Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской системы права



страница1/10
Дата22.02.2016
Размер1.92 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

3


ВВЕДЕНИЕ

Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской системы права. Более того, в той же части Конституция РФ объявила, что общепризнанные принципы и нормы международного права, содержащиеся в ратифицированных Россией международных договорах, имеют преимущество перед внутригосударственными законами. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ” в п. 8 записал: “Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующие возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора”.1



Вступив в Совет Европы и ратифицировав в марте 1998 г. Европейскую Конвенцию о защите прав и основных свобод (далее Конвенция), Россия присоединилась к Европейской системе охраны прав человека, включающей в себя не только обязанность охранять и соблюдать зафиксированные в Конвенции права и свободы, но и признание юрисдикции Европейского Суда по правам человека (далее Суд). В мае 1998 г. Российская Федерация передала документы о ратификации Конвенции в Совет Европы, и с этого момента Суд получил полномочия по рассмотрению жалоб о предполагаемом нарушении Российской Федерацией предусмотренных Конвенцией прав и свобод. Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ “Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты”. Под исчерпанностью внутригосударственных средств правовой защиты понимается вступление судебного решения (приговора) в законную силу. Поскольку пересмотр судебного решения в порядке надзора не предусматривает возможность прямого обращения граждан в суд надзорной инстанции, то до внесения соответствующих изменений в УПК и ГПК РСФСР эта судебная инстанция исключена из системы внутригосударственных средств правовой защиты прав граждан, которые должны быть исчерпаны прежде чем обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Суд не является еще одной судебной инстанцией, правомочной пересматривать судебные решения, постановленные российскими судами. Задача Суда состоит в том, чтобы определить, имело место нарушение той или иной нормы Конвенции или нарушение отсутствует. Однако он вправе принять решения о необходимости пересмотра решения, а также компенсацию вреда, в том числе морального, которое причинено гражданину в результате допущенного нарушения. 19 января 2000 г. Совет Министров Совета Европы принял рекомендацию по пересмотру дел и возобновлению производства на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека. В рекомендациях отмечается, что в ряде случаев наиболее эффективным средством реагирования на допущенные нарушения прав и основных свобод человека является пересмотр судебных решений с целью restitutuo in integrum (восстановление той ситуации, в которой находилось лицо до нарушения Конвенции). В пояснительной записке к Рекомендациям говорится, что ”несмотря на то, что Конвенция не содержит положений, обязывающих Договаривающиеся стороны предусматривать во внутреннем праве возможности пересмотра дел и возобновления производства по делу, наличие таких возможностей, в определенных обстоятельствах, является чрезвычайно важным, а в некоторых делах действительно единственным средством достижения restitutuo in integrum. Все большее количество государств принимает специальное законодательство, обеспечивающее возможность пересмотра дел и возобновления производства по делу в результате решения Европейского Суда, констатирующего нарушение прав и свобод, предусмотренных Конвенцией. В пункте 10 Пояснительной записки отмечается, что особую важность пересмотр дела на внутригосударственном уровне представляет сфера уголовного права. В частности указывается, что положение Рекомендации будет применяться к лицам, приговоренным к длительному сроку заключения, и к тем, кто находится под стражей. Положения рекомендации будут применяться также и в иных случаях, например, когда лицо неправомерно лишено определенных гражданских или политических прав (в особенности в делах о потери или непризнании правоспособности или дееспособности, об объявлении банкротства или запрете политической деятельности), когда нарушается право лица на семейную жизнь, когда ребенок неправомерно лишается права иметь какие-либо контакты с одним из родителей. Рекомендация не определяет, кто именно должен ставить вопрос о пересмотре дела. В Комментарии по ключевым положениям Рекомендации говорится, что, принимая во внимание, что основной целью Рекомендации является обеспечение адекватной защиты потерпевших вследствие нарушений Конвенции, установленных Судом, логика подразумевает, что указанные лица должны иметь право обратиться с необходимым ходатайством в компетентный суд или иной внутринациональный орган.

Необходимость учета и непосредственного применения общепризнанных принципов и норм международного права, в том числе содержащихся в Конвенции, и возможность граждан обратиться с жалобами в Суд по правам человека, если они не получили адекватной защиты в российских судах, обязывает судей хорошо ориентироваться не только в правовых нормах, содержащихся в Конвенции, но и в их официальном толковании, которое содержится в решениях Суда. Суд прямо заявил, что считает творческое толкование норм составной частью своих судебных обязанностей. Свою задачу он видит в том, чтобы развивать нормы, закрепленные Конвенцией, которая должна рассматриваться как живой документ.

Российская академия правосудия совместно с экспертами Совета Европы приступает к выпуску серии учебных пособий для оказания помощи судьям в правильном понимании сущности и содержания прав человека, зафиксированных в Конвенции с учетом их истолкования Европейским Судом.

Предлагаемое учебное пособие посвящено ст. 6 Конвенции, гарантирующей каждому человеку право на справедливое судебное разбирательство независимым, беспристрастным судом, созданным на основании закона. Эта статья в совокупности с принятыми дополнительными протоколами по своему смыслу и содержанию совпадает со ст. 8 и 10 Всеобщей декларации прав и свобод и ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Указанные статьи занимают особое место в системе норм о правах и свободах человека потому, что в них гарантируется самый надежный и эффективный механизм защиты предоставленных прав и свобод – механизм судебной защиты. Как уже не раз отмечалось и подтверждалось практикой, объявить о наличии у граждан прав и свобод нетрудно, но часто это мало что дает. Необходимо обеспечить их реальное осуществление. В этом смысле обеспечение доступа к правосудию, отвечающему требованиям справедливости способно дать больше любых деклараций, при том непременном условии, что решения судов выполняются. Суд неоднократно заявлял об особо важном месте, которое занимает в демократическом обществе право на справедливое судебное разбирательство. Попутно отметим, что подавляющее число жалоб, поступающих в Европейский Суд, связано с нарушением ст. 6 Конвенции. Это объясняется в том числе и тем, что жалобы на нарушение других, гарантированных конвенцией прав и свобод, часто возникают в силу того, что правосудие не отвечало требованиям справедливости. Суд неоднократно заявлял и при рассмотрении жалобы Лукасова Д. против России подтвердил, что в компетенцию Суда не входит выявление ошибок, совершенных судебными органами внутри определенного государства и связанных с противоречиями практики и законодательства. Европейский Суд занимается лишь установлением того, насколько справедливо ведется разбирательство.2 Издание материалов, посвященных Европейской Конвенции, в серии “Библиотека российского судьи” мы начинаем с анализа именно ст. 6 Конвенции. Пособие подготовлено английскими экспертами Совета Европы Нулой Моул и Катариной Харби с комментариями профессора Алексеевой Л.Б.



СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ
И СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
(ст. 6 Конвенции)


СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА
НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО


  1. Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

  2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, пока его виновность не будет установлена законным порядком.

  3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

а)  быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b)  иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

с)  защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d)  допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

е)  пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Из вышеприведенного следует, что ст. 6 гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство при определении гражданских прав и обязанностей индивида или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему. Суд по правам человека, а еще ранее Комиссия, предложили широкое толкование данного положения, на том основании, что оно имеет основополагающее значение для функционирования демократического общества. В деле Делькур против Бельгии Суд заявил, что “В демократическом обществе в свете понимания Конвенции, право на справедливое отправление правосудия занимает столь значительное место, что ограничительное толкование ст. 6 п.1 не соответствовало бы цели и назначению данного положения”.3

Первая часть ст. 6 применима в отношении как гражданских, так и уголовных дел, а вторая и третья – только в отношении уголовных разбирательств. В данном пособии вы найдете объяснение того, каким образом при определенных обстоятельствах они также могут применяться и в ходе гражданских слушаний.

К содержанию ст. 6 следует отнести также ст. 2 и 4 Протокола № 7 к Конвенции. Часть 1 ст. 2 Протокола № 7 гласит: “Каждый осужденный за совершение уголовного преступления имеет право на то, чтобы его осуждение или приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией. Осуществление этого права, включая основания, на которых оно может осуществляться, регламентируются законом. Часть 2 ст. 2: “Из этого правила могут делаться исключения в отношении малозначительных правонарушений, определенных законом, или когда соответствующее лицо было судимо в первой инстанции судом высокого уровня или было осуждено после рассмотрения апелляции против его оправдания”.

Часть 1 ст. 4 Протокола № 7 предписывает: “Никто не должен быть вторично судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом этого государства”.

Часть 2 ст. 4: “Положения предыдущего пункта не препятствуют пересмотру дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или в предыдущем разбирательстве имел место существенный дефект, который мог повлиять на его результат”.



НА КАКОМ ЭТАПЕ СЛУШАНИЙ ПРИМЕНЯЕТСЯ СТ. 6?

Гарантии, закрепленные в ст. 6, могут применяться не только в ходе судебных слушаний, но также на этапах, предшествующих им и следующих за ними.

Применительно к уголовным делам, гарантии распространяются и на практику предварительных расследований, проводимых полицией. В деле Имбриоша против Швейцарии4 Суд постановил, что положение, касающееся разумного срока, начинает действовать с момента предъявления обвинения5, и что другие требования, содержащиеся в ст. 6, особенно в ч. 3, также могут быть актуальны еще до передачи дела в суд, и, следовательно, принцип справедливого суда может быть серьезно нарушен, если указанные гарантии не соблюдаются уже на начальном этапе.

Суд также заявил, что в делах, касающихся ст. 8 Конвенции – права на уважение семейной жизни – ст. 6 также применяется на административных этапах слушаний.6

Суд постановил в своем прецедентном праве, что, в тех случаях, когда в национальном законодательстве Государство предоставляет право на апелляцию, то это подпадает под действие гарантий, закрепленных в ст. 6.7 Однако, то, каким образом указанные гарантии применяются, должно зависеть от конкретных особенностей того или иного разбирательства. Согласно прецедентному праву Суда, необходимо учитывать общее количество слушаний, проведенных в системе национального права, законодательные и практические функции апелляционного органа, а также полномочия и методы, с помощью которых осуществляется представление и защита интересов различных сторон.8 Таким образом, в указанной статье не содержится как такового права на различного рода апелляции или указания на методы обращения с подобными апелляциями.

Суд также постановил, что ст. 6 применима в слушаниях, проходящих в конституционном суде, в том случае, если результат подобных слушаний непосредственно и решающим образом затрагивает гражданские права и обязанности.9

Статья 6 также охватывает процедуры, которые следуют после окончания слушаний, а именно, на этапе исполнения решения. В деле Хорнсби против Греции Суд пришел к заключению, что право доступа к правосудию, гарантированное в ст. 6, носило бы иллюзорный характер, если бы национальная правовая система государства-участника позволяла, чтобы окончательное, обладающее обязательной юридической силой судебное решение оставалось не исполненным.10

Очевидно, что ст. 6 распространяется на судебную процедуру в целом.



КОММЕНТАРИЙ

Распространение права доступа к правосудию и справедливое судебное разбирательство на досудебные стадии процесса несомненно оказало влияние на позиции Конституционного и Верховного Суда РФ, в части возможности обжалования в суд решений, принимаемых в ходе дознания и предварительного следствия, и процедуру рассмотрения таких жалоб. Несмотря на то, что на сегодняшний день такая процедура установлена только для рассмотрения жалоб на решения о задержании и содержании под стражей, а также на продление срока содержания под стражей (ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР), суды при рассмотрении других жалоб должны при соответствующей корректировке придерживаться основных принципов справедливости (ознакомление с жалобой заинтересованных лиц и их вызов для участия в рассмотрении жалоб, предоставление равных возможностей на отстаивание своих прав и законных интересов).



ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ОБЯЗАННОСТЬ”

Статья 6 гарантирует каждому человеку право на справедливое судебное разбирательство при определении его гражданских прав и обязанностей. Из данной формулировки следует, что действие статьи ограничено только той сферой, в которой затрагиваются гражданские права и обязанности. Следовательно, представляется важным определить значение данного термина.

Существует обширное прецедентное право, созданное Европейским Судом и Комиссией, определяющее что является гражданским правом и обязанностью и что не является таковыми. Толкование данного понятия органами Конвенции претерпело ряд изменений. Вопросы, которые до определенного времени рассматривались в качестве находящихся вне сферы действия ст. 6, как, например, социальная защита, в настоящее время подпадают под категорию явлений гражданско-правового характера.

Суд определил понятие “гражданские права и обязанности” в качестве автономной концепции, не могущей толковаться исключительно в свете внутреннего законодательства государства-ответчика.11 Тем не менее, Суд воздержался от того, чтобы дать какое-либо общее определение данного термина, за исключением указания на существование различия в сфере действия частного и публичного права. Вместо этого, Суд выносил решения на основании конкретных фактов каждого дела.

Тем не менее, в прецедентном праве, разработанном Судом, можно обнаружить некоторые общие принципы.

Во-первых, при определении того, принадлежит ли дело к сфере гражданского права релевантным является только характер рассматриваемого права.12 Как постановил Суд в деле Рингейзена: “Характер законодательства, на основании которого решается данный вопрос (гражданское, коммерческое, административное и т.д.), и органа, на который возложены полномочия по его решению (обычный суд, административный орган и т.д.), не имеют большого значения”.13 Соответственно, то, каким образом право или обязанность определены во внутреннем законодательстве не является решающим фактором. Данный принцип особенно важен в делах, касающихся отношений между частным лицом и государством. Суд постановил, что в подобных ситуациях не имеет решающего значения, действовал ли рассматриваемый официальный орган в качестве носителя гражданских прав или публичной власти.14 Ключевым моментом в определении того, применима ли или нет ст. 6, является то, имеет ли результат судебного разбирательства определяющее значение для частных прав и обязанностей.15

Во-вторых, должно приниматься во внимание любое унифицированное европейское понятие, касающееся природы права.16

В-третьих, Суд указал, что, несмотря на автономный характер понятия “гражданские права и обязанности”, все же законодательство государства-ответчика имеет некоторое значение. В деле Кенига против ФРГ Суд заявил, что “будет ли право рассматриваться как гражданское в смысле Конвенции, зависит не от его юридической квалификации во внутреннем законодательстве, а от того, какое материальное содержание вложено в него этим законодательством и какие последствия оно связывает с ним”.17

В деле Осман против Соединенного Королевства18 Суд заявил, что там, где общее право присутствует во внутреннем законодательстве, государство-участник не может избежать применения гарантий справедливого суда, закрепленных в ст. 6, даже если местные суды нарушили это право в том или ином конкретном деле.

Как уже указывалось выше, Суд предпочел выносить решение по каждому делу с учетом конкретных обстоятельств. Ниже приводятся примеры ситуаций, в которых, по мнению Суда, затрагиваются гражданские права или обязанности:



  • Суд постановил, что, прежде всего, права и обязанности частных лиц в их взаимоотношениях между собой во всех случаях подпадают под категорию гражданско-правового характера. Права частных лиц в их взаимоотношениях между собой в системе, например, договорного права19, коммерческого права20, гражданско-правового деликта21, семейного права22, трудового права23 и имущественного права24 всегда являются гражданскими.

  • В том случае, если дело касается взаимоотношений между частным лицом и государством, то это представляется более проблематичным. Суд признал ряд затрагиваемых в подобных случаях прав в качестве гражданских. Имущественные отношения – это одна из сфер, в которой, как постановил Суд, может применяться ст. 6. Гарантии справедливого суда применимы на тех этапах судебных разбирательств, посвященных вопросам экспроприации, укрупнения земельных участков и их планирования, а также процедурам, касающимся получения разрешения на строительство и других видов операций, связанных с недвижимостью, которые могут иметь прямые последствия для осуществления права на владение собственностью25, а также в ходе слушаний более общего характера, результат которых должен оказать воздействие на пользование или осуществление права собственности.26

  • Статья 6 также распространяется на право заниматься коммерческой деятельностью. В этой сфере рассматриваемые дела касались следующих вопросов: отзыва у ресторана лицензии на продажу алкогольных напитков27, отзыва разрешения держать медицинскую клинику28 и выдачи разрешения открыть частную школу.29 Право заниматься профессиональной практикой, а именно медицинской или адвокатской, также подпадает под действие ст. 6.30

  • Далее, Суд решил, что ст. 6 применяется в делах, касающихся прав и обязанностей в сфере семейного права. Примерами в этой области могут служить решения по вопросам передачи детей на государственное обеспечение31, доступа родителей к детям32, усыновления33 или воспитания приемных детей.34

  • Как указывалось выше, в своем более раннем прецедентном праве Суд придерживался той точки зрения, что действие ст. 6 не распространяется на слушания, касающиеся вопросов социального обеспечения. Тем не менее, в настоящее время Суд четко сформулировал, что ст. 6 охватывает судебные разбирательства, в ходе которых принимаются решения о предоставлении права на социальное страхование, на получение медицинской страховки35, пособий по инвалидности36 и государственных пенсий.37 В деле Шулер-Цграгген против Швейцарии, касающегося вопроса о предоставлении пенсий по инвалидности, Суд вынес общую формулировку о том, что “…развитие, которое претерпела юриспруденция…, а также принцип равенства сторон являются гарантией того, что в настоящее время действует общее правило о том, что п.1 ст. 6 применяется в сфере социального страхования, включая даже вопрос о предоставлении социального пособия”.38 Далее, действие ст. 6 распространяется и на слушания, в ходе которых принимаются решения об обязательстве платить социально-страховые взносы.39

  • Гарантии, закрепленные в ст. 6, применимы и в отношении судебных разбирательств, направленных против действий администрации в вопросах, связанных с контрактами40, убытками, понесенными в ходе административных41 и уголовных42 разбирательств. Они применялись к слушаниям, разбирающим иск на выплату компенсации за незаконное задержание согласно ст. 5(5), последовавшим за вынесением оправдательного приговора в ходе уголовного разбирательства43. Право на возмещение денежных сумм, уплаченных в качестве налога, также подпадает под действие ст. 6.44

  • Право индивида на уважение своей репутации со стороны другого частного лица рассматривается в качестве гражданского права.45

  • Наконец, Суд постановил, что в тех случаях, где результат слушаний, касающихся вопросов конституционного или публичного права, может оказаться решающим для гражданских прав и обязанностей, на указанные слушания распространяется действие гарантии на справедливый суд по ст. 6.46

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ,
НЕ РАССМАТРИВАЕМЫЕ В КАЧЕСТВЕ ГРАЖДАНСКИХ

В соответствии с подходом Комиссии и Суда выносить свои решения по каждому делу на основании его конкретных обстоятельств, страсбургские органы также объявили о некоторых правах, которые не подпадают под действие п. 1 ст. 6. Однако, в том случае, если они подпадают под категорию другого права, закрепленного в Конвенции, то возможно применение ст. 13 (право на эффективные средства правовой защиты), и это может потребовать принятия санкций или процедурных гарантий, подобных тем, которые заложены в п. 1 ст. 6. Ниже приводятся примеры вопросов, которые не рассматриваются в качестве гражданских прав и обязанностей.



  • Общие вопросы налогообложения и налоговые ставки.47

  • Вопросы иммиграции и гражданства.48 Однако здесь следует иметь в виду ст. 1 Протокола № 7, согласно которой “иностранец, на законных основаниях проживающий на территории какого-либо государства, не может быть выслан из него иначе как во исполнение решения, принятого в соответствии с законом, и должен иметь возможность: а) предоставить аргументы против своей высылки; б) пересмотра его дела; в) для этих целей быть представленным перед компетентным органом или одним или несколькими лицами, назначенными таким органом. Иностранец может быть выслан до осуществления своих прав, перечисленных в п. “а”, “б”, “в” ч. 1 данной статьи, если такая высылка необходима в интересах общественного порядка или обусловлена соображениями национальной безопасности.

  • Воинская обязанность.49

  • Право выдвигаться на высшие государственные посты.50

  • Право на получение бесплатного образования.51

  • Отказ в выдаче паспорта.52

  • Вопросы, касающиеся юридической помощи в гражданских делах.53

  • Право на бесплатное медицинское обслуживание.54

  • Решение Государства в одностороннем порядке выплатить компенсации жертвам стихийного бедствия.55

  • Заявления на выдачу патентов.56

  • Споры между административными органами и персоналом, занимающим посты, предполагающие участие в осуществлении полномочий в системе публичного права, например, в Вооруженных силах или полиции.57
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница