С. Ф. Самойлов «15» июня 2016 г политология


Н ациональное политическое



страница4/4
Дата14.02.2021
Размер0,64 Mb.
ТипТезисы
1   2   3   4

Н ациональное политическое


С другой стороны, на формирование национальной идеи, политических установок, политического поведения, политической культуры заметное воздействие оказывают исторически складывающиеся традиции,

социальные чувства и настроения,

географические и культурно-бытовые условия обитания наций, народностей. Национальные традиции и национальный характер, психология оказывают влияние на политические процессы, задают нормативно-ценностную систему в политике, формируют групповое и индивидуальное политическое сознание.

Национальные интересы могут объединять устремления всех классов и слоев общества.

На основе этноса как субъекта политики формируются субъекты этнополитического действия: движения и партии, различные группы давления, этнические лобби, элиты, направляющие духовную и политическую жизнь этноса.

Важнейшим выражением сущности национальных отношений является национальный вопрос.

Что он собой представляет? Каковы политические способы его решения?

Национальный вопрос в узком смысле – это отношения национального неравенства, деление наций на привилегированные и неполноправные, на угнетающие и угнетенные.

Национальный вопрос же в широком смысле всегда имеет конкретно-историческое социальное содержание, включающее совокупность национальных проблем на определенном этапе развития данной страны.

Причем с решением одних проблем возникают другие, подчас более сложное, обусловленные возрастанием уровня развития самих наций. Поэтому в данном аспекте не может быть полного и окончательного решения национального вопроса.

Каковы же политические основы решения национального вопроса? Основополагающим политико-правовым принципом, необходимым для демократического урегулирования межнациональных отношений, является принцип национального самоопределения. 1

В Уставе ООН говорится: «…Организация Объединен­ных Наций преследует цели «развивать дружественные отношения между нациями на основе уваже­ния принципа равноправия и са­моопределения народов…» (Гл. 1, п. 2).

Принцип самоопределения — весьма широкий по содержанию. Он вовсе не предпо­лагает обязательное создание самостоятельного государства и может означать культурно-территориальную авто­номию, право на обучение в на­циональных школах, ведение де­лопроизводства, теле- и радиове­щание на национальном языке и т.п. Поэтому в юридическом плане право на самоопределение признается за всеми народами. А вот определение формы, в которой должно реализовываться указанное право, в каждом конкретном случае (вхождение в другое государство в качестве его основной части, на началах автономии того или иного вида или федерации; конфедерация; образование независимого государства и др.) требует учета интересов всех заинтересованных народов и уже поэтому может решаться только политическими методами. Государство, в состав которого входит самоопределяющийся народ, обязано предоставить ему право на самоопределение, но при определении формы его реализации оно вынуждено учитывать интересы других народов, права и свободы отдельного гражданина, а так же соблюдать другой важнейший принцип - защищать целостность своей территории.

В международном праве воз­можность для какого-либо народа, этноса, нации создать свое суве­ренное государство предусматривается для колониальных народов, а также в случае урегулирования этого вопроса с соответствующим государством, от которого отделяется его часть. Было принято много международных актов, прежде всего в рамках ООН, относительно права на не­зависимость колониальных наро­дов. Однако стран со статусом ко­лоний или подопечных террито­рий сейчас уже практически не осталось. Случаев «чистого» само­определения, если не считать не­скольких колоний и подопечных территорий, с конца 1970 г. не было. Был распад двух федератив­ных государств: СССР и Югосла­вии. Но это уже явление другого порядка.

Мы сталкиваемся здесь с ситуацией конфликта двух принципов. Приходится устанавливать приоритеты и делать выбор. Наверное, это не очень приемлемый известный выбор между меньшим и большим злом. Как он решается?

В настоящее время ООН вы­ступает против сепаратизма в любых формах, международное право не предусматривает права на отделение (сецессию). Такая жест­кая позиция объясняется тем, что сепаратизм, который, как правило, развивается на этнической основе, ныне превратился в серьезный дестабилизирующий фактор во всем мире. Ни в одной конституции мира не провозглашается право какой-либо нации, проживающей на территории данного государства или просто части этого государства на свободный выход из его состава. Исключением были толь­ко все конституции СССР.

На протяжении послевоенных десятилетий складывалось впе­чатление, что битва двух принци­пов закончена со статьями Хартии Объединенных Наций, с Хель­синкским актом 1975 года, еще раз провозгласившим нерушимость государственных границ в Евро­пе. Однако события 1990—1991 годов в СССР, Югославии, объединение Германии опрокинули принцип окончательности границ. Ныне же в современной мировой практике и вовсе развиваются тревожащие тенденции к этноцентризму, возвышению принципа национального самоопределения, к умалению роли суверенитета государств, что может привести к дальнейшему переделу политической карты мира.

Следующим важнейшим демократическим принципом решения национального вопроса является обеспечение равноправия наций и граждан независимо от языка, религии, расы, национальности и т.п. Речь идет, прежде всего, об обеспечении и защите прав национальностей, проживающих преимущественно в иной национально-культурной, языковой среде, также за пределами своих государственно-территориальных образований или не имеющих их. Эти группы людей именуются национальными меньшинствами или гражданами «некоренной» (в России появился термин – «нетитульной», то есть не той, в соответствии с которой дано название автономному образованию) национальности.

В целях обеспечения прав граждан «некоренной» национальности необходим комплекс специфических мер – политико-правового, социально-экономического и организационного характера.

Необходимо также добиваться справедливого представительства наций и народностей страны в органах государственной власти и управления, суде, прокуратуре, средствах массовой информации.

Парадоксально, но вышесказанное напрямую относится и к государствообразующему народу нашей страны – русскому.

В этой связи важное значение приобретает вопрос о недопущении роста национализма и националистических настроений. В западных странах под национализмом преимущественно понимается рост национального самосознания, национальная гордость, стремление к национальному саморазвитию, равноправию, то есть он признается вполне естественным и положительным явлением. В данном случае к национализму относится законное, естественное стремление каждой нации сохранить свою самобытность, язык, традиции, уклад жизни, историческую память – все то, без чего человек лишается национального самочувствия, национального достоинства, исторической и социальной самоидентификации.

Национализм в принятой в нашей стране трактовке имеет негативную окраску и означает признание национальной исключительности, стремление обеспечить превосходство своей нации, удовлетворение ее интересов без учета интересов других народов или за счет их ущемления. Эти негативы и составляют в национальном националистическое.

Последнее означает национальное, доведенное до крайности. Причем переход одного в другое происходит зачастую незаметно. Так, в условиях недостаточной политической культуры справедливые требования реального суверенитета подчас перерастают в национализм.

Когда не удовлетворяются важнейшие социальные потребности, существуют серьезные проблемы в социально-экономическом развитии какого-либо многонационального региона, то получают распространение идеи национальной обособленности, попытки искать виновных в представителях других наций, национальная нетерпимость.

Не следует забывать, что, паразитируя на естественных национально-патриотических чувствах людей, национальную карту в политике в своих корыстных интересах целенаправленно могут разыгрывать представители национальной политической элиты, чиновничьего аппарата, творческой интеллигенции. С другой стороны, подобные интересы могут реализовываться и путем замалчивания национальных аспектов социально-политического развития страны.


2. Основные направления и функции национальной политики
Национальные отношения, как и другие виды общественных отношений, нуждаются в сознательной, целеустремленной деятельности людей, и поэтому они представляют собой естественный объект научного управления, осуществляемого при помощи соответствующего механизма.

Управление национальными отношениями – основное средство осуществления национальной политики. Она представляет собой целенаправленную деятельность субъектов политики по регулированию взаимоотношений между нациями, закрепленную в соответствующих политических документах и юридических актах государства. Ее главной целью справедливо считается создание для всех народов оптимальных условий развития, а основой – искусство согласования национальных интересов.

В сферу национальной политики входят основные проблемы национального развития и межнациональных отношений. Поскольку национальные отношения, будучи интегральными, включают в себя экономические, социальные, государственно-правовые, культурно-духовные и другие аспекты. Поэтому национальная политика, социальная, экономическая, демографическая политика и другие виды политической деятельности тесно взаимосвязаны между собой. В различных системах связи они соотносятся как общее и особенное, целое и часть. Социальные, экономические, языковые, демографические аспекты национальной политики превращают ее в составную часть этих видов политики. В то же время национальная политика как целостная система представляет собой концентрированное выражение социальной, экономической, языковой, демографической политики.

К числу важнейших политических вопросов относится проблема национально-государственного устройства народа. Создание каждой нацией своей национальной государственности признается необходимым условием выражения и защиты специфических национальных интересов и ценностей.

Какие же существуют государственно-правовые формы объединения народов?

Во-первых, это унитарные государства, характеризующиеся централизованным руководством административно-государственными единицами и отсутствием обособленных (самостоятельных) государственных образований, действием на всей его территории единого юридического порядка и наличием единственной инстанции, признаваемой носителем законной власти на всей территории.

Во-вторых, это федерация - сложное (союзное) государство, состоящее из государственных образований (республик, штатов и т. д.), обладающих юридически определенной политической самостоятельностью. Для федерации характерно разделение сферы компетенции между союзными органами власти и органами власти, входящих в нее членов. Федерации создаются по территориальному признаку и на национально-территориальной основе. Территория федерации состоит из территорий государственных образований, входящих в нее. Каждое из этих образований имеет право принятия собственной конституции. Союзные единицы федерации имеют свои правовые и судебные системы. В большинстве федераций одновременно существуют единое союзное гражданство и гражданство союзных единиц.

В-третьих, это конфедерация – межгосударственный союз, в котором его члены абсолютно автономны, имеют независимую систему органов власти и законодательства, самостоятельное гражданство, вою валюту, национальную армию. Конфедерация носит международно-правовой характер и, как правило, образуется для достижения весьма ограниченных целей (военных, внешнеполитических и т.д.). Отличие конфедерации от федерации заключается, прежде всего, в правовых формах закрепления этих государственных объединений, в федерации – это конституция, в конфедерации – договор. Конфедерация – это не одно новое союзное государство, а союз государств, то есть международно-правовое объединение. В конфедерации отсутствуют единые экономическая, политическая и правовая системы.

Как показывает история, подобного рода образования носят временный характер либо на пути к созданию федерации, либо – к размежеванию. В большинстве случаев тенденции развития идут от полной независимости через конфедерацию к федерации. Следовательно, на практике конфедерация является промежуточным этапом к более тесному союзу. Наглядный пример тому – современная Западная Европа, ставшая по существу конфедерацией, постоянно и поэтапно преобразующейся в федерацию.

Национальная политика в социально-экономической области включает следующие основные задачи:

выравнивание экономического и культурного развития народов;

обеспечение более или менее равных социальных условий жизни граждан всех регионов и национально-территориальных образований страны;

создание благоприятных условий проживания жителям отдельных территорий;

регулирование миграционных процессов, забота о беженцах;

осуществление эффективной демографической политики (в национальном аспекте);

содействие развитию межрегиональных связей;

материальные гарантии для реализации равных прав граждан разных национальностей в доступе к образованию, культуре и др.

В связи с переходом к рыночным отношениям важное значение имеет дифференцированный подход к национальным регионам, исходя из разных условий, различия природно-климатических и иных факторов.

В духовной сфере национальная политика должна быть направлена на обеспечение условий для свободного развития национальных культур,

взаимного духовного обогащения народов,

создание национально-культурной автономии, там, где это необходимо;

повышенное внимание к культурным потребностям малочисленных народов.

Особого внимания заслуживают вопросы национально-языковой политики. Ее основными демократическими признаками является свободное развитие и равноправие всех языков, добровольный выбор языка обучения и пользования, создание возможностей полноценного изучения языка межнационального общения – русского.

Еще одним важным направлением является национально-кадровая политика. На примере бывшего СССР видно, что там, где не обеспечивалось пропорциональное представительство власти и управления, там возникали межнациональные трения, взаимные претензии, обиды. Демократизм национальной политики предполагает справедливое представительство национальностей в структуре власти, административных органах, социально-культурных учреждениях.

Необходимо добиваться, чтобы состав руководящих кадров более полно отражал национальную структуру населения. Разумеется, национальный признак не должен быть единственным при подборе кадров: необходим также учет деловых и профессиональных качеств людей.
Тема 13. Мировой политический процесс

и геополитическое положение современной России


Вопросы

1. Современные международные отношения : состояние и тенденции развития

2. Геополитические процессы современности

3. Внешняя политика государства


1. Современные международные отношения : состояние и тенденции развития
Международные отношения являются особым родом общественых отношений, выходящих за рамки внутриобщественных взаимодействий и территориальных образований. Они представляют собой совокупность экономических, политических, идеологических, правовых, военных и других связей и взаимоотношений между народами, государствами и их объединениями, экономическими, политическими организациями на международной арене.

В этом определении перечислены основные виды (сферы) международных отношений и их основные участники (субъекты).

Виды международных отношений рассматриваются либо на основе сфер общественной жизни (и, соответственно, содержания отношений) – экономические, политические, военно-стратегические, культурные, идеологические и т.п., - либо на основе взаимо­действующих участников - межгосударственные отношения, меж­партийные отношения, отношения между различными международ­ными организациями, транснациональными корпорациями и т.п.

В зависимости от степени развития и интенсивности тех или иных видов международных отношений выделяют их различные (высокий, низкий, или средний) уровни. На основе геополитического критерия выделяются глобальный (или общепланетарный), региональные (европейский, азиатский и т.п.), субрегиональные (например, страны Карибского бассейна) уровни международного взаимодействия.

Наконец, с точки зрения степени напряженности, можно говорить о различных состояниях международных отношений: это, например, состояния стабильности и нестабильности, доверия и вражды, сотрудничества и конфликта, мира и войны и т.п.

К основным участникам международных отношений, как следует из определения, относятся государства и межгосударственные (межправительственные) организации.

Так, государство является основным субъектом международного права. Внешняя политика государств во многом определяет характер междуна­родных отношений эпохи; оно оказывает непосредственное влияние на степень свободы и уровень благосостояния индивида, на саму человеческую жизнь. Деятельность и даже существование международных организаций, других участников международных отношений в значительной мере зависит от того, как к ним относятся государства. Кроме того, государство является уни­версальной формой политической организации человеческих общностей: в настоящее время практически все человечество, за небольшими исключениями, объединено в государства.

С точки зрения представителей такой теории международных отношений, как политический реализм (Г.Моргентау), последние представляют собой прежде всего арену острого противоборства именно государств. В основе деятельности государств по обеспечению своей безопасности, по их мнению, лежит стремление к увеличению своей власти, или силы (power) и уменьшению власти других. При этом термин «власть» понимается в самом широком смысле: как военная и экономическая мощь государства, гарантия его наибольшей безопасности и процветания, славы и престижа, возможности для распространения его идеологических установок и духовных цен­ностей. Два основных пути, на которых государство обеспечивает себе власть, и одновременно два взаимодополняющих аспекта его внешней политики – это военная стратегия и дипломатия. В современную эпоху, указывает Г.Моргентау, госу­дарства выражают свою потребность во власти в терминах «нацио­нального интереса». Результатом стремления каждого из государств к максимальному удовлетворению своих национальных интересов является установление на мировой арене определенного равновесия (баланса) силы, которое является единственным реалисти­ческим способом обеспечить и сохранить мир и безопасность. Собственно, состоя­ние мира - это и есть состояние равновесия сил между госу­дарствами.

Сторонники либеральной и неолиберальной школ (Дж. Най, Р. Кеохейн) подчеркивают необходимость развивать ценности, на­правленные на объединение человечества, формировать антивоенные установки, продвигают идею свободной международной торговли, «открытости дипломатии». Государства, как они полагали, не ориентируются только на максимизацию краткосрочной прибыли. Боль­шие выгоды дает продолжительное взаимовыгодное сотрудничество.

Выделяются следующие основные положения данного направления:

– война является проблемой, которую можно решить только совместными усилиями;

– международное сообщество должно осознать, что необходимы международные институты, способные предотвратить вооруженный конфликт;

– государства должны реформировать свои политические системы с тем, чтобы демократическое правление внутри каждой страны способствовало установлению мира и развитию сотрудничества на планете;

– на международной арене действуют не только силовые факторы, но и другие, такие как экономика и мораль.

Теоретики данной школы отмечают, что меж­ду странами существует множество связей и отношений, в которых сила или могущество представляет собой недейственный или несуществен­ный инструмент реализации политики. Поэтому фактор вооруженной мощи, согласно неолиберальному подходу, не столь значим, как пола­гают неореалисты. Воздействие посредством вооруженных сил на дру­гих участников международного общения, считают неолибералы, ста­новится слишком дорогим и в прямом и в переносном смысле. Более эффективными средствами влияния являются экономические и пра­вовые рычаги. В связи с этим особо подчеркивается взаи­мосвязь политики и экономики, а также уменьшение в конце XX сто­летия в мировой политике такого фактора, как военная сила.

Обеспечение безопасности, согласно неолиберальному подходу, выходит далеко за рамки межгосударственных взаимодействий, основанных на национальных интересах и силовом противоборстве. Помимо государств, в международных отношениях принимают участие межправительственные и непра­вительственные организации, ТНК и внутригосударственные регионы различных стран. Многообразие участников, видов (культурное и научное сотрудничество, экономические обмены и т.п.) и «каналов» (партнерские связи между университетами, религиозными организа­циями, землячествами и ассоциациями и т.п.) взаимодействия между ними вытесняют государство из центра международного общения, способствуют трансформации такого общения из межгосударственного в «транснациональное» (то есть осу­ществляющееся помимо и без участия государств).

В неомарксистском подходе (И. Валлерстайн, А. Г. Франк, Р. Кокс) подчеркивается экономическое неравенство в современном мире и расслоение населения планеты по экономическому параметру, кото­рое, если говорить о сегодняшнем дне, происходит не по линиям гра­ниц национальных государств, а главным образом по оси «Север-Юг». В рамках неомарксизма в научный оборот введены понятия «страны третьего мира» (развивающиеся государства) и «страны второго мира» (социалистические).

Мир-системная теория – один из наиболее известных вариан­тов неомарксизма. Исходит она из следующих положений. Развитие капитализма прошло ряд циклов экспан­сии и стагнации, которые начинаются с его зарождения в Европе. Сначала они охватывали относительно небольшую европейскую тер­риторию, а потом распространились на весь мир. В результате разви­тия капитализма произошло расслоение стран в зависимости от эко­номических показателей на три части: центр (ядро), периферию, полупериферию. Оказавшиеся в центре страны имеют значительно более высокий жизненный уровень и доминируют над остальными. Представители мир-системной теории исходят из того, что разви­тие ядра и обеспечение безопасности стран, в него входящий, осуществляется за счет остальных стран, что не может не вести к конфликтам.

Специфика, тенденции развития современных международных отношений определяется рядом факторов и условий. Рассмотрим некоторые из них.


  1. Становление глобальной мировой экономической и информационной системы, глобализация мирового хозяйства и международных отношений в целом.

Как отмечается в Стратегии национальной безопасности России, развитие мира идет по пути глобализации всех сфер международной жизни, которая отличается высоким динамизмом и взаимозависимостью событий. Между государствами обострились противоречия, связанные с неравномерностью развития в результате глобализационных процессов, углублением разрыва между уровнями благосостояния стран. Ценности и модели развития стали предметом глобальной конкуренции. Возросла уязвимость всех членов международного сообщества перед лицом новых вызовов и угроз.

Глобализация как объект исследования привлекает пристальное внимание ученых. Хотя не существует общепринятого понятия глобализации, многие исследователи видят суть этого явления в формировании мировой системы особого типа.

«Глобализация» в буквальном переводе с английс­кого (the globalization) означает «распространение во всем мире», «всемирнизация» (от английских «the globe» – мир, земной шар, «global» – мировой, все­мирный; французский термин с таким же смыслом – «la mondialisation» от «le monde», «mondial») .

Термином «глобализация» в последнее десятилетие XX в. стали обозначать совокупность ряда явлений и процессов капиталистического развития, сфера распро­странения которых выходит за рамки отдельных государств, охватывает целые регионы, континенты и – реально или в тенденции – приобретает мировой (пла­нетарный) масштаб, сущность глобализации можно определить как универсализацию стандартов жизнеустройства современных обществ.

Существуют различные подходы к оценке глобализации и ее последствий. Так, в соответствии с распространенной точкой зрения, противодействовать глобализации не имеет смысла, каки­ми бы благими мотивами при этом ни руководствоваться. Данный процесс имеет глубокие объективные предпосылки. Глобализация делает мир более единым, увеличивая его способность эффективно реагировать на проблемы общего характера, которые в XXI в. становятся все более важными для международно-политического развития. От глобализации значительно выиграли многие развивающиеся государства, которые создали современную промышленность и существенно повысили благосостояние населения, в то время, как развитые государства испытали и процессы деиндустриализации, и сокращение прослойки среднего класса, усиление социального расслоения. Взаимозависимость, возрастающая в результате глобализации, способна служить базисом для преодоления расхождений между странами, мощным стимулом для выработки взаимоприемлемых решений.

В соответствии с другой позицией, глобализация может проявляться в авторитарных и иерархических фор­мах, порождаемых своекорыстными интересами и устремлениями наиболее развитых государств. Она может иметь объективные основания в тенденциях развития общества, но ее последствия активно используются узким кругом привилегированных государств в своих целях. Более того, сущность глобализации как искусственно формируемого процесса можно представить как фор­мирование единого во всемирном масштабе и суще­ственно нового (по сравнению с предыдущими этапа­ми развития мировой капиталистической системы) типа жизнедеятельности человечества в ходе, в результате и при решающем воздействии монополизации распо­ряжения современными ключевыми средствами и ус­ловиями развития мирового сообщества крупным международным капиталом и структурами, представляющими его интересы и цели. Как отмечает Малков С.Ю., устойчивость либерально-рыночной экономики, основан­ной на конкуренции, возможна только при наличии притока дополнительных ресурсов («игра с положительной суммой»). Именно получение дополнитель­ных ресурсов являлось целью политики глобализации, проводимой западны­ми странами.

Поэтому справедливо высказываются опасения по поводу того, что глобализация делает развитые страны еще сильнее, тогда как слабые оказываются обреченными на полную и необратимую зависимость.

К негативным последствиям глобализации можно отнести следующие:

а) разрушается обособленность национальных рын­ков труда и национальных систем социальной защиты населения; создается всемирное пространство конку­ренции за рабочие места, уровень оплаты труда, соци­альные гарантии, экологическую безопасность; социаль­но-трудовые отношения трансформируются в сторону расширения пространства эксплуатации, обновления и ужесточения ее форм. За последнее десятилетие появилось много работ, в которых утверждается, что глобализация неизбежно ведет к свертыванию государства благосостояния, имеет и более широкие социальные последствия.

б) все большее число стран фактически лишается государственного суверенитета, теряет экономическую и политическую независимость; подрываются и разру­шаются системы национальных и международных демократических институтов, создаются предпосылки для тоталитарного перерождения демократических форм и способов жизнедеятельности; появляются но­вые способы угнетения и господства, произвола и на­силия над личностью, в т. ч. новые формы принуди­тельного, подневольного труда;

в) унификация с ее обезличенностью и утратой индивидуальных особенностей, утрата идентичности, ослабление национально-государственных возможностей регулирования социума, снижение возможностей значительного числа стран в поддержании собственной конкурентоспособности;

г) все большая часть человечества (по прогнозам – до 80% в конечном счете) оттесняется от участия в фор­мировании средств и условий общественного развития, от их использовании для прогресса созидательной деятельности – «исключается» из общества.

Поэтому одним из источников напряженности в складывающейся международно-политической системе становится противоречие между глобализацией и национальной самобытностью отдельных государств. Все они, равно как и международная система в целом, сталкиваются с необходимостью найти органическое сочетание этих двух начал, совместить их в интересах поддержания устойчивого развития и международной стабильности.

Отечественные специалисты отмечают, что в общем плане вектор глобализации указывает на становление глобаль­ного общества. На продвинутой стадии этого процесса речь может идти и о формировании власти в планетарном масштабе, и о развитии глобального гражданского общества, и о преобразовании традиционных межгосударст­венных отношений во внутриобщественные отношения будущего глобаль­ного социума.

В складываю­щейся сегодня международной системе обнаруживаются некоторые про­явления этой линии. В их числе:


  • определенная активизация наднациональных тенденций (прежде всего через передачу отдельных функций государства структурам более высокого уровня);

  • дальнейшее становление элементов глобального права, транснациональной юстиции (инкрементальным путем, но не скачкообразно);

  • расширение сферы деятельности и повышение востребованности международных неправительственных организаций.

Речь, однако, идет о достаточно отдаленной и неоднозначной перспективе. Международному сообществу предстоит решить много сложных задач на данном пути, чтобы подобное общество имело позитивное содержание, а не представляло собой олигархический социум господства «новых кочевников» – глобального управляющего класса.

Вместе с тем стоит заметить, что события последних лет, особенно в связи с Украиной, заставляют многих исследователей рассматривать в качестве значимого и вектор деглобализации, фактор ренационализации мира, возвращения мироустройства к Вестфальским принципам.

2. Изменение роли фактора силы в мировой и национальной политике.

На современные международные отношения значительное влияние ока­зывают ощутимые изменения, связанные с проблематикой безопасности. Прежде всего это касается понимания самого феномена безопасности, соот­ношения различных ее уровней (глобального, регионального, национального), вызовов международной стабильности, равно как и их иерархии. Можно заметить, что угроза мировой ядерной войны утратила свой приоритет, хотя само наличие крупных арсеналов средств массового поражения полностью не устранило возможность глобальной катастрофы.

Но одновременно все более опасной становится опасность распространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения, ракетных технологий, а также каче­ственное совершенствование средств ведения войны, появление оружия, основанного на иных физических принципах. Практика современных международных отношений дает достаточно оснований считать обладание ядерным оружием весомым фактором безопасности отдельных стран. Поэтому и так называемых «пороговых» стран, находящихся на расстоянии вытянутой руки от технологий «военного атома», становится не меньше, а больше. В условиях нарастания военных угроз может утратить значение и негласный запрет на боевое использование ядерного оружия.

При относительной стабильности глобальной стратегической обстановки нарастает число многообразных конфликтов на более низких уровнях международных отношений, равно как и имеющих внутренний характер. Сдерживать и разрешать такие конфликты становится все труднее.

Качественно новыми источниками угроз выступают терроризм, наркобизнес, другие виды криминальной трансграничной деятельности, политический и религиозный экстремизм.

Важным изменением – касающимся уже не только сферы безопасности, но и вообще используемого государствами инструментария в международных делах, – является переоценка фактора силы в мировой и национальной политике.

В комплексе инструментов политики наиболее развитых стран все более весомыми становятся невоенные средства – экономические, финансовые, научно-технические, информационные и многие другие, условно объединяемые понятием «мягкой силы». В определенных ситуациях они позволяют оказывать на других участников международной жизни эффективное несиловое давление. Умелое использование этих средств работает и на формирование позитивного имиджа страны, ее позиционирование как центра притяжения для других стран.

Однако существовавшие в начале 1990-х годов представления о возможности исключить фактор военной силы или существенно сократить ее роль оказались явно завышенными. Многие государства видят в военной силе важное средство обеспечения своей национальной безопасности и повышения своего международного статуса.

Крупные державы политически и психологически готовы к избирательному прямому использованию военной силы или угрозы применения силы в отдельных критических ситуациях. Что касается ряда средних и малых стран (особенно в развивающемся мире), то многие из них за недостатком других ресурсов рассматривают военную силу как имеющую первостепенное значение.

В целом об относительном уменьшении роли военной силы приходится гово­рить достаточно осторожно, имея в виду развивающиеся глобальные тенденции и стратегическую перспективу. Однако одновременно происходит, равно как и концепту­альное переосмысление ее характера в современных условиях. Использование этого инструментария в реальной практике отнюдь не уходит в прошлое.

По-прежнему примерное равновесие сил в этой сфере стабилизирует международные отношения, придает им устойчивость, предсказуемость и определенность. Нарушение такого равновесия способствует росту конфликтности, возможному перевесу одной или группы стран, что ведет к искушению использовать выигрышное положение в свою пользу, примеры чего наблюдались в последние годы.


  1. Трансформация системы международных отношений.

Исчезновение СССР, являвшегося геополитическим наследником Российской империи, исказило «силовое поле» международных отношений, подорвало складывающийся веками межгосударственный баланс интересов и сил, позволявших удерживать мировую политику в русле эволюционного, предсказуемого развития. В ряде регионов мира произошло затухание конфликтов, являвшихся отголоском соперничества двух мировых систем (в Центральной Америке, Эфиопии, Анголе и др.). Но одновременно появились другие «горячие точки», явившиеся следствием складывания нового соотношения сил (территория бывшей Югославии, Ирак). По мнению ряда политиков, уже не идеология, а вновь, как и в XIX веке, национальные интересы и соотношение мощи государств становится основным движителем международных отношений. Новая расстановка сил повлечет за собой создание новых союзов, отношений, изменение существующего порядка вещей.

Фактором, усложняющим современный международно-политический ландшафт, становится появление новых государств, сопряженное с противоречивым процессом их внешнеполитической идентификации, поиском своего места в системе международных отношений.

В современных международных отношениях возросла роль США и их союзников, которые претендуют на статус единственного полюса мировой силы. Бывшие территории СССР объявляются ими зоной своих жизненных интересов, создаются препятствия усилиям Российской Федерации по консолидации постсоветского пространства, расширение НАТО на Восток создает качественно новую военно-политическую ситуацию в Европе.

Существует практика игнорирования отдельными государствами и группами государств основных принципов международного права. Стратегия подобных односторонних действий дестабилизирует международную обстановку, провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, разжигает национальную и религиозную рознь, создает угрозу безопасности других государств, ведет к росту напряженности в межцивилизационных отношениях. Применение принудительных мер с использованием вооруженной силы в обход Устава ООН и решений ее Совета Безопасности (или с искажением их существа) не способно устранить глубокие социально-экономические, межэтнические и другие противоречия, лежащие в основе конфликтов, подрывает основы международного права и ведет к расширению конфликтного пространства, в том числе в непосредственном геополитическом окружении России.

Интеграционные процессы, в частности в Евро-Атлантическом регионе, имеют зачастую избирательно-ограничительный характер. Попытки принизить роль суверенного государства как основополагающего элемента международных отношений, ввести в практику разделение государств на категории с различным объемом прав и обязанностей несут в себе угрозу подрыва международного правопорядка, а также чреваты произвольным вмешательством во внутренние дела суверенных государств.

Как подчеркивал Президент России В.В. Путин, к числу важнейших постулатов международных отношений относятся неделимый характер безопасности для всех государств, недопустимость гипертрофированного применения силы и безусловное соблюдение основополагающих принципов международного права.

Поэтому, как отмечается в Концепции внешней политики России, в условиях децентрализации глобальной системы управления укрепляется ее региональный уровень как основа - наряду с ООН - полицентричной модели, воплощающей многообразие мира, его неоднородность и многоукладность. Новые центры экономического роста и политического влияния все чаще и увереннее берут на себя ответственность за дела в своих регионах. Региональная интеграция становится действенным инструментом повышения конкурентоспособности ее участников.


  1. Культурно-цивилизационное многообразие мира.

Противоречивость тенденций, определяющих современное состояние международных отношений, обусловливается переходным периодом их развития. Эти тенденции также отражают различия в понимании реального значения и последствий окончания «холодной войны». Глобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение и выражается в соперничестве различных ценностных ориентиров и моделей развития в рамках универсальных принципов демократии и рыночной экономики. Все более громко заявляет о себе культурно-цивилизационное многообразие современного мира. Оборотной стороной процессов глобализации становится тенденция повышения значения фактора цивилизационной идентичности.

Например, в плоскости преимуществ конфуцианской цивилизации в Азиатско-Тихоокеанском регионе развиваются объяснения экономического рывка, осуществленного рядом стран на основе ценностей азиатского образа жизни – приоритета интересов общества и семьи как его основной ячейки над интересами отдельной личности, важной роли таких качеств, как дисциплинированность, трудолюбие, уважение к старшим, преданность своей компании и др.

Сохранение цивилизационного многообразия способствует как обогащению мировой культуры, так и укреплению тенденции не к одно-, а многополярному миру.


  1. Воздействие отдельных государств.

Оно связано с объемом материальных и людских ресурсов, которым данное государство располагает, а также с его внутренней стабильностью. Среди участников международных отношений есть страны, которых именуют великими державами. Ранее это определение относилось прежде всего к США, СССР, Великобритании, Франции и Китаю, владевшим ядерным оружием и являвшимся постоянными членами Совета Безопасности ООН. В настоящее время к ним часто относят также Германию, Японию, а в перспективе – Индию, Бразилию, Индонезию. Эти страны уже сейчас являются лидерами регионального или мирового масштаба.

Условиями выполнения страной подобной роли являются наличие у самого государства достаточно высокой мотивации к осуществлению намечаемого, значительная внутриполитическая поддержка, понимание и солидарность со стороны основных международных партнеров, согласие пойти на финансовые издержки (иногда весьма масштабные), при необходимости – возможность и готовность использовать свой гражданский и военный персонал (с риском человеческих жертв и соответствующей реакции в своей собственной стране).

На эту роль могут претендовать прежде всего крупнейшие и наи­более влиятельные страны. Но имеет значение и характер их притязаний. Из числа 10-15 государств, составляющих ядро современной мировой системы, рассчитывать на успешное лидерство могут прежде всего те, которые про­являют заинтересованность в укреплении международно-политического порядка, а также ответственность в плане уважительного отношения к меж­дународному праву и интересам других государств. Впрочем, эту проблему уместно рассматривать и под иным углом зрения – способность и готовность к «ответственному лидерству» может стать одним из неформальных, но важ­ных критериев, по которым государство будут считать входящим в ядро совре­менной международно-политической системы.

При относительном ослаблении позиций США сохраняются их огром­ные возможности влияния на международную жизнь. Роль этого государства в мировых экономике, финансах, торговле, науке, информатике громадна и будет оставаться таковой на обозримую перспективу.



  1. Деятельность политических межправительственных и неправительственных организаций.

Важной приметой современного мирового развития является рас­тущая роль в международной жизни, наряду с государствами, также и иных действующих субъектов.

Среди негосударственных участников международных отношений выделяют межправительственные организации (МПО), неправительственные организации (НПО), транснациональные корпорации (ТНК) и другие общественные силы и движения, действующие на мировой арене.

Международные межправительственные организации являются стабильными объединениями государств, основанными на междуна­родных договорах, обладающими определенной согласованной компетенцией и постоянными органами. МПО непосредственно политического характера возникают после Первой мировой войны (Лига Наций, Международная Организация Труда), а также в ходе и особенно после Второй мировой войны, когда в 1945 г. в Сан-Франциско была образована Организация Объединенных Наций, призванная служить гарантом коллективной безопасности и сотрудничества стран-членов в политической, экономической и социальной областях. Параллельно с развитием ее специализированных органов и институтов создаются межправительственные организации межрегионального и регионального характера, направленные на расширение сотруд­ничества государств в различных областях: Организация Эконо­мического Сотрудничества и Развития, объединяющая наиболее развитые страны мира (1960), Совет Европы (1949), Европейское Экономическое Сообщество (Общий Рынок, 1957), Лига Арабских Государств (1945), Организация Американских Государств (1948), Организация Североатлантического Договора (НАТО, 1949), Организация Африканского Единства (1963) и др.

Отмеченное увеличение количества межправительственных организаций и численности их постоянных работников является одним из свидетельств роста взаимозависимости государств и их многостороннего сотрудничества на постоянной основе. Более того, подобные организации приобретают определенную автономию по отношению к государствам-учредителям и становятся отчасти неподконтрольными им. В основе создания межгосударственных (межправительственных) объединений лежат, как правило, совпадающие интересы государств-участников, стремление использовать соединенную силу объединения для достижения своих целей. Между членами объединения постепенно складываются особые, специфические отношения, создаются механизмы и институты, помогающие улаживать возникающие противоречия.

В отличие от межправительственных организаций, международные неправительственные организации – это, как правило, нетерриториальные образования, так как их члены не являются суверенными государствами. Они отвечают трем критериям: международный характер состава и целей; частный характер учредительства; добровольный характер деятельности. К неправительственным организациям международного характера относятся, например, религиозные организации (Всемирный Совет Церквей), организации ученых, спортивные (УЕФА), профсоюзные, правовые и т.п. организации, объединения, ассоциации.

Основным способом действия неправительственных организаций в сфере международной политики является мобилизация международного общественного мнения, а методом достижения целей – оказание давления на межправительственные организации и непосредственно на те или иные государства.

Существенное влияние на характер международных взаимодействий оказывают в последнее время такие специфические неправительственные организации, как транснациональные корпорации. Крупнейшие из них обладают огромными экономическими ресурсами, дающими им преимущества в этом отношении не только перед малыми государствами, но нередко и перед крупными странами.

Прослеживая характер развития всемирных и региональных неправительственных организаций в современном мире, исследователи указывают на постоянное увеличение их численности, возрастание коли­чества людей, которые включены в их деятельность, а также расширение сфер этой деятельности. Так, обращается внимание на взаимосвязи и взаи­мообусловленности политических и экономических элит глобального и нацио­нального уровней, которых не было ранее. Все боль­шее распространение получает трансграничная активность внутригосударствен­ных регионов.

Масштабного замещения государств негосударственными структурами в настоящее время не происходит, но сам феномен негосударственных субъектов как действующих лиц в меж­дународно-политической системе получил значительное развитие. По все­му спектру социальных взаимодействий (будь то сфера материального производства или организация финансовых потоков, этнокультурные или экологические дви­жения, правозащитная или криминальная активность и т.п.) везде, где воз­никает потребность в трансграничном взаимодействии, таковое происходит с участием возрастающего числа негосударственных структур.

Некоторые из них, выступая на международном поле, действительно бросают вызов государству (как, например, террористические сети), могут ори­ентироваться на независимое от него поведение и даже располагать более значимыми ресурсами (бизнес-структуры), проявляют готовность взять на себя ряд его рутинных и особенно вновь возникающих функций (традиционные неправительственные организации). В результате международно-политиче­ское пространство становится более насыщенным и разнообразным, структурируется по более слож­ным, многомерным алгоритмам.

В ходу все чаще и такое понятие, как «мягкая сила» – комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия. К сожалению, нередко эти методы используются для взращивания и провоцирования экстремизма, сепаратизма, национализма, манипулирования общественным сознанием, прямого вмешательства во внутреннюю политику суверенных государств.

Как показывает практика последних лет, активность некоторых неправительственных организаций, действующих в трансграничном контексте, может быть направлена на реализацию интересов других государств и надгосударственных образований, использоваться как ресурс в межгосударственной конкурентной борьбе, подрывать позиции законных органов власти и управления, служить инструментом порождения «управляемого хаоса», использоваться для взращивания и провоцирования экстремизма, сепаратизма, национализма, манипулирования общественным сознанием, прямого вмешательства во внутреннюю политику суверенных государств. А это выводит на проблему качества функционирования международной системы в современных условиях.



  1. Влияние природной среды, состояния сырьевых и природных ресурсов, шире - глобальных проблем современности.

Глобальными проблемами именуется, как известно, совокупность наиболее острых, жизненно важных мировых, общечеловеческих проблем, решение которых требует объединения усилий всех наро­дов и государств. Отличительной их особенностью является ком­плексность, системность и всеобщий характер, что обусловлено ра­стущим единством современного мира, тенденциями к усилению взаимосвязи и взаимозависимости составляющих его частей. Группа глобальных проблем современности включает в качестве главных, ключевых и первостепенных проблемы войны и мира, в том числе международной безопасности, демилита­ризации международных отношении и создания необходимых га­рантий для установления длительного и прочного мира, укрепления доверия между народами и расширения между ними сотрудничест­ва в различных областях.

На передний план выдвинулась и экологическая проблематика в связи с резким ухудшением окружающей природной среды, что по­ставило человечество перед угрозой экологического коллапса, срав­нимого только с последствиями ракетно-ядерной катастрофы.

Одна из крупнейших проблем – преодоление разрыва между высокими темпами роста народонаселения в развивающихся странах и ухудшением условий для про­мышленного и сельскохозяйственного производства, воспроизводства жизни в целом.

В свете обостряющейся конкуренции за перспективы развития возрождается значимость конт­роля над территорией, богатыми энергетическими, природными, рекреационными ресурсами. Ограниченность и/или дефицит последних в сочетании со стрем­лением государств обеспечить надежные поставки по приемлемым ценам – все это вместе взятое становится источником повышенной опасности.

Особое значение данная проблема имеет для нашей страны, которой предстоит прикладывать серьезные усилия для обеспечения своих национальных интересов в области обладания ресурсами роста. Территория России – источник ее потенциальной силы. Раньше огромные пространства служили для нашего государства преимущественно как буфер от внешней агрессии. Сейчас, при правильной экономической стратегии, они могут стать важнейшей основой для повышения конкурентоспособности страны.

Ряд глобальных проблем современности порожден потребностя­ми обеспечения эффективного производства и воспроизводства ми­рового валового продукта, развития научно-технической революции и мирового рынка. Необходимы поиск новых путей разрешения ми­рового энергетического, сырьевого, продовольственного кризисов, освоение околоземного пространства в мирных целях. К проблемам современности относится и проблема Человека во всей eе сложности, многомерности и противоречивости, включая человеческое измерение общественного прогресса и соблюдение социальных, экономических и личных прав и свобод, духовное развитие личности, преодоление отчуждения человека от природы, общества, государства, других людей и результатов собственной жизнедеятельности.

Очевидно, что не решив эти глобальные проблемы, человечество не сможет обеспечить свое выживание и дальнейшее развитие.

Действие перечисленных и иных условий и факторов определяет существование ряда тенденций развития современных международных отношений. Причем зачастую носят они не однозначный, а противоречивый, разнонаправленный характер, заключают в себе в одно и то же время различные возможности развития, реализующиеся в зависимости от складывающейся ситуации и характера деятельности субъектов в сфере международной политики.

1. Так, например, а) рост взаимозависимости мира, расширение возможности получения и обмена технической, технологической помощи, получения инвестиций и создания условий экономического роста соседствуют с б) тенденцией к установлению доминирования ведущих стран Запада, закрепления деления на «передовые» и «периферийные» страны.

Есть основания ожидать не только сохранения, но и расширения разрыва в уровнях развития между мировыми «городом и деревней». Мировая экономика приобретает во все большей мере форму пирамиды, на вершине которой располагается немногочис­ленная группа развитых стран, концентриру­ющих в своем распоряжении огромные мате­риальные и финансовые ресурсы. Многие экс­перты полагают, что сегодня уже можно гово­рить о приближении качественно иной эпохи в истории цивилизации – эпохи мирового экономического государства со своим руково­дящим центром и периферией.

Причем центр, наряду с управляющими функциями, оставит себе такие «чистые» сфе­ры деятельности, как банковское и страховое дело, маркетинг, дизайн, компьютерное про­граммирование и моделирование и т.п. По прогнозам американских экономистов, в недале­ком будущем только один рабочий из десяти в «элитных странах» будет работать в обрабаты­вающей промышленности.

Наряду с дополнительными возможностями социально-экономического прогресса, расширения человеческих контактов, тенденция глобализации порождает и новые опасности, особенно для экономически слабых государств. Усиливается вероятность крупномасштабных финансово-экономических кризисов, создается угроза углубления диспропорций в развитии различных регионов мира из-за неравенства стартовых позиций и внутренних потенциалов для ответа на вызовы модернизации. Глобализации противостоит растущее стремление отдельных стран защитить свой экономический суверенитет, причем нередко такой протекционизм приобретает форму экономического национализма, когда прагматические интересы подменяются политическими соображениями. Натиск глобализации испытывает на себе культурная самобытность подавляющего большинства стран и народов.

Кризис конца 2000-х годов, по оценке отечественных специалистов, являлся не просто финансовым («банковским») или экономическим («ипотечным», «энергетическим» и т.п.) кризисом. Это кризис прежнего мироустройства, прежнего мирового порядка, и прежде всего – неолиберальной модели глобализации в том виде, как она сфор­мировалась к концу XX в.

К числу наиболее важных черт этой модели относятся доминирующая роль США как мирового экономического, политического и военного лидера, полное отделение в экономике финансовой сферы от произ­водственной и связанное с этим наличие огромного количества ничем не обес­печенных финансовых активов, распространение вширь институтов либеральной демократии безотносительно к тому, существуют ли для них необходимые усло­вия и предпосылки и т.п. Глобальный кризис выявил проблематичность и, во многом, несостоятельность этих составляющих прежней неолиберальной парадигмы.



  1. а) становление многополюсного мира, но и б) возрастание нестабильности, конкурентности международных отношений.

После окончания холодной войны получила развитие тенденция перехода от конфронтационного двухполюсного к многополюсному миру. По­сле распада Варшавского Догово­ра, а затем и СССР страны Цен­тральной и Восточной Европы в своем преобладающем числе пе­рестали ориентироваться на Рос­сию, выступившую в качестве преемницы Советского Союза. Основательно ослабли связи России и с суверенными странами СНГ – бывшими частями практически унитарного СССР. Одно­временно подобные тенденции – правда, не такой силы и не в такой степени – развились вокруг США. Характерно, что происходит процесс укрепления самосто­ятельности и тех стран, которые были дальше от двухполюсной ко­нфронтации, непосредственно не примыкали ни к одной сверхдер­жаве. В первую очередь этот вы­вод справедлив в отношении Ки­тая, который достаточно быстро наращивает свой экономический потенциал.

В мире происходит наращивание экономического потенциала новых центров глобального роста, связанное в том числе с более равномерным распределением ресурсов развития вследствие развития мировых рынков. Экономический подъем в таких странах и регионах конвертируется в их политическое влияние, при этом дальнейшее развитие получает стратегическая тенденция к полицентричному миропорядку.

В результате укрепления новых центров экономического роста и политического влияния складывается качественно новая геополитическая ситуация. Формируется тенденция к поиску решения имеющихся проблем и урегулированию кризисных ситуаций на региональной основе без участия нерегиональных сил.

В международной системе произошло (и продолжает происходить) перераспределение удельного веса между различными существующими и возникающими центрами влияния – в частности, в том, что касается их способности оказывать воздействие на другие государства и на внешний мир в целом. К «традиционным» полюсам (страны ЕС/ОЭСР, а также Россия), в динамике развития которых есть немало неопределенностей, добавляются ряд наиболее успешных государств Азии и Латинской Америки, а также ЮАР. С присоединением Южной Африки объединение Бразилии, России, Индии и Китая (БРИКС) приобрело в полном смысле глобальный формат, и уже сейчас на него приходится свыше 25% мирового ВВП. Все более заметно присутствие на международно-политической арене исламского мира (хотя по причине весьма проблематичной его дееспособности как некоей целостности вряд ли в данном случае можно говорить о «полюсе» или «центре силы»).

Это не просто очаги экономического роста и быстро возрастающей мощи, но и цен­тры цивилизационного воздей­ствия, что вполне отчетливо проявляется в североамерикан­ском, европейском, ближневос­точном регионах, более сложно – в АТР с его множественностью культур. Исторический вызов для нашей страны – попытаться вновь стать центром развития. Причем, по мнению многих отечественных ученых, достойный ответ на данный вызов связан со способностью России объединить вокруг себя весомую часть республик СНГ. Тем более, что развитие региональной и субрегиональной интеграции на пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ) в формате Евразийского экономического сообщества, в Евро-Атлантическом и Азиатско-Тихоокеанском регионах, Африке и Латинской Америке стало значимым фактором международных отношений. Интеграционные объединения приобретают все большее значение в мировой экономике, становятся существенным фактором региональной и субрегиональной безопасности, включая миротворчество.

Геополитически центр тяжести международной системы смещается в направлении Восток/Азия. Именно в этом ареале находятся самые мощные и энергично развивающиеся из новых центров влияния. Именно сюда пере­ключается внимание глобальных экономических акторов, которых привле­кают растущие рынки, впечатляющая динамика хозяйственного роста, высокая энергетика человеческого капитала. Вместе с тем именно здесь существуют наиболее острые проблемные ситуации (очаги терроризма, этноконфессиональные конфликты, ядерное распространение).

В плане безопасности важнейшую роль в формирующейся международной системе будут играть отношения по линии «развитый мир versus развивающийсямир» (центр–периферия). Их глобальная несбалансиро­ванность может обусловить возникновение угрозы общей устойчивости мировой системы.


  1. а) обогащение мировой цивилизации за счет взаимодействия различных культур, продвижение человечества к идеям демократии и свободы происходит наряду с

б) обострением противоречий между странами и их группами на культурно-цивилизационной основе, сопротивлением попыткам насильственного навязывания стандартов устройства политической жизни одних стран - другим.

В современной политической науке утвердилось понятие «третьей волны демократизации», в соответствии с которым с 1974 года ведется отсчет новому этапу перехода ряда стран от недемократических к демократическим формам правления, привития на их национальной почве ростков либеральной модели демократии. Стандарты этой модели, укрепляясь в политической сфере, оказывают заметное воздействие и на культурные, идеологические процессы в этих странах в направлении их перехода от традиционализма к ценностям «современного открытого» общества.

Подобная «экспансия» новых культурных норм и образцов, естественно, сопровождается ростом противодействия со стороны прежнего уклада жизни. Хотя межцивилизационные противоречия, при всей их значимости, не являются важнейшими в развитии международной системы, форсирование межцивилизационного взаимодействия лишь усиливает ощущение внутреннего родства со своей культурой и различия с чужой; различия между цивилизациями серьезнее и древнее других делений человечества, тесно связаны с господствующими видами религии; происходящая модернизация ведет к мировоззренческому обновлению общества и конкретного человека, что актуализирует их поиски духовной опоры.

4 а) Снижение угрозы развязывания крупномасштабной войны в мире одновременно с б) повышением риска локальных конфликтов.

Во время холодной войны стабильность в мире во многом поддерживалась противостоянием двух блоков, двух сверхдержав, балансом их сил. Сегодня такого баланса нет, а на смену старым угрозам при­шли новые. Причем некоторые из них проявляются в более опасной форме, чем в прежние времена, или достигли больших масштабов по сравнению даже с периодом холодной войны. Впервые за весь послевоенный период, то есть за последние по­лвека, на Европу распространи­лась зона региональных конфликтов. В ее центре разразился опаснейший югославский кризис. Остроконфликтные си­туации возникли и по южной дуге Европы – армяно-азер­байджанская в связи с Нагорным Карабахом, грузино-абхазская, грузино-осетинская. Далеко не урегулированы и отношения Молдавии с Приднестровьем. Серьезные негативные изменения произошли в развитии ситуации на севере Африки, вокруг Сирии.

Открылись многие террито­риально-пограничные споры между государствами. Европа столкнулась с проблемой бе­женцев, сопоставимой по остро­те разве что с периодом мировых войн.

В Концепции внешней политики России отмечено, что на современном этапе традиционные громоздкие военно-политические союзы уже не могут обеспечить противодействия всему спектру современных вызовов и угроз, являющихся трансграничными по своему характеру. На смену блоковым подходам к решению международных проблем приходит сетевая дипломатия, опирающаяся на гибкие формы участия в многосторонних структурах в целях коллективного поиска решений общих задач.

На передний план в качестве главных факторов влияния государств на международную политику, наряду с военной мощью, выдвигаются экономические, научно-технические, экологические, демографические и информационные. Все большее значение приобретают: уровень защищенности интересов личности, общества и государства; духовное и интеллектуальное развитие населения; рост его благосостояния; сбалансированность образовательных, научных и производственных ресурсов; в целом уровень инвестиций в человека; эффективное использование механизмов регулирования мировых рынков товаров и услуг, диверсификации экономических связей; сравнительные преимущества государств в интеграционных процессах. Экономическая взаимозависимость государств становится одним из ключевых факторов поддержания международной стабильности.

Среди других тенденций развития мировой политической системы обозначаются также

- ослабление старых институтов международного управления – ООН, ВТО, МВФ и отстающее развитие новых;

- качественные изменения в направлении транснационализации мировой политики;

- расслоение государств, причем прежде всего по их отношению к самой системе, появление «несистемных» («проблемных») государств, наличие непризнанных государственных образований и др.;

- изменяются традиционные функции элементов (субъектов) системы.
2. Геополитические процессы современности
В современном понимании идеи, которые в наше время принято причислять к геополитическим, впервые оформились и получили популярность на рубеже XIX–XX вв. Введение в научный оборот самого термина «геополитика» связывают с именем Р. Челлена (1846–1922), который изучал системы управления для выявления путей создания сильного государства. Он предпринял попытку проанализи­ровать географические основы мощи государства. Челлен говорил о необходимости органического сочетания нескольких взаимосвязанных элементов политики, одним из которых была геополитика как нау­ка, которая рассматривает государство в качестве географического организма. Основателями геополитики в ее тради­ционном понимании считаются также американский историк морской стратегии Велико­британии А. Мэхэн (полагал, что морская мощь в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов); британский географ и политик Х. Маккиндер (сформулировал концепцию осей мировой политики, одной из которых была центральная и северная часть Евразии); немецкий автор К. Хаусхофер (главным смыслом существования государства он считал обеспечение и расширение его жизненного пространства в целях гарантий экономической независимости); американский исследователь международных отношений Н. Спайкмен (по его мнению, география является наиболее фундаментальным фактором во внешней политике государств, потому что она неизменна. «Министры приходят и уходят, даже диктаторы умирают, а горные цепи остаются непоколебимыми»); немецкий исследователь Ф. Ратцель (разрабатывал теории взаимосвязи роста и мощи государств и плотности населения, размера территории и контролируемого ими пространства, связи народонаселения с землей и почвой).

В нашей стране представители первой волны русского зарубежья (Н. Трубецкой, П. Савицкий), развивая геополитику, разработали ее концепцию, охватывающую географию, экономику, этнографию и культуру России. Эти ученые развили обоснованную еще Д. Менделеевым идею двойственного происхождения Российского государства, которое связывает Европу и Азию (концепция евразийства).

В обобщенном виде геополитика – это наука об использовании пространственных факторов международных отношений в интересах обеспечения национальной безопасности.

Геополитика основана на тезисе: «географический рель­еф как судьба». География и пространство выступают в геополитике в той же функции, как деньги и производственные отношения в марксиз­ме и либерализме – к ним сводятся все основополагающие аспекты человеческого существования, они служат базовым методом интерпре­тации прошлого, они выступают как главные факторы человеческого бытия, организующие вокруг себя все остальные стороны существова­ния. Геополитика основана на сведении многообразных про­явлений жизни к нескольким параметрам, но, несмотря на заведомую погрешность такого подхода, она дока­зывают свою стройность в вопросе объяснении прошлого и эффективность в организации настоящего и проектировании бу­дущего.

Геополитика рассматривает каждое государство как прост­ранственно-географический ор­ганизм, живущий своими ритма­ми и имеющий свое собственное неповторимое лицо. Организм этот существует в конкретной физической среде, обладает осо­бенностями профиля своей тер­ритории (горы, равнины, реки, леса), расположения (материк, остров, побережье), имеет опре­деленные природные ресурсы (нефть, золото, пресная вода), численность населения, экономи­ческую систему (свободный ры­нок, протекционизм, изоляция) и политический режим (либеральная демократия, социальная демо­кратия, авторитаризм, диктату­ра). Из всех этих составляющих, управляя которыми государство осуществляет контроль над прост­ранством, складывается понятие национальных интересов.

Традиционный геополитический анализ разделяет перечисленные факторы на постоянные и переменные. Постоянные фак­торы – расположение территории, про­тяженность и конфигурация границ, климат, рельеф, флора и фауна, гидрогра­фия, размеры воздушного пространства и др. Переменные факторы – военная мощь, население, ресурсы, политическая культура, соци­альные структуры.

Из постоянных факторов важнейшим является расположение страны относи­тельно суши и моря. В этом плане все государства делятся на две большие группы: континентальные и морские (ост­ровные). Главным законом геополитики, как отмечает А. Дугин, является утверждение фундаментального дуализма, отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении сухопутных и морских держав. Для континентальных стран (Древний Рим, Византия, Османская империя, Китай, Россия и т. д.) огромное значение имеют размеры их территории. Пространство выступает для них своеобразным ресурсом, фактором мощи и безопасности. Едва ли можно со­гласиться с политологами-международ­никами, говорящими о падении роли фактора больших пространств в постин­дустриальном обществе, в эпоху взаимо­зависимости и целостности мира. Пред­ставляется, что до сих пор преимущест­ва, связанные с наличием у государства обширной территории, перевешивают возникающие на этой почве недостатки и слабости: большую протяженность гра­ниц, транспортную напряженность, низ­кую плотность населения и др. Для морских (островных) держав (Финикия, Карфаген, Британская империя, США и др.) сопоставимое значение имеет контроль над окружающей акваторией и находящимися на ней островами и архипелагами.

Если брать экономику, то можно гово­рить об определяемой геополитикой спе­цифике размещения промышленности – поблизости от источников сырья и энер­гии (у континентальных стран) или у по­бережья (у морских), о ведущей роли то­го или иного транспорта – железнодо­рожного и другого сухопутного или мор­ского, о более значительной доле базо­вых, первичных отраслей на континенте, о большой ориентированности на экспорт экономики морских стран.

В политиче­ском отношении надо говорить об особен­ностях политической культуры континен­тальных и морских стран. Для первых характерны обычно централизация, ав­торитарная власть (будь то монарх, дик­татор или президент), как было во все времена, начиная со Спарты и кончая Россией и СССР. Для вторых – децентрализация, конфедеративность, демократия, что то­же видно на примерах древней, средне­вековой, новой и новейшей истории.

В военной сфере континентальная страна опирается, прежде всего, на сухопутные войска, морская – на военно-морской флот, причем характерно, что даже новейшие виды вооруженных сил, к примеру ракетные войска стратегического назначения, строятся с учетом геополи­тического фактора: так, Россия опирается на баллистические ракеты наземного базирования, США – морского.

«Сухопутное могущество» связано с фиксированностью пространства и устойчивостью его качественных ориентаций и характеристик. На цивилизационном уровне это воплощается в осед­лости, консерватизме, строгих юридических нормативах, которым подчиняются крупные объединения людей – роды, племена, народы, государства, империи. Твердость Суши культурно воплощается в твердости этики и устойчивости социальных традиций. Сухопутным (осо­бенно оседлым) народам чужды индивидуализм, дух предприниматель­ства. Им свойственны коллективизм и иерархичность.

«Морское могущество» представляет собой тип ци­вилизации, основанной на противоположных установках. Этот тип ди­намичен, подвижен, склонен к техническому развитию. Его приорите­ты – кочевничество (особенно мореплавание), торговля, дух индивидуального предпринимательства. Индивидуум, как наиболее подвиж­ная часть коллектива, возводится в высшую ценность, при этом этические и юридические нормы размываются, становятся относительными и подвижными. Такой тип цивилизации быстро развивается, активно эволюционирует, легко меняет внешние культурные признаки, сохра­няя неизменной лишь внутреннюю идентичность общей установки.

Географическое положение, таким образом, определяет структуру хозяйства, плотность населения, развитие путей сообщения, близость к рынкам, мировым торговым путям, накладывает отпечаток на историю государства, влияет на его внутреннюю и внешнюю политику, определение им своих геополитических союзников и конкурентов, противников и сателлитов.

История человечества знает немало примеров, когда неправильно избранная геополитика приводила страну к упадку даже в мирное время. Причинами такого положения были неверная геополитическая ориентация и непомерные политические и военные амбиции, которые истощали экономические ресурсы и морально-полити­ческий потенциал нации. Во многом вследствие этого за последние 100–500 лет перестало существовать большинство мировых империй. В настоящее время в мире появляется все больше стран, которые удачно сочетают достоинства обоих упомянутых направлений, что позволяет выходить им на передовые позиции в мире.

Следует заметить, что в последнее время в политической науке выдвигаются предложения о расширении традиционного «пространственно-территориального» понимания геополитики, включении в состав важнейших геополитических детерминантов военно-технических, экономических, культурно-цивилизационных, информационных параметров. При этом современные авторы (П. Галлуа, А. Тойнби, С. Хантингтон, П. Бьюкенен, А. Дугин, В. Цымбургский, М. Ильин и др.) указывают на следующие обстоятельства, способствующие модернизации геополитики в современных условиях:

1. Возросшее влияние экономических процессов на эволюцию геополитической ситуации на планете. Связано это со скачкообразным повышением роли экономики в жизни как отдельных стран, так и всего мирового сообщества, значительным внутренним усложнением и реальной глобализацией экономических процессов.



2. Военно-технические достижения последнего времени (наличие ядерного оружия и современных средств его доставки, широкое применение в военных целях космических средств связи и разведки, возросшие возможности по переброске войск в тот или иной регион мира и др.) привели к уравниванию силы владеющих современным оружием государств, резкому уменьшению роли географического пространства в планировании и применении войск. Океаны и моря перестали играть роль своеобразных естественных рвов, ограждающих от опасности военного вторжения, или, наоборот, препятствующих ему. Появление ядерного оружия и современных средств его доставки вызвало к жизни различные концепции и политику сдерживания вероятного противника.

3. Информационная революция, опирающаяся на развитие электронных средств связи. Новые возможности в этой области меняют облик планеты, формируя «коммуникативное» мировое сообщество, способствуя преодолению как географических, так и цивилизационных барьеров. Удаленные регионы с развитой инфраст­руктурой связи становятся ближе друг к другу, чем соседствующие, но не обладаю­щие передовыми средствами коммуникации. Кроме того, от надежной и быстрой работы коммуникаций зависит течение экономических процессов. Таким образом, наличие или отсутствие в данной стране развитых средств общения с внешним миром может содействовать более тесной ее интеграции в глобальные события или вести к «выпадению» из мировой политики. Кроме того, через влияние на содержание и характер информации, доступной гражданам, ведущие субъекты мировой политики могут оказывать воздействие на внутриполитические процессы в отдельных странах, что приводит к тенденциям распространения контроля уже и на информационные пространства.

4. Культурно-образовательное качество населения, от которого зависит развитие науки и экономики (применение на практике высоких технологий); модернизация вооруженных сил; способность личного состава овладеть сложной боевой техникой; наконец, динамика количественного состава и физического состояния самого населения.

5. Актуализация влияния мировых религий, ислама прежде всего, может привести к изменению геополитической ориентации стран и регионов (характерный пример – роль ислама в выборе внешнеполитической стратегии ряда стран Центральной Азии, бывших республик СССР).

6. Повышение геополитического веса малых стран, лишенных обширного жизненного пространства и больших ресурсов, но обладающих серьезным научным потенциалом, технологиями, финансами.

7. Тенденция к реализации государственных интересов стран не столько путем территориальной, сколько экономической и культурной экспансии.

Вместе с тем, подчеркнем следующее обстоятельство. Как известно, государства приобретают статус державы глобального или регионального значения по совокупности многих признаков. Однако ни высокий уровень техноло­гического развития, как, например, у Сингапура или Тай­ваня, ни социально-экономическое процветание общества, которое характеризует, скажем, Данию или Швецию, ни огромные финансовые средства, как у Объединенных Арабских Эмиратов, не выводят государство в число вели­ких держав, если у них нет для того геополитической основы.

Именно обширная территория с богатыми природ­ными ресурсами и многочисленное население становятся своеобразным резервуаром мощи и безопасности госу­дарства и особо отмечаются в традиционных исследованиях геополитики. Данные условия являются хотя и недостаточными, но необходимыми для пре­вращения государства в мировой центр силы, к которому будут тяготеть и вокруг которого будут группироваться другие народы и страны. Эти же условия, в свою очередь, требуют от государства адекватных военных усилий и соответствующей военной мощи, надежно гарантирующих его целостность и суве­ренитет. Великая держава не может передоверить свою безопасность никаким внешним силам, будь то нацио­нальные структуры других государств или международные военно-политические институты.

В связи со всем вышеизложенным попробуем отметить особенности современного геополитического положения Российской Федерации.

Совокупность условий, продиктованных геополитическим по­ложением, историей, экономикой, культурой Российского госу­дарства, довольно конкретно определила его роль и место в современной системе государств мира. Главными в развитии Российского государства будут оставаться внешние и внутренние противоречия, связанные с его размеще­нием на двух континентах – в Европе и Азии – и между тремя океанами («мно­говекторный континент»). Это принципиально отличает его от хотя бы таких госу­дарств, как евро-азиатская Турция и океаническая Япония. Уязвимость России с запада, востока и юга дополняется крайне слабой для страны таких масштабов транспортной (наземной, воздушной и особенно морской) инфраструктурой. Россия располагает всего несколькими незамерзающими морскими портами.

В своих новых границах Россия оказалась зажата между планетарными средоточиями хозяй­ственной и военной мощи. В плане военном такими средоточиями выступают: на западе – НАТО, неутомимо расширяющая свою «зону ответственности», а на востоке – Китай, объявивший XXI век «своим» веком. Российская Федерация на порядок уступает Китаю в мобилизационных ресурсах, явственно проигрывает НАТО в технологиях ведения современной ограниченной войны. В плане экономическом она представляет собой, несмотря на некоторые успехи последних лет, пространство выживания между великими товарными метрополиями – объединен­ной Европой и кольцом экономик Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Географическое положение России и размеры ее территории тесно связаны с социально-экономическими, военно-политическими, демографическими противоречиями ее развития.

Действительно, население России и основная группировка ее Вооруженных Сил сосредоточены преимущественно в европейской части страны, в то время как глав­ные запасы сырьевых, энергетических ресурсов и огромная часть военно-промыш­ленного комплекса размещены в Сибири и на Дальнем Востоке. Карты плотности населения, авто- и железнодорожных путей, энергосетей и распределения промышленных предприятий – все без исключения дают одну и ту же картину: размазанный контур огромной воронки с растру­бом в Евророссии, резким сужением от Урала к Иркутску и полуобособлен­ными анклавами Приморья и Якутии. Это воронка российской цивилизации, упирающаяся узкой частью в ареал наших наибольших природных ресурсов.

Отрицательно ска­зываются также высокая смертность, старение населения, ухудшение качества человеческого потенциала страны и др. Более того, влияние на перспективу развития России именно этого фактора признается наиболее негативным. Будущий геополитический вес России в решающей степени зависит от роста качества населения и успеха экономических реформ. Пока же ниша, которую Россия занимает в мировой экономике, явно не отвечает потенциалу страны, обладающей уникальным географическим положением, крупнейшими в мире природными ресурсами, значительным населением, немалыми технологическими возможностями.

Вместе с тем, Россия способна при наличии по­литической воли руководства и научно обоснованной стратегии развития воссоздать сильное, социально ориентированное государство, успешно адаптиро­ванное к тенденциям мирового развития.

Среди ресурсов развития нашей страны можно выделить:

квалифицированные, образованные трудовые ресурсы;

минерально-сырьевая, топливно-энергетическая база, удовлетворяющая текущие и перспективные потребности страны;

высокий уровень финансовых накоплений, способных трансформироваться в инве­стиции;

развитая фундаментальная наука, значительный научно-техни­ческий потенциал, крупные достижения по таким передовым техноло­гическим направлениям, как биотехнологии, индустрия освоения космоса, генная инженерия, ядерная энергетика и др.;

значительные производственные мощности, сохраняющие спо­собность к оживлению за счет модернизации;

мощный резервный потенциал интеграции, заложенный в отно­шениях, – как традиционных, так и новых – с государствами, часть которых видит в России не только партнера, но и союзника.

Россия располагает реальным потенциалом для того, чтобы занять достойное место в мире. Определяющее значение при этом имеют укрепление российской государственности, устойчивый экономической рост, дальнейшие политические и экономические преобразования, решение социальных проблем, преодоление ресурсно-сырьевой ориентации экономики и ее перевод на инновационный путь развития, улучшение демографической ситуации.
3 .Внешняя политика государства
Внешняя политика – деятельность государства и других политических институтов общества по осуществлению своих интересов и потребностей на международной арене. Внешнеполитический курс любого государства есть продолжение его внутренней политики, он опирается на экономический, демографический, военный, научно-технический и культурный потенциалы государства. Их сочетание определяет возможности его внешнеполитической деятельности на тех или иных направлениях, иерархию приоритетов в постановке и реализации внешнеполитических целей. Влияет на последние и геополитическое положение государства. Наконец, немаловажную роль играют и политико-идеологические установки руководства страны.

Одновременно внешняя политика обладает рядом собственных специфических особенностей, обусловленных, прежде всего, тем, что в мире существуют различные государства с их несовпадающими интересами и программами, целями и задачами. Это вызывает необходимость согласования действий субъектов международной политики. Ныне, как никогда, возрастает роль и значение глобальных, а также региональных проблем, особенно в сфере обеспечения безопасности, охраны окружающей среды, раз­вития экономических отношений. Поэтому нужны не только еди­ные или скоординированные действия, но и определенная коррек­тировка внутренней политики государств. Тем самым внешняя по­литика продолжает, закрепляет внутреннюю политику и в то же время влияет на нее, приводя в большее или меньшее соответствие с международными реалиями, закономерностями и критериями ми­рового развития.



Среди основных целей внешней политики выделяются, во-первых, обеспечение безопасности данного государства, во-вторых, стремление к увеличению матери­ального, политического, военного, интеллектуального и иного потенциала страны и, в-третьих, рост ее престижа в международных отношениях.

К важнейшим функциям внешней политики госу­дарства относятся: 1) оборонительная, противодействую­щая проявлениям аг­рессии со стороны других стран; 2) представительно-информационная, имеющая двойное назначение: инфор­мирование своего правительства о положении и событиях в той или иной стране и информирование руководства других стран о политике своего государства; 3) экономико-организаторская, направленная на установление, развитие и укрепление торгово-экономических и научно-технических связей с различными государствами.

Потенциал международного влия­ния государства и его внешней политики рассматривается как совокупность разнообразных средств и ресурсов, которыми оно располагает для оказания прямого и непрямого воздействия на международную среду и другие государства в своих целях и интересах. К основ­ным типам ресурсов влияния государства относятся его финансово-экономиче­ский, военно-силовой, политико-дипломатический, демографический, международный структурно-организационный потенциалы (уча­стие и роль в международных организациях и институтах).

Взаимосвязь между ресурсами и влиянием не является однознач­ной. Ресурсы международного влияния государства в тех или иных обстоятельствах могут быть не в полной мере использованными, они могут быть использованы неэффективно, наконец, их использование может при­вести к нежелательным для самого государства последствиям. С другой стороны, в определенных ситуациях недостаток тех или иных ресурсов влияния может быть компенсирован умелой дипломатией, политической волей руководства, исполь­зованием иных инструментов воздействия, особенно в форс-мажорных ситуациях.

Эффективность внешней политики во многом зависит от имеющихся ресурсов влияния, однако тоже не связана с ними напрямую. Оценка эффективности скла­дывается из комплекса критериев. Во-первых, это степень достижения открыто постав­ленных стратегических целей, как правило, зафиксированных в соответствующих офи­циальных документах. Вместе с тем, возможно несовпадение (зачастую весьма существенное) между официально декларируемыми целями внешней политики и ее фактическими приоритетами. Это обстоятельство тоже необходимо принимать во вни­мание при оценке внешнеполитической эффективности государства. Во-вторых, это успешность в реагировании и преодолении возникающих форс-мажорных ситуаций с точки зрения минимизации возможных негативных последствий и достижения поставленных целей. В-третьих, критерием эффек­тивности может служить и ресурсоемкость предпринимаемых внешнеполитиче­ских действий в сравнении с достигаемыми ими результатами. Значительный затра­ченный ресурс может оказаться несопоставимым с незначительным полученным результатом, и наоборот. В-четвертых, это соразмерность самих внешнеполи­тических усилий (независимо от затраченных ресурсов) и достигнутых результа­тов. Наконец, в-пятых, критерием определения эффективности внешней поли­тики является приемлемость складывающейся в результате предпринятых дей­ствий новой международной ситуации для руководства государства.

Главными средствами внешней политики являются применение силы, в том числе военной, а также дипломатия - совокупность невоенных практических мероприятий, приемов и методов, приме­няемых государственными органами с учетом конкретных условий и поставленных задач.

К наиболее распространенным дипломатическим методам относятся официальные визиты и переговоры на высшем и высоком уровне, конгрессы, конференции, со­вещания и встречи, консультации и обмен мнениями, подготовка и заключение двусторонних и многосторонних договоров и других дипломатических документов, участие в работе международных и межправительственных орга­низаций и их органов, дипломатическая переписка, пу­бликации документов и т.п., периодическое беседы госу­дарственных деятелей во время приемов в посольствах и миссиях.



1 Напомним, что та или иная система знаний является наукой, если в ней: находят отражение закономерности, имеющиеся в реальной действительности; разработаны общие понятия (категории), система методов исследования; имеется рациональный характер знания, логическая обоснованность и проверяемость выводов.

1 Как отмечал Президент России В.В. Путин, «нравственность власти и её обязательность – это главный залог доверия людей. Они не менее важны, чем опыт или профессиональные знания, и необходимы для получения результатов, идущих во благо всему обществу».См.: Владимир Путин: Благодарю вас за веру, понимание и поддержку // Российская газета. 2008. 8 мая.

1 Ученые подсчитали, что с 30-х по 70-е гг. о Макиавелли было написано свыше 3 тысяч книг и статей (45 работ в год в среднем). В 1979г. На Всемирном конгрессе Международной ассоциации политических наук некоторые американские политологи оценивали научный уровень докладов в зависимости от того, есть ли в них ссылка на Макиавелли. См.: Социально -политический журнал.-1993.-№ 9/10.-С.123.

1 Оценивая эпоху Просвещения, Ф.Энгельс писал: «Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породили титанов по силе мысли, страсти и характеру, многосторонности и учености ... Тогда не было почти ни одного крупного человека, который бы не совершил далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в нескольких областях творчества». См.: Маркс К., Энгельс Ф.- Соч.-2-е изд.-т.20.-С.346.

1 См. более подробно: Замалеев А.Ф., Осипов И.Д. Русская политология: обзор основных направлений: Учебное пособие. - СПб.,1994.-С.34-39.

1 Управление людей, управление людьми, управление для людей.

1 Образно данная особенность авторитаризма отражена И. Губерманом:

«К нам хлынуло светлой волной

обилие планов и мыслей,

тюрьма оставалась тюрьмой,



но стало сидеть живописней»

1 Мессианство – историко-социологическая концепция, приписывающая личности, организации либо государству роль мессии (древне-еврейское «машиах» – помазанник) - спасителя человечества.

1 Олигархия (греч. oligarсhia, от oligos – немногочисленный и arche – власть) – режим, при котором политическая власть принадлежит узкой группе лиц (богачей, военных и т. п.).

2 Компрадорская буржуазия (от исп. comprador – покупатель) – часть буржуазии экономически отсталых стран, осуществляющая посредничество между иностранным капиталом и национальным рынком в ущерб национальным интересам.

3 Популизм (от лат. populus – народ) – разнородные по идейно-политическому содержанию общественные течения и движения, апеллирующие к широким массам и отражающие противоречивость массового сознания («левый» популизм, «правый» популизм и т.д.).

1 Патернализм (от лат. paternus – отцовский, pater – отец) – покровительство, опека старшего по отношению к младшим, подопечным. В развитых зарубежных государствах патернализмом в трудовых отношениях называют систему дополнительных льгот и выплат на предприятиях за счет предпринимателей. Направлен на закрепление кадров, на смягчение трудовых конфликтов.

2 Легитимация (лат. legitimus) – узаконение политического режима, придание ему легитимности. В политическом плане легитимация означает, что деятельность государственной власти или ее отдельных институтов одобряется и поддерживается большинством населения. В общем смысле легитимация означает признание какого-либо права. Немецкий исследователь Макс Вебер (1864-1920) выделил три вида легитимации: традиционная основывается на догосударственных отношениях, неписаных обычаях, традициях; харизматическая – на авторитете личности, вере нации в своего вождя; рациональная – имеет в своей основе разумные суждения, установленный в государстве порядок регулирования общественных отношений; ее частный случай – юридическая легитимация, когда существование властных институтов опирается на правовые нормы.


1 В соответствии с Основами социальной концепции Русской Православной Церкви возникновение земного государства должно быть понимаемо как предоставление Богом людям возможности устроить свою общественную жизнь, чтобы таковое устроение, являющееся ответом на искаженную грехом земную реальность, помогало избежать ещё большего греха через противодействие ему средствами мирской власти.

1 Трансцендентный - запредельный по отношению к какой-либо определенной сфере, к миру в целом; противоположность имманентного (внутренне присущего). В данном случае – запредельное по отношению к реальному политическому миру.

1 Автаркия (от греч. autarkeia – самоудовлетворение) – создание замкнутого хозяйства в рамках отдельной страны. Полная автаркия невозможна даже для крупных и богатых ресурсами стран, поэтому чаще всего употребляется термин «автаркические тенденции» в экономической политике. Исторический опыт показал, что они наносят невосполнимый ущерб экономике страны, отбрасывая ее назад в области научно-технического прогресса, экономической эффективности общественного производства и уровня благосостояния народа.

1 Достаточно ярко данный принцип был подан американским президентом Вудро Вильсоном в знаменитых «четырнадцати пунк­тах», обнародованных в январе 1918 года с совершенно опреде­ленной целью - сокрушить двух многонациональных противников: Австро-Венгерскую и Отто­манскую империи. В пункте деся­том этого документа говорится о «предоставлении наиболее сво­бодной и благоприятной возмож­ности автономного развития на­родов».

Классическая ленинская формулировка предусматривала «право наций на само­определение вплоть до отделения и создания независимого госу­дарства». В таком виде она была включена во все советские кон­ституции. При выработке Устава ООН советская делегация наста­ивала на аналогичной формули­ровке, но она была отвергнута. - См.: Независимая газета. 1996. 23 августа.





Каталог: upload -> site119 -> folder widepage -> 006 -> 580 -> 786
580 -> К. В. Вишневецкий «09» сентября 2015 г
580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины психология 030900. 62 Юриспруденция
580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Психология конфликта»
580 -> Машинопись и основы делопроизводства
580 -> Лекция по теме «Предмет и задачи риторики. Из истории риторики»
580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Риторика» слушателями заочной формы обучения для всех специальностей
786 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Психология конфликта»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница