Социальная психология


Глава 9. Отношение к риску, конкуренции и неудачам в предпринимательской деятельности



страница14/36
Дата10.02.2016
Размер1,69 Mb.
ТипРеферат
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36
Глава 9. Отношение к риску, конкуренции и неудачам в предпринимательской деятельности
Оценка отношения к риску и степени реального и оптимального риска. Отношение предпринимателей к риску в предпринимательской деятельности оценивалось с помощью шкалы наименований. Респондентам предлагалось выбрать один из вариантов ответа на вопрос о предпочтении работать в условиях разной степени риска. Сравнительный анализ данных показал, что наиболее высокочастотными во всех выборках являются ответы, характеризующие предпочтение средней и малой степени риска. При этом по данным опросов 1994 г. и 1996 г. более предпочтительными являются ситуации с малым риском, по данным опроса 1997 г. респонденты в равной степени предпочитают ситуации с малой и средней степенью риска, а начиная с опроса 2001 г. наиболее предпочтительной становится средняя степень риска. Несмотря на то, что во всех опросах обнаружились предприниматели, склонные к риску, их доля не превышает 15%, а доля респондентов, предпочитающих высокую степень риска, в ряде опросов оказалась статистически незначимой.

  1. Таблица 9.1

Динамика отношения к риску в предпринимательской
деятельности (в процентах к числу опрошенных)


Предпочитаемая степень риска

1994

1996

1997

2001

2003

2005

2008

2010

Риск отсутствует

4,6

12,9

15,8

6,4

13,1

13,3

7,9

15,4

Малый риск

42,4

37,1

36,7

30,4

34,4

40,0

38,6

32,7

Средняя степень риска

37,9

31,4

37,8

50,4

44,3

36,7

38,6

43,3

Люблю рисковать

15,1

14,3

8,7

11,2

8,2

10,0

13,6

8,6

Высокая степень риска

0

4,3

1,0

1,6

0

0

1,3

0,0

Таким образом, за время проведения исследования отношение предпринимателей к риску в предпринимательской деятельности существенно не изменилось: полученные характеристики отношения предпринимателей к риску, очевидно, являются устойчивыми и закономерными. В качестве тенденции можно отметить некоторое возрастание доли респондентов, отмечающих нейтральное отношение к риску (предпочтение средней его степени) и неоднозначную динамику отрицательного отношения (предпочтения малой степени риска). Объяснить данную тенденцию можно с помощью обнаруженной в ходе исследования взаимосвязи отношения к риску с оценками реального риска в предпринимательской деятельности: возрастание реального риска в предпринимательской деятельности сопровождается увеличением доли предпринимателей, предпочитающих малую степень риска, а снижение уровня риска продуцирует увеличение доли предпринимателей, предпочитающих среднюю его степень.




Оценка степени реального и оптимального риска в предпринимательской деятельности проводилась по десятибалльной шкале, крайним полюсам которой соответствовали оценки "крайне низкая" и "чрезвычайно высокая" (степень риска).

Динамика оценки реальной степени риска неоднозначна. По данным 1994 г., большинство предпринимателей оценили свой риск как средний (5–6 баллов, 47%) или выше среднего (7–9 баллов, 27%), 26% опрошенных оценили реальный риск как низкий (1–4 балла). В 1996 г. распределение оценок изменилось: 87% опрошенных оценили свой реальный риск как низкий или средний, из них 63% придерживались мнения, что для их бизнеса характерна низкая степень реального риска. Высоким риск в своей деятельности оценили 13% опрошенных. В 1997 г. вновь резко возросло количество предпринимателей, оценивающих свой реальный риск как высокий (36%), и снизилась до 22% доля средних оценок. В опросе 2001 г. эта тенденция усилилась: доля оценок реального риска как высокого увеличилась до 44% (при этом 7% опрошенных дали максимальную оценку – 10 баллов), уменьшилась до 24% доля низких оценок реального риска. В 2003 г. 42% респондентов оценили реальный риск в своей предпринимательской деятельности как сравнительно низкий (1–-4 балла) и 22% – как сравнительно высокий (7–10 баллов). Однако по данным опроса 2005 г. соотношение оценок реального риска как низкого и как высокого практически уравнялось: 36% и 39% соответственно.



Таблица 9.2

Оценка степени реального и оптимального риска в предпринимательской деятельности (в процентах к числу опрошенных)







Б а л л ы







1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Опрос

1994 г.


Реальный риск

1

5

9

11

32

15

9

15

3

0

Оптимальный риск

11

12

15

11

21

12

8

7

3

0

Опрос

1996 г.


Реальный риск

10

12

14

27

14

10

9

4

0

0

Оптимальный риск

19

18

14

21

9

9

6

4

0

0

Опрос

1997 г.


Реальный риск

10

5

18

8

9

13

23

8

5

0

Оптимальный риск

18

15

20

10

15

13

3

3

3

0

Опрос

2001 г.


Реальный риск

2

10

6

6

18

14

17

10

10

7

Оптимальный риск

7

18

9

7

25

9

5

7

6

3

Опрос 2003 г

Реальный риск

13

12

11

6

25

12

10

9

1

2

Оптимальный риск

6

14

12

11

26

11

9

8

1

2

Опрос 2005 г

Реальный риск

5

11

11

9

14

10

3

25

11

0

Оптимальный риск

5

8

16

21

23

7

4

9

6

0

Опрос 2008 г

Реальный риск

1,6

10,4

5,6

6,4

18,4

13,6

16,8

9,6

9,6

6,4

Оптимальный риск

1,3

11,8

11,8

7,9

30,3

6,6

2,6

19,7

1,3

2,6

Динамика распределений оценок оптимальной степени риска также неоднозначна. С 1994 по 1997 гг. идет снижение доли предпринимателей, которым нравится рисковать (18%, 10%, 9%), и растет доля предпринимателей, предпочитающих низкую степень риска (49%, 72%, 63%). Однако по данным опроса 2001 г. резко, до 21%, возрастает доля опрошенных, оценивающих оптимальную степень риска как высокую, и до 41% снижается доля тех, кто считает оптимальной низкую степень риска. Если сравнить эти данные с оценками отношения предпринимателей к риску, то возникает противоречие: по данным опроса 2001 г. только 13% предпринимателей выразили склонность к работе в условиях риска. Данное расхождение объясняется тем, что речь идет о разных аспектах отношения к риску. При оценке оптимальной для предпринимательской деятельности степени риска, опрашиваемый, по сути дела, не выражает своего личного отношения к риску и своего предпочтения к работе в условиях той или иной степени риска. Поэтому он может считать оптимальной для бизнеса в своей сфере достаточно высокую степень риска, не проявляя при этом личной склонности рисковать. По данным опроса 2003 г. оценки оптимального риска как относительно высокого и относительно низкого составляют 20% и 43% соответственно, т.е. предпринимателей, оценивающих оптимальный риск ниже среднего уровня, вдвое больше, чем тех, кто оценивает его выше среднего уровня. Сходное соотношение высоких и низких оценок оптимального риска получено и по данным опроса 2005 г. (19% и 50% соответственно). Однако, по данным опроса 2008 г. доли респондентов, оценивающих оптимальный риск как высокий и как низкий (26% и 33%) становятся почти одинаковыми.



Таблица 9.3

Оценка степени реального и оптимального риска в предпринимательской деятельности (средние значения оценок по десятибальной шкале)




1994г.

1996г.

1997г.

2001г.

2003г.

2005г.

2008г.

Реальный риск

5,41

4,10

4,49

5,87

4,54

5,46

5,93

Оптимальный риск

4,42

3,50

3,75

4,55

4,57

4,64

5,18

Сравнение средних значений оценок степени реального и оптимального риска, полученных в разные годы, демонстрирует, что рост оценок реального риска, как правило, сопровождается ростом оценок оптимального риска. Результаты статистического анализа данных подтверждают наличие этой взаимосвязи: на всех этапах исследования обнаружены статистически значимые корреляции этих показателей, а по данным факторного анализа они вошли в общий “фактор риска”. Вместе с тем в динамике этих показателей обнаруживаются и различия. Средние оценки реального риска меняются неоднозначно: подъемы средних значений чередуются со спадами, что отражает непоследовательность меняющихся внешних условий развития бизнеса в России. Оценки же оптимального риска после резкого пика (выше средних значений почти на целый балл) в начале 2000-х гг. стабилизируются на уровне 4,5 балла. Резкое увеличение оценок реального и оптимального риска по данным опроса 2008 г., превысившие значения опроса 2001 г., по всей видимости характеризует реакцию предпринимателей на характер изменений в условиях их деятельности в предкризисный период.

На всех этапах исследования выделяются группы предпринимателей, различающиеся оценками как реальной, так и оптимальной степени риска в своей деятельности. Можно утверждать, что эти различия определяются не только внешними факторами (сфера бизнеса, социально-экономическая ситуация в стране и регионе), но и внутренними предпочтениями самих предпринимателей. Об этом говорит тот факт, что предпочтение высокой или низкой степени риска как оптимальной для сферы деятельности предпринимателя взаимосвязано с оценкой реальной степени риска как более высокого или более низкого. Однако более детальный анализ данных позволяет выделить большее число типов предпринимателей, различающихся, в частности, оценками реальной и оптимальной степени риска в своей деятельности.

Изменения в предпринимательских оценках реальной степени риска сказались и на динамике корреляций между оценкой удовлетворенности результатами деятельности и оценкой реальной степени риска. Если в 1994 и 1998 гг. в целом более удовлетворенные предприниматели оценивали свой риск как низкий (r=–0,262, r=–0,303 соответственно), то в 1996 г., наоборот, в целом были более удовлетворены те, кто оценивал свой реальный риск выше среднего (r=0,220). При этом отношение к риску имело собственную специфическую динамику: в 1994 г. удовлетворенность результатами была тем выше, чем более положительно предприниматель относился к риску в своей деятельности (r=0,354). В дальнейшем эта зависимость сменилась на обратную (коэффициенты корреляции в 1996 и 1998 гг. соответственно равны –0,159 и –0,228), т.е. для более удовлетворенных в целом предпринимателей характерно отрицательное отношение к риску.

Данные факторного анализа, проведенного в 1998 г., когда подавляющее число предпринимателей придерживалось мнения, что оптимальная степень риска – низкая или средняя, а реальный риск оценивался довольно высоко, показывают тесную взаимосвязь между отношением к риску и удовлетворенностью результатами предпринимательской деятельности (при этом связь между оценками удовлетворенности и реальной степени риска менее выраженная).

Анализ полученных результатов позволяет сделать вывод, что в условиях низкого реального риска большее влияние на удовлетворенность оказывает оценка реальной степени риска по сравнению с имеющимся отношением к риску; в условиях высокого реального риска большую роль в формировании удовлетворенности играет психологическое отношение к предпринимательскому риску. В целом, удовлетворенность результатами своей предпринимательской деятельности коррелирует с отрицательным отношением к риску.

Отношение к неудачам в предпринимательской деятельности фиксировалось в исследовании с помощью ответов на вопросы: “Были ли в Вашей работе серьезные неудачи (банкротство, закрытие предприятия, разорение)?” и “Как бы Вы поступили в случае серьезной неудачи в бизнесе?” Если в 1992 г. большинство опрошенных (72%) ответили на первый вопрос отрицательно, то в 1994 г. такие неудачи были у 38% предпринимателей, а в 1997 г. опыт неудач испытали уже 52%, т.е. свыше половины опрошенных. По данным опроса 2001 г. доля опрошенных предпринимателей, имевших опыт серьезных неудач, снизилась до 32%. Вероятно, такая разница связана с тем, что неудачливые предприниматели стали покидать бизнес.

В связи с этим особый интерес представляет анализ возможных стратегий поведения предпринимателей в случае серьезной неудачи. Наименее вероятными вариантами поведения опрошенные считают уход на государственное предприятие или на работу к другому предпринимателю. В среднем по выборке не более 15% предпринимателей готовы в случае неудачи оставить бизнес и уйти в наемные работники.



Таблица 9.4

Поведение предпринимателя в случае серьезной неудачи (в процентах к числу опрошенных)

Стратегия поведения

1992

1994

1997

2001

2003

2005

Уход на государств. предприятие

2

10,6

8,8

6,7

2,9

0

Уход к другому предпринимателю

4

13,6

8,3

6,7

9,8

11

Поиск надежного компаньона

20

34,9

30,4

23,3

34,3

32

Организация нового дела

74

36,4

48,5

54,4

41,2

52

Другой вариант










7,8

7,8

5

Не ответили

0

4,5

4,0

1,1

3,9

0

Большинство опрошенных предпочитают стратегию организации нового собственного дела (около половины опрошенных) или поиск надежного компаньона (около трети опрошенных). При этом доля предпринимателей, которые в случае неудачи рассчитывают на сотрудничество с компаньоном, имеет тенденцию к увеличению, что косвенно свидетельствует о повышении значимости партнерских отношений в российском бизнесе. Если сопоставить эти данные с установками предпринимателей на тип поведения в ситуации отсутствия материальных проблем, можно сделать вывод, что выбор предпринимательства как вида экономической деятельности и образа жизни (по крайней мере на уровне его осознания) является чрезвычайно устойчивым и характеризует предпринимателей как высокомотивированных и стрессоустойчивых субъектов. Вместе с тем анализ реального поведения предпринимателей и в ситуациях высокого материального успеха, и в ситуациях серьезных неудач требует дальнейшего, более глубокого исследования.



Отношение предпринимателей к конкуренции. Известно, что конкуренция является движущей силой рыночной экономики. В процессе исследования учитывалась разница между понятиями «соревновательность» и «конкуренция». Под соревновательностью нами понималось свойство, органически присущее человеческому сообществу, основанное на естественных характеристиках человека, не связанных с эксплуатацией других людей и собственной наживой. Под «конкуренцией» мы подразумеваем рыночную категорию, часть функциональных взаимосвязей рыночной системы, отражающей не отношения между людьми, а функциональные взаимозависимости между экономическими обезличенными субъектами, носителями определенных рыночных функций.

На всех этапах исследования, начиная с опроса 1994 г., предпринимателям задавался вопрос: “Как лично Вы относитесь к конкуренции (соревнованию) с другими людьми в своей сфере деятельности?” Опрашиваемые должны были выбрать один из предложенных вариантов ответов: “мне чуждо это чувство”, “я не люблю соревнования”, “бывает всякое: и соревнуюсь, и нет”, “мне нравится соревноваться с людьми”, “предпочитаю жить и работать в условиях конкуренции”.


Таблица 9.5

Динамика отношения предпринимателей к конкуренции

Характер отношения

1994

1996

1997

2001

2003

2005

2008

2010

Резко отрицательное

3,0

4,3

7,2

2,4

1,6

3,3

3,6

4,8

Отрицательное

0,0

2,9

13,3

6,4

8,2

10,0

10,7

14,4

Нейтральное

28,8

25,7

39,5

48,0

42,6

51,7

44,3

43,3

Положительное

10,6

20,0

22,6

19,2

26,2

21,7

21,4

23,1

Очень положительное

57,8

47,1

17,4

24,0

21,3

13,3

20,0

14,4

С начала развития рыночных отношений в стране (конец 80-х гг.) и до середины 90-х реальной конкуренции между российскими предпринимателями практически не существовало, что непосредственно сказывалось на ее восприятии предпринимателями и на их отношении к ней. С другой стороны, можно предположить, что часть опрошенных предпринимателей восприняла вопрос скорее теоретически, т. е. «Конкуренция – это хорошо или плохо?», и ответила в соответствии с изученной теорией, «по учебнику», невнимательно прочитав в анкете вторую часть вопроса. Динамики оценок по параметру “отношение к конкуренции” в 1994–1996 гг. практически не наблюдается. В 1994 г. только 3% опрошенных утверждают, что не любят соревноваться, 29% неоднозначно относятся к соревнованию (“бывает всякое – и соревнуюсь, и нет”), 68% опрошенных утверждают, что им нравится соревноваться с людьми. В 1996 г. соотношение аналогичное (7%, 26% и 67% соответственно).

Однако к 1997 году, когда конкуренция в предпринимательской среде не только стала реальностью, но и резко обострилась, отношение предпринимателей к конкуренции изменилось: 20,5% опрошенных предпринимателей указывают, что не любят соревнования, 39,5% относятся к нему неоднозначно и лишь 38% утверждают, что им нравится соревноваться с людьми. По данным опроса 2001 г. доля предпринимателей, отрицательно относящихся к конкуренции, снизилась до 9%, увеличилась доля опрошенных, относящихся к конкуренции неоднозначно (до 48%) и положительно (до 43%). Эта тенденция отмечалась и в 2003 г., когда доля респондентов, отметивших положительное отношение к конкуренции, увеличилась до 47,5%, что оказалось даже выше доли предпринимателей, относящихся к конкуренции неоднозначно. Сходные результаты были получены и в опросе 2005 г. В целом распределение ответов в 2005 г. соответствует распределениям, полученным в предыдущие годы. Полученные данные необходимо проанализировать более подробно. Рассмотрим графическое изображение распределений ответов, представленное на рис. 6.2. «Очень отрицательное» отношение указали только около 3% опрошенных предпринимателей. Столь незначительная доля бизнесменов, негативно относящихся к конкуренции, может быть отмечена как позитивная тенденция. Четко обозначается тенденция роста количества предпринимателей, нейтрально относящихся к конкуренции. Число относящихся положительно существенно не изменилось и составляло около 18% (интервал колебаний – от 13,2% до 21,7%). Однако обращает на себя внимание ярко выраженная тенденция снижения количества респондентов, сторонников «очень положительного» отношения к конкуренции. Это, по всей вероятности, связано как с чрезмерной монополизацией отечественного рынка, так и с засильем бюрократических структур.


По данным опроса 2008 г. доля предпринимателей, позитивно относящихся к конкуренции вновь увеличилась до 41%, причем 20% опрошенных ответили, что они предпочитают жить и работать в условиях конкуренции. По данным опроса 2010 г. соответствующие значения составили 23% и 14%.. Очевидно, что такие мнения и оценки отражают характерную для значительной части предпринимателей выраженную склонность к соперничеству в экономической деятельности.

Таким образом, на всех этапах исследования выделились группы предпринимателей, различающиеся своим отношением к конкуренции: позитивным, неоднозначным или негативным. Однако доля предпринимателей, положительно относящихся к конкуренции, всегда значительно больше доли тех, кто относится к конкуренции отрицательно. Кроме того, с развитием рыночных отношений увеличивается количество опрошенных, чье отношение к конкуренции неоднозначно. Один из наших респондентов выразил это отношение характерным высказыванием: ”Вообще-то конкуренция в бизнесе – вещь хорошая, и я отношусь к ней положительно, но в своей деятельности, применительно лично к себе, – отрицательно».

По результатам анализа данных были выявлены устойчивые статистически значимые корреляционные связи показателя отношения к конкуренции со следующими показателями: оценка уровня деловой активности, успешности предпринимательской деятельности и удовлетворенности ее результатами. На основании этих данных можно сделать вывод, что более успешные и активные предприниматели в большей степени предрасположены к соревнованию с другими людьми. С другой стороны, позитивное отношение к конкуренции может рассматриваться как один из социально-психологических факторов деловой активности и успешности предпринимательской деятельности.

Изменение отношения к конкуренции проявилось и в динамике коэффициентов корреляции этого показателя с оценкой удовлетворенности предпринимательской деятельностью. Статистически значимые корреляционные связи между этими показателями были выявлены по данным опросов 1994 г. (r=0,302) и 1996 г. (r= 0, 366), а также в 2001 г.(r=0,278) и 2003 г.((r=0,351), т.е. тогда, когда было зафиксировано наиболее позитивное отношение к конкуренции. По данным опросов 1997 и 1998 гг., когда позитивное отношение респондентов к конкуренции в целом снизилось, подобные связи не зарегистрированы (r=0,176, r=0,211). Следовательно, связь между позитивным отношением предпринимателей к конкуренции и удовлетворенностью результатами предпринимательской деятельности зависит от некоторых внешних обстоятельств, определяющих, в том числе, отношение к конкуренции большинства предпринимателей.

Если рассматривать отношение предпринимателей к риску с учетом региональной специфики, то можно заметить, что москвичи более высоко оценивают степень реального риска в своей деятельности (различия по этому показателю между московскими и региональными респондентами статистически значимы по результатам обоих опросов). При оценке оптимального риска различия в оценках московских и региональных предпринимателей не достигают статистически значимого уровня. Однако по результатам обоих срезов оценки оптимальной степени риска у предпринимателей из регионов Центральной России ниже, чем у москвичей. Возможно, это объясняется тем, что предприниматели из городов Центральной России в большей степени предпочитают ситуации, когда риск отсутствует или невелик. По данным опроса 1997 г. отношение к риску (возможности неудачи) выражается следующими показателями. 45% москвичей и 60,4% предпринимателей из регионов Центральной России предпочитают работать, когда риск неудачи отсутствует или невелик. Однако 14% москвичей и 6,2% предпринимателей из регионов предпочитают работать в условиях риска.

Таблица 9.6

Оценка степени реального и оптимального риска в деятельности московских и региональных предпринимателей по данным опросов 1997 и 2001 гг. (средние значения оценок по десятибалльной шкале)

Виды риска



Предприниматели

из Москвы

из регионов

1997

2001

1997

2001

Реальный риск*

4,96

5,93

4,00

5,25

Оптимальный риск

3,84

4,55

3,66

4,15

*Различия значимы на уровне р = 0.05
По этим ответам обнаружены достоверные различия на 5% уровне. Обнаружены различия и в отношении к конкуренции: 43% москвичей и 36,4% предпринимателей из регионов предпочитают жить и работать в условиях конкуренции, 56% московских и 46% региональных предпринимателей оценивают свою конкурентоспособность как высокую. На вопрос о том, были ли в их предпринимательской деятельности серьезные неудачи, положительно ответили 55% московских и 39,5% региональных предпринимателей. На вопрос, как бы они поступили в случае серьезной неудачи, 52% москвичей и 43,7% предпринимателей из регионов ответили, что организовали бы новое дело сами. Сходное соотношение ответов наблюдается и по результатам опроса 2001 г. Таким образом, можно констатировать, что для московских предпринимателей характерно более позитивное отношение к риску и конкуренции, они также имеют больший опыт неудач и в большей степени настроены на продолжение предпринимательской деятельности в случае неудачи.

Интересно рассмотреть, как связаны отношение к риску и конкуренции между собой. Анализ корреляционных связей показывает, что в 1994 г. между этими показателями имеется статистически незначимая положительная корреляция, в 1996 г. она близка к нулю. В 1997 г. появляется статистически значимая положительная корреляция (на уровне p<0.05). Однако по данным опроса 2001 г. корреляция вновь становится незначимой. Кроме того, по результатам факторного анализа эти два показателя стабильно входят в различные факторы или в один и тот же фактор с разным знаком. Так, по данным опроса 1994 г. отношение к конкуренции с большим весом (0,529) вошло в фактор самоэффективности наряду с такими показателями самооценки предпринимателя, как оценка собственных возможностей и степени конкурентоспособности, а отношение к риску – в фактор оценки изменений внешних условий предпринимательской деятельности. По данным опроса 1996 г. эти показатели вошли в фактор “оценка результатов предпринимательской деятельности”, при этом отношение к риску было зафиксировано с отрицательным знаком (–0,365), а отношение к конкуренции – с положительным (0,361). По данным опроса 1997 г. отношение к риску вошло в общий фактор с оценками реального и оптимального (желаемого) уровня риска, который был интерпретирован как “фактор риска”. Согласно полученным данным, оценки оптимального и реального уровня риска имеют положительную корреляционную связь (r=0,42), при этом оценка оптимального риска положительно коррелирует с отношением к риску (r=0,24). Таким образом, чем более негативно предприниматель относится к риску, тем меньший уровень риска он отмечает как оптимальный и, как следствие, тем менее рисковые условия для своей предпринимательской деятельности он выбирает.

По данным опроса 1997 г. отношение к риску и отношение к конкуренции вошли в общий фактор с оценками надежности партнеров, зависимости развития бизнеса от взаимоотношений с партнерами и доверия к предпринимательским структурам, и потому этот фактор был интерпретирован как фактор “партнерство”. Между всеми данными показателями были зафиксированы положительные корреляционные связи. Согласно полученным данным, доверие и надежность в партнерских отношениях и отношение предпринимателя к риску и конкуренции выступают как взаимосвязанные переменные. Чем более уверен предприниматель в своих партнерах, тем в целом более позитивно он относится к риску и конкуренции. В дальнейшем, по результатам кластерного анализа всей выборки, именно эти факторы (риск, конкуренция и партнерские отношения) послужили основой эмпирической типологии предпринимателей.

Эмпирическая типология предпринимателей, различающихся субъективными оценками риска. Кластерный анализ данных, полученных по сопоставимым показателям в ходе опросов 1994–1998 гг. на общей выборке в 371 человек, позволил выделить пять групп предпринимателей. Наиболее выраженные различия между группами респондентов обнаружены по характеристикам ”степень риска в настоящее время” и ”оптимальная степень риска”, а также по вторичной, связанной с ними характеристике, – склонности респондентов к увеличению или уменьшению степени риска в их деятельности. Поэтому названия группам были даны, исходя из критерия субъективной оценки риска.

Представители первой, наиболее многочисленной (98 человек) группы предпринимателей склонны оценивать степень собственного риска в настоящее время выше средней по всей выборке (6,2 балла), а степень оптимального риска – значительно ниже (3,09). Для этой группы характерны также сравнительно более высокие оценки надежности партнеров (4,74) и доверия к предпринимательским структурам (3,97). Респонденты этого типа были обозначены как “доверяющие партнерам и стремящиеся к снижению риска“.



Вторая группа предпринимателей (63 человек) характеризуется максимальными по данной выборке оценками как реального, так и оптимального риска (обе оценки – 7,3 балла). Респонденты данной группы расценивают имеющийся высокий уровень риска в их бизнесе как нормальные и даже оптимальные условия ведения предпринимательской деятельности и не выказывают пожеланий изменить ситуацию. Из других социально-психологических особенностей в качестве тенденции следует отметить сравнительно низкую степень доверия к предпринимательским структурам (2,9 балла). Только 12% предпринимателей из других групп проявляют меньшую степень доверия, а остальные 70% доверяют предпринимательским структурам в большей степени. Возможно, что именно низкий уровень доверия усиливает неопределенность ситуации и вносит свой вклад в ее оценку как ситуации с высоким риском. Это тип “предпринимателей–экстремалов”.
Таблица 9.7

Средние значения показателей исследования по группам предпринимателей, выделенных по результатам кластерного анализа


Переменная*


Группы предпринимателей

1

2

3

4

5

Отношение к конкуренции

3,72

3,57

3,80

3,89

2,70

Конкурентоспособность

4,91

4,18

4,46

5,20

2,93

Отношение к риску

2,51

2,65

2,71

2,44

2,07

Оценка реального риска

6,2

7,34

4,65

1,87

2,72

Оценка оптимального риска

3,09

7,31

4,87

2,15

1,80

Надежность партнеров

4,74

3,64

3,41

4,72

2,54

Доверие к госструктурам

3,15

2,60

2,62

2,92

2,02

Доверие к предпринимателям

3,97

2,92

3,40

3,93

2,49

Собственные возможности

4,61

4,78

4,05

5,06

3,69

Изменение деловой активности

2,0

2,22

2,27

1,85

2,96

Изменение жизненного уровня

3,82

3,19

3,42

3,74

2,88

* В таблице представлены только те показатели, по которым обнаружены статистически значимые различия между выделенными группами ( p<0.001).
Третья группа предпринимателей (79 человек) характеризуется средними оценками реального риска в своей деятельности (4,6 балла, что наиболее близко к среднестатистическим показателям данной выборки: 4,6 – среднее значение и 5,0 – наиболее распространенная оценка). Для этой группы характерно также косвенное стремление немного увеличить свой риск (об этом свидетельствует более высокая оценка оптимального риска – 4,9 и более позитивное, чем в других группах, отношение к риску). Еще одна особенность данной группы состоит в том, что это самая старшая по возрасту группа среди опрошенных предпринимателей (возраст большинства вошедших в нее предпринимателей 40–45 лет). Таким образом, ее можно назвать группой “умеренно рискующих предпринимателей”.

Четвертая группа (85 человек) также характеризуется косвенным стремлением к увеличению риска, но ее отличительной особенностью является самый низкий уровень оценок реального риска (1,9 балла). Оптимальный уровень риска также оценивается респондентами достаточно низко (2,2). Особенностью данной группы становятся также сравнительно высокие оценки надежности партнеров (4,7) и доверия к предпринимательским структурам (3,93), что позволяет охарактеризовать данный тип как “малорисковых предпринимателей, имеющих надежных партнеров”. Малорисковые предприниматели наиболее высоко оценивают свои возможности в повышении успешности бизнеса (5,1) и свою конкурентоспособность (3,9). Кроме того, они наиболее оптимистично оценивают динамику своей деловой активности.

Пятая группа предпринимателей (46 человек) характеризуется преобладанием самых низких показателей по большинству переменных. Представителей этой группы отличает наиболее негативное отношение к конкуренции и риску, самые низкие в выборке оценки своей конкурентоспособности (2,9 балла) и собственных возможностей (3,7 балла), низкий уровень оценок надежности большинства партнеров(2,54), доверия как к государственным (2,0), так и к предпринимательским (2,5) структурам. Для них характерно отсутствие прогноза изменения своей деловой активности в сторону ее повышения. Сравнительно низко оценивая степень реального риска в своей деятельности (2,7), они наиболее низко оценивают и степень оптимального риска (1,8). Исходя из полученных данных, можно утверждать, что представители этой группы не склонны проявлять активности с целью извлечения прибыли в условиях конкуренции, т.е. не склонны к предпринимательству в подлинном его смысле. Респондентов этой группы мы обозначили как пассивных предпринимателей, или “предпринимателей консервативного типа”. Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что отношение к риску в предпринимательской деятельности является существенным фактором, который может служить основанием построения социально-психологической типологии российских предпринимателей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Результаты проведенных исследований позволили тщательно изучить групповое мнение российских предпринимателей о некоторых актуальных социально-психологических проблемах становления и развития малого бизнеса в России в 90-е годы двадцатого века и в начале двухтысячных годов.

Результаты исследования свидетельствуют о формировании особой социальной группы российских предпринимателей, характеризующейся наличием внутренней психологической общности, а также значительной степенью взаимного доверия и поддержки, особенно по сравнению с взаимоотношениями предпринимателей и представителей государственных структур. Значимой особенностью формирования группового сознания предпринимателей является выделение себя как группы и противопоставление сложившейся общности государственным органам и организациям. В сознании предпринимателей сформированы преимущественно негативные, характерные для всего предпринимательского сообщества, собирательные образы (стереотипы восприятия) представителей государственных структур на местах, затрудняющих взаимодействие и препятствующих эффективному решению проблем.

По результатам исследования можно констатировать, что предприниматели отмечают серьезные трудности в развитии своего бизнеса, связанные с противодействием со стороны федеральных и региональных органов власти. Соответственно, уровень доверия предпринимателей к представителям государственных структур достаточно низок и продолжает снижаться в последние годы. Также нами обнаружена взаимосвязь оценки степени реального риска в предпринимательской деятельности с оценкой противодействия бизнесу со стороны государственных структур, свидетельствующая о том, что именно государственные органы власти воспринимаются предпринимателями как основной источник риска в предпринимательской деятельности.

Важной особенностью взаимоотношений между предпринимателями и государственными органами в рассматриваемый период становится расхождение между социальными ожиданиями предпринимателей в отношении деятельности государственных органов по поддержке предпринимательства в России и их оценкой этой деятельности в реальности. Предприниматели рассматривают отношение к ним со стороны государственных органов скорее как неоднозначное, но в целом противодействие госструктур отмечается ими как более частое явление, нежели поддержка. Взаимоотношения между предпринимателями сферы малого бизнеса и представителями государственных структур оцениваются предпринимателями как напряженные, конфликтные и характеризуются низким уровнем взаимного доверия. Сравнительный анализ результатов последовательно проведенных опросов показывает, что противодействие со стороны государственных органов ощущается предпринимателями все более отчетливо.

Результаты исследований позволяют ожидать в дальнейшем более высокую активность предпринимателей в защите своих прав и интересов. При сохранении сложившихся негативных стереотипов восприятия представителей государственных органов предпринимателями эта активность может даже принять характер конфронтации.

Отношения между предпринимателями оцениваются респондентами как более доверительные и менее конфликтные, чем взаимоотношения с государственными структурами и предприятиями. При этом общая оценка надежности партнеров оказалась более тесно связанной с оценкой доверия внутри предпринимательской среды, чем с оценкой доверия к государственным органам.

В оценках предпринимателей преобладает восприятие социально-экономических условий, в которых им приходилось заниматься своим бизнесом, преимущественно как негативных. Однако, несмотря на негативный прогноз в отношении экономических условий для развития предпринимательской деятельности, значительная часть предпринимателей продолжает проявлять высокую деловую активность и прогнозирует ее дальнейшее повышение. Результаты корреляционного анализа показали, что прогноз деловой активности тесно связан с ее ретроспективной оценкой и слабо связан с оценкой или прогнозом изменения условий предпринимательской деятельности. Это говорит о том, что в своих прогнозах предприниматели в большей степени ориентируются на результаты своей работы и оценку собственных возможностей, чем на оценку внешних экономических условий.

Опрошенные дифференцированно оценивают показатели работы своих предприятий, характеризующие уровень деловой активности и успешность предпринимательской деятельности в целом. При этом оценки уровня деловой активности предприятий и успешности предпринимательской деятельности слабо связаны с оценкой экономических условий и, в частности, с оценкой влияния экономической политики государства на развитие предпринимательства.

В случае серьезной неудачи наименее вероятными вариантами поведения опрошенные считают уход на государственное предприятие или на работу к другому предпринимателю. Большинство опрошенных предпринимателей предпочитают стратегию организации нового собственного дела или поиск надежного компаньона. При этом доля предпринимателей, которые в случае неудачи рассчитывают на сотрудничество с компаньоном, имеет тенденцию к увеличению. Это косвенно свидетельствует о повышении значимости партнерских отношений в российском бизнесе.

Такие выявленные в исследовании качества предпринимателей, как доминирующая ориентация в прогнозе деловой активности на оценку результатов своей работы, объяснение успешности предпринимательской деятельности прежде всего собственными возможностями, выраженная установка на развитие своего бизнеса при любых экономических условиях и некоторые другие позволяют квалифицировать группу предпринимателей как высоко мотивированных, активных и стрессоустойчивых субъектов.

Проведен сравнительный анализ психологических отношений как социально-психологических характеристик деловой активности представителей социальных групп, различающихся по форме собственности и виду экономической деятельности. Наиболее существенные различия между предпринимателями и работниками государственных и коллективных предприятий обнаружились по тем параметрам, которые оказались наиболее тесно связанными с оценками уровня деловой активности: намерение повысить уровень своих доходов и наличие плана его реализации, отношение к риску и конкуренции в экономической деятельности, оценка и прогноз изменения жизненного уровня семьи, оценка собственных возможностей в повышении успешности своей хозяйственной деятельности. Выделенные социально-психологические параметры могут выступать показателями для оценки и прогноза деловой активности субъектов.

Выявлена совокупность психологических отношений, наиболее тесно связанных с предпочтением форм собственности и видов экономической деятельности. Эмпирически обосновано положение о том, что психологические отношения выступают важными факторами, определяющими выбор формы собственности и уровень деловой активности субъектов. На личностном уровне психологических отношений формируется феномен предпочтения формы собственности и вида экономической деятельности. Сторонников частного предпринимательства отличает более высокая оценка собственных возможностей в повышении успешности своей хозяйственной деятельности, склонность к конкуренции и умеренному риску, ориентация на самостоятельность в экономической деятельности. Определяя выбор формы собственности и уровень деловой активности субъектов, психологические отношения выполняют функцию регуляции экономической деятельности и выступают факторами изменения ее условий.

Эмпирически выделены социально-психологические типы субъектов, различающихся психологическими отношениями к новым формам собственности и реальным экономическим поведением, связанным с их выбором: “традиционный”, “пассивно выжидающий”, “пассивно приспосабливающийся”, “условно активный”, “вынужденно активный” и “активно реализующийся”.

В результате исследования выявлено содержание основных мотивов выбора предпринимательской деятельности. Достижение высокого материального благополучия, независимости, самостоятельности в работе и возможности реализовать свои способности выступают основными, наиболее значимыми мотивами предпринимательской деятельности. Была отмечена специфическая функция мотива достижения материального успеха, который для значительной части респондентов не является самоцелью, а выступает необходимым средством реализации предпринимательской деятельности. Полученные в ходе исследования результаты убедительно свидетельствуют о возрастании роли фактора материального благополучия в мотивации предпринимательской деятельности и о повышении его влияния на удовлетворенность предпринимателей результатами этой деятельности. Мотивы полезности своего бизнеса и достижения авторитета у окружающих, как выявилось, для российских предпринимателей значительно менее актуальны.

Принципиальных различий в структуре значимых жизненных ценностей у предпринимателей и других слоев населения не прослеживается. Такие ценности, как здоровье, семья, материальная обеспеченность, свобода, работа, друзья и любовь входят в десятку наиболее значимых практически у всех слоев российского населения. Вместе с тем в иерархии терминальных ценностей предпринимателей сравнительно более важное место занимают такие ценности, как материальная обеспеченность, уверенность в себе, свобода и активная жизнь. Среди инструментальных ценностей предприниматели более высоко оценивают независимость, эффективность в делах и предприимчивость. Отличительные особенности структуры мотивов и ценностных ориентаций, характерные для предпринимателей как особой социальной группы, более ярко выражены у московских предпринимателей.

Исследование отношения к риску в предпринимательской деятельности показало, что большинство предпринимателей оптимальной считают среднюю степень риска. Обнаружено отсутствие корреляции между высокой оценкой степени риска в предпринимательской деятельности и сравнительно низкой оценкой уровня конкуренции. Показано, что высокая степень риска в деятельности российских предпринимателей связывается ими не с конкурентной борьбой, а с давлением государственных монопольных структур. Вместе с тем эмпирически выделена особая группа предпринимателей, характеризующихся высокой соревновательной активностью и предпочитающих действовать в условиях высокой конкуренции и риска.

Исследование отношения к неудачам в предпринимательской деятельности показало, что большинство предпринимателей проявляют высокую самостоятельность и уверенность в себе и предпочитают в случае неудачи надеяться на себя, а не на помощь государства.

Отношение к риску, конкуренции и неудачам в предпринимательской деятельности являются важными социально-психологическим характеристиками предпринимателей, непосредственно связанными с оценками их деловой активности и результатами предпринимательской деятельности, ее успешности и удовлетворенности. В целом более эффективные предприниматели характеризуются положительным отношением к конкуренции и умеренному риску. Отношение предпринимателей к конкуренции в большей степени связано с их личностными особенностями: мотивационными предпочтениями, самооценкой, самоэффективностью. Отношение к риску в большей степени определяется оценкой благоприятности внешних условий предпринимательской деятельности.

Субъективно оцениваемая степень риска является важной социально-психологической характеристикой предпринимательской деятельности и предпринимателя как ее субъекта. Данная оценка характеризует не только внешние условия предпринимательской деятельности, но и личные предпочтения самих предпринимателей, в значительной степени определяющие выбор предпринимателем сферы и условий бизнеса, характеризующихся той или иной степенью риска.

Отношение к риску и конкуренции, с одной стороны, и доверие и надежность в партнерских отношениях – с другой, выступают взаимосвязанными характеристиками: чем более уверен предприниматель в своих партнерах, тем в целом более позитивно он относится к риску и конкуренции. Вышеизложенные характеристики послужили основаниями эмпирически выделенных социально-психологических типов предпринимателей.



Каталог: engine -> documents
documents -> Уровень перфекционизма и содержание идеалов личности
documents -> Профессиональная идентичность на этапе кризиса становления молодого специалиста
documents -> Социально-психологические факторы ответственного отношения предпринимателей к участникам делового взаимодействия
documents -> Межгрупповые различия в отношении к табакокурению
documents -> Субъектные и личностные характеристики женщин с травматичным опытом искусственного прерывания беременности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу 19. 00. 01 Общая психология, психология личности, история психологии
documents -> Модель психического детей-сирот 19. 00. 13 «Психология развития, акмеология»
documents -> Часть I. Духовный интеллект  2009 г. Г. В. Ожиганова
documents -> Динамика социальных представлений о празднике у современной российской молодежи
documents -> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   36


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница