Системный подход в электроэнцефалографическом исследовании биотелесвязи в физиологической школе Н. Е. Введенского А. А. Ухтомского



Скачать 123.28 Kb.
Дата17.04.2016
Размер123.28 Kb.
Парапсихология и психофизика. - 1993. - №2. - С.42-49.
Системный подход в электроэнцефалографическом исследовании биотелесвязи в физиологической школе
Н.Е.Введенского - А.А.Ухтомского

Л.П.Павлова
Обнаружено явление общей и специфической активации в теменных, слуховых и зрительных отделах коры в периоды биотелесвязи. На основании электроэнцефалографического исследования выработана методика проведения опытов по регистрации биотелесвязи значительно повышающие ее достоверность. Оптимальный тип активационной структуры индуктора и перцепиента отражается в смещении фокуса максимальной активации вначале в лобно-правые и далее в задне-левые отделы. В момент операционного действия у профессиональных экстрасенсов (операторов биолокации) происходит полная сопряженная инверсия градиентов кортикальной активации - от лобно-левой ориентации фокуса максимальной активации к задне-правой.
Впервые попытка научно аргументировать явления, описываемые парапсихологией, на основе системного подхода была предпринята проф. Л.Л.Васильевым. Это стало возможным в результате сложившегося в научной школе Санкт-Петербургских и Ленинградских физиологов системного знания о человеке [1]. Большой вклад в эти представления внесли русские ученые - И.М.Сеченов, Н.Е.Введенский, А.А.Ухтомский, И.П.Павлов и Бехтерев. Начало наших исследований относятся к 1965-1967 г.г. и тесно связано с только начинающимися складываться системными энцефалографическими показателями функционального состояния мозга. Полученные в те годы результаты не публиковались в отечественных изданиях, но нашли не совсем объективное отражение в зарубежной печати [2]. В то же время полученные нами в последующие годы данные подтвердили фактически все выводы первоначальных исследований, проведенных в университетской лаборатории физиологии труда на группе известных московских экстрасенсов. Полученные результаты подтвердили положение о том, что в объективизации явления "экстрасенсорного восприятия" у человека ведущую роль играет непосредственное изучение состояния мозга экстрасенсов. Поставленная задача решалась в ходе опытов с регистрацией ЭЭГ мозга во время сеансов установления телепатической связи. В качестве перцепиентов и индукторов попеременно выступали трое экстрасенсов - Ю.Каменский, К.Николаев, А.Монин. Регистрация ЭЭГ и других физиологических показателей, характеризующих состояние мышц (ЭМГ), сердца (ЭКГ), дыхания (ЭПГ), движение глаз (ЭОГ) производилось одновременно на протяжении всего сеанса биотелесвязи на 16-ти канальном электроэнцефалографе марки "Биофизприбор". В качестве основной характеристики состояния мозга использовалась "реакция активации", определяемая в ЭЭГ по депрессии альфа-ритма (8-10 1/с) и рассчитываемая по общепринятым данным спектрального анализа и пробе на ЗГ-ОГ. По разработанным критериям системного подхода находились уровни локальной активации и градиенты лобно-затылочной и межполушарной активации [3]. Регистрация производилась с 10 симметричных отделов полушарий мозга: переднелобных, нижнецентральных, теменно-височных, нижневисочных и затылочных, определяемых по схеме Крейнляйна.

Биотелепатическая связь осуществлялась в виде передачи эмоций отрицательного либо положительного характера, а также в виде передачи зрительных образов (предметы, световые вспышки) и устанавливалась в опытах как на близком, так и на дальнем расстоянии. Опыты на близком расстоянии проходили по двум вариантам - в одной и той же комнате и в разных комнатах. В первом варианте, когда индуктор и перцепиент находились в одной комнате (экранируемой жестью и звукоизолированной ЭЭГ-камере), они были изолированы друг от друга деревянным щитом (1,51,5 м.), полностью исключавшим непосредственный зрительный контроль друг за другом. Индуктор сидел позади перцепиента лицом к разделяющему щиту на расстоянии одного метра. Регистрация производилась в этом варианте опытов одновременно с индуктора и перцепиента. Целью этого варианта являлось установление по ЭЭГ, ЭКГ, ЭМГ и ЭПГ взаимовлияний между парой испытуемых, осуществляющих биотелесвязь. До начала опыта были сделаны контрольные регистрации указанных выше функций, в отдельности на каждом исследуемом. В дальнейшем спонтанные и вызванные в ответ на звуковые, световые сигналы и во время эмоциональных переживаний изменения индивидуального характера сравнивались с экстрасенсорными взаимовлияниями индуктора и перцепиента. Для уменьшения возможных звуковых воздействий ушные раковины плотно закладывались ватными тампонами и заклеивались пластырем. По ЭМГ осуществлялись наблюдения за движениями рук и ног. Во время передачи эмоций испытуемые сидели расслаблено с закрытыми глазами. В моменты передачи образов предметов индуктор глаза открывал, отмечая также начало и конец своей передачи легким напряжением мышц кисти правой руки (одно напряжение - начало передачи, два - конец), что усиливало биотоки мышц и регистрировалось нами в виде отчетливых пачек ЭМГ. Перцепиент не открывал глаз, при появлении ясного ощущения начала и конца передачи производил соответствующие напряжения мышц правой руки. Таким образом, параллельно картине сдвигов физиологических показателей мы имели отметку начала и конца передачи от индуктора и отметку сознательного восприятия перцепиентом. Аналогичная система сигнализации использовалась и во всех других сериях опытов. В том случае, если испытуемый ощущал не относящееся к передаче (головную боль, изменение самочувствия, помехи со стороны приборного обеспечения опыта и т.п.), он сильно сжимал руки несколько раз, впоследствии давая подробное объяснение. Такой самоконтроль за текущим состоянием и помехами позволял нам учитывать и исключать многие привходящие влияния, накладывающие изменения ЭЭГ и другие функции. Опыты первого варианта, выявившие наличие биотелесвязи в виде реакции активации в моменты передачи, оставили целый ряд сомнений о возможности ряда слабых субсенсорных воздействий, в частности звуковых, вибрационных, при изменении дыхания, открывании глаз, сжимании рук.

Во втором варианте опытов испытуемые находились в соседних комнатах, разделенных кирпичной стеной и звукоизолирующим слоем ЭЭГ-камеры, либо индуктор находился через две тридцатиметровые комнаты от перцепиента. Регистрация ЭЭГ и других показателей проводилась во втором варианте только у перцепиентов. Моменты начала и конца передачи фиксировались двумя наблюдателями и наносились в виде отметок на регистрирующую ленту электроэнцефалографа во время опыта.

Результаты второго варианта опытов были весьма обнадеживающими. В двух-пяти часовых опытах с четырьмя разными парами испытуемых было обнаружено явление общей и специфической активации в теменных, слуховых и зрительных отделах коры в периоды биотелесвязи. Наиболее успешна оказалась передача звуковых образов. Неудачи были связаны с передачей зрительных образов (с последующим выбором из семи предметов), что нашло свое объяснение после анализа ЭЭГ перцепиента. Передача эмоций в течении 30-40 с. была более успешной, но статистически так же недостоверной. В то же время наши опыты показали, что простое увеличение количества проб, само по себе не приведет к успеху. Требования формально-статистической достоверности, основанные на необходимости многократного повторения явления при серии повторных воздействий в одном и том же опыте, противоречат сущности быстро меняющихся фазных и парадоксальных реакций мозга на любой стимул. При длительном и частом повторении раздражения эффект закономерно извращается и пропадает, что характерно для любых физиологических реакций, в том числе и для явления биотелесвязи. Это, конечно, не могло послужить поводом для отказа от продолжения ЭЭГ-исследований и серьезного отношения к получаемым фактам. Выявление условий, влияющих на эффективность передачи, и проведение опытов в наиболее оптимальных условиях повышают достоверность получаемых фактов, что мы и обнаружили в своих опытах.

В третьем варианте опытов биотелесвязь устанавливалась на дальнем расстоянии - Москва - Ленинград. В первую часть опыта (30 минут) регистрация комплекса параметров производилась с перцепиентом, находящегося в Ленинграде Ю.Каменского. Перед опытом было известно лишь начало 30-ти минутных сеансов связи. Точное время начала и конца каждой передачи, и их количество не было известно ни одному из участников эксперимента в Ленинграде. До начала сеанса передач из Москвы производилась контрольная регистрация ЭЭГ перцепиента, находящегося в покое в течение 30 минут, далее ему сообщалось о начале сеанса (1 час), и больше никаких сигналов в течении этого срока перцепиент не получал. Одновременная регистрация ЭЭГ испытуемых не удалась тогда из-за технических причин, что не помешало однако придать этому опыту сенсационный характер в книге "Психология за железным занавесом", появившейся в 1971 году в США. В менее успешной части опыта в паре К.Николаев (индуктор, Москва) - Ю.Каменский (перцепиент, Ленинград) была зафиксирована ЭЭГ только перцепиента, а в наиболее удачной части - при обратной передаче из Ленинграда в Москву в тот же день - регистрации ЭЭГ перцепиента К.Николаева не было. Поэтому материала о явлении активации мозга при передачах на дальнее расстояние было явно недостаточно для каких-либо окончательных выводов. Хотя возможно, что наиболее отчетливый результат был получен в опытах второго варианта, когда исследуемые находились в соседних комнатах.

Описанная выше работа позволила выработать методику опытов по регистрации биотелесвязи.

Первым и непременным условием обнаружения явления оказалась физиологическая адекватность постановки и организации эксперимента: наличие длительной контрольной регистрации ЭЭГ до момента начала передачи, исключение ряда причин для возможности случайной активации мозга перцепиента и контроль за такими случайными активациями по ряду дополнительных показателей. Чрезвычайно важной оказалась организация адекватного состояния мозга перцепиента. Т.е. расслабленное состояние, как фон, который, очевидно способствует успешному восприятию, на котором может отчетливо проявиться явление активации. Следует учитывать, что человек не может длительное время находиться в состоянии т.н. "оперативного покоя", невольные отвлекающие мысли, движения вызывают сложные перестройки мозговой деятельности, кортикальной активационной структуры. На фоне этих перестроек почти невозможно выделить влияния передач. Для создания устойчивого состояния перцепиент по нашей команде за некоторое время до начала сеанса релаксировал - сидел с закрытыми глазами, расслабив мускулатуру лица и туловища. Это была команда "Спокойно", подаваемая за 3-5 минут до начала передачи. При повторных передачах мы считались с возможностью выработки условного рефлекса на время, когда мозг испытуемого начинает "подстерегать" сигнал еще до его появления - это отражается в виде специфической реакции активации в ЭЭГ, подобной той, которая наблюдается в период передачи. В таких случаях следует отодвинуть начало очередной передачи, дождавшись дезактивации и появления альфа-ритма в ЭЭГ. Кроме этого должна учитываться возможность галлюцинирования перцепиента при повторении передач. В проведенных опытах нами были обнаружены следующие основные явления:

Специфический тип активации коры мозга перцепиента в период биотелепередач. Вслед за отметкой о начале передачи, или с небольшим опережением (на 1-1,5 с.) в ЭЭГ перцепиента отмечалась реакция активации (четкая депрессия альфа-ритма) вначале неспецифического характера. Для неспецифической реакции ЭЭГ характерно наличие общей реакции активации по всему мозгу, с "фокусом" активации в лобных или (и) передневисочных отведениях ЭЭГ. Период неспецифической активации ЭЭГ в случае успешных передач быстро сменялся локальной специфической активацией, при которой "фокус" возбуждения смещался из передних моторно-логических отделов полушарий в задние афферентные отделы - проекционные зоны зрительного (при передаче образов) или слухового (при передаче звуков) анализаторов (соответственно задневисочные и затылочные отведения ЭЭГ). В наиболее удачном опыте (индуктор Монин, перцепиент Каменский) передача девять раз подряд отрицательных эмоций вызвала в 90% случаев реакцию неспецифической активации ЭЭГ, причем более половины передач закончились идентификацией эмоций перцепиентом. Во время передачи зрительных образов с последующим выбором предмета отмечались частые "логические сбои", сопровождающиеся сильной левосторонней активацией передних областей коры мозга. Мозговой язык "логогенов" очевидно неадекватен биотелевосприятию, тогда как смещение фокуса в задние области отражает переход на язык "имагенов", образных кодов, способствует ему. Отмечена большая достоверность передач при использовании слуховых кодов. В частности, в марте 1967 г. с помощью такой кодировки было правильно принято Николаевым слово "Ира", переданное с помощью азбуки Морзе (низкий звук, гудок - тире, высокий, свисток - точка) в процессе двух повторных 30-ти минутных передач. Повторный эксперимент был неудачным из-за изменения состояния испытуемых. В дальнейших опытах мы достигли большей статистической успешности после того как начали ставить перцепиента в известность о его текущем состоянии. Эти приемы послужили нам отправной точкой для развития комплекса методик биологической обратной связи (БОС).

Специфическая реакция активации в ЭЭГ сохранялась на какое-то время и после окончания передачи и восприятия сигнала и обнаруживалась по реакции на открывание и закрывание глаз. Наиболее короткий скрытый период реакции на открывание глаз (исчезновение альфа-ритма) и наиболее длительный скрытый период реакции на закрывание глаз (усиление альфа-ритма) характеризует наиболее сильно возбужденные отделы полушарий. В норме фокус возбуждения располагается в передних отделах полушарий, а период биотелесвязи - в задних.

Активация ЭЭГ могла проявиться не тотчас после начала передачи, но после того, как перцепиент четко осознал наличие связи, он сжимал пальцы рук , что регистрировалось ЭМГ. В целом ряде опытов (около 40% всех случаев) наблюдающаяся активация ЭЭГ во время передачи не сопровождалась сжиманием руки, т.к. перцепиент не был уверен в ощущении биотелепатической связи (как показывал опрос после опыта). Этот факт говорит о возможности более точной регистрации явления по объективному показателю мозговой деятельности (ЭЭГ) по сравнению с субъективным словесным отчетом испытуемого.

Возможность экстрасенсорного восприятия в периоды сильной активации отделов моторно-логической сферы коры мозга резко снижается, поскольку это затрудняет перемещение фокуса максимальной активации в задние, гностические отделы во время приема телепередачи. Следует учесть, что длительное подстерегание телепатического сигнала даже в оптимальных условиях - при наличии фокуса активации в задних отделах, обычно сменяется состоянием "отключения", при этом фокус активации смещается в лобно-левые отделы. Это явление мозговой деятельности отрицательно влияет на успешность передачи, что обычно и наблюдается в длящихся исследованиях.

Передача телесигналов через равные промежутки времени протекает более успешно, поскольку наблюдается условно-рефлекторная настройка состояния коры головного мозга на режим специфической активации, однако это может привести к мнимому восприятию при длительных передачах одного и того же сигнала. Чередование в передаче нескольких сигналов - это описано выше - при установленном заранее временном интервале передачи, например, приблизительно в начале каждой второй, третьей или четвертой минуты, улучшает условия.

Поставленные опыты свидетельствуют о возможности выявления по ЭЭГ объективных изменений мозговой деятельности перцепиента во время приема "экстрасенсорных" сигналов при соблюдении целого ряда условий в проведении таких исследований и при системном подходе к анализу сдвигов ЭЭГ.

Одним из важнейших условий является оптимальное состояние мозга перцепиента, которое может корректироваться в процессе восприятия телесигналов на основе биологической обратной связи, что и было проверено нами в телепарах Монин - Николаев и Монин - Каменский в 1966-1967 г.г. и отчетливо подтвердилось в экспериментах последних лет совместно с экстрасенсом-биолокатором Е.Г.Бондаренко (данные не опубликованы). В частности, подтверждены данные о том, что оптимальный тип кортикальной активационной структуры (КАС) не только перцепиента, но и индуктора отражается в смещении фокуса максимальной активации вначале в лобно-правые и далее в задне-левые отделы (область интегральных квазипространственных образов), но в момент операционального действия у профессионала наблюдается полная сопряженная инверсия градиентов кортикальной активации - от лобно-левой ориентации ФМА к задне-правой, что отражает общий закон перестройки режима мозговой деятельности в процессе изменения макроструктуры психической деятельности [1].

Ведущую роль в настройке профессионала-экстрасенса на прием или передачу состояния или образа играет тип КАС с перекрестным ФМА - совместное значительное возбуждение лобно-правых зон (операция целостного вращения образа по Ратклифу) одновременно с задне-левыми областями (семантическая зона Вернике). По нашим данным подобный режим работы мозга обеспечивает интуитивные акты ("ага-переживания) в решении "барьерных" задач, он характерен для лиц с выраженными эвристическими способностями у работников творческого труда. Следовательно, экстрасенсорное восприятие основано на - как писал Ухтомский - "рецепции высшего порядка", осуществляющей прогнозирование на основе "интуиции" как особенного состояния мозга человека.

Кроме многих прочих проблем и вопросов науки к области биотелесвязи назрела проблема рассмотрения "экстрасенсорных взаимодействий" как нормы любого профессионального мастерства высшего порядка на основе развития творческой функции мозга [5].

Принципиально важно, что истинный научный подход к явлениям "парапсихологическим", так же, как и к привычным, но тем не менее еще далеко не разгаданным наукой психическим явлениям, не может ограничиться лишь физикалистским, редукционистским подходом - сведением явлений более высокого уровня непосредственно на законы физики. Важнейшим опосредующим звеном интегрирования научных областей в исследовании человека является системная психофизиология с такими ее законами как 3х-фазная парабиотическая реакция на раздражитель Н.Е.Введенского, доминанта А.А.Ухтомского как системообразующий фактор, явление "усвоения ритма" - сорезонансы в инерционных системах нелинейных колебаний [4], что позволит методологически и экспериментально поставить проблему о биотелесвязи как определенном диапазоне нормы реакции живых систем - неравновесных на термодинамическом (Э.Бауер, 1935), молекулярном (А.Г.Гурвич, 1922), нейрональном (принцип доминанты А.А.Ухтомского) уровне. На этом пути был заложен фундамент научного подхода крупным представителем физиологической научной школы Сеченова-Введенского-Ухтомского нейрофизиологом Л.Л.Васильевым [ ], представленные в данном сообщении факты продолжают эту линию исследований с позиций системной психофизиологии.
Литература
1. Павлова Л.П., Романенко А.Ф. Системный подход к психофизиологическому исследованию мозга человека.-Л.:Наука,1988.270с.

2. Павлова Л.П.-в книге: Physic Discoveries Behind the Iron Curtain. Sheila Ostrander and Lynn Schroeder. New Jork: National General Company,1970.

3. Сергеев Г.Ф., Павлова Л.П., Романенко А.Ф. Статистические методы анализа ЭЭГ человека.-Л.:Наука,1968.206с.

4. Ухтомский А.А. Доминанта. М.-Л.:Наука,1966.



5. Павлова Л.П., Лобачев В.И. Парадоксы творческого мышления. СПб.,1991.

6. Павлова Л.П. В память Л.Л.Васильева.-/Ж. Фонда парапсихологии им.Л.Л.Васильева.1991.N
Каталог: sites -> default -> files -> pp rus archivs
pp rus archivs -> С. 94-101. Психосфера человека. Угрозы безопасности психосфере человека и способы борьбы с ними
pp rus archivs -> Парапсихология и психофизика. 1995. №1. С. 22-46
pp rus archivs -> С. 19-23. Измененные состояния сознания культурный феномен и проблема психологии
pp rus archivs -> Роль стрессорных нагрузок в здоровье человека
pp rus archivs -> Организация ритмов ээг человека при особых состояниях сознания
pp rus archivs -> Язык и особые состояния сознания. (на материале лингвистического анализа терминологии письменных памятников)
pp rus archivs -> С. 23-33. Экральный анализ и качественные меры психической деятельности
pp rus archivs -> С. 97-106. Нейрокомпьютер "Эмбрион" как генератор и преобразователь смыслов в вероятностной модели личности
pp rus archivs -> С. 107-108. Информационный фантом возбуждения квазинейронной сети в нейрокомпьютере "Эмбрион"
pp rus archivs -> С. 82-88. Гомеостатические механизмы формирования модели сознания


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница