Сессия «настоящее и будущее иностранного бизнеса в регионах россии»



Скачать 431.47 Kb.
страница1/3
Дата04.06.2016
Размер431.47 Kb.
  1   2   3


11:15—13:00

Зал «Долгорукий»

СЕССИЯ «НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНОСТРАННОГО БИЗНЕСА В РЕГИОНАХ РОССИИ»

При поддержке компании EY


Модератор:

Александр Ивлев, Управляющий партнер по России, компания EY



Основные вопросы:

─ Конкурентоспособность российских регионов в привлечении инвестиций. Как влияет на планы иностранных инвесторов изменение конъюнктуры рынка и курса рубля, а также политика импортозамещения и развития территорий?

─ Какие изменения наблюдаются в обеспеченности инфраструктурой регионов? Роль региональных институтов развития

─ Обеспечение квалифицированными трудовыми ресурсами российских регионов



Приглашаемые докладчики: Š

Вадим Власов, Президент группы компаний в России, ГК «Новартис» Š

Зоран Вучинич, Президент подразделения The Coca-Cola Company в России, Украине и Белоруссии Š

Алексей Григорьев, Глава представительства, Вице-президент по внешней корпоративной политике, «МЕТРО АГ» (Германия) Š

Лу Наумовский, Вице-президент, Глава и Генеральный директор представительства в Российской Федерации, корпорация «Кинросс Голд» Š

Филипп Пегорье, Председатель Правления, Ассоциация европейского бизнеса в России

Дэниел Рассел, Президент, Генеральный директор, Американо- Российский деловой совет

Александр Ивлев:

Уважаемые коллеги, предлагаю сейчас уже начинать, так как у нас плотная программа, нас просили не опаздывать и идти по графику. Сегодня мы обсуждаем тему, которая остается актуальной. Все говорят о том, что иностранные инвесторы начинают уходить с российского рынка, на самом деле это не так. Мы посмотрели прогноз на этот год и по сравнению с прошлым годом, когда объемы иностранных инвестиций составили 2 миллиарда по статистике, то в этом году ожидается, что все-таки будет определенный рост. Ожидается, что придет в Россию порядка 8 миллиардов. Компании начинают смотреть на возможности инвестиций в различные активы, которые не столь дороги на сегодняшний день. Мы видим, что региональная тематика продолжает также развиваться, и сегодня мы как раз поговорим о том, что ждет иностранный бизнес в российских регионах. Мы сегодня пригласили к участию, наверное, людей, которых можно назвать абсолютными практиками, людей, которые непосредственно ведут бизнес в России, непосредственно инвестировали сюда, управляю большими проектами, и я с радостью представляю участников нашей дискуссии. Это Зоран Вучинич, президент подразделения “Кока-кола Компани” в России, Украине и Белоруссии; Вадим Власов, президент группы компаний “Новартис» в России; Алексей Григорьев, глава представительства МЕТRO; Лу Наумовский, вице-президент и глава, генеральный директор представительства в РФ корпорации Кинросс Голд; Филипп Пегорье, председатель правления Ассоциации европейского бизнеса в России, и Дэн Расселл, который сейчас появился, наш американский друг, который представляет Американо-российский деловой совет, который много делает для того, чтобы все-таки вернуть наши отношения между США и Россией в нормальное русло. Так что, говоря о том, что происходит сегодня в России, ну, я уже сказал, что мы ожидаем, что все-таки инвестиции будут потихоньку возвращаться. Всемирный банк, к сожалению, обновил прогноз по падению ВВП в 2016 году на 2%, это нехороший показатель, но тем не менее настроение промышленности и бизнеса в принципе можно просмотреть на основании индекса PMI, который был недавно опубликован. Мартовское значение индекса, к примеру, сфера услуг, составило 52 пункта, это очень высокий показатель настроения сферы услуг в России, это ниже, чем докризисные показатели, но тем не менее уже близко к европейским средним значениям индекса, что подтверждает факт, что бизнес все-таки надеется на лучшее и ожидает, что ситуация с бизнесом в стране вернется в нормальное русло. У нас неплохое место в индексе Doing Business, 51-ое место, причем за год мы поднялись на 11 позиций, я думаю, тенденция будет продолжаться. Сейчас готовится к выпуску новый рейтинг по 2016 году, и я знаю, что много делают страны, государства, чтобы подтянуть наши показатели, не просто формально, но с точки зрения изменения законов и регуляторной среды. Но многое делается для того, чтобы измерить, как мы можем вести бизнес в регионах, тот же Национальный региональный рейтинг, который выпускается Агентством стратегических инициатив при поддержке Администрации президента. Там показатели как бы подтверждают тот факт, что регионы внимательно стали смотреть за условиями для иностранного бизнеса, для российского бизнеса, которые они предоставляют. И я предлагаю перейти уже конкретно к обсуждению нашей тематики нашей сессии. И первый вопрос хотел бы задать главе Кока-колы Зорану Вучиничну. Зоран, вы представляете компанию Кока-кола, которая была, наверное, одна из первых крупнейших инвесторов, которые пришли на рынок России. С самого начала девяностых вы начали работать активно. Вы инвестировали порядка 4 млрд долларов США на сегодняшний день в российский рынок, двенадцать заводов Кока-кола работают в России, десять тысяч рабочих мест было создано, причем так называемый мультипликационный эффект, multiplier effect, дает цифру, что вы где-то в 6 раз больше создаете рабочих мест в смежных отраслях среди ваших подрядчиков и ваших дистрибьюторов. Вот скажите, какое самое важное для вашей компании место занимает именно региональное развитие, то есть что вы считаете самым важным. И если бы у вас была возможность попросить правительство или Государственную думу, какие бы вы три самых важных момента обозначили бы при общении с ними. Спас

ибо.
Зоран Вучинич:



Перевод на русский язык ниже

Well, good morning to all, my name is Zoran Vucinic, I work for Coca-Cola for many years and I have been part of the Russian growth story for the last nine years. As Sasha rightly said, we are not a newcomer, we started our investments in the early 90’s and talk about crisis and unpredictability. We entered the market when even land ownership was not clear, so it was a truly pioneering endeavor. Today, just to give you a sense, we have about 2 billion USD in revenue, we employ 10,000 people, so we are a 100%, if you want, local operation, with a 100% international origin. The theme is investment, growth, how to secure investment growth, and I think implicit in the question, we are in a global race for capital. Capital can be invested everywhere in the world, and the question is why investing in Russia. And I think critical to securing more direct investment in Russia is the investment climate in Russia. The investment climate needs particularly to be nurtured in the times in which we live right now. It is like the old saying, it is in bad times you see who is truly your friend. And as we work through this economic crisis, I think it’s a very great test to the Russian government to nurture and grow the investment climate in Russia. And it has to send the right signals to nurture that climate. And if you ask me what are the two things that destroy or enhance the investment climate for foreign investment, I would have two thoughts. I don’t think it’s a recipe, but it’s maybe two thoughts. The one is, for the first time for all of us, we live not only through an economic downturn, but also through a geopolitical downturn. It is a fact that we have right now trade barriers, we have sanctions imposed, we can argue till we’re green in the face, how just these sanctions are and how they came about and what’s behind it, but the fact is there is a geopolitical component for this downturn as well. And therefore, it’s a great time for cheap populism. And I think the first request I would have for the state Duma, if you want, is I think we need to drop the term “foreign investment” and “investment”. We have to create an equal playing field, and not fall into the trap of creating and calling for under the flag of patriotism or whatever and saying these are foreign companies and these are local companies. The fact is we are a 100% local company, we pay locally taxes, we produce locally, we drink locally, and we are here 23 years, and we are going to be here another 23 years. So I think it’s very important in this difficult time we all go through that the government has a calming effect on populist voices which say these are foreign companies and these are local companies. The reality is, we live in a global world, and all the companies that do business here are fully committed to operate here under the rules of law, pay taxes here and do the right thing and grow with Russia. So that’s maybe number one, local vs. foreign. I think the origin is obsolete, we have businesses that are either good or bad and they operate here successfully or not. The second element in the times of crisis, times are tempting to change the playing field and the rules of the game in tough times. It’s easy to have stability in economic growth times, but now it’s disproportionately important, in my view, that the government creates a predictable and stable environment in terms of taxation, in terms of predictability of taxation and all other elements that is conducive to business. It would be hugely detrimental to become very tactical and not strategic and change fundamental rules of the game. Imagine in football suddenly a tough time the ref says we are not going to play only by hand and not with foot anymore and the goals that you scored in the first half don’t count. I think that destroys trust, that destroys the investment climate. So I have to say up to now the government has been actually excellent in creating stability through the Central bank and other means that we continue to operate business in a very predictable way. So my second demand is this difficult time it’s very important to create stability and avoid surprises, because capital is a shy animal and people will say, listen, if you don’t know what taxation will be next year, why invest another billion. Which by the way we are planning to do. And my last point is I don’t think we are maybe in a crisis, I think we are witnessing we are on the brink of a great opportunity, and there is, we are going through a transformation actually and we are learning as one of the largest economies in the world to live with the low raw material prices and I think the high oil price in many ways is a blessing and a curse. If the oil price is too high, there is no pain and there is no need for change. And I think the low oil price is opening up actually a lot of opportunities to rethink the entire system and to modernize the system and start to learn living without this dependence on oil and material prices. So actually we are maybe at a beginning of something excellent, which is called a transformation. That is, as painful as it is, very necessary. Thank you.
Зоран Вучинич:

Доброе утро всем, меня зовут Зоран Вучинич. Я много лет работаю в компании Coca-Cola, на моих глазах и при моем участии происходил рост в России на протяжении последних 9 лет. Как сказал Саша, мы не новички на рынке, мы сделали первые инвестиции в начале 90-х, так что мы кое-что знаем о кризисе и непредсказуемости. Мы вошли на рынок, когда даже ситуация с собственностью на землю была непонятной, так что мы точно были первопроходцами. Сегодня, чтобы Вы сравнили, наш годовой доход составляет около 2 млрд долларов США, у нас работает 10 000 человек, так что мы, так сказать, на 100% местная компания, которая имеет 100% международное происхождение. На повестке дня инвестиции, рост, обеспечение роста инвестиций и, я думаю, за всем этим стоит глобальный вопрос гонки за капиталом. Средства можно инвестировать в любой стране мира, и вопрос состоит в том, почему нужно делать это в России. В нынешней ситуации следует особенно тщательно поддерживать здоровый инвестиционный климат. Как гласит пословица «Друг познается в беде». И сегодняшний экономический кризис может стать отличной проверкой возможностей правительства России в отношении поддержки и улучшения инвестиционного климата в России. И для этого нужно подавать правильные знаки. Если Вы попросите меня назвать одну вещь, которая уничтожит зарубежное инвестирование, и одну, которая будет его стимулировать, у меня есть две идеи по этому поводу. Думаю, это не панацея, но все-таки эти идеи у меня есть. Одна заключается в том, что впервые мы столкнулись с ухудшением не только экономической, но и геополитической ситуации. Факт в том, что есть объективные препятствия для торговли, существуют санкции, можно спорить до посинения о том, насколько эти санкции справедливы, с чем они связаны и что за ними стоит, но факт состоит в том, что у сегодняшнего кризиса есть геополитический компонент. И таким образом это отличный момент для дешевого популизма. И я думаю, моя первая просьба, с которой я бы обратился к Государственной Думе, заключалась бы в том, чтобы отказаться от терминов «зарубежное инвестирование» и «инвестирование». Нам необходимо создать единую среду, и не надо вести всех под знаменем патриотизма или во имя каких-либо других целей говорить о том, что вот здесь у нас иностранные компании, а здесь — местные. Факт в том, что мы на 100% местная компания, мы платим налоги в России, мы локализовали производство, наши потребители тоже находятся здесь, и мы уже 23 года на этом рынке и следующие 23 года тоже планируем быть здесь. Поэтому мне кажется важным, чтобы в наше трудное время правительство успокоило бы тех популистов, которые кричат о том, как важно отличать зарубежные и отечественные компании. Реальность такова, что мы живем в глобальном мире, и все компании, которые работают в России, должны соблюдать местные законы, платить здесь налоги, поступать так, как нужно, и расти вместе с Россией. Итак, наверное, это самая главная проблема — разделение компаний на отечественные и зарубежные. Думаю, что то, откуда компания «родом», не имеет значения, есть бизнес хороший и бизнес плохой, бизнес, который работает, и который не работает. Второй момент заключается в том, что в трудные времена велик соблазн изменить деловую среду и поменять правила ведения бизнеса. Легко сохранять стабильность в период экономического роста, но сейчас еще более важно, чтобы правительство создало прогнозируемую и стабильную среду в отношении налогов, их динамики и других компонентов, имеющих значение для бизнеса. Отказ от стратегии в пользу тактики и изменения фундаментальных правил игры будет иметь чрезвычайно неблагоприятные последствия. Представляете, если во время игры в футбол судья в какой-то трудный момент скажет: «Все, теперь мы играем только руками, а не ногами, и голы, которые вы забили в первом тайме, не считаются!» Я думаю, что это убивает доверие и разрушает инвестиционный климат. Так что должен сказать, что до настоящего времени правительству отлично удавалось поддерживать стабильность с помощью Центробанка и использования других подходов, благодаря чему мы смогли продолжать вести дела и строить прогнозы. Поэтому хочу также сказать, что в наше трудное время очень важно поддерживать стабильность и избегать сюрпризов, потому что капитал — зверь пугливый, и если вы не знаете, какова будет налоговая ставка в следующем году, зачем инвестировать очередной миллиард. А ведь мы именно это мы и собираемся делать. И последнее — не думаю, что у нас сейчас кризис, я думаю, что мы сейчас стоим на пороге великих возможностей, и претерпеваем ряд изменений, и как одна из самых крупнейших экономик в мире мы учимся жить в условиях низких цен на сырье. Думаю, что высокие цены на нефть — палка о двух концах. Если цены на нефть слишком высоки, нет проблем и нет необходимости менять что-то. А низкие цены на нефть открывают возможности для того, чтобы пересмотреть подход к работе системы, обновить ее и научиться жить, не будучи в постоянной зависимости от цен на нефть и другое сырье. Так что, кто знает, может быть, нас ждут перемены к лучшему. И какими бы болезненными они ни были, они совершенно необходимы. Спасибо.
Александр Ивлев:

Спасибо, Зоран. Я б хотел дать короткий комментарий по поводу выступления. Я полностью согласен, что очень важно понимать, что компании, которые пришли работать в Россию, они по факту становятся российскими производителями и вот это жесткое разделение иностранец/российский, оно уже на самом деле себя однозначно изжило. Просто даже на примере своей компании, когда говорят, вот вы американцы или британцы, на самом деле мы российская практика, у нас 97% сотрудников — это россияне, бизнесом владеют российские партнеры, 85% наших клиентов — это российские компании, мы платим налоги здесь в России, прибыль остается в России. Мы выпускаем продукт, которые произведен в России, и признается всеми международными финансовыми институтами экспортно-ориентированным, собственно говоря, идеальный предмет импортозамещения. Но в то же время нас называет иностранными аудиторами. Это как бы такая… Первый комментарий. И второй, и помимо этого мы уже как страна, интегрированная в мировую глобальную экономику, тут даже при учете санкций, при учете сложной геополитической ситуации, все равно, международный бизнес здесь работает, российские компании работают на других рынках, процесс обратной глобализации никто не отменял. Все друг в друга инвестируют, взаимодействуют и все мы взаимозавязаны. Поэтому действительно я полностью поддерживаю Зорана в первом комментарии. Во втором я бы хотел добавить, что, к сожалению, действительно, у нас


все-таки есть момент, связанный с тем, что правила игры меняются, и вот если там перестать играть в футбол ногами, перейти на игру руками, то у нас в стране могут сказать «ребята, у нас просто новая игра, гандбол-футбол, да, то есть, половину игры играем в футбол, половину игры играем руками в гандбол». И здесь тема действительно очень щепетильная, щекотливая. Члены Консультативного совета по иностранным инвестициям в одной из своих ключевых рекомендаций на прошлом заседании советовали, указывали на то, что просто постарайтесь значительно не менять законодательство РФ, которое оказывает влияние на бизнес, дайте несколько лет прожить в понятных, конкретных условиях, в том, как мы планировали работать и двигаться дальше, потому что изменения, они сейчас на пользу не пойдут. Ну а говоря о стабильности, предсказуемости, у меня следующий вопрос для Вадима Власова, компания «Новартис», это действительно образец реализации долгосрочной стратегии развития компании в России. Если посмотреть на прошлый Петербургский экономический форум, который был в 2015 году, одной из ключевых новостей был пример «Новартиса», что компания продолжает верить в российский рынок, открывает свое производство под Санкт-Петербургом, Новоорловская экономическая зона Санкт-Петербург, там было открыто предприятие, проинвестировано, если я не ошибаюсь, 138 миллионов долларов в производство. Это хороший пример того, как международная компания начинает развивать свое производство с точки зрения R&D, привлекает новые технологии, и собственно говоря вопрос к Вадиму. Вот вы выбирали, говоря про регионы, вы выбирали место для строительства завода. Я помню, проходило большое количество консультаций, включая на одном из заседаний КСИИ к председателю правительства подошел президент, глобальный глава “Новартиса”, спросил, а где вы рекомендуете открывать производство. То есть прошло обсуждение на разных этапах. Вот, собственно говоря, что было главным фактором принятия решения открыть ваш завод в Петербурге. Спасибо.
Вадим Власов:

Любопытный исторический факт. Ну, во-первых, добрый день всем. Мне приятно быть приглашенным выступать на этой сессии. Но вот добавляя Сашины слова, интересный исторический факт, что председателем правительства в тот момент, с кем мы советовались, где построить завод, был Владимир Владимирович Путин.



Но я стоял рядом, когда этот вопрос был задан. Я даже знаю ответ, но я промолчу.

Но теперь мы все знаем ответ. Но позвольте мне начать с нескольких слов о структуре фармацевтического бизнеса и фармацевтического рынка, потому что фармацевтический рынок очень сложный, часто разные темы попадают в заголовки газет, но не совсем понятно, о чем идет речь. Лекарственные препараты по той классификации, которая нам важна, бывают трех видов: инновационные препараты, дженерики и безрецептурные, или сокращенно OTC. Когда изобретается, дорого, долго и мучительно новый препарат и регистрируется, он становится инновационным и несколько лет его нельзя копировать. Он находится под патентной защитой. Когда патент истекает, можно производить его копии, они и называются дженериками. И есть ряд препаратов, которые все знают по брендам, которые рекламируются по телевизору, — это простые препараты, которые мы используем для самолечения насморка, головной боли. В России структура рынка такова, что 25% — это госзакупки, 75% мы платим из своего кармана. То, что мы платим из своего кармана, — это соответственно дженерики и безрецептурные. Мы приняли решение о инвестиции в России и строительстве завода в 2010 году. И решение это, конечно, было в тот момент не чисто экономическое. Но что произошло в 2010 году? Есть такой список жизненно важных лекарственных препаратов ЖНВЛС, который специально ведет Минздрав как реестр препаратов, которые всегда должны быть в наличии и это необходимо минимум для лечения основных заболеваний. По-английски это называется EDL, essential drug list. И в 2010 году правительство вдруг поняло, что в российском ЖНВЛП, или ЖНВЛС, 95% лекарств иностранного производства. Это было принято как недопустимый факт, в том числе представляющий угрозу для национальной безопасности, и была объявлена программа Фарма-2020, по которой к 2020 году 85% препаратов в этом списке должны быть российского производства. И иностранные фармацевтические компании предложили прийти в Россию и локализоваться тем или иным способом. Мы приняли решение о строительство завода, с самого начала решили строить завод полного цикла и производить препараты двух основных категорий: инновационные и дженериковые. Когда мы принимали решение о строительстве завода, нам говорили, что давайте производите как можно больше, как можно больше номенклатуру, а мы вам сейчас подготовим, не вам, а мы вообще сейчас, мы правительство, занимаемся подготовкой преференций для локальных производителей. Это было пять лет назад, и только в конце 2015 года появилась первая официально оформленное преимущество для российских производителей под названием «третий — лишний», что если на госзакупках, которые проводят либо федеральный центр, либо регионы, подаются два участника с российским продуктом, то иностранный продукт уже не допускается. Но это единственная формально действующая на сегодняшний момент преференция, а я вначале сказал, что рынок госзакупок составляет всего 25% от рынка. Я немножко перескочил, стал говорить о наших проблемах, которые мы поставили бы перед Государственной думой, не ответив на Сашин вопрос, почему в Питере, я к этому вернусь тогда в конце, раз уж начал с такого глобального вступления. Так вот наша проблема в том, фармацевтического рынка, что фармацевтический рынок очень сильно регулируем, и регулируется он сразу тремя ведомствами. Это Минпромторг, который первый бросил клич локализоваться. Второе — это естественно Минздрав, который определяет разного рода списки и кроме ЖНВЛП есть еще дорогостоящие препараты для ограниченного списка заболеваний, которые закупаются из федерального бюджета. И еще есть Министерство экономического развития, которое регулирует правила государственных закупок. И вот мы стали заложниками того, что как только возникает сложная ситуация, министерство, с которым мы разговариваем, говорит, о, это не наша тема. Вот критерий «третий — лишний», который действует только для дженериков и не применим для инновационных препаратов, он разработан Минпромторгом. Мы Минпромторгу говорим, а вот мы на заводе — половина номенклатуры — инновационные препараты, а для них-то у нас какая мотивация их локализовать? А нам отвечают, ну это включение в разные списки, это вам в Минздрав. А Минздрав говорит, что есть действующие законы, регулирующие госзакупки, у нас куча своих дел, мы не можем лезть в зону другого министерства. И вот все вроде с нами согласны, а ситуация не меняется. И вторая тема, которая нас тревожит как инвесторов с определенным стажем, это то, что сейчас правительство активно рекламирует тему так называемых «специальных инвестиционных контрактов», СПИКов, где вновь инвестирующим полагаются определенные преимущества, в том числе, пока это не формализовано, но объявлено, что будет гарантироваться госзаказ на 30% от инвестиций и планка вот этих СПИКов на федеральном уровне, они федерального и регионального уровня бывают, на федеральном уровне входная планка — 750 миллионов. Когда мы говорим, посмотрите, мы уже построили завод, который по нынешнему курсу означает 10 миллиардов инвестиций, нам-то будут какие-то преференции? Они говорят, эта инициатива обратной силы не имеет. Ну, отвечая все-таки на Сашин вопрос, почему Питер. Потому, что фармацевтическое производство и фармацевтическая промышленность, она достаточно специфична. Во-первых, из 300 человек, которые работают на среднем по размеру фармацевтическом заводе, как наш, примерно 90% это должны быть специальные кадры высокой квалификации. И во-вторых, если ты производишь инновационные препараты, ты должен быть в постоянном прямом контакте с клинической базой. А Петербург в том 2010 году провозгласил о намерении развивать у себя фармацевтический кластер, не говоря уже о том, что в Петербурге находится единственное специализированное высшее заведение Химфарм-академия. Ну и конечно эмоции сыграли тоже, положительные эмоции помогли принять решение, потому что на тот момент губернатором Петербург была Валентина Матвиенко, насколько мне известно, это высший человек в государственной власти на протяжении последних десяти лет с высшим фармацевтическим образованием. Она как выпускник Химфарм-академии лично курировала создание этого фармкластера и это была не просто там какая-то инициатива для галочки, повышение там инвестиционного климата, а действительно серьезный план работ во всех измерениях. И не только производство, но и учебные программы, и клинические исследования, поэтому с тех пор как мы выбрали Петербург, мы практически ни разу об этом не пожалели. Единственное, о чем жалели в легкой форме, это то, что расположились в особой экономической зоне, которая дала нам примерно год задержки от графика. В остальном все хорошо. Саша, я ответил?
Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница