирургической операции может влиять на ее исход и степень выздоровления. Ясно, что требуется провести большую работу по изучению человека в управляемых условиях для исследования параметров, ограничений и дальнейших возможностей в этой области.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   29




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница