Социально-психологические истоки формирования детской лжи



Дата01.06.2016
Размер81,2 Kb.
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕТСКОЙ ЛЖИ
Конькова Олеся Владимировна,

кафедра возрастной и педагогической психологии БГПУ


В повседневной жизни мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда один человек пытается ввести в заблуждение другого, преподнося ложную или утаивая правдивую информацию. Изучение столь распространенного психологического феномена, как ложь, могло бы иметь высокую практическую ценность, тем не менее, исследований на эту тему очень мало, а попытки теоретического описания этой проблемы относятся в основном к началу века.

«Ложь» относится к группе тех понятий, которые широко используются в педагогической и социальной практике, а также в повседневной жизни человека. Широкое применение данного понятия неизбежно размывает его содержание, нарушает семантические границы его объема, поэтому во избежание возможной терминологической путаницы необходимо отметить, что в данной статье под ложью понимаются заведомо лживые высказывания с целью ввести кого-либо в заблуждение. Для того чтобы была возможность говорить о лжи необходимо наличие трех основных компонентов: ложное (в объективном смысле) высказывание, сознание того, что высказывание ложно и, наконец, стремление придать заведомо ложной мысли вид истины, стремление ввести кого-либо в заблуждение [4].

В целом, в обществе существует огромное число предпосылок, начиная с функционирования семьи и заканчивая социальными структурами, влияние которых на протяжении всей жизни человека способствует формированию личностных качеств, обуславливающих использование лжи при решении жизненноважных проблем. Наиболее важные побудительные причины, оказывающие влияние на появление склонности ко лжи, следует искать в социализации индивида, в процессе которой происходит формирование личности, ее самосознания и Я-концепции. Следовательно, большое значение для разработки теоретических основ психологии и решения практических задач имеет исследование лживости в детском, и в частности, подростковом возрасте. Данный возрастной период является решающим для становления самосознания, в рамках формирования нового уровня которого происходит развитие относительно устойчивого представления о себе, Я-концепции. Я-концепция – это динамическая система представлений человека о самом себе, включающая убеждения, оценки и тенденции поведения, которая формируется в процессе самопознания. Рост интереса к собственному «Я» у подростков ведет к изменениям в характере становления и структуре Я-концепции, которая состоит из трех компонентов: когнитивного (образ Я); эмоционально-оценочного (самооценка), на становление которой оказывают влияние оценка других людей, круг значимых других или референтная группа, актуальное сравнение с другими и т.д. и поведенческого [1]. На основе когнитивной (образ Я) и эмоционально-оценочной составляющей (самооценка) формируется определенное отношение к себе, к своему «Я», т.е. подростки осознают себя личностью с характерными для нее возможностями, качествами, особенностями и соответственным образом относятся к собственной личности, что провоцирует определенное поведение. Поскольку исследование основано на представлении о лжи как поведенческой составляющей Я-концепции, то поведение подростка, соответственно, может быть правдивым или лживым.

Проведенное исследование, целью которого явилось исследование взаимосвязи самоотношения и лживого поведения в подростковом возрасте, носит, с одной стороны, теоретический, а с другой стороны, эмпирический характер. Для сбора эмпирических данных В качестве метода применялось анкетирование, в качестве методик – многомерный опросник исследования самоотношения (МИС), разработанный Р.С.Пантилеевым, методика изучения самооценки личности Т. Дембо – С. Рубинштейн, методика диагностики самооценки мотивации одобрения (шкала лживости) Д. Марлоу и Д. Крауна.

Полученные данные обрабатывались с помощью расчета χ2(2×2) и коэффициента сопряженности K (Чупрова), Q-теста, а также факторного анализа в пакете статистических программ STATISTICA for WINDOWS 5.5, что позволяет сделать вывод об их статистической значимости, а следовательно, о тенденции к подтверждению гипотезы о зависимости между лживостью и самоотношением, характерной для подростков 13-14 лет. Использованные статистические методы позволили установить характерную для девочек-подростков зависимость между лживостью и внутренней честностью (χ2=8.100, р<0,01, К=0,37) и характерные для мальчиков зависимость между лживостью и самоуверенностью (χ2=5.13, р<0,05, К=0,30), зависимость между лживостью и самоценностью (χ2=5.25, р<0,05, К=0,30). Кроме того, для девочек-подростков, имеющих высокий уровень лживости, характерен низкий уровень внутренней честности, мальчикам-подросткам, имеющим высокий уровень лживости, свойственен высокий уровень самоуверенности и высокий уровень самоценности. Внутренняя честность, самоуверенность и самоценность являются аспектами самоотношения, что позволяет сделать вывод о зависимости между лживостью и самоотношением. Следовательно, можно утверждать, что девочки, которым свойственны закрытость, неспособность или нежелание выдавать значимую информацию о себе, в большей степени склонны проявлять лживое поведение, нежели те, которые обладают повышенной рефлексивностью и критичностью, способностью не скрывать от себя и других даже неприятную информацию. Что касается мальчиков, то к проявлению лживого поведения в большей степени склонны подростки, для которых характерно наличие высокого самомнения, самоуверенности, ощущение ценности собственной личности и одновременно предполагаемой ценности своего Я для других, заинтересованности в собственном Я и любовь к себе.

Таким образом, проявление лживого или правдивого поведения в подростковом возрасте обусловлено определенным отношением человека к самому себе. В свою очередь проблема отношения к себе представлена в рамках более общей проблемы – структуры самосознания, источником возникновения и развития которого является система взаимодействия человека с внешним, прежде всего, социальным миром.

Процесс развития самосознания начинается на самых ранних этапах онтогенеза и продолжается на протяжении всей жизни, имея на каждом этапе свою возрастную специфику. Следовательно, изучение феномена лжи не может ограничиваться лишь подростковым возрастом, а должно осуществляться на каждом этапе онтогенетического развития ребенка. Так как феномен лжи практически всегда рассматривается в контексте социальной среды, причины побуждающие индивида к проявлению лживого поведения следует искать в его социализации, т.е. в том, как протекает детство ребенка, как ведет себя его окружение, в каких условиях он осуществляет свою жизнедеятельность.

Специалисты в области возрастной психологии, анализируя условия и мотивы возникновения детской лжи, в первую очередь, обращают внимание, на чувство страха, боязнь наказания у детей, которые появляются по причинам слишком жестокого обращения с ними, или природной слабости и неуверенности, которые испытывает ребенок, сталкиваясь с затруднительными ситуациями [3]. Известно, что человек уже на ранних этапах развития проявляет способность избегать неприятные эмоции со стороны агрессивного окружения с помощью маскировки и приспособления. Недоброжелательные интонации, крик, агрессивная мимика и другие невербальные компоненты общения воспринимаются ребенком как акты враждебности уже с первых недель жизни и достаточно быстро у него развиваются защитные механизмы. Использование ребенком лжи может быть обусловлено и нежеланием нести ответственность за обещанное или содеянное, стремление получить нечто, что иначе не получишь, защита друзей от неприятностей, стремление завоевать признание и интерес со стороны окружающих, избежание стыда, охрана личной жизни. Здесь как раз ясно выступает социальный корень лжи.

Так, Ст.Холл различает пять видов детской лжи:


  1. «героическая ложь», где ложь является, по выражению Ст.Холла, «средством для благородных целей»,

  2. «партийная ложь», где дитя лжет вследствие своих личных отношений (симпатии или антипатии) к кому-либо; основное положение здесь может быть сформулировано известным афоризмом – «правда для друзей и ложь для врагов»;

  3. «эгоистическая ложь», продиктована какими-либо личными интересами детей. Школьные болезни детей, к которым они прибегают как к защитному средству в трудных положениях, служат хорошим примером эгоистической лжи;

  4. «фантастическая ложь», когда дитя выдумывает из чистой любви к выдумке – например, чаще всего в игре, нередко и само веря своим выдумкам;

  5. «патологическая ложь», в основе которой лежит чисто патологическая потребность обманывать себя и других, возбуждать себя выдуманными историями.

Во всех этих случаях – кроме лишь четвертой формы («фантастической лжи») – речь идет о настоящей лжи [2].

Помимо выше перечисленных мотивов детской лжи «пусковым механизмом» использования лжи ребенком является осознание того, что к неискренности, как форме оказания влияния на самого ребенка и в качестве эффективного психологического воздействия на окружающих, прибегают родители и другие представители его референтных групп. Включение обмана в структуру обычного поведения наступает тем быстрее, чем менее благоприятны условия жизни и воспитания, причем понимание того, что ложь является нормой для поведения взрослых, в определенных ситуациях способствует переосмыслению стратегий собственного поведения.

Итак, детская ложь чрезмерно тревожит родителей, воспитателей, педагогов, и они всеми доступными средствами стараются избавить ребенка от привычки лгать, однако нужно заметить, что бороться с ложью вообще и детской, в частности, бесполезно, она – часть жизни любого воспитанного человека. Чувство такта, хорошего тона, интересы окружающих или необходимость компромисса в определенных ситуациях вынуждают людей время от времени прибегать к неискренности, «полуправде», а то и полной неправде, скрывая истинные чувства и мнения. В социальных отношениях обманывать приходится довольно часто, а потому дело не, а том, чтобы отбросить ложь как нечто, безусловно, плохое, а в том, как ею пользоваться, взаимодействуя с другими людьми. Поэтому родителям и педагогам необходимо помнить о некоторых аспектах, касающихся проблемы лжи в детском возрасте.


  • Ложь детей может свидетельствовать о нарушениях во взаимоотношениях со взрослыми. Изменение стиля общения с ребенком, устранение причин, вынуждающих его обманывать, сводит проявление лживости к безопасному минимуму. В противном случае она может укорениться и стать настоящим бедствием и для него самого и для окружающих.

  • Нужно объяснить ребенку, что ложь встает на пути к любви, вредит отношениям между людьми. Если однажды подорвать доверие человека к себе, то восстановить его обратно не просто.

  • Требования, предъявляемые к ребенку должны быть не только разумными, но и тактичными, учитывающие его интересы. Нельзя бесцеремонно ломать его намерения, прерывать его игру. Если родители хотят научить ребенка слушать их и уважать их требования, то должны первыми показать ему пример уважения к делам другого.

  • Неправильно бы было пресекать детские вымыслы, имеющие определенный терапевтический эффект и помогающие ему справиться с суровой действительностью. Но, выслушивая детскую «версию» события и морально поддерживая малыша, следует все-таки постепенно внушать ему мысль, что надо уметь признать свою вину и, что честных людей всегда уважают за то, что они не боятся говорить правду.

  • Необходимо поддерживать у ребенка баланс между вымыслом и реальностью, и если фантазии заменяют ему все виды активности, необходимо возвращать его «на землю» и прививать вкус к настоящему делу.

  • Нужно уметь прощать ребенку его ложь и забывать о ней, если только она не приняла гипертрофированные размеры. Прощение укрепляет в детях веру в себя и в своих справедливых родителей, а это залог конструктивного взаимодействия и взаимопонимания.

  • С привычкой говорить неправду бесполезно бороться, если члены семьи сами неискренни друг с другом.

  • Ребенок должен усвоить, что говорить неправду он может только в том случае, когда правда звучит невежливо.

Литература




  1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986. – 401 с.

  2. Гартьер В. К вопросу об экспериментальном исследовании лжи//Начало дела. Труды С.-Петербургской Педагогической Академии. – 1910. – 173 с.

  3. Шеталова А. О лжи // Вестник воспитания. – 1904. №4. – 132-147 с.

Штерн К., Штерн В. Воспоминание, показание и ложь в раннем детстве. – Спб., 1911. – 173 с.
Каталог: bitstream -> 123456789 -> 8218
123456789 -> Лекция Предмет и основные концепции современной философии науки 2
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Особенности регуляции учебной активности у студентов гуманитарных и технических специальностей
123456789 -> Учебное пособие для студ ф-та референт-переводчик / Харков гуманит ин-т «Народная украинская академия»
123456789 -> 1. проблемы бытия в современной философии
123456789 -> Способы защиты компании от хэдхантингов
123456789 -> Диагностика психического развития ребенка
123456789 -> Особенности формирования профессионально-коммуникативной компетенции будущего преподавателя иностранного языка на современном этапе
123456789 -> Учебная программа для специальности 1-23 01 73 Средства массовой информации


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница