Секция: pca и российская психология: точки соприкосновения и различий pca and Russian psychology: points of coincidence and differences



Скачать 61.26 Kb.
Дата22.02.2016
Размер61.26 Kb.
XI INTERNATIONAL FORUMFOR THE PERSON-CENTERED APPROACH

Секция: PCA и российская психология: точки соприкосновения и различий PCA and Russian psychology: points of coincidence and differences
PERSON-CENTERED APPROACH AS A VARIANT OF ESSENTIAL THERAPY

A.B. ORLOV

State University - Higher School of Ecomomics.Russia. Moscow

aorlov@hse.ru

Человекоцентрированный подход (РСА) традиционно квалифицируют как вариант экзистенциально-гуманистического направления в психотерапии.



Person-centered approach (PCA) is traditionally described as the existential-humanistic version of the directions in psychotherapy. На наш взгляд, такая квалификация представляет собой двойную ошибку. In our opinion, Подобно тому, как морская свинка является и не морской, и не свинкой, РСА по своей сути не может быть охарактеризован ни как вариант экзистенциальной, ни как вариант гуманистической психотерапии. PCA inherently can not be described either as a variant of the existential, or as a variant of humanistic psychotherapy.К настоящему времени нет единой точки зрения по вопросу о соотношении экзистенциальной и гуманистической психотерапии. To date, there is no single viewpoint on the relation between the existential and humanistic psychotherapy. Мнения разнятся в широком диапазоне: от различных форм отождествления (Братченко, 2001; Ярошевский, 1974) до различных (подчас противоположных) форм преемственности (Леонтьев, 1997; Хьелл, Зиглер, 1997).Opinions vary over a wide range: from various forms of identification to various forms of continuity (Братченко, 2001; Леонтьев, 1997). Бесспорно, и экзистенциальная, и гуманистическая психотерапии – следствие неудовлетворенности психотерапевтов как естественнонаучным, так и психоаналитическим подходами.No doubt, and existential, and humanistic psychotherapy - a consequence of therapists’ dissatisfaction with natural science and psychoanalytic approaches. Бесспорно также, что эти подходы явно различаются по месту и времени своего возникновения: экзистенциальная психотерапия возникла в 30–40-е годы ХХ века: в Европе, тогда как гуманистическая – в 50-60-е годы в США.No doubt also that these approaches are clearly different in time and place of its origin: an existential psychotherapy emerged in the 30-40-th years of the twentieth century in Europe, while the humanistic psychotherapy -in the 50's and 60's in the USA. Изначальное несовпадение, и последующая взаимная критика (Роджерс, 2001; Франкл, 1990) оформляют стремление к дифференциации данных подходов по существенному признаку.Their subsequent mutual criticism (Роджерс, 2001; Франкл, 1990) led to their differentiation. Однако, вплоть до настоящего времени (в значительной степени по причине единой оппозиционной позиции в отношении психотерапевтического mainsrteam'а) данные подходы продолжают оставаться слитыми друг с другом, пребывают в своего рода симбиозе в качестве «экзистенциально-гуманистического направления». However, until now these approaches (largely because of mutual opposition regarding psychotherapeutic mainstream) continue to be fused with each other, are in a kind of symbiosis as an "existential-humanistic approach". Предпринятое ранее (Орлов, Лэнгле, Шумский, 2007) прояснение сходства и различия теоретических и методологических оснований экзистенциального анализа (Лэнгле, 2005) и клиентоцентрированной терапии (Роджерс, 2004), позволило нам сформулировать следующий тезис: экзистенциальная психотерапия и РСА автономны не только по своим предпосылкам и происхождению, но и принципиально различны.An earlier attempt (Орлов, Лэнгле, Шумский, 2007) to clarify the similarities and differences between the theoretical and methodological foundations of existential analysis and client-centered therapy allowed us to formulate the following thesis: existential psychotherapy and PCA are independent not only in its assumptions and origin, but also fundamentally different. На первый взгляд, оба терапевтических подхода относятся к «понимающей» психотерапии, существенно отличной от психотерапии «объясняющей».At first glance, the two therapeutic approaches represent the same "understanding” psychotherapy, significantly different from "explaining" psychotherapy. Для понимающей психотерапии характерно использование феноменологического метода постижения внутреннего мира человека, без каких бы то ни было предварительных условий и последующих интерпретаций. Такое понимание не предполагает использование психотерапевтом своего прошлого опыта, интеллектуальных оценок и интерпретаций на основе гипотетических теоретических конструкций.The use of the phenomenological method is characterized for understanding psychotherapy which tries to understand the inner world of man without any preconditions and subsequent interpretations. This understanding does not involve the use of the therapist's past experience, intelligence assessments and interpretations on the basis of hypothetical theoretical constructs. Однако, если в экзистенциальной психотерапии феноменологический метод не является единственным методом работы и дополняется разнообразными аналитическими и психодиагностическими техниками (Франкл, 1990, Laengle, 2003), то в РСА феноменологический метод осознанно и последовательно детехнизируется.However, if in existential psychotherapy phenomenological method is not the only way to work and is complemented by a variety of analytical and psycho diagnostic techniques, in the PCA phenomenological method consciously and consistently is liberated from any techniques. Данное различие можно объяснить разной степенью доверия психотерапевта к своему собеседнику в экзистенциальной психотерапии и РСА. Или, точнее, тем, к чему в другом человеке апеллирует и адресуется психотерапевт. В экзистенциальной психотерапии этим конечным адресатом является экзистенция человека.This difference can be explained by varying degrees of therapist’s trust to his companion in existential psychotherapy and PCA. Or, more precisely, to what the therapist is appealing and is addressed in the other person. In existential psychotherapy that final destination is the existence of man. В РСА этим адресатом является самое глубокое внутреннее ядро природы человека, его сущность (essence). In the PCA the addressee is the deepest inner core of
XI INTERNATIONAL FORUMFOR THE PERSON-CENTERED APPROACH

Секция: PCA и российская психология: точки соприкосновения и различий PCA and Russian psychology: points of coincidence and differences
human nature, its essence. Если экзистенциальная психотерапия представляет собой «пробуждение» пациента к его экзистенции, то РСА – «пробуждение» клиента к его сущности. If the existential psychotherapy is the "awakening" of the patient to his existence, then the PCA is "awakening" of the client to his

essence. Если цель экзистенциальной психотерапии – взаимодействие экзистенции психотерапевта с экзистенцией пациента, то цель РСА – взаимодействие person-to-person на уровне сущностей. If the aim of existential psychotherapy is the interaction of existence of the therapist with the patient's existence, then the purpose of PCA is the person-to-person interaction on the level of their essences. Таким образом, экзистенциальная психотерапия делает центром своего внимания существование ( экзистенцию ) человека. Thus, existential psychotherapy makes the center of his attention the existence of a person. РСА, напротив, центрирован на сущности (или эссенции ) человека. PCA, by contrast, is centered on the essence of man. Философское, психологическое и психотерапевтическое различение сущности и существования является принципиальным 1 . Именно данное различение образует тот «водораздел», по одну сторону которого существует экзистенциальная психотерапия 2 , а по другую – эссенциальная психотерапия 3 .The philosophical, psychological and psychotherapeutic distinction of essence and existence is the principle one. This distinction forms the watershed, on one side of which there is the existential psychotherapy (L.Binswanger, R.May, V.Frankl, A.Laengle) and on the other – the essential psychotherapy (K.Jung, R.Assagiolli, C.Rogers, A.Meneghetti).


Братченко С.Л. Экзистенциальная психология глубинного общения. М.: Смысл, 2001.

Леонтьев Д.А. Что такое экзистенциальная психология? // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д.А.Леонтьев, В.Г.Щур. М.: Смысл, 1997, с.40-54. Орлов А.Б., Лэнгле А., Шумский В.Б. Экзистенциальный анализ и клиентоцентрированная психотерапия: сходство и различие // Вопросы психологии, 2007, 6, с.21-36.

Роджерс К. Две расходящиеся тенденции. // Экзистенциальная психология. Экзистенция. / Ред. Р.Мэй. М.: ЭКСМО, 2001, с. 68-74.

Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.


ЧЕЛОВЕКОЦЕНТРИРОВАННЫЙ ПОДХОД КАК ВАРИАНТ ЭССЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

А.Б. ОРЛОВ

Государственный университет - Высшая школа экономики. Россия. Москва

aorlov@hse.ru
Человекоцентрированный подход (ЧЦП) традиционно квалифицируется как вариант экзистенциально-гуманистического направления в психотерапии. На наш взгляд, ЧЦП по своей сути не является ни вариантом экзистенциальной психотерапии (ЭП), ни вариантом гуманистической психотерапии (ГП). К настоящему времени нет единой точки зрения по вопросу о соотношении ЭП и ГП. Мнения разнятся в диапазоне: от различных форм отождествления до различных форм преемственности (Братченко, 2001; Леонтьев, 1997). Бесспорно, и ЭП, и ГП – следствие неудовлетворенности психотерапевтов естественнонаучным и психоаналитическим подходами. Бесспорно также, что эти подходы явно различаются по месту и времени своего возникновения: ЭП возникла в 30-40-е годы XX века в Европе, тогда как ГП
XI INTERNATIONAL FORUMFOR THE PERSON-CENTERED APPROACH

Секция: PCA и российская психология: точки соприкосновения и различий PCA and Russian psychology: points of coincidence and differences
– в 50-60-е годы в США. Последующая взаимная критика (Роджерс, 2001; Франкл, 1990) вела к их дифференциации. Однако, до настоящего времени эти подходы (в значительной степени по причине общей оппозиционности в

отношении психотерапевтического мэйнстрима) продолжают оставаться в своего рода симбиозе «экзистенциально-гуманистического направления».

Предпринятая ранее попытка (Орлов, Лэнгле, Шумский, 2007) прояснить сходство и различие оснований ЭП и ЧЦП позволила сформулировать следующий тезис: ЭП и ЧЦП автономны не только по своим предпосылкам и происхождению, но и принципиально различны. На первый взгляд, оба психотерапевтических подхода представляют «понимающую», а не «объясняющую» психотерапию. Для них характерно использование феноменологического метода (ФМ), позволяющего понять внутренний мир другого человека без предварительных условий и последующих интерпретаций. Такое понимание не предполагает использование психотерапевтом своего прошлого опыта. Однако, если в ЭП ФМ не является единственным методом работы и дополняется разнообразными техниками, то в ЧЦП ФМ осознанно и последовательно детехнизируется. Данное различие можно объяснить разной степенью доверия психотерапевта к своему собеседнику в ЭП и ЧЦП. Или, точнее, тем, к чему в другом человеке апеллирует и адресуется психотерапевт. В ЭП этим конечным адресатом является экзистенция человека. В ЧЦП этим адресатом является самое глубокое внутреннее ядро природы человека, его сущность (essence). Если ЭП представляет собой «пробуждение» пациента к его экзистенции, то ЧЦП – «пробуждение» клиента к его сущности. Если цель ЭП – взаимодействие экзистенции психотерапевта с экзистенцией пациента, то цель ЧЦП – взаимодействие человек – человек на уровне сущностей. Таким образом, ЭП делает центром своего внимания экзистенцию человека. ЧЦП, напротив, центрирован на сущности (или эссенции) человека. Различение сущности и существования является принципиальным, оно образует тот «водораздел», по одну сторону которого существует экзистенциальная психотерапия (Л.Бинсвангер, Р.Мэй, В.Франкл, А.Лэнгле), а по другую – эссенциальная психотерапия (К.Юнг, Р.Ассаджиоли, К.Роджерс, А.Менегетти).

Литература:

Братченко С.Л. Экзистенциальная психология глубинного общения. М.: Смысл, 2001.

Леонтьев Д.А. Что такое экзистенциальная психология? // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. М.: Смысл, 1997, с.40-54. Э

Орлов А.Б., Лэнгле А., Шумский В.Б. Экзистенциальный анализ и клиентоцентрированная психотерапия: сходство и различие // Вопросы психологии, 2007, 6, с.21-36.



Роджерс К. Две расходящиеся тенденции. // Экзистенциальная психология. Экзистенция. М.: ЭКСМО, 2001, с. 68-74.

Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.
Каталог: library -> scipubl
library -> Учебно-методический комплекс дисциплины основы журналистики для студентов факультета журналистики
library -> Монолог… или диалог? (Закономерности развития и формирование побуждений детей в семье)
library -> Библиографический обзор Махачкала, 2013 Человек – творец, созидатель культуры
library -> Стандарты и управление проектами
scipubl -> Послесловие научного редактора
scipubl -> Психотерапия в процессе рождения1 А. Б. Орлов
scipubl -> Предисловие научного редактора
scipubl -> Неделя с Карлом Роджерсом
scipubl -> А. Б. Орлов Александр Борисович Орлов психолог и психотерапевт, заведующий лабораторией межличностных семейных отношений, заместитель директора Исследовательского центра семьи и детства Российской Академии обра


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница