Сборник научных трудов российских ученых, принявших участие в работе



Pdf просмотр
страница132/160
Дата14.02.2021
Размер2,95 Mb.
ТипСборник
1   ...   128   129   130   131   132   133   134   135   ...   160


Раздел Философская психофизиология

СОЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ТВОРЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

Бетильмерзаева ММ.
Россия, г. Грозный,
Чеченский государственный педагогический университет
Consciousness stimulates the vital impulse of the universe , aimed at the creative evolution in the context of which consciousness is presented not as a function of the brain , but the essence . The brain as a material object on a par with the heart interacts with consciousness as the essence of the world and causes the state of human consciousness . And man , finding freedom , consciousness appears as the item is available outside the analysis . Сознание стимулирует жизненный порыв Вселенной, направленный на творческую эволюцию, в контексте которой сознание предстает уже не как функция мозга, а сущность. Мозг как материальный объект наравне с сердцем взаимодействует с сознанием как сущностью мира и


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

117 обусловливает состояние человеческого сознания. Ив человеке, обретая свободу, сознание предстает как вещь доступная внешнему анализу. Классический вопрос, изначально сформулированный человеком, вопрос о бытии, о первоначале, о сущности явлений, решаемый по-разному, актуален до сих пор. Найдя в душе уголок для веры, разум беспокойно рефлексирует над своими основаниями. В познавательном процессе мозг генуинно настроен на последовательное различение тела и души, явления и сущности, слова и вещи, внешнего и внутреннего. Ив целом бытию противопоставляется небытие, которое для одних есть ничто, тривиальная пустота, а для других есть нечто, инобытие, недоступное в своей трансцендентности. Вселенная на самое видное место положила ключ к своей тайне, но большое видится на расстоянии, и нужна длительность человеческого опыта, проб и ошибок, нужно пережить
«отстояние» от проблемы на некотором расстоянии, чтоб взглянуть на все это под новым углом зрения. Цель нашего очередного дискурса осознании заключается в том, чтобы через экспликацию различных подходов трактовки сознания, обосновать тезис доступности понимания сознания в контексте творческой эволюции А. Бергсона. Объектом исследования служит собственно сознание. Исходная гипотеза заключается в том, что сознание есть априорное, творческое начало бытия. А. Бергсон на страницах Творческой эволюции как-то написал Стакан может быть всегда полными тем не менее наполняющая его жидкость всегда занимает пустоту [Бергсон, с 267], допуская возможность постоянного присутствия бытия, не вступающего в противоречие с допущением небытия, существовавшего до него и параллельно с ним. «… Яне могу отделаться от представления, что заполненное есть узор, канвою которому служит пустота, что бытие наложено на небытие, и что идея ничто содержит в себе меньше, чем идея «чего-то» [1, с. 267]. Тем самым позволяя полагать, что бытие и небытие не взаимоисключающие феномены, а, наоборот, взаимообусловливающие, А. Бергсон убедителен в том, что принципом созидающим мир является Принцип творчества [1, с. 267]. Существование человека есть торжество жизненного порыва, потребности в творчестве. Взаимодействие двух сил – жизненного порыва и материи – обусловливают динамический образ мира, по А. Бергсону, в рамках данной картины сознание восходит к высшим формам своего выражения – к интеллекту и интуиции. Жизненный порыв не может творить без ограничения, потому что он сталкивается с материей, то есть сдвижением, обратным его собственному. Но он завладевает этой материей, которая есть сама необходимость [1, с. 246]. Сознание чаще определяется как часть психики человека и изначально является основным предметом исследования представителей различных научных дисциплин. Говоря осознании, выделяют его онтологический, гносеологический, аксиологический, культурологический потенциал, также в рамках изучения сознания сложилось множество подходов, теорий, позволяющих манипулировать данным феноменом. Возможно, что проблема природы сознания зиждется в нашем традиционном подходе к познанию данного феномена, когда сознание изначально определяется как некая прерогатива человеческой психики, функция высокоорганизованной материи. Функциональные аспекты сознания не ограничены, по нашему мнению, одной только высокоорганизованной материей
– мозгом, но экспликации сознания сточки зрения его функциональных механизмов в контексте творческой эволюции уступает новому пониманию сознания, когда сверхсознание, мозги сердце в совместной деятельности творят сознание человека [2, с. 14]. В основе индивидуального развития человека, с одной стороны, лежит феноменальность его психофизической природы, способствующая в процессе взаимодействия с социальной средой формированию субъекта действия. С другой стороны, собственно сама социальность человека как вида, чье становление и развитие обусловлено примером, показом, средой. Мозги сердце выступают как материальные носители определенных свойств и во взаимодействии со средой получают возможность для реализации своей программы. Содержание индивидуальной онтогенетической модели сознания воспроизводит филогенез человеческого мышления, сформировавшийся под влиянием различных этнических, религиозных культур, которые способствовали выработке мировоззрения субъекта, методологии его взаимодействия со средой, включающей в себя как познавательные, ценностные, практические ориентиры деятельности.


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

118 Методологические трудности изучения сознания обусловлены самоочевидностью предмета познания
[3, с. 314]. Декартовское «cogito ergo sum» для любого человека также очевидно, как существование собственного тела и мира вне. Но человеческий интеллект, по верному замечанию А. Бергсона, чувствует себя привольно, пока он имеет дело с неподвижными предметами, в частности с твердыми телами, в которых наши действия находят себе точку опоры и наша логика есть, по преимуществу, логика твердых тел [1, с. 33]. Особенности нашего интеллекта, обусловленные логикой твердых тел, при оперировании категориями, находящимися в пределах инертной материи, проявляются в стремлении применить туже логику относительно инородных понятий. В целом познавательный процесс ориентированна поиск вещности в природе исследуемого предмета. И, как ни парадоксально, любой предмет исследования становится доступен в познании по мере своего овеществления. В процессе анализа сознание автоматически превращается в вещь.
Решение проблемы с определением сознания, по мнению А.Ф. Корниенко, видится в рассмотрении сознания не как особой психики с добавлением Я и не как механизма с объяснительными функциями, а как особого психического процесса, относящегося к группе познавательных психических процессов, в результате которого в психике человека образуется особый образ – образ Я [4, с. 24]. Имея ввиду, что сознание не только процесс образования Я, но и сам образ Я, как результат этого процесса, мы фиксируем сознание в своей вещной форме. Возвращаясь к А. Бергсону, важно отметить верное его замечание по поводу того, что в истоках жизни лежит сознание или, скорее, сверхсознание» [1, с. Сознание как потребность творчества проявляется только там, где творчество возможно [1, с. Сознание точно соответствует возможности выбора, которой располагает живое существо [1, с. Только с появлением человека сознание освобождается от своих цепей, и с развитием сознания человека оно приобретает возможность стать предметом анализа, облачившись в вещность, в то, что препятствовало его высвобождению. В вещности сознание фиксирует свое проявление, становясь доступным для рефлексии. Когда М. Мамардашвили и А. Пятигорский пишут, что сознание есть единственное нечто, что есть не вещь [5, с. 18], – замечание в духе А. Бергсона, хотя о последнем они и не вспомнили, кажется. Жизнь и сознание, по мнению М. Мамардашвили и А. Пятигорского, постоянно пересекаются, нов чем-то важном это – вещи совершенно разные [5, с. 21]. Обоснованием тому служит, что мы в какие-то моменты жизни ясно ощущаем существование такой жизни, которая сознанием не является
[5, с. 21]. Но разве сознание, будучи в тесном контакте с мозгом, сердцем, средой, не бдит все время вне зависимости от состояния носителя. Во взаимодействии сознания и тела человека выстраивается целый ряд причинно-следственных цепочек, которые автоматизируются в процессе становления и развития личности. Иной раз, гуляя с ребенком, мы можем отпустить ему руку и создать у него иллюзию полной свободы, будучи готовыми поспешить в любой момент на помощь. Точно также наше сознание временами ослабляет свой порыв, но порыв жизненный. Жизнь и сознание – взаимозависимые понятия, так как обнаружение жизни обусловлено наличием сознания. Сознание находит свое выражение в интеллекте и интуиции, когда интеллектуальная природа отсылает нас к мозгу, а интуитивная – к душе, к сердцу человека. Ив целом вскрытие интуитивно- интеллектуального потенциала обусловлено культурной средой. Жизненный порыв – это более метафора, под которой следует понимать сознание, сверхсознание, элементарное энергетическое вещество Вселенной [6, с. 81]. В процессе творческой эволюции сознания и реализуемости его потенциала в борьбе с материей человек, как конечная инстанция явленности сознания, отражает действительность в понятиях. Таким образом, сознание есть творческий процесс, который вершится в перманентной борьбе с материей, ив этом случае нам известном высшем уровне своей эволюции – в качестве человеческого сознания – сознание находит выражение в интеллекте, интуиции. И становится доступным в качестве предмета исследования в своей вещности, будь то язык, миф или метафора. Литература
1. Бергсон А. Творческая эволюция. – Жуковский М Кучково поле, 2006. – 384 с.
2. Бетильмерзаева ММ. Социальная реальность как фактор, детерминирующий психофизическое взаимодействие // Научный журнал Вестник психофизиологии. СПб., №4, 2013.
3. Миронов В.В., Иванов А.В. Онтология и теория познания. – М Гардарики, 2005. – 447 с.


Сборник научных трудов российских ученых, участвующих в Международной научной конференции
Актуальные аспекты современной психофизиологии-IX»
2017

119 4. Корниенко А.Ф. Понятие осознании как высшем уровне развития психики. – С. 20-26 // Сибирский психологический журнал. – 2010, № 36.
5. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание. – СПб: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011.
– 320 с.
6. Бетильмерзаева ММ. Бытие человека социокультурные аспекты. – Махачкала АЛЕФ (ИП
Овчинников ММ, 2014. – 85 с.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   128   129   130   131   132   133   134   135   ...   160


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница