Социальное самочувствие в современном поликультурном российском обществе



Скачать 323.83 Kb.
Дата24.04.2016
Размер323.83 Kb.

На правах рукописи



Хамдохов Джамал Залимович

СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИКУЛЬТУРНОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
(НА ПРИМЕРЕ КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)




Специальность 22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни

АВТОРЕФЕРАТ




диссертации на соискание ученой степени


кандидата социологических наук

Майкоп - 2007



Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии


Адыгейского государственного университета


Научный руководитель:

доктор социологических наук, профессор Туркубий Индрисович Афасижев


Официальные оппоненты:

доктор социологических наук, профессор Юрий Иванович Асеев
кандидат социологических наук
Наталья Мухамедовна Белгарокова


Ведущая организация:

Пятигорский государственный технологический университет

Защита состоится "15" октября 2007 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета КМ 212. 001. 04 по социологическим наукам при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп,
ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета

Автореферат разослан "15" сентября 2007 г.



Ученый секретарь диссертационного совета





С.А. Ляушева




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Исследование социального самочувствия представителей различных социальных групп является одним из важнейших аспектов социологического анализа тенденций развития российского общества, поскольку позволяет оценить изменения, происходящие в общественном сознании и социальной структуре общества, выявить зоны социальной напряженности, а также изучить многообразные и противоречивые групповые представления о социальной жизни общества.

Являющееся характеристикой относительно устойчивого отношения людей ко всему происходящему социальное самочувствие оказывает воздействие на их мышление и поведение и в этом плане играет важную роль в формировании общественной атмосферы. В социальном самочувствии выражается общая тональность общественных настроений социальной группы, оно формируется в процессе проводимого людьми сопоставления возможностей удовлетворения своих потребностей, реализации интересов с аналогичными возможностями других. Причем важнейшая роль в процессе сравнения принадлежит групповым представлениям о справедливом распределении приоритетов социального вознаграждения, складывающимся под влиянием господствующих в общественной идеологии оценок социального статуса1.

Структура воздействующих на социальное самочувствие факторов достаточно сложна и включает в себя социальные явления различных уровней, поэтому полное представление о социальном самочувствии может быть обеспечено лишь посредством всестороннего учета совокупности всех социальных воздействий. В связи с этим важным представляется исследование специфики социального самочувствия в многокультурном обществе, в социальном пространстве субъектов Российской Федерации с учетом особенностей каждого из них.

Степень научной разработанности проблемы. Различные аспекты феномена «социальное самочувствие» рассматриваются в работах зарубежных и отечественных исследователей.

Первая попытка измерения социального самочувствия населения, точнее его англоязычного эквивалента «subjective well-being», была осуществлена в рамках исследований психологического здоровья населения США. Впоследствии зарубежные исследования субъективного благополучия сосредоточивались преимущественно на измерении «качества жизни», утверждаясь, таким образом, в области социологических исследований. Одними из первых фундаментальных исследований в этой сфере была серия проведенных в 70-е годы под руководством Ф.Эндрюса и А.Кэмпбелла общенациональных опросов, в которых использовались специально разработанные методы измерения «глобального самочувствия»2.

В отечественной социологии термин «социальное самочувствие» появился в середине 80-х годов. Предпосылкой исследования социального самочувствия признаются труды ученых, посвященные изучению социально-психологических феноменов, в частности, общественного настроения, среди которых «Объективная психология» В.М.Бехтерева, «Учение о личности и настроениях» П.П.Викторова, «Текущий момент и текущая литература
(К психологии современных общественных настроений)» Л.Н.Войтоловского и «Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии» Л.И.Петражицкого. Следует также отметить вышедшую в середине 60-х годов и имеющую важное методологическое значение монографию Б.Д.Парыгина «Общественное настроение»3.

В 80-е годы появились теоретические работы Е.А.Ануфриева, О.Л.Барской, И.Т.Левыкина и др., посвященные проблемам социального самочувствия и выполненные в русле концепции образа жизни4.

Следующее десятилетие, по мнению многих авторов, ознаменовано в отечественной социологии «бумом» эмпирических исследований социального самочувствия. Среди них работы И.А.Джидарьян «Счастье и удовлетворенность жизнью в русском обществе» и М.Аргайл «Психология счастья», П.М. Козыревой «Процессы адаптации и эволюция социального самочувствия россиян на рубеже XX-XXI веков». В работе А.А.Русалиновой «Социальное самочувствие человека в современном мире как научная проблема» исследуются эмоции, чувства, переживания, знания как компоненты структуры социального самочувствия. На этом фоне выделяется исследование, проведенное под руководством Л.Я.Рубиной, методологический подход которой к изучению социального самочувствия разделяется многими5.

Большим событием стал выход в свет работы Ж.Т.Тощенко и С.В.Харченко «Социальное настроение», посвященной комплиментарному по отношению к «социальному самочувствию» понятию. Предложенная авторами концепция о социальном настроении является одним из социологических подходов к изучению социального самочувствия, анализируя природу которого, авторы рассматривают его как состояние, возникающее в результате восприятия и оценки субъектом его актуальной жизненной ситуации. Степень удовлетворенности или неудовлетворенности ею обуславливается, с одной стороны, его субъективным, внутренним миром (переживаниями, ценностными ориентациями, социальными установками, ожиданиями, уровнем притязаний, физическим состоянием субъекта и т.д.), а с другой стороны, внешними, объективными детерминантами (характером, условиями его жизнедеятельности).

Следует отметить, что для полноты измерения социального самочувствия учитываются, как правило, различные сферы жизнедеятельности общества – политическая, социально-экономическая, трудовая, бытовая и др., но при этом упускается из виду социальная организация общества. Игнорирование сопряженных с социальной организацией общества обстоятельств приводит к тому, что из поля зрения исследователя выпадает ряд факторов, определяющих интегративные характеристики эмоционально-оценочного отношения людей к своему положению в обществе.

Кроме того, используемая в отечественных исследованиях операциональная схема социального самочувствия опирается, как правило, на оценку положения людей в обществе в зависимости от степени адаптации к современным условиям жизни. Данная схема, на наш взгляд, не отражает концепт социального самочувствия в условиях поликультурного общества. Мы полагаем, что наличие факторов, обусловливающих мультикультурный характер общества, накладывает определенную специфику на социальное самочувствие и требует иного подхода к его исследованию. В связи с этим представляется важной диагностика социального контекста социального самочувствия с тем, чтобы выяснить, насколько явно «реалии» поликультурного общества обнаруживаются в самочувствии людей и как воздействуют на него.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составили результаты социологического исследования «Социальное и этническое самочувствие народов Кабардино-Балкарии», проведенного в 2003 году Кабардино-Балкарским институтом гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Этнокультурное взаимодействие в Евразии» (научный руководитель исследования – проф. Б.Х.Бгажноков).

Кроме того, используются данные социологического исследования, проведенного автором в Кабардино-Балкарии в 2005 году. Объем выборочной совокупности составляли 900 респондентов, при этом соблюдался квотный принцип отбора опрашиваемых по полу, возрасту, образованию, национальности и месту жительства (город, село). Представленные в работе материалы и выводы основаны также на результатах контент-анализа материалов СМИ.



Объектом исследования в настоящей работе является социальное самочувствие населения Кабардино-Балкарской Республики, предметом – специфика социального самочувствия в современном поликультурном российском обществе на примере Кабардино-Балкарской Республики.

Гипотеза исследования. Культурное многообразие и особенности социальной организации общества оказывают воздействие на социальное самочувствие людей.

Цель диссертационной работы – исследование социального самочувствия в условиях поликультурного социума.

Настоящая цель обусловила постановку и решение следующих основных задач:

провести анализ существующих теоретических интерпретаций понятия социальное самочувствие и выделить содержательные предпосылки его исследования;

охарактеризовать социальное самочувствие россиян в условиях трансформирующегося общества;

выявить особенности социальной организации кабардино-балкарского общества и определить ее воздействие на уровень социального самочувствия;

установить влияние культурного многообразия общества на социальное самочувствие;

показать специфику социального самочувствия населения Кабардино-Балкарии;

определить пути и средства формирования благоприятного социального самочувствия.



Теоретико-методологическая основа диссертации предполагает использование методов социокультурного подхода, принципов объективности, системности, конкретности и детерминизма, категорий общей социологии, социальной философии, этнологии, антропологии, социальной психологии и культурологии в применении к современному социуму. Используемый в работе подход в целом можно отнести к конструктивистской парадигме в социологии.

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования являются теоретические разработки отечественных и зарубежных ученых-обществоведов, накопленный ими обширный эмпирический материал по исследуемой теме, отраженной в работах по социальному самочувствию (Б.Д.Парыгин, Е.А.Ануфриев, О.Л.Барская, И.Т.Левыкин, Л.Я.Рубинина, Ж.Т.Тощенко, С.В.Харченко, П.М.Козырева), различным аспектам малого общества (А.Н.Олейник, А.Турэн, Р.Хоггарт, Л.Болтански, Е.Чиапелло, Я.Корнаи, Дж.Коулмен), по изучению феномена культурного плюрализма (В.А.Тишков, В.Воронков, В.В.Пименов, Ч.Тейлор, Ф.Радтке), по межэтническим отношениям (А.Г.Здравомыслов, Ю.В.Арутюнян, Л.М.Дробижева, Г.С.Денисова, Б.Х.Бгажноков, Ж.М.Хамдохова) и др.



Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что автор показывает специфику социального самочувствия в условиях малого многокультурного общества. Элементы новизны состоят в следующем:

определены и проанализированы основные теоретические подходы и методические принципы исследования социального самочувствия людей;

охарактеризовано социальное самочувствие россиян в условиях трансформирующегося общества;

обоснована возможность применения модели «малого» общества к изучению социальной организации кабардино-балкарского общества, а также исследовано воздействие социальной организации на социальное самочувствие;

установлено, что культурное многообразие общества является одним из факторов, определяющих социальное самочувствие в современном обществе;

на основе анализа результатов социологического исследования выявлены факторы, определяющие специфику социального самочувствия населения Кабардино-Балкарии;

на основе обобщения существующих подходов к решению проблемы улучшения социального самочувствия сформулирован ряд положений по формированию благоприятного социального самочувствия населения региона.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ сложившихся теоретических и методологических подходов к изучению социального самочувствия приводит к выводу о том, что его следует рассматривать как интегральную характеристику эмоционально-оценочного отношения людей к обществу и своему месту в нем.

2. Социальное самочувствие россиян в условиях трансформирующегося общества неоднозначно. Переход российского общества к рыночной экономике обусловил существенные сдвиги в ценностных представлениях, ориентациях и поведении различных групп населения. Люди осваивают новые стандарты поведения, что не всегда согласуется с их внутренним состоянием. В связи с этим наиболее актуальными становятся их адаптационные возможности, определяемые социально-демографическими, психологическими и культурными особенностями.

3. Кабардино-балкарское общество является «малым» с точки зрения социальной организации. В нем легко обнаруживаются специфические черты «малого» общества6, отношения внутри которого характеризуются отсутствием четких границ между сферами деятельности, персонификацией отношений, дуализмом норм и навязанным характером властных отношений.

Социальная организация кабардино-балкарского общества оказывает воздействие на социальное самочувствие людей, что подтверждается данными социологического исследования. В отличие от респондентов с хорошим социальным самочувствием среди опрошенных с плохим самочувствием почти в два раза больше тех, кто испытывает недоверие к государству, негативно оценивает возможность самореализации в Кабардино-Балкарии и чувствует себя ущемленным в качестве представителя того или иного этноса или социальной группы.

4. Используемая в отечественных исследованиях операциональная схема социального самочувствия опирается, как правило, на оценку положения людей в обществе в зависимости от степени адаптации к современным условиям жизни, а также на оценку уровня социального оптимизма. Данная схема не отражает концепт социального самочувствия в условиях многокультурного общества, в связи с чем представляется важным выделять этническую компоненту как значимую составляющую социального самочувствия.

5. В многокультурном обществе (в нашем случае – кабардино-балкарском) в условиях ограниченности ресурсов и этноцентристского управления возможности восходящей мобильности сильно ограничены, и люди прилагают гораздо больше усилий, направленных на самореализацию, что, разумеется, сказывается на их социальном самочувствии.

6. Поиск и выбор эффективных подходов к решению социальных вопросов в современных условиях чрезвычайно сложен в силу многофакторности существующих проблем, необходимости комплексного многоуровневого подхода к их решению. Успех деятельности по формированию благоприятного социального самочувствия в поликультурном обществе не может быть достигнут усилиями исключительно социального сектора, требуется межсекторальный подход к решению данной проблемы. Для того, чтобы он был эффективно реализован, необходимо налаживание системы его информационного обеспечения, одним из элементов которой могут являться исследования социального самочувствия населения.

Теоретическая значимость работы. Диссертационная работа в целом содержит общие методологические предпосылки анализа специфики социального самочувствия в современном поликультурном российском обществе.

Практическая значимость проявляется в том, что полученные результаты могут быть использованы при разработке и осуществлении мер государственной политики по обеспечению защиты прав и законных интересов различных групп населения, созданию условий для их адаптации в трансформирующемся обществе. Материалы работы могут быть также использованы в преподавании спецкурсов по указанной проблеме в высших учебных заведениях, а также специалистами в сфере социальной работы. В целом практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в оценке эффективности социальной политики.



Апробация работы. Основные выводы и положения диссертации были опубликованы в статьях и обзорах, представлены в докладах на научных конференциях в Кабардино-Балкарском государственном университете
им. Х.М.Бербекова в 2003-2006 годах, обсуждались на заседаниях кафедры гуманитарных наук Московского государственного индустриального университета, кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета.

Теоретические положения работы легли в основу магистерской диссертации «Влияние социальной политики на социальное самочувствие населения».

По теме диссертации опубликовано 4 статьи общим объемом 1 п.л.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав по два параграфа в каждой, заключения и списка использованной литературы, включающего 174 наименования, в том числе 21 – на иностранных языках. Общий объем работы 146 машинописных страниц.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, дается характеристика степени научной разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, формулируется гипотеза, представлены выносимые на защиту основные положения, раскрываются научная новизна работы и ее научно-практическая значимость, указываются теоретико-методологические основы исследования, а также сведения об апробации работы.

В первой главе «Теоретические и методологические аспекты анализа социального самочувствия» анализируются основные теоретические подходы к исследованию социального самочувствия, раскрываются социологические аспекты данного феномена.



В первом параграфе «Основные теоретические подходы к изучению социального самочувствия» подчеркивается, что категория «социальное самочувствие» не входит в число наиболее изученных и устоявшихся понятий социологической науки и лишь за редким исключением представлена в справочной и учебной литературе. Являясь к тому же масштабной категорией социологического анализа, социальное самочувствие не получило еще адекватной теоретической интерпретации, достаточной методологической и методической базы исследования. Важно при этом подчеркнуть, что зарубежные исследования данного феномена (аналогом которого служит субъективное благополучие – subjective well-beinig) представляют собой значительный концептуальный пласт в обращении к субъективному состоянию общества и отдельных социальных групп7.

В обыденном сознании понятие «самочувствие человека» трактуется, с одной стороны, как характеристика его физического состояния или здоровья, с другой стороны, – состояние физических и душевных сил человека в целом, акцентируя внимание скорее на его нравственном состоянии. Подобную двоякость в определении данного понятия можно наблюдать и в современных науках, занимающихся изучением самочувствия: в общей психологии, социальной психологии, социологии. И если общая психология трактует самочувствие скорее с физиологических позиций как «органическое» самочувствие человека, то в социальной психологии и социологии социальное самочувствие выступает как детерминируемая социальными факторами интегративная характеристика8.

По мысли Ж.Т.Тощенко и С.В.Харченко, социальное самочувствие является исходным структурным элементом (но элементом комплексным) социального настроения и включает в себя определенный срез информации, представляющей собой актуальное знание, важное для личной и общественной жизни человека. Социальное самочувствие представлено также чувствами, предметом которых становятся те явления и условия, от которых зависит развитие значимых для личности событий и приобретающих в силу этого эмоциональный эффект. Социальное самочувствие предполагает анализ возможного влияния исторической памяти, что в современных условиях приобретает решающий характер для определения соответствующего поведения людей. Заостренность самочувствия на прошлом дополняется не менее важной для людей оценкой злободневных для них проблем, что находит свое наиболее яркое воплощение в общественном мнении, которое проявляется в сопоставлении различных взглядов и позиций по интересующим людей вопросам. В зависимости от одобрения, поддержки или отрицания, осуждения тех или иных действий или происходящих событий социальное самочувствие может приобретать разное значение – от позитивного до резко негативного. Результирующим показателем социального самочувствия выступает потребность в самосохранении себя как социального существа, члена группы и общества, а также оценка уровня и степени благополучия непосредственно окружающей его микросреды9.

Такой взгляд открывает новые возможности для эвристического использования концепции социального самочувствия в изучении современного российского общества, причем не только российского.

В отечественной социологии можно выделить несколько подходов к определению социального самочувствия.

Во-первых, самочувствие определяется через понятие удовлетворенности человека различными сторонами жизни. Существует даже определенная тенденция к отождествлению понятий «социальное самочувствие» и «интегральная удовлетворенность жизнью». Сторонники данного подхода рассматривают социальное самочувствие как своего рода отражение образа жизни, и для полноты его измерения стараются учитывать различные сферы жизнедеятельности (к примеру, трудовую, бытовую, социально-политическую)»10.

Близок к указанному выше подход, в котором социальное самочувствие рассматривается как «интегральная характеристика реализации жизненной стратегии личности, отношение к окружающей действительности, субъективные ее стороны»11.

И, наконец, социальное самочувствие определяется как синдром сознания, отражающий отношение к взаимосвязи между уровнем притязаний и степенью удовлетворения жизненных потребностей, т.е. выступает в качестве определенного результата рефлексии человеком собственной жизни, своих успехов и неудач12.

Анализ сложившихся теоретических и методологических подходов к изучению социального самочувствия приводит к выводу о том, что это понятие должно иметь вполне определенное содержание в практике социологических исследований.



В настоящей работе социальное самочувствие рассматривается как интегральная характеристика эмоционально-оценочного отношения людей к обществу и своему месту в нем.

Во втором параграфе «Исследование социального самочувствия россиян в условиях трансформирующегося общества» рассматриваются работы отечественных социологов, посвященные исследованию социального самочувствия населения страны в последнее десятилетие.

Следует отметить, что большинство авторов сходятся во мнении, что социальное самочувствие в модернизирующемся обществе неоднозначно.
В качестве примера можно привести результаты исследования, проведенного Н.И.Лапиным, А.Г.Здравомысловым, В.А.Ядовым и С.В.Тумановым. Исследователи приходят к выводу, что переходное состояние российского общества обусловило существенные изменения в ценностных представлениях, ориентациях и поведении различных групп и слоев населения. Достаточно широкое распространение получили соответствующие новым реалиям и не практиковавшиеся ранее типы экономического поведения. В обществе образовалась представительная референтная группа, являющаяся носителем и двигателем новых экономических отношений. Одновременно оформилась и группа аутсайдеров, ориентированная на прошлый опыт и ценности. Поэтому, по мнению исследователей, наиболее актуальной становится включенность массового человека в реально происходящие преобразования
13.

Другой исследователь, Я.Н.Крупец, приходит к выводу о зависимости между уровнем социального самочувствия россиян и успешностью адаптации к реформам, в связи с чем, полагает автор, индикатором успешности процесса адаптации в модернизирующемся обществе является социальное самочувствие. Оно складывается из оценок внутреннего состояния человека (здоровье, настроение, испытываемые чувства счастья, оптимизма), внешних условий (восприятие ситуации в стране и времени, в котором человеку приходится жить), а также восприятия собственного положения в новых условиях14.

По мнению Л.Е.Петровой, социальное самочувствие выступает как синдром сознания, отражающий отношение к взаимосвязи между уровнем притязаний и степенью реализации жизненной стратегии в различных областях жизнедеятельности субъекта. Автор приводит типологию социального самочувствия молодых россиян в зависимости от их поведения в трудовой и семейной сферах и отмечает, что наибольшее влияние на тип социального самочувствия оказывают «достижительские» характеристики респондента: уровни образования, дохода, положение на рынке труда (включающее тип занятий, профессиональный статус, отрасль). Далее по значимости идут факторы, характеризующие идентификационную стратегию человека и его активность: соотношение профессии и полученного образования, профессиональная мобильность, самооценка жизненного успеха, ожидание перемен в жизни. Факторы же жизненного цикла – семейный статус, наличие детей, местожительство – оказываются значимыми только вкупе с использованием субъективных самооценок, к которым относятся удовлетворенность жизнью в целом и семейной жизнью, планирование событий и пр.15

Во второй главе «Социальное самочувствие в поликультурном обществе» подчеркивается, что эмпирическая база исследований, представленная широким спектром наблюдений за развитием политических и социально-экономических процессов в Кабардино-Балкарии (почерпнутых из газетных публикаций, личных бесед с экспертами и аналитиками), а также данные социологических исследований дают возможность убедиться в том, что культурное многообразие, принципы организации и внутреннего функционирования общества являются детерминантами социального самочувствия.

В первом параграфе «Особенности социальной организации общества и социальное самочувствие» исследуется социальная организация кабардино-балкарского общества и ее влияние на социальное самочувствие.

В исследовании социальной организации наиболее приемлемым, на наш взгляд, является предложенный А.Н.Олейником подход с использованием модели «малого» общества. Как показали исследования, данная модель применима для изучения постсоветского общества, рынка, тюремного сообщества и академической среды16.

Кабардино-балкарское общество, как и российское, в целом17, является «малым» с точки зрения социальной организации. В нем легко обнаруживаются специфические черты «малого» общества, отношения внутри которого локализованы и характеризуются отсутствием четких границ между сферами деятельности, персонификацией отношений, несовершенными механизмами контроля насилия, дуализмом норм и навязанным характером властных отношений.

В пространстве кабардино-балкарского общества (что, впрочем, характерно не только для него) социальная мобильность затруднена, поскольку в нем не действуют механизмы здоровой конкуренции. Практически все социальные связи здесь носят локальный, персонифицированный, межличностный характер, и зачастую людей оценивают не столько по их личным достоинствам и способностям, сколько по тому, оснащены они капиталом «полезных» (первичных) неформальных связей или нет. Так, большинство респондентов сходятся во мнении, что при продвижении по службе предпочтение отдается лицам, чьи родственники или знакомые занимают определенные позиции во властных структурах, либо «своим» (по признаку этнической принадлежности), что имеет место в действительности. Хотя известно, что мобильность необходима для обеспечения стабильности общества, поскольку открытый доступ к позициям элиты позволяет способным и честолюбивым людям покидать низшие социальные уровни. Этим достигается эффект предохранительного клапана, уменьшающего вероятность революционных коллективных действий представителей низших социальных слоев18.

В массовом сознании населения Кабардино-Балкарии прочно закрепились представления о том, что «клан» и «клановость» – незыблемые свойства кабардино-балкарского общества, и преуспеть в нем практически невозможно. Причем даже не важно, так ли это на самом деле. Важно, что люди убеждены в этом.

Уильям Айзек Томас сделал вывод, названный позже Р.К.Мертоном «теоремой Томаса», суть которого состоит в следующем: «Если люди воспринимают некоторую ситуацию в качестве реальной, то она будет реальной и по своим последствиям». В связи с этим при изучении социального самочувствия необходимо принимать во внимание наличие в массовом сознании подобного рода предрассудков.

Одним из механизмов формирования стереотипных представлений являются повседневные разговоры19. Обмениваясь, к примеру, новостями об успехах других, жители республики не преминут упомянуть, что те принадлежат к такому-то клану, и в доказательство «разберут» цепочку первичных неформальных связей успешных людей. В другой раз они охотно расскажут о том, как благодаря личным качествам (способностям или талантам) преуспевают проживающие за пределами республики соотечественники. Рассказы о подобных историях подкрепляют стереотипные представления, и в результате люди довольно пессимистично оценивают свои шансы на успех в Кабардино-Балкарии, им крайне трудно выработать надежную стратегию действий: многие боятся рисковать (поскольку «из этого ничего не выйдет») и никак не найдут себе достойного места в условиях складывающейся рыночной экономики. Разумеется, все это сказывается на настроении людей, ухудшает их социальное самочувствие. Для иллюстрации данного тезиса приведем характерные для большинства (57%) респондентов высказывания: успешным становится тот, «кто принадлежит к клану» или «имеет высоких покровителей». Сравним приведенные данные с результатами исследования ВЦИОМ. 36% опрошенных россиян считают, что успех в жизни зависит от их личных качеств, способностей, талантов. Столько же респондентов (36%) утверждают, что успех – это продукт личных связей, «пробивных способностей»20. Мнения, как видно, разделились, но очевидно одно: доля кабардино-балкарских респондентов, для которых талант и способности менее значимы, чем личные связи, почти вдвое превышает соответствующую долю россиян в исследовании ВЦИОМ. А если принять во внимание обстоятельство, что понятия «труд» и «успех» относятся к базовым ценностям (по мнению 33% кабардино-балкарских респондентов), то можно представить, как оно воздействует на социальное самочувствие населения Кабардино-Балкарии.

Еще один механизм формирования стереотипных представлений связан с работой средств массовой информации. Показательными в этом плане являются многочисленные газетные публикации, которые тиражируют формирующиеся в повседневной жизни предрассудки и стереотипы. Контент-анализ материалов республиканских СМИ за 2005 – 2006 годы показал, что большинство статей, характеризующих социальную организацию кабардино-балкарского общества, имеют негативный оттенок. По справедливому замечанию П. Бурдье, «легитимное право «называть» означает также право «вызывать названные явления к жизни», делать их элементами социальной реальности»21. И эти «реалии» уже вживаются в мир повседневности далеких от политики людей и воздействуют на их социальное самочувствие.

Во втором параграфе «Культурное многообразие общества как фактор социального самочувствия» подчеркивается, что наличие факторов, обусловливающих мультикультурный характер общества, накладывает определенную специфику на социальное самочувствие и требует иного подхода к его исследованию. В связи с этим представляется важной диагностика социального контекста социального самочувствия с тем, чтобы выяснить, насколько явно «реалии» поликультурного общества обнаруживаются в самочувствии людей и как воздействуют на него.

Социальное самочувствие проявляется непосредственно в характере отношений представителей различных социальных групп к «своей» и «чужим» группам, а также в направленности и интенсивности их социальных перемещений. Поэтому при изучении социального самочувствия в поликультурном обществе необходимо осуществлять анализ как субъективных (самооценка общественного положения, удовлетворенность групповой принадлежностью), так и объективных (интенсивность социальной мобильности) групповых показателей.

Известно, что Россия и в особенности многонациональные республики Северного Кавказа являются поликультурными, а это значит, что существует проблема культуры и конфликта. Главное заключается не в наличии культурно сложного населения, совместном проживании и взаимодействии людей с культурно отличительными характеристиками, а в том, какой смысл то или иное общество придает культурным различиям, как и в каких целях, эти различия используются. И с этой точки зрения Россия имеет разительное отличие от преобладающего на Западе и в остальном мире опыта22.

Обычно, когда речь идет о культурных отличиях, имеются в виду этнические, языковые, религиозные, расовые и прочие различия. Однако в условиях современной России, где институализация этнокультурного фактора велика, вплоть до государственно-административного устройства (к примеру, Кабардино-Балкарская Республика), этническая принадлежность признается самым взрывным и вместе с тем наиболее общепринятым, легитимированным индикатором культурных различий23. Кроме того, в последние десятилетия искусственно был создан социальный феномен, когда людей перестали воспринимать как тружеников или безработных, преступников или законопослушных граждан, больных или здоровых и т.д., но как представителей того или иного этноса, другими словами «фантом» этничности стал основным критерием отличий24.

Ситуации, когда инакость любого рода однозначно интерпретируется в терминах этничности, ведет к различным конфликтам, которые в наше время возникают в стране, в том числе и в Кабардино-Балкарии. Республика, скажем, не является уникальным регионом с точки зрения культурного многообразия. Другое дело, что здесь существует своя особенность, связанная с приданием чрезмерной значимости этнокультурному фактору в обществе.
А это означает, что население республики вынуждено жить в напряженном социальном поле, растрачивая большую часть сил и времени на примирение различных и прежде всего национальных интересов этнических групп25, что создает неблагоприятный фон для социального самочувствия. Вот что по этому поводу пишут Б.Х.Бгажноков и Ж.М.Хамдохова: «В структуре социального самочувствия его этническая компонента – этносоциальное самочувствие – занимает значимое место, повышая или понижая уровень самочувствия в целом… Исходной базой для формирования плохого этнического самочувствия является плохое социальное самочувствие. Такой вывод можно сделать, анализируя оценки респондентов различных сторон этнического бытия в зависимости от уровня социального самочувствия. Показательно, что респонденты с плохим социальным самочувствием, как правило, негативно оценивают различные стороны этнического бытия»26.

В диссертационном исследовании этническая компонента также выделяется как важная составляющая социального самочувствия и для ее измерения предлагается использовать такие индикаторы, как равенство представителей различных этнических групп в исходных жизненных шансах, доступе к источникам власти и социальным ресурсам, а также статус групп в окружающем политическом и культурном пространстве. Вместе с тем заметим, что вне контекста многокультурного общества анализ самочувствия в терминах «этническое» и «социальное» теряет социологический смысл.

В третьей главе «Социальное самочувствие населения Кабардино-Балкарской Республики» анализируется состояние социального самочувствия, и предлагаются пути его улучшения.

В первом параграфе «Специфика социального самочувствия населения Кабардино-Балкарии» представлены данные социологических исследований. При изучении ситуации в Кабардино-Балкарской Республике широко использовались методы анализа статистических данных, документов, экспертного интервью, а в ряде случаев – анкетного опроса. Представленные в работе материалы и выводы основаны также на результатах контент-анализа материалов СМИ.

Один из главных результатов исследования состоит в том, как оказалось, что социальное самочувствие находится в прямой зависимости от социальной организации общества. Так, данные опроса показали, что среди респондентов с плохим социальным самочувствием почти в два раза больше тех, кто испытывает недоверие к государству, негативно оценивает возможность самореализации в кабардино-балкарском обществе и чувствует себя ущемленным в качестве представителя того или иного этноса или социальной группы.

В поликультурном обществе в условиях ограниченности ресурсов и этноцентристского управления доминирующая культура, столь важная для социальной конкуренции, приносится в жертву местной культурной специфике27, а постоянное отождествление этнокультурной и социально-политической идентичности становится постоянным источником неудовлетворенности и скрытой агрессии. Так, обладающие эффективной численностью представители «большинства» имеют больше возможностей оказывать прямое и непосредственное влияние на свое положение в иерархии власти, что ограничивает доступ к управленческим и экономическим ресурсам представителей «меньшинства». Подозрительность, обида, ощущение несправедливости и бессилия в таких условиях возникают гораздо чаще у наиболее малочисленных народов, и кабардино-балкарское общество в этом плане не исключение: в массовом сознании балкарцев (представителей меньшинства) прочно сложилось представление об ущемленности национальных интересов. К примеру, на вопрос «В достаточной ли мере в Кабардино-Балкарии учитываются национальные интересы Вашего народа» утвердительно ответили лишь 26,2% опрошенных балкарцев. Сравним: доля таковых среди русских и кабардинцев, являющихся представителями большинства, вдвое больше и составляет соответственно 41,6% и 45,6%.

Состояние этнического самочувствия во многом определяется тем, насколько высок в нем уровень конфликтности, проявляющейся, к примеру, в распространении бытового шовинизма или достаточно явном функционировании в массовом сознании представлений о том, что национальная принадлежность определяет положение людей в обществе. Так, на вопрос «Каково материальное положение большинства представителей Вашей национальности?» 27,2% кабардинцев, 45,6% балкарцев и 45,5% русских ответили «хуже, чем у других».

Одним из проявлений бытового шовинизма является стремление замкнуться в однородной национальной среде, в частности, на работе. Данные исследования показывают, что большинство опрошенных считают нормальным работать с коллегами других национальностей. В целом по массиву 28,8% респондентов предпочитают работать в многонациональном коллективе; для 56,3% национальный состав коллектива не имеет значения. Наряду с ними существуют люди (14,3%), которые убеждены в полезности однонациональных коллективов. Так, 3,6% предпочитают коллектив, состоящий из лиц своей национальности, а 10,7% – коллектив, где преобладают представители своей национальности. Нельзя не заметить, что среди кабардинцев данную точку зрения разделяет практически каждый четвертый (25,1%), у балкарцев таковых – 7%, у русских – 9,8%.

При сопоставлении ответов на вопрос «Приходилось ли Вам сталкиваться со случаями неприязненного отношения к представителям Вашей национальности?» обнаружены заметные различия во мнениях респондентов: по оценкам 33,3% опрошенных балкарцев, 24,8% русских
и 13,6% кабардинцев это происходило довольно часто; редко сталкивались с этим 42,2% респондентов балкарской национальности, 43,6% русской
и 43,7% кабардинской; не сталкивались 24,5% балкарцев, 29,7% русских и 42,7% кабардинцев. Таким образом, практически каждый четвертый опрошенный (24,6%) утверждает, что нередко сталкивался со случаями неприязненного отношения к представителям своей национальности, что объясняется, на наш взгляд, ситуацией напряженности в межнациональных отношениях, имевшей место в республике в 90-е годы.

Данные социологического исследования позволяют сделать вывод о том, что в Кабардино-Балкарии люди прилагают гораздо больше усилий, направленных на самореализацию. Так, 41,0% опрошенных кабардинцев, 55,9% балкарцев и 36,6% русских выразили уверенность в том, что в Кабардино-Балкарии они смогут реализовать свои силы, знания и способности (несмотря на то, что первые являются представителями субъектообразующих народов); за ее пределами – соответственно 17,1%, 19,6% и 37,6%; за пределами Российской Федерации – соответственно 18,1%, 10,8% и 5,9%; затруднились ответить соответственно 21,9%, 13,7% и 20,7%28.



Во втором параграфе «Пути и средства формирования благоприятного социального самочувствия» рассматриваются проблема улучшения социального самочувствия людей и возможности ее решения.

Социальное самочувствие является обобщенным индикатором реакции населения на социальные преобразования. Известно, что люди поддерживают те или иные изменения в обществе, надеясь улучшить свое собственное положение в нем, поэтому интегральная оценка восприятия ими собственного благополучия в основных сферах социальной жизнедеятельности является решающим критерием определения направленности (положительной или отрицательной) общественных изменений29. В связи с этим формирование благоприятного социального самочувствия признается одним из наиболее важных и масштабных направлений социальной политики в целом.

Анализ феномена «социальное самочувствие» представляется чрезвычайно важным и актуальным сегодня, поскольку уровень социального самочувствия может выступать показателем эффективности социальной политики. Если у большинства населения будет наблюдаться плохое самочувствие, возникает повод задуматься об успешности реализации социальной политики и о путях улучшения ситуации в стране. Важно помнить, чем большую заботу о людях проявляет государство, тем более позитивный характер принимает социальное самочувствие, недостаточна такая забота – ухудшается настроение людей, и отношения между ними и социумом принимают характер напряженности, противостояния.

Общая цель государственной политики по улучшению положения россиян состоит в преодолении связанных с процессом трансформации общества негативных тенденций, стабилизации положения различных категорий населения, создании реальных предпосылок положительной дальнейшей динамики процесса жизнеобеспечения людей. Важное место в политике государства принадлежит обеспечению социальной справедливости в обществе. Проведение в жизнь принципа социальной справедливости – непременное условие стабильности и устойчивости гражданского общества, динамизма его развития, формирования благоприятного социального самочувствия.

Необходимо подчеркнуть, что отсутствие единого методологического подхода к изучению социального самочувствия (несопоставимость полученных в различных исследованиях данных, отсутствие основных характеристик качества используемых методик – надежности и валидности) не позволяет проводить сравнительный анализ полученных различными исследователями результатов, в связи, с чем упускается возможность проводить мониторинг, оценивать социальное самочувствие как в российском обществе в целом, так и в отдельных регионах. В настоящее время исследования социального самочувствия носят преимущественно описательный или иллюстративный характер, социальное самочувствие не рассматривается как часть информационного обеспечения социального управления, что приводит к ошибкам в процессе принятия решений и, как следствие, к усилению социальной напряженности в обществе.

Актуальная потребность в постоянном мониторинге социального самочувствия населения в условиях трансформирующегося общества, с одной стороны, и отсутствие надежных и валидных методик измерения социального самочувствия – с другой, требуют решения вопроса разработки стандартизированной методики измерения социального самочувствия. Универсальность методики позволит измерять наиболее общие сущностные индикаторы социального самочувствия, что даст возможность использовать ее в сравнительных исследованиях.

Важную роль в решении данного вопроса должны сыграть академические институты, а также общероссийские и региональные центры, исследующие социальное самочувствие населения.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, определяются некоторые направления дальнейшей разработки проблемы.

Результаты социологического исследования, на наш взгляд, будут иметь определенное значение для дальнейшего осмысления изучаемой проблемы и для выработки эффективной социальной политики в регионе.

Представляется, что исследование влияния социальной организации и культурного многообразия общества на социальное самочувствие позволит устранить образовавшиеся в данном исследовательском направлении пробелы.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Khamdokhov J. Subjective well – being in the community of a small scale / The quality of social existence in a globalizing world. – Moscow-Durban. – 2006. – P. 318-319.

2. Хамдохов Д.З. Факторы социального самочувствия населения региона // Регионология. – 2007. – № 2. – С. 223-231.

3. Хамдохов Д.З. Культурное многообразие общества как фактор социального самочувствия (на материалах по Кабардино-Балкарской Республике) // Интернет-журнал МГУКИ «Культура & общество». Апрель, 2007. http://www.e-culture.ru/Hamdohov.pdf



4. Хамдохов Д.З. Социальное самочувствие в «малом» многокультурном обществе // Научная мысль Кавказа. – 2006. – Спецвып. 8. – С. 309-314.


1 См.: Социологический справочник / Под общей ред. В.И. Воловича. – Киев: Политиздат Украины, 1990. С. 352.

2 См.: Andrews F.M., Inglehart R.F. The Structure of Subjective Well – being in Nine Western Societies // Social Indications Research. 1979. Vol. 6; Andrews F.M., Withey S.B. Social Indicators of Well – Being:America’s Perception of Life Quality. 1976 N.Y.; Diener E. Subjective Well – Being // Psychological Bulletin. 1984. № 95; Biswas-Diener R., Diener E., Tamir M. The psychology of subjective well-being // Daedalus. – 2004. – Vol. 133. – No. 2; Bloodworth A. Theories of well-being // Nursing Philosophy. – 2005. Vol.6.

3 http//www.i-u.ru/biblio/archive/petrova_socsam/

4 См.: Барская О.Л. Социальное самочувствие: методологические и методические проблемы исследования: Автореф дис. … кан. филос. наук. М., 1989; Левыкин И.Т. Проблема нового концептуального подхода к изучению социалистического образа жизни. М., 1988. Вып. 1; Лунева О.В. Самочувствие личности в производственном коллективе // Эмоциональные потенциалы коллектива: Межвуз. сб. науч. тр. Ярославль, 1977. Вып. 50 и др.

5 Рубина Л.Я. Профессиональное и социальное самочувствие учителей // Социологические исследования. 1996. № 6. – С.63-76.


6 См.: Олейник А.Н. «Малое» общество: теоретическая модель и эмпирические иллюстрации». http://www.hse.ru/journals/wrldross/vol04_1/oleynik. С. 15.


7 См.: Головаха Е.И., Панина Н.В. Интегральный индекс социального самочувствия. Киев, 1997. C. 17-18.

8 См.: Крупец Я.Н. Социальное самочувствие как интегративный показатель адаптированности // Социологические исследования – 2003. – № 4.

9 См.: Тощенко Ж.Т., Харченко С.В. Социальное настроение. М., 1996. C. 44.

10 См.: Орлова Л.А. О социальном самочувствии учителей Московской области // Социологические исследования – 1998. – № 8.

11 См.: Давыдова Е.В. Измерение социального самочувствия молодежи. М., 1992.

12 См.: Петрова Л.Е. Социальное самочувствие молодежи // Социологические исследования. 2000. № 12. C. 11.


13 См.: Лапин Н.И., Беляева Л.А. Динамика ценностей населения реформируемой России. – М., 1996. С. 56.

14 См.: Крупец Я.Н. Указ. соч. С. 35-36.

15 См.: Петрова Л.Е. Указ. соч. С. 37.

16 См.: Олейник А.Н. Указ. соч.

17 Там же. С. 15.

18 Lipset M.S., Bendix R., Social Mobility in Industrial Society, Berkeley, University of California Press, 1959.

19 Ван Дейк Т.А. Когнитивные модели этнических ситуаций // Язык. Познание. Коммуникация / Под ред. В.И.Герасимова. М., Прогресс. 1989 – С. 161-189.

20 Успех в России // Газета (деловая) «Взгляд» 11 июля 2007 г.

21 Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Он же. Социология политики. М., 1993. С. 67.

22 Тишков В.А. Культурное многообразие в современном мире. http://www.eawarn.ru/pub/About/WebSeminarBretagneAgenda/Tichkov_expose.h С. 1.

23 Цюрхер К. Звездные войны, постмодернизм и столкновение цивилизаций // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ Под ред. В.С.Малахова и В.А.Тишкова. М. 2002. С. 69.

24 Radtke F.-O. Multiculturalism, Welfare State and Germany // The Ethnicity Reader / M. Guibernau & J. Rex. (eds.) Polity Press. 1999. р. 253.

25 Бгажноков Б.Х. Основания гуманистической этнологии. – М.: Изд-во РУДН, 2003. С. 44-46.

26 Бгажноков Б.Х., Хамдохова Ж.М. Социальное самочувствие в многокультурном обществе (по материалам исследований в Кабардино-Балкарии // Этнокультурное взаимодействие в Евразии: в 2 кн. / отв. ред. А.П. Деревянко, В.И.Молодин, В.А. Тишков. - М.: Наука, Книга 2-я. М.: Наука, 2006. С. 234.

27 Тишков В.А. Теория и практика многокультурности // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ Под ред. В.С.Малахова и В.А.Тишкова. - М. 2002. С. 348

28 См.: Бгажноков Б.Х., Хамдохова Ж.М. Указ.соч. С. 235.

29 Головаха Е., Панина Н. Интегральный индекс социального самочувствия населения Украины до и после «оранжевой революции» / Вестник общественного мнения 2005, № 6 (86) http://www.levada.ru/vestnik86.html




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница