Сборник научных трудов российских ученых, принявших участие в работе



Pdf просмотр
страница97/160
Дата14.02.2021
Размер2,95 Mb.
ТипСборник
1   ...   93   94   95   96   97   98   99   100   ...   160



ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АДАПТАЦИИ ПРИ ИЗМЕНЕНИИ
КЛИМАТОГЕОГРАФИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ


Иванов В.В., Кузнецова Т.Г
Россия, Санкт-Петербург
Санкт-Петербургский филиал института земного магнетизма, ионосферы и распространения
радиоволн РАН, Институт физиологии им. И.П.Павлова РАН

In the period 2000-2002 monitoring the duration of "individual minute" and heart rate in different climatic conditions has been carried out - temperate latitudes - in St. Petersburg and in the extreme - Antarctica - on the polar station "Vostok, located at an altitude of 3500 m above sea level. Methods for estimation of heart rhythm regulation mechanisms are developed - intensity, reliability, variability and arrhythmia, based on an estimation of Scattergram parameters. It’s shown that the dynamics of the duration of the "individual minute" and heart rate is a diagnostic criterion for changing the functional state of the human when adapting to changing conditions and prolonged exposure to the stress factor - hypoxia; indicates a violation of the activities of endogenous "biological clocks". The norm of the functional state of the human body, and hence the antioxidant system and the adaptation system, are dependent indicators. The increase or decrease in the duration of the "individual minute" relative to the physical, equal to 60 seconds, can be interpreted as a sign of violation of adaptation processes.


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

76 Наиболее чувствительными индикаторами адаптационных реакций целостного организма на изменение климатогеографических условий являются частота сердечных сокращений (ЧСС) и длительность индивидуальной минуты (ДИМ). Первый отражает физиологические перестройки, второй – психологические. Основываясь на общепринятом анализе сердечного ритма (Баевский), авторами были разработаны дополнительные способы оценки механизмов регуляции сердечного ритма (СР) – напряжённость, надёжность, вариабельность и аритмия, основанные на оценке параметров скаттерограмм и являющиеся диагностическим критерием изменения функционального состояния человека при адаптации к изменяющимся климатогеографическим условиям. Данные способы опробованы на широком круге испытуемых [1]. Так в период полярной ночи в Антарктиде (май-август) спустя три месяца пребывания испытуемого в условиях полярного дня нагрузка на его сердечно-сосудистую систему оказалась минимальной показатель напряжённости сердечного ритма стремился к нулю, а показатель надёжности − к единице, при этом частота сердечных сокращений колебалась в пределах базового (золотого) значения − 63 уд/мин [1]. Данное заключение, на первый взгляд, вызывает сомнение, поскольку оно противоречит традиционным взглядам. Однако подтверждением сказанного явились такие факты, отражающие субъективную оценку общего функционального состояния испытуемого, как число недомоганий, число ночных проб мочи проба – одноразовая порция выделенной мочи) и число мутных проб мочи [1, 2]. В период полярной ночи (май-август) эти показатели принимали минимальные значения. Максимумы числа недомоганий составили – 37, ночных и мутных проб мочи – 80 и 64 и были наиболее выраженными на начальном (февраль-март) и конечном (декабрь-январь) этапах пребывания испытуемого в Антарктике. Зависимость изменения показателя напряжённости
СР и длительности
R-R интервалов в диапазоне от 710 мсек (ЧСС = 85 уд/мин) до 1101 мсек (ЧСС = 54 уд/мин) в период пребывания испытуемого в Антарктике выявила стабильное падение уровня показателя напряжённости от 3.5 до 0.5 по мере нарастания длительности R-R интервалов. Однако ожидаемого по результатам предыдущих исследований) минимального значения данного показателя при длительности R-R интервала равной базовому значению 952 мсек (ЧСС = 63 уд/мин) не наблюдалось, что может быть связано с экстремальной нагрузкой на сердечно-сосудистую систему испытуемого на начальном этапе зимовки в Антарктике, влиянием сезонного фактора – полярной ночи и нарушением процесса адаптации. Об этом свидетельствовал переход вариативной напряжённости СР в аритмическую, установившуюся по возвращении испытуемого в Санкт-Петербург. Ход изменения показателя напряжённости соотносился сходом изменения показателей вариабельности и аритмии СР в том же диапазоне длительности R-R интервалов. Если вариабельность сохраняла стабильность практически во всём диапазоне R-R интервалов
(125±15 мсек), то показатель аритмии по мере нарастания длительности R-R интервалов имел чёткую тенденцию роста от 15.0 до 81.5 мсек. Сопоставление хода изменений на годовом интервале числа недомоганий, числа ночных и мутных проб мочи, и вариаций показателей напряжённости СР показало наличие противоречий в оценке функционального состояния организма испытуемого в целом и сердечно-сосудистой системы в частности, что свидетельствовало о нарушении процесса адаптации в организме испытуемого. Одной из причин такого несоответствия могло быть нарастание эмоционального напряжения в условиях постоянного воздействия стрессового фактора – фактора гипоксии (пребывание на полярной станции, расположенной на высоте 3500 м над уровнем моря, и, следовательно, перенапряжение всех функций организма (десинхроноз) на последнем этапе работы после полярной ночи, отражённое в постепенном переходе вариативной напряжённости в аритмическую. Возможна ещё одна причина, объясняющая неожиданный (субъективный) факт улучшения функционального состояния испытуемого в период полярной ночи. Для её установления использован один из показателей, отражающий оптимальное психофизиологическое состояние человека, - длительность индивидуальной минуты (ДИМ). Это наиболее стойкий критерий организации биоритмов человека, характеризующих эндогенную организацию времени и адаптивные возможности субъекта.


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

77 Определение ДИМ проводилось по методике, приведённой в работе НИ. Моисеевой и РЕ.
Любицкого [1986], следующим образом с началом счёта чисел от 121 до 180 испытуемый включал секундомера по окончанию счёта выключал. Полученное значение времени в секундах и составляло его индивидуальную минуту. После чего испытуемый в течение минуты регистрировал пальпаторно частоту сердечных сокращений. Использование этого теста позволяло определить норму психофизиологического состояния испытуемого – ДИМ = 60 сек или её эталонное значение по терминологии [Вороненко, 2005], равное физической минуте. Сопоставление ДИМ с длительностью R-R интервалов в нашем исследовании выявило наличие линейного тренда в среднесуточной разности нормированных показателей R-R интервалов и
ДИМ, относительно которого данный показатель постепенно переходил из области отрицательных значений в область положительных. Это означало, что динамика среднесуточной разности, минимальное значение которой установилось при перемещении испытуемого из Санкт-Петербурга на полярную станцию Восток (Антарктида, отражало процесс адаптации организма испытуемого к изменению климатогеографического фактора, связанного с гипоксией. С другой стороны, свидетельствовало о нарушении деятельности эндогенных биологических часов, приводящем к дезадаптации и развитию до нозологического (до болезненного) состояния у испытуемого. Оценка ЧСС, при которой процессы, характеризующие ход изменения R-R интервалов и ДИМ, были

синхронизированы, показала, что нулевым значениям разности этих показателей соответствует
ЧСС в диапазоне 62.6-64 уд/мин. Данные значения ЧСС, в соответствии с представлениями В.Д.
Цветкова [1984, 2008], соотносятся с оптимальной организацией механизмов регуляции сердечной деятельности. Выполнена оценка диапазона изменения ДИМ, соответствующего нулевым значениям разности − 53-54 сек, которая показала его достоверное отличие от длительности физической минуты, равной 60 сек
Проведённый в течение почти двух лет (сентябрь 2000 г. – июль 2002 г) мониторинг длительности индивидуальной минуты в различных климатогеографических условиях, включая экстремальные, позволил не только разрешить противоречия в оценке ДИМ, но и проверить достоверность некоторых заключений, например, о чётком проявлении в её динамике наличия циркасептального ритма. Для выявления циркасептального (околонедельного) ритма во флуктуациях ДИМ испытуемого в период его пребывания в различных климатогеографических условиях (Санкт-Петербург – полярная станция Восток, Антарктида − Санкт-Петербург) было проведено усреднение её значений на недельном интервале (первый день во всех ситуациях – понедельник) методом наложения эпох. Определены полиномиальные тренды (полиномы й степени, анализ которых показал, что отклонения длительности индивидуальной минуты в течение недели относительно средних её значений в трёх ситуациях − 60.9, 53.2, 65.8 сек, соответственно, носили случайный характер, различия между максимумами и минимумами ДИМ былине достоверны, а корреляция между процессами отсутствовала. Однако рассмотрение динамики ДИМ испытуемого на этапе, предшествующем экстремальным условиям Антарктики, позволило увидеть чёткую тенденцию некоторого повышения (от 59.8 до 62 сек) показателя с началом рабочей недели (понедельники снижения до 59.5 сек, начиная с пятницы по воскресение. При этом среднее значение длительности индивидуальной минуты испытуемого оказалось практически равным длительности физической минуты, то есть 60 сек. Вместе с этим, изменение длительности индивидуальной минуты испытуемого на втором участке анализа − 52.8-53.8 сек относительно первого участка (59.5-62.0 сек) можно связать со сменой климатогеографических условий и изменением его ЧСС, которая в начальный антарктический период периодически превышала 100 уд/мин в результате адаптации организма к гипоксии, обусловленной снижением процентного содержания кислорода в воздухе на высоте 3500 м над уровнем моря и падением атмосферного давления. Конечное резкое увеличение ДИМ на третьем участке анализа до 62.5-67.8 сек, вероятно, обусловлено десинхронозом в конце зимовки и хронизацией функциональной адаптационной недостаточности при возвращении испытуемого в Санкт-Петербург. В этот периоду испытуемого отмечалось усиление торможения процессов вегетативной нервной деятельности снижение памяти и внимания, замедление двигательных реакций и др, сопровождаемые увеличением длительности индивидуальной минуты относительно физического времени.


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

78 Таким образом, проведённый анализ динамики длительности индивидуальной минуты, как показателя адаптационных возможностей организма испытуемого, его индивидуальных психологических особенностей, установок и степени переутомления в период пребывания в экстремальных климатогеографических условиях, показал, что норма функционального состояния организма человека, а значит антиоксидантной системы и системы адаптации, - зависимые показатели. При этом увеличение или уменьшение длительности индивидуальной минуты относительно физической, равной 60 сек, можно интерпретировать как признак нарушения процессов адаптации. Литература. Кузнецова Т.Г., Иванов В.В. Золотые пропорции в динамике сердечного ритма. СПб.: Изд. Политехнического университета. 2016. 146 с.
2. Горшков Э.С., Иванов В.В., Соколовский В.В. Редокс реакции в космобиологии. СПб.: Изд. Политехнического университета. 2014. 194 с.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   93   94   95   96   97   98   99   100   ...   160


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница