Широков Ф. О. (г. Нижний Новгород) Коммуникативная природа эскапизма в контексте исторического мифа



Скачать 124,35 Kb.
Дата24.04.2016
Размер124,35 Kb.
Широков Ф.О. (г. Нижний Новгород)

Коммуникативная природа эскапизма в контексте

исторического мифа
Современные социальные коммуникации развиваются в условиях эскалации сложнейших социальных проблем современности: социального неравенства, одиночества, угрозы техногенных катастроф, безработицы и многих других. На этом фоне особую значимость приобретает проблема мифологизированной истории. И эта проблема при ближайшем рассмотрении также имеет социально-коммуникативный характер. Поскольку каждый индивид неизбежно зависит от процессов социализации, испытывает необходимость в культурной идентичности и исторических корнях, то под воздействием современных политических мифов он вновь может испытать гнет определенных социальных суеверий и убеждений, которые окажут влияние на восприятие современной картины мира. Коммуникационные барьеры и чрезмерное обилие неверифицированной информации приводят к тяжелым последствиям потери чувства реальности. Испытывая сложности в определении собственных социально-ориентированных директив, индивид может бессознательно попытаться избежать реальности, «оставляя весь мир позади».

В данном случае активно проявляет себя феномен эскапизма. В контексте одного человека он проявляется как девиация в сфере самоидентификации, социализации и ресоциализации. Но, применительно к социальным и этносоциальным группам, а также нации, куда адекватнее охарактеризовать данное явление как тяжелую проблему или трагедию, которая вносит огромный негативный вклад в процессы культурных столкновений, локальных войн и конфликтов. Для того, чтобы подвести логическую основу под данный тезис, необходимо определить ключевые элементы осуждаемой проблемы.

Полагая, что феномен эскапизма имеет мифологическую и, отчасти, мифологемную природу, мы начнем свои рассуждения с обращения к работам М. Элиаде «Мифы, сновидения, Мистерии» и «Аспекты мифа». В этих работах изложены основные теоретические взгляды одного из крупнейших культурологов современности, касающиеся проблем архаической культуры и мифологического мышления, которые являются архетипическими основаниями сознания современного человека. Согласно М. Элиаде, люди современного общества относительно недавно стали понимать истинное значение мифа. Считается, что в примитивном и архаическом обществе, где миф являлся основой культуры и общественной жизни, миф был «ретранслятором абсолютной истины». «Став источником священной истории, откровения, стоявшего выше человека на заре Великого Времени, миф, являясь одновременно сакральным и реальным, становится типичным» [1, с. 8]. Как только миф приобретает характеристику типичности, он становится наглядной повторяющейся моделью, которая в некоторой степени становится впоследствии оправданием всех человеческих поступков. Миф, другими словами, предоставляет человеку образец для поведения, поскольку в сознании он ассоциируется с истинной историей всего, что произошло у истоков времени. Посредством воспроизведения типичных поступков бога или героя, изложенных в мифе, «человек архаического общества отделяет себя от мирского времени и получает возможность оказаться в изначальном времени, временной точке сотворения мифа» [2, с. 19].

Генетическое происхождения мифа берет начало в космогонии, феноменологии, социальных ритуалах и гендерных ролях. Ситуация, тем не менее, кардинально меняется, если мы говорим о современных мифах. Современный человек постепенно отказался от предположения, что «миф повествует о невозможном и невероятном, наоборот, он представляет лишь образ мышления, отличающийся от массового, и поэтому к нему не стоит относиться как к заблуждению» [1, с. 8]. Более того, была осуществлена попытка интеграции мифа в современную форму коллективного мышления. «Поскольку коллективное мышление ни в одном обществе до конца не отрицается, то невозможно не отметить, что современный мир все еще сохраняет следы мистического поведения» [2, с. 96]. Что же можно сказать о мифах нашего времени, если мы рассматриваем мифы архаичного общества не как творение примитивного человека, которое характеризуется инфантильностью, но как центральный элемент культуры, восприятия и миропонимания в традиционных обществах? На первый взгляд, современный мир кажется полностью лишенным мифов, поскольку даже если некоторые совокупные символы и мифы, пришедшие к нам с архаичных времен, до сих принимаются в современном мире, они безгранично далеко от возможности занимать одну из центральных ролей в постиндустриальном обществе. Тем не менее, мы стремимся показать, что современный мир более мифологизирован чем когда-либо. Особенно необходимо обратить внимание на политический миф, который представлен наиболее широко. За последний век миф был инкорпорирован идеологией и будто бы исчез. Два наиболее известных (но не единственных) политических мифа – национал-социализм и коммунизм. Мы рассматриваем миф как тип человеческого поведения, и в то же время как элемент цивилизации, то есть таким, каким он есть в традиционных культурах. М. Элиаде предполагает, что «на уровне индивидуального восприятия миф никогда полностью не исчезал: он проявлялся в сновидениях, фантазиях, стремлениях современного человека» [1, с. 10]. Необходимо понимать, что в настоящее время политический миф моделирует человеческое восприятие точно также как мифы древности многие века назад. Политический миф — это статичный образ, имеющий мифологическую природу, но не связанный с религией и традиционными верованиями. Подобный миф интерпретируется как культурный феномен и форма общественного сознания, как способ восприятия, описания и объяснения событий, при акценте на идеологической и символической основе современных обществ. Кристофер Флад, видный английский политолог, в своем исследовании анализирует феномен политического мифа, который в его понимании является инструментом идеологии, в отличие от «священного» мифа, который служит религиозным целям. «Миф является своего рода идеологическим повествованием, направленным на предоставление правдивого отчета о событиях в прошлом, настоящем и прогнозируемом будущем, которое признается социальной группой как истинное» [3, с. 49].

Генри Тьюдор в работе «Политический миф» утверждает, что политический миф всегда является драматизированным повествованием, сказанием о событиях и явлениях в политическом обществе. С помощью событий прошлого или будущих событий, миф становится инструментом объяснения и демаркации современности. Учет этого предоставляет не только объяснение, но также и практические аргументы. Если в обществе существует раскол или сомнение относительно некоторых экономических или политических событий и решений, то миф, являясь сказанием политической сферы жизни общества, может дать уверенность человеку, рационализировать его действия и, в конечном счете, сакрализировать историю и идеологию этого общества. «Политические мифы работают с политикой ... политический миф всегда миф о конкретной группе. Он имеет героя или главного героя, не физическое лицо в единственном числе, но племя, нацию, расу, класс ... и это всегда группа, которая выступает в качестве главного героя в политического мифе» [4, с. 12]. Политический миф посредством квазимифологизации может искажать историю и восприятие человеком его текущего времени, прошлого и будущего. В связи с этим необходимо более подробно остановиться на производных понятия «история».

Как мы знаем, история – область знаний, а также гуманитарная наука, занимающаяся «изучением человека (его деятельности, состояния, мировоззрения, социальных связей и организаций и так далее) в прошлом». В более узком смысле история – «это наука, изучающая всевозможные источники о прошлом для того, чтобы установить последовательность событий, исторический процесс, объективность описанных фактов и сделать выводы о причинах событий [5, p. 58]. Автор же данной статьи более заинтересован в производных истории – мифологизированной истории и историческом ревизионизме. Ревизионизм в академическом смысле коренной пересмотр (ревизия) сложившихся в какой-либо области исторических концепций.



В обиходном словоупотреблении «исторический ревизионизм» часто имеет уничижительный смысл, так как им обычно именуются концепции, носящие более или менее ярко выраженный характер фальсификации истории. В то же время мифологизированная история – более мягкий тонкий инструмент искажения информации через интерпретирование истории как комплекса мифологем и объяснение символических значений. Она также включает создание мифа или целой мифологии, создание мифологического образа личности или создания легенды о каком-либо событии. В этой связи необходимо снова обратиться к трудам М. Элиаде. По его мнению, анализируя позицию человека ко времени, можно проникнуть за завесу мифологического поведения современного человека. Элиаде настаивает, что «существенной функцией мифа всегда было обеспечение входа в изначальное время, поскольку для человека всегда было свойственно игнорировать процессы настоящего времени или, иначе говоря, игнорировать то, что называется историческим моментом» [1, с. 14]. В «Мифах, сновидениях и мистериях» М. Элиаде приводит пример полинезийского великого морского путешествия или плавания, для которого не существует характеристик беспрецедентности, новизны и самопроизвольности. Для полинезийцев данное путешествие становится лишь одним из случаев повторения путешествия, которое однажды уже было совершено мифическим героем. Проводя параллели с современными мифами, мы вынуждены отметить, что подобное мифологическое плавание в современном мире будет означать сознательный отказ от настоящего времени. Именно это нежелание встретить настоящее время, ощутить и осознать его, является отчаянной попыткой современного человека выйти из границ обозначенного для него исторического момента и войти в качественно-новое время, в котором осуществляются его надежды, утопии и мечты. Руководствуясь данным предположением, М. Элиаде говорит, что современный человек при помощи многочисленных и доступных средств тоже пытается освободить себя от стеснений, состояния неуверенности и тревоги, и жить в совершенно новом, качественно-отличном темпоральном ритме. Одним из подобных средств и становится эскапизм, к которому человек обращается через не осознанное возвращение к образу жизни, в котором важное место уделено мифу. Спусковым механизмом для развития эскапизма становится миф как свободная для трактовки и не требующая логической проверки система восприятия прошлого, настоящего и будущего. Как правило, человек выступает в качестве своего персонального мифотворца-пассионария и, в этом случае, осуществляет свой собственный побег от реальности, то есть от настоящего времени к будущему или прошлому.

Эскапизм процесс, действие или совокупность и стратегия действий, направленных на изменение состояния индивида, в основе которых лежит сомнение в целесообразности и, как следствие, попытка критического переосмысления общепринятых норм, заключенных в тех или иных общественных представлениях. Если рассматривать эскапизм как процесс, то в этом контексте мы говорим о бегстве, уходе от действительности, стремлении бежать от реальности. Необходимым условием зарождения эскапизма является высокий уровень как общественного развития, так и личный уровень интеллектуального развития, при котором асоциализация уже не ведет к неизбежной гибели, как в доисторические времена, когда частым наказанием за тяжкие преступления служили остракизм и изгнание из общества. Норвежский психолог Фрод Стенсенг представил дуальную модель эскапизма в зависимости от различных типов занятости. «Эмпирические исследования данной модели показали, что отдельные индивиды более склоны взаимодействовать через один определенный тип эскапизма. Это состояние также будет вызвано определенным типом раздражителя» [6, p. 24]. Данный тезис является ключевым для понимания сути описываемых явлений. Если мы рассматриваем изучение, понимание и ощущение истории как ключевой фактор социализации, то политический миф и последующая мифологизация истории будет являться катализатором отдельного вида эскапизма. Благодаря истории, образованию и социальным институтам индивид приобретает чувство принадлежности. Любой неблагоприятный опыт, связанный с государством, правительством или обществом вынуждает человека бежать из текущего времени и перемещаться в прошлое или будущее – это зависит от фактора более благоприятного восприятия, то есть где индивиду комфортнее находиться. Одному индивиду приятнее ощущать себя в эпохе Советского Союза, нежели в контексте современной истории Российской Федерации, в то время как для другого все надежды, мечты и амбиции непосредственно связаны с будущим – это частные случаи эскапизма. Однако в контексте множества экономических, политических и социальных проблем индивид может искать спасения в мифологизированной истории и политическом мифе, которые активно транслируется через СМИ – в этом случае охватывается не только частный уровень, но также малые и большие социальные группы, что в дальнейшем может перерасти до национальных масштабов. Учитывая вирусность политического мифа, а также предположение норвежского психолога Фрода Стенсега о том, что ответ эскапизма симметричен раздражителю во всем, то можно говорить и о вирусности последствий эскапизма, который был спровоцирован мифологизацией. Миф, изменяя базовое восприятие картины мира, может привести человека к отказу от своей национальности, правительства, семьи и даже собственной жизни. Например, Дж.Г. Байрон, имевший шотландские корни, всегда считал своей родиной Грецию и посвятил ей отдельный цикл стихов. Восприятие истории и психологическое сопротивление воздействию психологического мифа непосредственно связано с памятью.

В этой связи нет лучше поясняющей иллюстрации, чем рассказ «Заблудившийся мореход» из книги известного британского невролога и нейропсихолога Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу», где находит свое развитие концепция советского нейропсихолога А.Р. Лурии. В книге представлены истории индивидов, пытающихся побороть серьезные и необычные нарушения психики и борющихся за выживание в условиях, совершенно невообразимых для здоровых людей, а также представлена информация о мистиках прошлого, одержимых видениями, которые современная наука уверенно диагностирует как проявление тяжелых неврозов. Наиболее интересной представляется информация об искаженном восприятии реальности, которая в работе О.Сакса рассматривается как заболевание. На наш взгляд, расценивать последствия воздействия мифологизированной истории и современного политического мифа как патологию вполне логично.



В рассказе «Заблудившийся мореход» повествование начинается с цитаты испанского кинорежиссёра Луиса Бунюэля: «Нужно начать терять память, пусть частично и постепенно, чтобы осознать, что из нее состоит наше бытие. Жизнь вне памяти - вообще не жизнь. Память - это осмысленность, разум, чувство, даже действие. Без нее мы ничто. Мне остается лишь ждать приближения окончательной амнезии, которая сотрет всю мою жизнь - так же, как стерла она когда-то жизнь моей матери» [7, с. 45]. Заблудившийся мореход – это история о человеке, который потерял возможность формировать новые воспоминания из-за синдрома Корсакова. Он ничего не помнит о своей жизни начиная с конца Второй Мировой войны, включая даже 5 минут, которые только что прошли. Герой рассказа убежден, что он до сих пор живет в 1945 году, когда на самом деле идет начало восьмидесятых, и, кажется, ведет себя как обычный, образованный молодой человек, который к несчастью не может запомнить большую часть прошедших событий. Он не способен понять значение жизни, получить радость и моральное удовлетворение, потому что постоянно забывает, что он делал три минуты назад. Герой рассказа не способен встретить реальность. Когда доктор ставит перед ним зеркало, «заблудившийся мореход» кричит в ужасе, потому что видит перед собой старика. Его мозг отказывается найти точку входа в изначальное время и изначальную историю. Но стоит убрать зеркало, как проходит несколько минут, и старик уже вновь считает себя молодым юношей в 1945 году. Герой данного рассказа был психически болен, но, тем не менее, данная зарисовка лучше всего визуализирует основные аспекты феномена эскапизма. Индивидуальный эскапизм осуществляется благодаря мифологизированной истории, и является следствием неприятия индивидом текущего времени. Вполне логичным представляется сбежать в прошлое или будущее. Когда индивид решает бежать в другое время, а за ним устремляются отдельные социальные группы под влиянием средств массовой информации и мифологизации, и это приводит к серьезным социальным последствиям. Эскапизм формирует совершенно новую идентичность, которая заменяет восприятие настоящего времени. Если подобная динамика положительна и под воздействием СМИ охватывает все большие социальные группы, то целые нации рискуют потерять свою идентичность и историю. Говоря о цикличности истории, можно отметить, что завершающая стадия прошлого цикла началась падением фашистского режима и закончилась денонсацией СССР. Таким образом, новый цикл представлен нашим временем и ближайшим будущим. Те вызовы и опасности, которые стоят перед сегодняшним миром в контексте глобализации и нерешенных геополитических проблем, серьезно усугубляются мифологизацией современного общественного сознания, что, в свою очередь, приводит к тяжелым социальным последствиям, среди которых необходимо выделить следующие: потеря чувства реальности, смещение ценностных ориентаций, несформированность отношения к происходящим событиям в обществе и мире, разрушение этнической и национальной идентичности.

Необходимо отметить, что философы достаточно редко изучают феномен эскапизма в отдельности от других социальных феноменов. В социально-гуманитарной науке эскапизм в основном рассматривается либо на бытовом уровне или на уровне психологии, в случае если эскапизм приводит к разного рода девиациям. В условиях современного общества, подверженного процессам глобализации и мифологизации, исследование феномена эскапизма представляется особенно важным. Несмотря на то, что в определении процессов эскапизма превалируют негативные коннотации, тщательный философский анализ данного явления позволит не только определить влияние эскапизма на общественную жизнь и культуру, но также разработать систему управления эскапистскими тенденциями. Эта система позволит не только снизить неблагоприятные коммуникационные последствия эскапизма, но также даст возможность перенаправить процессы эскапизма, сформировав для них новый конструктивный коммуникативный вектор. Поиск и реализация механизмов упреждения негативных последствий эскапизма являются наиболее важными задачами в рамках исследования эскапизма и мифа в контексте коммуникативной динамики.



Список использованной литературы

  1. Элиаде М. Мифы, сновидения, мистерии // Пер. с англ. - M.: REFL-book, К.: Ваклер, 1996. 288 c.

  2. Элиаде М. Аспекты мифа // Пер. с фр. В. Большакова. Инвест-ППП, М.1995. 240 с.

  3. Флад К. Политический миф. Теоретическое исследование / М.: Прогресс-Традиция, 2004. 400 c.

  4. Tudor H. Political myth // Robertson J.O. American myth, American reality. – N.Y.: Hill, 1972. 157 p.

  5. Munslow A. What History is // History in Focus, Iss.2: What is History? L. University of London, 2001. – p. 55-71.

  6. Stenseng F. Rise J. Activity engagement as escape from self: the role of self-suppression and self-expansion // Leisure Sciences: and Interdisciplinary Journal, 2012. – p. 19-38

  7. Сакс О. Человек, который принял жену за шляпу и другие истории из врачебной практики. СПб.: Science Press, 2006. 118 c.




Каталог: sites -> default -> files -> conf -> files -> 2015
2015 -> Букреева К. Д. (г. Тамбов) Гендерные образы современной рекламы
2015 -> Пономарева Е. В. (г. Пермь) Структурные модели коммуникативной личности
2015 -> Психовирусы как продукт социального мифотворчества
2015 -> Социальные технологии в формировании и поддержании имиджа политика в период проведения предвыборной кампании
2015 -> В эпоху глобализации, информационное пространство претерпевает существенные изменения
2015 -> Андреянова Ю. Д. (г. Саратов) Формирование имиджа организации по продвижению детских товаров
2015 -> Букреева К. Д. (г. Тамбов) Гендерные образы современной рекламы
2015 -> Пономарева Е. В. (г. Пермь) Структурные модели коммуникативной личности


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница