Социологических (социально-демографических)



Скачать 113.83 Kb.
Дата06.02.2018
Размер113.83 Kb.


Для того, чтобы максимально корректно решить сложные вопросы классификации и типологии преступников, что имеет большое научное и практическое значение, необходимо, в первую очередь, определить принципиальные методологические подходы к этим приемам научного познания.

В юридической литературе и в диссертационных исследованиях по криминологии пестрота критериев выделения тех или иных групп преступлений чрезвычайно обширна. В качестве критериев классификации преступлений можно встретить самые разнообразные признаки: сферы человеческой деятельности, социальные слои, и группы населения: региональные и территориальные особенности, виды населенных пунктов, подведомственность предприятий, непосредственные объекты и предметы посягательства: формы преступной деятельности, время года и суток; стойкость общественно опасной ориентации, должностное (служебное) положение; местожительства, пол, возраст, психическое состояние преступников и т.д. Заметим при этом, что авторы, ведя поиск тех или иных особенностей групп преступлений и преступников, всякий раз, как правило, находят искомые особенности1.

С научной точки зрения в этом нет ничего невероятного: установленные особенности есть не что иное, как проявление универсального взаимодействия всех явлений и процессов. Связь между ними и преступным поведением могут быть прямыми и косвенными, постоянными и временными, существенными и несущественными, необходимыми и случайными, причинными и сопутствующими (корелляциоными и др.)2.

Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы признаков:



  1. социологических (социально-демографических);

  2. правовых.

К первой группе следует отнести: пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость общественно полезным трудом, род занятий, наличие специальности, место жительства.

Ко второй - характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины3.

Отдельную группу составляют признаки, характеризующие состояние здоровья преступников. В этой связи вполне целесообразно выделять здоровых лиц, а также лиц, страдающих соматическими или психическими расстройствами.

Безусловно, приведенный перечень признаков (критериев) классификации преступников не является исчерпывающим и может быть дополнен другими. Однако совершенно ясно одно: говорить о личности преступника как о социальном типе можно лишь в том случае, если она отличается каким-либо признаком, которого нет у представителей других социальных типов. Таким признаком, свойством является его общественная опасность, заключающаяся в возможности нанесения вреда тем отношениям, которые охраняет государство4.

Личность преступника как явление типологического порядка есть носитель наиболее общих, устойчивых, существенных социально-психологических черт и свойств. Специфика личности как типа заключается именно в том, что в ней имеются особенности, которые выступают в качестве внутренних психологических причин преступного поведения. Ведь любое преступление, в какой бы форме оно не совершалось, не есть случайное по отношению к личности. В своей основе оно подготовлено развитием его социальных, нравственных, социально-психологических свойств. В качестве таковых выступают жизненный опыт человека, наполненный социальным содержанием, а также черты духовного мира, предопределяющие в конфликтных ситуациях выбор общественно опасного варианта поведения5.

Личность преступника является закономерной социальной фигурой для конкретного общества настолько, насколько закономерно существование преступности на данном этапе развития этого общества. Поэтому можно говорить о личности преступника как временном социальном типе только в связи с преступностью, представляющей собой преходящее социальное явление. Это временный тип, как и преступность в целом, обладает, однако, устойчивыми чертами и свойствами, позволяющими выделить его в качестве самостоятельного6.

Следовательно, типология личности преступника должна подчиняться одной общей задаче, она должна изучаться для того, чтобы знать причины и механизм преступного поведения в целях его предупреждения7.

В основу типологии личности можно положить субъективные, внутренние причины преступного поведения. Это не означает игнорирования иных, внешних социальных факторов, способствующих совершению преступлений. Но если речь идет о личности преступника, нужна типология именно личности, а не упомянутых факторов.

С учетом сказанного, дополнительно можно выделить отдельные типы личности преступника, например по мотивам личного обогащения. Однако, представляется, что само по себе стремление к повышению материального достатка не является противоправным; в данной ситуации важно выявить, какие средства для достижения этой цели избираются - законные или криминальные.

Такой тип личности традиционно называется корыстным, но, думается, это, скорее всего, моральная оценка; понятие корысти обозначает здесь общую направленность личности и избираемые средства деятельности, а не только сам по себе мотив. Поэтому выделение корыстного типа приемлемо лишь с такой оговоркой. Этот тип объединяет всех лиц, совершивших преступления (любые) по мотивам личного обогащения. Чаще всего - это кражи, грабежи, разбои, хищения, мошенничество, ряд должностных преступлений8.

Следует подчеркнуть, что среди виновных в корыстных (прежде всего в хищениях государственной собственности) и должностных преступлениях заметно выделяется группа, совершающая такие действия из престижных побуждений, то есть, для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное, в первую очередь, должностное положение, завоевать авторитет среди окружающих, быть все время на виду и т.д. Это часто сопровождается неправильным пониманием производственных и иных нужд своего предприятия или учреждения. Корысть, понимаемая в смысле личного обогащения, если она здесь есть, выступает в качестве дополнительного мотива.

Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство и некоторые другие преступления совершаются для того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе представляется ценным. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодежного возраста, причем и здесь мотивы личного обогащения не всегда являются ведущими.

Гораздо сложнее определить тип личности преступников, совершающих так называемые корыстно-насильственные преступления, например разбои и грабежи. Для решения этого вопроса необходимо исходить из того, какие мотивы преступления были главными. Так, если разбой совершался с целью обогащения, то субъекта следует отнести к корыстному типу. Но практика показывает, что некоторые разбойные нападения, например, организуются лидерами соответствующих преступных групп не для обогащения этих лидеров, а для того, чтобы сплотить их участников, еще больше подчинить своему влиянию. Стало быть, такие преступления могут совершаться из некорыстных побуждений.

Мотивы насильственных преступлений (убийства, причинения вреда здоровью, изнасилования) и хулиганства достаточно разнообразны. Вообще назвать насилие мотивом ошибочно, потому что совершать насильственные действия ради них самих могут лишь психически больные, невменяемые люди. Понятие насилия во многом отражает внешний характер действия, а не только его внутреннее содержание. Преступления против личности могут совершаться по мотивам личного обогащения, поэтому виновных следует относить к корыстному типу. Некоторые убийства и причинение вреда здоровью совершаются из хулиганских побуждений, по мотивам ревности и мести. Лица, действия которых направляются указанными стимулами, могут быть отнесены к насильственному типу, а виновные в изнасиловании и других половых преступлениях на почве сексуальных побуждений - к сексуальному.

Таким образом, среди основной массы преступников по мотивационным критериям четко выделяются следующие типы:

а) корыстный;

б) престижный;

в) насильственный;

г) сексуальный.

Однако следует подчеркнуть, что такое выделение носит весьма условный характер.

Разумеется, могут быть выделены и другие типы. Легко заметить в приведенной типологии, что вид преступлений не всегда совпадает с типом личности преступника. Так, виновный в убийстве (являющемся насильственным преступлением по мотивам личного обогащения) должен быть отнесен к корыстному типу.

Мотив - весьма важный, но не единственный признак для типологии преступников. Их типологические группы могут быть построены и по характеру антиобщественной направленности и ценностных ориентаций. В связи с этим в можно выделить группы, которым свойственны:

негативно-пренебрежительное отношение к личности и ее важнейшим благам: жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, чести, спокойствию, достоинству и т.д. Подобное отношение лежит и в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений - убийств, причинение вреда здоровью, изнасилований, оскорблений и т.д., а также большинства случаев хулиганства;

корыстно-частнособственнические тенденции, связанные с игнорированием права на все виды собственности. Это характерно для совершения хищений, краж, мошенничества, взяточничества и иных корыстных преступлений;

индивидуалистическое отношение к различным социальным установлениям и предписаниям, к своим общегражданским, служебным, семейным и прочим обязанностям. Подобные антисоциальные черты определяют совершение ряда хозяйственных преступлений, преступлений против порядка управления, правосудия, воинских преступлений и пр.;

легкомысленно-безответственное отношение к установленным социальным ценностям и своим обязанностям по отношению к ним, проявляющееся в различных неосторожных преступлениях.

А.В. Смирнов предлагает классификацию преступников по степени их общественной опасности, криминогенной зараженности, ее выраженности и активности:

особо опасные преступники (активные антисоциальные) - многократно судимые рецидивисты, устойчивая преступная деятельность которых носит характер активной оппозиции обществу, ее ценностям и нормам; они настойчиво вовлекают в такую деятельность других лиц (коррупционеров; общеуголовных преступников, в числе которых особо необходимо выделить профессиональных преступников (для которых уголовно-наказуемые действия являются единственным или главным источником средств к существованию и пр). Для особо опасных преступников типично то, что благоприятные для совершения преступлений ситуации они активно создают сами9;

десоциализированные опасные преступники (пассивные асоциальные) - лица, "выпавшие" из системы нормальных связей и общения, длительное время ведущие паразитическое, часто бездомное, существование. Это бродяги, профессиональные нищие, тунеядцы. Многие из них алкоголики. В отличие от особо опасных преступников они, в основном, пассивны и как бы "плывут по течению". Ситуацию для совершения корыстных правонарушений сами обычно не создают, а используют складывающиеся. Как и особо опасные преступники, представители этого типа устойчивы в своих установках и противоправном поведении;

неустойчивые преступники - лица, совершающие преступления (порой неоднократно) не в силу стойких антиобщественных установок и представлений, а в связи с включенностью в жизнедеятельность некоторых групп отрицательной направленности, ведения образа жизни на грани социально приемлемого и антиобщественного. Они отличаются частичной криминогенной зараженностью, в которой сочетаются черты личности преступника и особенности личности законопослушного гражданина. Наиболее распространенными представителями этого типа являются правонарушители, совершающие в нетрезвом состоянии мелкие хищения и кражи, хулиганство, реже - грабежи, разбои, некоторые насильственные преступления. При существенном изменении жизненных обстоятельств в лучшую сторону и эффективного воспитательного воздействия они способны воздержаться от противоправных действий;

ситуативные преступники - лица, общественная опасность личности которых выражена в поведении незначительно, но, тем не менее, имеется и проявляется в соответствующих ситуациях. Преступления совершаются ими не потому, что конкретные ситуации имеют решающее значение, а в силу личностных психологических особенностей, из-за которых они попадают в жесткую зависимость от ситуации и в результате недостаточного нравственного воспитания не находят социально приемлемого способа ее решения. К числу ситуативных относится значительная часть насильственных преступников, а также лиц, совершивших корыстные преступления в объективно сложных жизненных обстоятельствах, например, при материальных затруднениях и пр.

Для успешной профилактики преступлений необходимо знать все те индивидуальные особенности, в первую очередь, мотивы, которые могут стимулировать преступные действия данной личности и поэтому должны стать объектом особого внимания. В этой сфере деятельности может возникнуть необходимость выявить и все те личностные черты, опираясь на которые можно предотвратить неблагоприятное развитие событий, то есть, максимально использовать знания о личности в профилактических целях. Некоторые из такого рода проблем возникают в работе по раскрытию и расследованию преступлений10.

Так, выдвижение и проверка обоснованных гипотез о мотивах совершенного преступления могут помочь в установлении и розыске преступника, а учет его личностных особенностей - успешному проведению отдельных следственных действий (допросов, очных ставок и т.д.).

Объем сведений о конкретном человеке должен быть достаточным для данной цели, но следует предостеречь от чрезмерного накопления материала, который нельзя использовать. Иными словами, информация должна быть не избыточной, но обязательно достоверной. Сведения о личности можно получить различными путями: из материалов оперативно-розыскного характера, бесед с самим интересующим лицом, с его знакомыми и родственниками, наблюдением за его поведением, материалов уголовного дела и т.д.



Список использованных источников

  1. Крамар С.Д. Соотношение социального и биологического в личности преступника / С.Д. Крамар //Публично- и частноправовое регулирование в России. – Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 2003. - С. 290-291.

  2. Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В. О криминологической классификации преступлений /В.Н. Кудрявцев // Государство и право. - 2005. - № 6. - С. 56-57.

  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В. М.: Юрайт-Издат., 2006. - С. 198.

  4. Благов Е.В. Классификация покушения на преступление / Е.В. Благов // Журнал российского права. - 2005. - № 8. - С. 16.

  5. Полудняков В.И., Бурлаков В.Н. Уголовное право и личность преступника (в гармоничном синтезе теории и практики – перспективное решение актуальной проблемы) / В.И. Полудняков // СПб.: Изд-во юридического факультета СПбГУ. - 2006. - С. 76.

  6. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии/Ф.С. Сафуанов. - М.: Юристъ, 2003. - С. 170.

  7. Рычкалова Л.А. Криминалистическое изучение личности преступника - новая отрасль науки криминалистики / Л.А. Рычкалова // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть 2. – Саратов: Изд-во СЮИ, 2003. - С. 145-148.

  8. Антонян Ю.М. Личность корыстного преступника / Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. // Томск: Изд-во Томского ун-та, 2000. - С. 65.

  9. Айнетдинова Н.Х. Типичная информация о личности преступника и жертвы / Н.Х. Айнетдинова // Следователь. - 2004. - № 10. - С. 18.

  10. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве / А.Р. Белкин // М.: Норма, 2005. - С. 103.



1 Крамар С.Д. Соотношение социального и биологического в личности преступника / С.Д. Крамар //Публично- и частноправовое регулирование в России. – Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 2003. - С. 290-291.

2 Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В. О криминологической классификации преступлений /В.Н. Кудрявцев // Государство и право. - 2005. - № 6. - С. 56-57.

3 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В. М.: Юрайт-Издат., 2006. - С. 198.

4 Благов Е.В. Классификация покушения на преступление / Е.В. Благов // Журнал российского права. - 2005. - № 8. - С. 16.

5 Полудняков В.И., Бурлаков В.Н. Уголовное право и личность преступника (в гармоничном синтезе теории и практики – перспективное решение актуальной проблемы) / В.И. Полудняков // СПб.: Изд-во юридического факультета СПбГУ. - 2006. - С. 76.

6 Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии/Ф.С. Сафуанов. - М.: Юристъ, 2003. - С. 170.

7 Рычкалова Л.А. Криминалистическое изучение личности преступника - новая отрасль науки криминалистики / Л.А. Рычкалова // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть 2. – Саратов: Изд-во СЮИ, 2003. - С. 145-148.

8 Антонян Ю.М. Личность корыстного преступника / Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. // Томск: Изд-во Томского ун-та, 2000. - С. 65.

9 Айнетдинова Н.Х. Типичная информация о личности преступника и жертвы / Н.Х. Айнетдинова // Следователь. - 2004. - № 10. - С. 18.

10 Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве / А.Р. Белкин // М.: Норма, 2005. - С. 103.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница