С. Ф. Самойлов «15» июня 2016 г политология



страница2/4
Дата14.02.2021
Размер0,64 Mb.
ТипТезисы
1   2   3   4

Разделение властей

Разделение функций

Подчинение меньшинства большинству с защитой прав меньшинства

Подчинение меньшинства большинству

Демократия возникла в безгосудар­ственном и бесклассовом родовом обществе как неполи­тическое управление обществом. С возникновением государства она обрела политический характер и в условиях противоборства ан­тагонистических классов подверглась существенным трансформациям.

Усложнение общественных функций привело к раз­делению общества на «управляющих» и «управляемых», классовые антагонизмы, проявившись в сфере демократии, превратили ее в институт, посредством которого стали реализоваться интересы экономически господствующего класса, а сама демократия стала одной из форм классового господ­ства. Поэтому политическая демократия на протяжении существования всех антагонистических устройств (от рабства до казарменного коммунизма) и по сути своей не могла быть правлением всего народа, народовластием, ибо экономически господствующим в обществе было эксплуататорское меньшинство. Сохраняясь как форма правления, демократия постепенно превратилась в обстав­ленную атрибутами народного волеизъявления действи­тельную власть конкретного класса, т. е. стала одной из форм его политического господства.

Таким образом, демократия как народовластие представляет собой во многом утопический идеал, кото­рый все же имеет важное нормативное значение, по­скольку он выступает ориентиром, целью политического развития общества. Реальная же демократия в лучшем случае – власть большинства над меньшинством, в худшем – господство хорошо организованного, опирающе­гося на экономическую, а также информационную власть и социальные привилегии меньшинства над большинством, осуществляемое при формальном согласии большинства граждан.

Учитывая расхождение между нормативным представлением о демократии и ее практическими формами осуществления, Роберт Даль и некоторые другие политологи предлагают ввести для обозначения реально существующих государств, называемых демократиями, специальный термин «полиархия». В работе «Введение в теорию демократии» (1956) Р.Даль обосновывает понятие «полиархическая демократия». По Далю, это правление меньшинства, избираемого народом на конкурентных выборах. Она распространяется и на античные полисы, и на средневековые республики, и на современные конституционные государства с всеобщим избирательным правом и соперничеством за власть политических партий. Но полиархия не тождественна демократии.

Если демократия – это идеальный тип политических систем, то полиархия – реальный тип, выражающий собой некоторый уровень реализации идеального типа.

Полиархия – не только качественная характеристика политических систем, подобно демократии, но и их количественное измерение: можно говорить о степени полиархичности: от полной полиархии до гегемонии. Поэтому полиархию можно характеризовать лишь наиболее общими институциональными требованиями демократии (или, по Р.Далю, гарантиями).

Уязвимость демократии для критики означает, что она не является универсальной, наилучшей для всех времен и народов формой прав­ления. «Плохая», неэффективная демократия может быть хуже для обще­ства и граждан, чем некоторые авторитарные и даже тоталитарные режимы. История свидетельствует, что многие монархии, военные хунты и другие авторитарные правительства делали для экономичес­кого процветания, повышения благосостояния, укрепления безопас­ности граждан и гарантирования их индивидуальной свободы, а так­же справедливого распределения результатов труда гораздо боль­ше, чем слабые или коррумпированные демократические режимы.

И все же растущее стремление насе­ления современного мира к демокра­тическим формам правления не случайно. При наличии опреде­ленных социальных предпосылок демократия имеет ряд преиму­ществ над другими формами правления.

В общесоциальном аспекте она представляет собой выработанный и обогащенный в ходе всемирной истории особый способ решения жизненно важных социальных вопросов, при котором все члены социальной общности обладают возможностью равноправно решать эти вопросы на основе принципа подчинения мень­шинства большинству.

Демократия представляет собой как раз такую форму, которая предполагает предо­ставление широким массам определенных прав и свобод, наличие институтов, необходимых для тех или иных форм волеизъявления масс. Потому она и яв­ляется лучшей на сегодняшний день (по крайней мере, по меркам западной цивилизации) политической формой общественного про­гресса, поскольку реализует формальное признание равенства между гражданами, равного права всех на определение устройства государства и управление им.

Общий недостаток всех недемократических политических сис­тем состоит в том, что они не подконтрольны народу, а значит, характер их взаимоотношений с гражданами зависит, прежде все­го, от воли правителей. В прошлые века возможность произвола со стороны авторитарных правителей существенно сдерживалась традициями правления, относительно высокой образованностью и целенаправленным воспитанием монархов и аристократии, их самоконтролем на основе религиозно-нравственных кодексов, а также мнением церкви и угрозой народных восстаний. В современную эпоху эти факторы либо вообще исчезли, либо их действие сильно ослабло. Поэтому надежно обуздать власть, гарантировать защиту граждан от государственного произвола может только демократическая форма правления. «Если демократия открывает широкий простор свободной игре сил, проявляющихся в обществе, - писал П.И.Новгородцев, - то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему обязывающему их началу. Свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общения, приходит к самоуничтожению и разрушению основ государственной жизни».

Современный общественно-экономический прогресс во многом стимулирует развитие демократии, питает демократичес­кий менталитет и ценностные ориентации граждан. Он требует социального освобождения личности, уважения ее достоинства и независимости мышления, фундаментальных прав и свобод. Он нуждается в свободе информации и плюрализме общественной жизни в целом. И в этом смысле тем народам, которые готовы к индивидуальной свободе и ответственности, ограничению собст­венного эгоизма, уважению закона и прав человека, демократия создает наилучшие возможности для индивидуаль­ного и общественного развития, реализации гуманистических цен­ностей.

Как мы видим, проблемы демократии уже давно стали ареной острой идейно-политической борьбы, что с самого начала было связано со стремлением власть имущих дискредитировать и фальсифицировать демократию как власть народа, как властвование большинства граждан, народных масс. Власть имущие и их идеологи пошли по пути выхолащивания смыс­ла демократии как народовластия, превращения ее в определенный политический режим, отличи­тельная черта которого не в том, кто здесь правит бал (истинный смысл демократии как народовластия). Акцент был перенесен на выяснение вопроса, как здесь осуществляется политическая власть - опираясь на конституцию, на законы - конституционно-юридическим путем, легитимно или нет?

Отметим в этой связи, что демократизация общественной жизни является приметой политического процесса целого ряда стран и человеческого сообщества в целом на протяжении последних десятилетий.

В современной политической науке получила распространение теория "волн демократиза­ции", согласно которой утверждение современных институтов демократического правления происходило тремя этапами, причем на каждом из них этот процесс затрагивал разные группы стран, а за расширением ареала демократии (подъемом демократизации) следовало его неко­торое сокращение (откат демократизации). С.Хантингтон в книге «Третья волна. Демократизация в конце XX в.» дает следующую датировку: первый подъем волны (1828-1926), первый спад (1922-1942), второй подъем (1943-1962), второй спад (1958-1975), третий подъем (1974-?). (Книга была издана в 1991 г. и не учитывала события 1990-х.)

Р.Даль в книге "Демократия и ее критики" (1989) предлагает несколько иную датировку "волн" или этапов демократизации. Первая "волна" начала нарастать со второй половины XIX в. и достигла пика сразу после завершения первой мировой войны. Толчком для второй "волны" стала победа союз­ников во второй мировой войне и процессы деколонизации, длившиеся до 1960-х годов. Наконец, третья "волна демократизации" началась в середине 1970-х годов с падения авторитарных режимов в Португалии, Испании и Греции. Далее она захва­тила собой часть Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Эквадор, Гватемала, Панама, Чили и некоторые другие страны), Восточной Азии и, конечно же, бывший СССР и страны Восточной Европы. Так что к настоящему времени ареал распрост­ранения демократии охватывает практически все промышленно развитые страны северного полушария, а также включает все больше регионов по всему миру, в частности, такие важные, как Индия.

Анализ процессов демократизации и особенно третьей его "волны" позволил политологам выявить основные условия перехода к современной демократии. Предварительным условием является сформировавшаяся национальная идентичность и государственное единство, т.е. наличие нации как двуединства суверенного территориального государства и гражданского общества. Имперские, теократические, феодальные и прочие далекие от модернизированных структуры в состоянии сохранять и развивать только "вкрапления" традиционных демократий, преимущественно полисного или корпоративного типа. Демократизации они поддаются с трудом, т.к. слишком велики для всенародности, а их иерархичность не способствует развитию самоуправления.

Обсуждаются также другие условия, в их числе – уровень экономического развития. Образно говоря, демократия – достаточно дорогой способ реализации власти. Такие ее атрибуты, как большие социальные расходы, выборные процедуры, содержание огромного госаппарата, а также сами демократические методы руководства, сводящиеся не к принуждению, а к убеждению, слишком дорогостоящи. По статистике, в мире нет стран, относящихся к категории демократических, где доход на душу населения был бы ниже 2 тыс. долларов в год. Однако экономическое развитие само по себе – именно предпосылка, а вовсе не гарантия демократии. Известны недемократические режимы с высоким уровнем экономического развития. По-видимому, ключевым моментом для процесса демократизации является, строго говоря, не экономическое развитие и сопутствующее ему благосостояние как таковые, а формирование массового среднего класса в качестве социального амортизатора и базы демократии.

К предпосылкам демократизации причисляют и наличие определенных политико-культурных условий, прежде всего относительной распространенности ценностей и установок, преодолевающих коллективистский и патриархальный типы политического мышления и ориентированных на индивидуализм, рационализм, демифологизированное мировосприятие.

По мнению известного американского политолога Р.Даля, вероятность становления и сохранения в стране институтов демократии чрезвычайно высока в том случае, если:


  • средства насильственного принуждения там рассредоточены или нейтрализованы;

  • в ней существует современное динамичное плюралистическое общество;

  • она однородна в культурном отношении или, в случае культурной гетерогенности, не разделена на сильные и отчетливые субкультуры;

  • при наличии такого рода субкультур, ее лидеры преуспели в созда­нии механизмов урегулирования субкультурных конфликтов;

  • политическая культура и убеждения ее граждан, особенно полити­ческих активистов, подкрепляют институты демократии;

  • она не подвергается интервенции со стороны враждебной иностранной державы.

Поэтому в качестве общих основ существования и критериев развитости демократии в различных сферах общественной жизни можно выделить:

а) экономическая область:



  • развитие отношений собственности и широкое участие граждан во владении, распоряжении и использовании собственности и управлении производством;

  • достаточно высокий уровень экономического развития страны и материального благосостояния граждан;

б) политическая:

  • широкое участие масс в осуществлении государственной власти и местного самоуправления;

  • развитие и обеспеченность системы политических прав и свобод личности;

  • продуман­ная и законодательно оформленная избирательная си­стема, которая должна обеспечить действительную возможность самим гражданам, их подавляющему большинству выдвигать своих кандидатов и избирать своих депутатов, руководителей, президентов;

  • наличие системы постоянного контроля избирателей за своими выдвиженцами, устанавливающей меру соответствия осуществляемой политики интересам избира­телей, возможность обеспечения этого соответствия;

в) социальная:

  • справедливое распределение материальных и духовных благ;

  • развитие системы социальных прав и гарантий, защищенности личности;

г) духовная:

  • соответствующий уровень политической культуры общества и личности, самосознания и ответственности людей.

Говоря коротко, подлинная демократия невозможна в бедной стране, при несправедливом распределении материальных и духовных благ, при низком уровне культуры, ответственности и самосознания людей.

В современной политологии существует много вариантов классификации демократических режимов. В качестве примера приведем классификацию Д. Хелда, по мнению которого демократические режимы могут быть соотнесены со следующими моделями:

1. «Протективная» (защищающая) демократия, которая описана Т. Гоббсом, Дж. Локком, Ш. Монтескье. Главным смыслом собственного существования такая демократия считает защиту граждан как от произвола властей, так и от беззакония частных лиц. Важным для этой модели демократии является отделение государства от гражданского общества и невмешательство власти во многие сферы жизни, прежде всего в экономику.

2. «Развивающая» демократия (Ж.-Ж. Руссо). Руссо полагал, что демократия является не только государственным механизмом, но и через непосредственное участие всех граждан в политической жизни развивает, совершенствует людей. Он был убежденным противником фабричного производства и сторонником мелкой собственности, которую, по его мнению, следует равномерно распределить между всеми гражданами, каждый из которых станет ответственным за собственное дело, которое также будет способствовать его развитию.

3. Модель «отмирания государства» (Карл Маркс). Маркс видел освобождение людей в прекращении экономической эксплуатации. Так как систему эксплуатации поддерживает государство, то задача построения «подлинной демократии» (а молодой Маркс был именно демократом) заключается в создании условий для постепенного «отмирания» государства. Эти условия: уничтожение частной собственности, установление диктатуры пролетариата, полного социального равенства, выборности всех органов власти могут быть созданы в результате социальной революции.

4. «Соревновательный элитизм» (Макс Вебер, Йозеф Шумпетер). Создатели этой модели демократии говорили об отборе наиболее одаренной и компетентной элиты, способной как к законодательной, так и к административной деятельности. Демократия, по мнению Вебера и Шумпетера, препятствует присвоению власти одной из борющихся, «соревнующихся» внутри элиты групп. Эта модель предусматривает сильную исполнительную власть, контроль правящей партии над парламентом, независимую от политического руководства компетентную бюрократию. Роль масс сводится к участию в выборах.

5. «Плюралистическая» демократия (Дэвид Трумэн, Роберт Даль). Эта модель представляет общество как совокупность большого количества малых групп, каждая из которых стремится повлиять на процесс принятия решений. Основное достояние демократии – защита прав меньшинств и в невозможности какой-либо элитарной группы постоянно оставаться у власти. Массы могут вмешиваться в политический процесс, но делают это достаточно пассивно (например, только на выборах), предоставляя правительству и лидерам групп интересов решать проблемы общества.

6. «Легальная» демократия (Фридрих Хайек, Роберт Нозик, «новые правые») понимается как форма правления, защищающая свободу и власть большинства. Но для обеспечения мудрого и справедливого правления этот принцип необходимо ограничить тем, что поставить закон выше воли народа, т. е. построить правовое государство, отделить гражданское общество от государственных институтов и свести с одной стороны, бюрократическое государственное регулирование, а с другой – регулирующую зарплату деятельность профсоюзов в экономике к минимуму.

7. «Партиципаторная» демократия (Никос Пулантзас, Кэрол Пэйтмэн, Бенджамин Барбер, «новые левые»). Это демократия участия, в которой авторы этой модели видят основной фактор компетентного, заинтересованного решения проблем, сочетающее индивидуализм и коллективизм. Участие заключается в создании самоуправления на локальном уровне, в том числе и на производстве, в демократизации политических партий и социальных движений, институтов власти.

Электронная демократия. Сущность и содержание демократии не может не изменяться вместе с изменениями в обществе, в частности, в соответствии с формированием информационно-коммуникативных технологий (ИКТ). Эти технологии предоставляют возможность перейти к такой модели демократии, в которой доступ к информации, а также возможность непосредственного участия в управлении государственными и негосударственными структурами открывается практически для всех граждан. Эта модель получила название «электронной демократии», которая характеризуется рядом политологов как «основанный на применении сетевых компьютерных технологий механизм обеспечения политической коммуникации, способствующий реализации принципов народовластия и позволяющий привести политическое устройство в соответствие с реальными потребностями становящегося информационного общества».

Выступая в качестве важнейшего средства коммуникации, ИКТ используются для информирования граждан по широкому спектру вопросов, для обсуждения законопроектов и других правовых актов в процессе их подготовки и выработки политических решений.

На новый уровень развития вышла коммуникация на основе Интернета. Ряд политологов, в частности, Д.Н. Песков, предлагают рассматривать Интернет в качестве политического института как устойчивой среды взаимодействия субъектов политики.

Так, в 2002 г. в Бразилии на первых в мире электронных общенациональных выборах главы государства были использованы так называемые электронные урны. Они могут работать без подключения к энергосети и коммуникационной инфраструктуре, что особенно актуально как для России, так и для целого ряда других государств, где избирательные участки подчас расположены в малонаселенной местности или на территориях с ограниченным доступом к телефонным линиям.

Сторонники внедрения «электронного голосования» считают, что использование новейших технологий способствует повышению активности избирателей, вызывая их дополнительный интерес. Вместе с тем, как показывает опыт использования подобных систем в России и других странах, существующие системы уязвимы с точки зрения потенциальных компьютерных сбоев и атак хакеров, а использование «электронных урн» отнюдь не исключает возможности разного рода искажений результатов голосования как результата вмешательства «заинтересованных лиц» в процесс разработки как самого компьютерного оборудования, так и его программного обеспечения.

Устойчивое наименование «электронного правительства» получили в современной литературе интернет-технологии, которые обеспечивают информационное взаимодействие органов власти с населением и институтами гражданского общества. Отечественные исследователи считают, что «правильным было бы говорить об электронной инфраструктуре государственного и муниципального управления, которая бы объединяла в себе технологии информационного взаимодействия органов власти и граждан, органов власти и институтов гражданского общества, включая бизнес-структуры и общественные объединения, а также разных государственных и муниципальных учреждений».Так, каждый гражданин России имеет возможность непосредственно обратиться к президенту Российской Федерации через президентский сайт в Интернете.

Система «электронного правительства» создает возможность трансформации самих принципов взаимодействия власти и гражданского общества, когда гражданин становится полноправным участником процесса принятия политических решений, как на региональном, так и на общенациональном уровне, а из объекта властно-управленческого воздействия он может превратиться в компетентного потребителя услуг, оперативно предоставляемых государственными и муниципальными служащими.

16 августа 2007 года правительством России была утверждена концепция «электронное правительство». Согласно этой концепции «электронное правительство» создается в два этапа: 2008 год – разработка и утверждение необходимых документов; 2009 – 2010 годы – практическое внедрение.

Целями формирования в Российской Федерации электронного правительства являются:



  • повышение качества и доступности, предоставляемых гражданам и организациям, государственных услуг, упрощение процедуры и сокращение сроков их оказания, снижение административных издержек со стороны граждан и организаций, связанных с их получением, внедрение единых стандартов обслуживания граждан;

  • повышение открытости информации о деятельности органов государственной власти, расширение возможности доступа к ней и непосредственного участия граждан, организаций и институтов гражданского общества в процедурах формирования и экспертизы решений, принимаемых на всех уровнях государственного управления;

  • повышение качества административно-управленческих процессов;

  • совершенствование системы информационно-аналитического обеспечения принимаемых решений на всех уровнях государственного управления, обеспечение оперативности и полноты контроля за результативностью деятельности органов государственной власти, обеспечение требуемого уровня информационной безопасности электронного правительства при его функционировании.

Таким образом, «электронная демократия» все активнее завоевывает свое место в мире политической реальности.

В последнее время формируется мирополитический масштаб рассмотрения проблем демократизации, с точки зрения которого «демократизация понимается как становление многостороннего подхода к принятию решений на международном уровне, расширение участия в формировании мировой политики, в глобальном управлении». Этот масштаб наиболее глубоко выявляется в теории демократического мира, которая предполагает, что демократический процесс в мирополитическом масштабе обусловлен совокупными характеристиками отдельных демократических режимов.

Формируется концепция «космополитической демократии», основные положения которой могут быть сведены к следующим тезисам:


  1. Демократия должна пониматься как процесс, а не как набор норм и процедур,

  2. Система вражды государств ограничивает демократию внутри государств,

  3. Демократия внутри государств способствует миру, но не обязательно приводит их к миролюбивой политике,

  4. Глобальная демократия – не просто достижение демократии внутри каждого государства, но демократизация процесса принятия решений на международном уровне,

  5. Глобализация разрушает политическую автономию государств и таким образом свертывает эффективность государственной демократии

  6. Группы интересов в определенных областях, которые становятся все больше, не обязательно совпадают с территориальными границами государств

  7. Глобализация порождает новые социальные движения, которые занимаются вопросами, влияющими на других индивидов и иные сообщества, даже когда последние очень удалены орт собственного политического сообщества.

Проверить достоинства и недостатки демократии можно в сравнении с ее антиподами – диктатурой, тираническими режимами.

Тоталитаризм и авторитаризм как политические режимы диктаторского типа

Диктатура в ее авторитарном варианте была самым распространенным типом политического режима в мире вплоть до новейшего времени. Она сыграла определенную роль в модернизации ряда стран, в подготовке их перехода к демократическому устройству. Суть диктаторского политического режима выражает сама этимология термина «диктатура», происходящего от латинского «dictator» - «неограниченная власть». Диктатура, тоталитаризм выступает как монократия, в существенных своих характеристиках противостоящая демократии. Ряд признаков тоталитаризма можно встретить в древневосточных и средневековых деспотиях: отсутствие гарантированной частной собственности, полная зависимость граждан от воли правителя и другие характерные черты «азиатского способа производства». Но подлинным феноменом политической жизни тоталитаризм стал в ХХ веке.

Понятие «тоталита­ризм» (лат. totalitas – цельность, полнота) введено в политический лексикон в 20-х годах прошлого века итальянскими либералами Джованни Амендолой и Пиеро Габетти. Так, Дж Амендола в речи от 20 марта 1924 г. утверждал, что фашизм, как и коммунизм, представляет собой «тоталитарную реакцию на либерализм и демократию». Официальный идеолог итальянского фашизма Дж. Джентиле характеризовал фашизм как «тотальную концепцию жизни».

В качестве классических исследований тоталитаризма на Западе рассматриваются: книга Фридриха Хайека «Дорога к рабству» (1944), исследование Ханны Арендт «Происхождение тотали­таризма» (1951), где это понятие применяется не только к фашиз­му, но и к сталинизму, работа К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956), в которой раскрываются сущностные черты тоталита­ризма, а также лекции Раймона Арона, прочитанные в Сорбонне в 1957-1958 годах.

Что же собой представляют авторитаризм и тотали­таризм как политические режимы? В чем их сходство и различие?

Авторитаризм (лат. auctoritas - влияние, власть) - это недемократический политический режим, выступающий как форма политической власти, которая сконцентрирована в руках одного человека или в одном органе власти, в результате чего снижается роль других органов или ветвей власти, прежде всего, умаляется роль представительных институтов.

Авторитаризм при своем последовательном осуществлении в качестве власти одного лица, одной личности может превратиться в автократию (греч. autocrateja - самодержавие, самовластье), т.е. в форму правления с неограниченным бесконтрольным полновластьем одного лица. Именно так управлялись деспотии Древнего Востока, империи - Рим, Византия, а также абсолютные монархии Средневековья и Нового времени.

Наиболее существенными чертами авторитаризма как политического режима являются три черты:

во-первых, концентрация власти в руках одного лица или одной - чаще всего исполнительной - ветви власти и ее институтов, при этом монополизировавшие власть личность или социальная группа ни перед кем не подотчетны;

во-вторых, существенное сужение роли представительной ветви власти и ее органов;

в-третьих, сведение к минимуму оппозиции и автономии различных политических организаций (ассоциаций, партий, союзов, учреждений), резкое свертывание демократических политических процедур (политических дебатов, массовых митингов и демонстраций, ограничения печати и т.п.).

В условиях авторитаризма главными способами пополнения и смены правящей элиты выступают наследование и кооптация, фактически отсутствуют возможности ненасильственной смены власти.

Тоталитаризм (лат. totalis – весь, целый, полный) – это недемократический политический режим, характеризующийся всеобщим (тотальным) контролем власть имущих над всеми сторонами общественной жизни: экономикой, политикой, культурой, над всеми сторонами человеческой жизнедеятельности - как общественной, так и в личной жизни.

В современном обыденном сознании тоталитаризм зачастую представляется чудовищным современным Левиафаном, не позволяющим гражданам не то что жить, но просто свободно дышать, а тоталитарный вождь - это откровенный диктатор, злодеяния которого не могли распознать только абсолютные глупцы. Другое дело - авторитарный, цивилизованный диктатор, вроде Ш. де Голля, представляю­щий авторитарную власть "железной руки": его главная забота - общественный порядок и обеспечение процветания страны.

В чем же действительное сходство и в чем раз­личие тоталитаризма и авторитаризма? Такое сравнение тем более необходимо, что в значительной части российского политического сознания активно формируется образ «железной руки» как единственного реального политического инструмента, который мог бы помочь России возродиться. Надо сразу же подчеркнуть главное: и тот, и другой политические режимы – антинародны и недемократичны. Вместе с тем они различаются по ряду существенных признаков. Может быть дана следующая их сравнительная характеристика.



  • Авторитаризм воспринимается значительной частью населения как нелегитимный режим, в то время как легитимность тоталитаризма большинством не оспаривается.

  • Авторитаризм устанавливается вопреки мне­нию большинства, тоталитаризм же устанавливается при самом активном участии масс, поэтому его иногда называют "диктатурой массовых движений". Именно они привели к влас­ти Муссолини и Гитлера.

  • При авторитаризме гражданское общество в определенной степени остается автономным, хотя и не способно оказывать серьез­ное воздействие на государство. При тоталитаризме на­чавшееся формироваться гражданское общество целенаправ­ленно и всецело подчиняется государству.

  • При авторитаризме политический лидер отнюдь не всегда пытается «заигрывать» с народом, а, наоборот, нередко подчеркивает свое превосходство. Народ при этом зачастую рассматривает лидера как узурпатора и совсем не стремится к близости с ним.

  • Тоталитарный вождь постоянно подчеркивает свое единство с народом. Враг авторитарного вождя воспринимается только как его враг, а враг тоталитарного вождя воспринимается как враг народа. Тоталитарный вождь, как правило, любимец толпы, достаточно напомнить восторженное отношение миллионов итальянцев к своему дуче - Бенито Муссолини, или кликушеское поклонение Гитлеру большинства представителей немецкой нации, не говоря уже чудовищном культе Сталина в СССР.

  • При авторитаризме власть имущие предоставляют человеку определенные возможности самореализации в гражданском обществе и препятствуют активной самостоятельной политической деятельности граждан1.

  • Авторитарные режимы предпочитают сохранять традиционные классовые, сословные или племенные перегородки, в то время как тоталитаризм в период своего становления разрушает прежнюю социальную структуру, «превращает классы в массы».

  • При тоталитаризме в условиях предельной политизации и идеологизации всей жизнедеятельности людей политический режим постоянно старается держать людей в состоянии политической напряженности и даже экзальтации. Для авторитаризма характерна намеренная деполитизация масс, их слабая политическая информированность.

  • В условиях тоталитаризма систематический террор проводится легально и организованно. Для авторитаризма характерна практика избирательного террора: как правило, для гражданина необязательно поддерживать режим, достаточно его терпеть, подтверждая собственную лояльность.

  • В отличие от тоталитаризма, авторитаризм не имеет единой и обязательной для всех идеологии.

Одной из ключевых проблем, встающих при изучении недемократических режимов, - выяснение причин возникновения тоталитарных порядков в самых, казалось бы, неодинаковых условиях: в Италии 20-х годов, в Германии 30-х годов и в Советском Союзе сталинской эпохи. В западной политологии чаще всего ссылаются на основополагающую в этом отношении книгу Ханны Арендт «Происхождение тоталитаризма» (1951). Но в книге основное внимание уделено еврейскому вопросу и антисемитизму, что не вскрывает главных причин воз­никновения тоталитаризма.

В учебной литературе нечасто вспоминают о том, что одним из первых обстоятельно обосновал условия возникновения и признаки тоталитаризма выдающийся представитель российского зарубежья И.А. Ильин (1883 – 1954). Три признака он положил в основу тоталитаризма: 1) монополия на собственность, 2) монополия на власть, 3) монополия на социализацию граждан (на усвоение ими социального опыта). Два других признака: 4) стремление воплотить в жизнь утопическую идею и 5) идеологическое мессианство1 - вместе с первыми тремя образуют «неполный тоталитаризм». «Полным», с точки зрения И.А. Ильина, тоталитаризм делают остальные признаки: неограниченное насилие по отношению к гражданам, культ вождя, антидемократизм, материальная и духовная самоизоляция.

Такой подход позволяет, в частности, показать, что «полный тоталитаризм» господствовал в СССР с начала 30-х до середины 1950-х гг. Появление теневой экономики породило первую трещину в монополии на собственность, распространение «самиздата» и широкое прослушивание зарубежных радиоголосов постепенно ограничивало монополию на социализацию. Проявлявшаяся с середины 70-х годов ХХ в. в связи с политикой разрядки все большая идеологическая терпимость в отношении стран социалистического содружества, замена идеи построения коммунизма на идею совершенствования «развитого социализма» привело к размыванию и других признаков тоталитаризма и трансформации его в авторитарный режим КПСС.

Другой подход к источникам и причинам тоталитаризма показывает Ф. Хайек в работе «Дорога к рабству». Согласно весьма убедительно изложенному мнению Ф. Хайека, зародыш тоталитаризма коренится уже в любой форме коллективизма, в любой попытке подчинить индивида, его индивидуальные устремления чему-либо общему (totals).

На первый взгляд, Хайек прав - ведь государственный контроль над всеми сторонами общественной жизни, подчинение этому контролю всего и вся - экономики, политики, культуры и идеологии, семейной и личной жизни - и составляет суть тоталитаризма. Однако, по мнению последующих исследователей, Ф. Хайек не видит разницы между возможностью и действительностью тоталитаризма. Речь идет о различии между опасностью тоталитаризма, связанной со многими сторонами общественной жизни (в частности, государственным регулированием и коллективизмом, подчиняющим индивида об­щему, совместному), и его реализацией, когда возможность превращается при определенных обстоя­тельствах в действительный тоталитаризм. В действительности и государ­ство, и право, да и само общество в своем повседневном функционировании носят черты коллективизма, подчиняют инди­вида «общему», вовсе не порождая этим тоталитаризма.

Чаще всего современные исследователи выделяют в политической системе тоталитаризма фашистский и национал-социалистический режимы в Италии и Германии на правом фланге идейно-политического спектра и большевистский режим в СССР на левом фланге. Такая классификация есть следствие того факта, что тоталитаризм в его конкретных проявлениях обладает отличительными специфическими характеристиками.

Большевистский (коммунистический) тип. Чаще всего его связывают с эпохой сталинизма. Здесь всё, включая экономическую жизнь, охвачено тотальным контролем. Частная собственность ликвидирована, значит, уничтожена основа индивидуализма и автономии членов общества.

Близок этому типу политический режим Мао Цзэдуна в Китае. Характерно, что ужесточение этого режима по времени совпало с периодом перехода от тоталитаризма к авторитаризму в СССР. Фактически были прерваны отношения между КПСС и КПК. Китай оказался практически в состоянии политической изоляции, что и выступило предпосылкой ужесточения тоталитаризма.

Фашистский тип. Фашизм в Италии был установлен в 1922 году. Для него было характерно стремление к возрождению Великой Римской империи. Он характеризовался расизмом и шовинизмом, был основан на культе вождя, сильной беспощадной власти. Парадоксально, но Италия в этот период оставалась монархией, и Муссолини время от времени направлял отчеты королю Виктору Иммануилу III.

Нацистский тип. Национал-социализм утвердился в Германии в 1933 году и имел черты, сходные как с фашистским, так и с большевистским режимами. Целью было господство арийской расы, высшей нацией провозглашалась германская нация.

Можно утверждать, что в прошедшем веке у Италии 20-х годов, Германии 30-х годов и в СССР сталинских времен наблюдалась известная общность социальных условий для утверждения тоталитаризма. Тоталитаризм, как правило, становится возможным и действительным в тех условиях и в тех стра­нах, которые в ходе своего развития объективно оказы­ваются перед экстремальны­ми задачами, для решения которых необходима чрезвычайная мобилизация энергии и усилий всего населения. И население, понимая ситуацию, вдет на это за «спасителями» нации.

Именно так было (хотя в каждом конкретном случае по-своему) во всех названных странах. В тяжелом экономическом и социально-политическом положении оказалась Италия начала 20-х годов ХХ в. Казалось, только чудо может помочь ей выйти из тяжелого социально-экономического положения, и оно явилось в обличье итальянских фашистов. Сходные условия для СССР и Германии были сформированы недальновидной корыстной политикой Англии, Франции и США. «Санитарный кордон» вокруг СССР, унизительный для Германии Версальский договор могут рассматриваться как предпосылки тоталитаризма в этих странах. Окажи державы-победительницы после первой мировой войны помощь Германии, подобную реализованному много позднее плану Маршалла, возможно, Гитлер и не пришел бы к власти. Для СССР и Германии вопрос о выживании как самостоятельных государств стал главным и мог быть решен в той обстановке только в условиях тоталитаризма.

Таким образом, формировались общие черты тоталитаризма: распространилась мессианская моноидеология, утвердился авторитет отстаивающей ее единственной партии, появились харизматические личности – «отцы нации». С пониманием мас­сами чрезвычайной ситуации, в которой оказалась страна (отсюда важность политизации масс), связана готовность населения к определенным жертвам во имя решения «возвышенных героических задач», чем широко пользуют­ся в своих интересах творцы тоталитарных порядков.

Без учета этих общих глубинных причин нельзя понять ни причин утверж­дения тоталитаризма в весьма различающихся об­стоятельствах, ни объяснить его весьма прочных связей с массами. Отмеченные черты: общая месси­анская моноидеология, единственная партия и ее обо­жествляемый вождь - представляют собой исходные характеристики формирующегося тоталитаризма. С приходом к власти тоталитарных сил реализуются и все остальные черты: создается государственная машина принуждения, мощный аппарат террора, а вместе с ним монополия на информацию. Отмеченная И.А. Ильиным материальная самоизоляция реализуется через централизованно управляемую мобилизаци­онную экономику. Таковы общие закономерности становления тоталитаризма.

Вместе с тем не следует игнорировать различий между основными типами тоталитарных режимов.

Так, фашизм в Италии базировался на теории верховенства государства, а режим национал-социализма – на идее верховенства нации или нации-государства. Для режима Муссолини характерна меньшая в сравнении с фашистской Германией концентрация и абсолютизация власти; вместе с фашистской партией значительное влияние на положение в стране, как и прежде, оказывали военные, аристократия, церковь, государственная бюрократия. Для итальянского фашизма свойственна меньшая, чем в Германии, интенсивность террора и репрессий. Поэтому правая разновидность тоталитаризма наиболее полно воплотилась в германском национал-социализме.

Что касается большевизма как левой разновидности тоталитаризма, то следует принимать во внимание, что фашизм и марксизм-ленинизм располагаются на крайних полюсах идейно-политического спектра. Недаром в Великой отечественной войне 1941 – 1945 гг. они вели между собой борьбу не на жизнь, а на смерть. Противостояли друг другу и основные понятия их идеологий: социалистический интернационализм противостоял национализму (коммунистическая идеология провозглашала светлое будущее для всего человечества, национал-социализм – для тысячелетнего рейха), теория классовой борьбы – национально-расовой идее, материализм – идеализму и т.д. Марксистская идеология отдавала приоритет концепции класса, а фашизм – концепции нации и расы. На место марксистских понятий «прибавочной стоимости» и «классовой борьбы» в национал-социалистической идеологии встали термины «кровь» и «раса».

Фашисты и национал-социалисты сохранили частную собственность и рыночное регулирование экономики, большевики пошли по пути полного обобществления средств производства и уничтожения рынка.

Национал-социализм в корне отвергал саму идею демократии и либерализма, большевизм декларировал стремление воплотить в жизнь подлинно демократические принципы. Советский режим вдохновлялся возвышенной гуманистической целью, отражающей вековую мечту многих поколений, а именно – коммунистическим идеалом построения справедливого общественного строя. Однако для реализации заявленной цели на вооружение были взяты безжалостные и антигуманные средства, особенно в сталинский период советской истории. Именно в применении к этому периоду корректно говорить о советском тоталитаризме в его наиболее негативных воплощениях. В последующие годы происходила постепенная «либерализация» режима (показательно в этом смысле название послесталинского десятилетия как «хрущевской оттепели») и отказ от массового террора и наиболее одиозных форм контроля над общественным сознанием.

Что касается авторитаризма, то грань между ним и тоталитаризмом подвижна: разница между ними заключена, прежде всего, в степени контроля государства за обществом (для демократии характерен контроль общества над государством). Поэтому тоталитаризму легче трансформироваться из авторитаризма, чем из демократии. Однако легче всего он рождается из анархии, подобно тому, как из анархии Веймарской республики появился гитлеровский фашизм. Именно подобную ситуацию имел в виду К. Ясперс, когда писал, что «свобода, если она внезапно предоставляется народу, не подготовленному самовоспитанием, может не только привести к охлократии и, в конечном счете, к тирании, но и, прежде всего, способствовать переходу власти в руки случайно возникшей клики, поскольку люди не знают, за что они о дают голоса».

Среди авторитарных режимов можно выделить следующие их основные типы: партийные, кор­поративные, военные, национальные и режимы личной власти.

Особенность партийных режимов заключается в осуществлении монопольной власти какой-либо партией или политической группи­ровкой, не обязательно формально представляющей институт партии.

Военные или «преторианские» режимы, как правило, возникают в результате перево­ротов, заговоров и путчей. Такие политические порядки от­личаются подавлением значительной части политических и граждан­ских свобод, широким распространением коррупции и внутренней нестабильностью. В целом они связаны с неустойчивостью социально-экономических структур развивающихся стран, с борьбой различных соци­альных сил за власть (в этих странах нередко существенную роль играют не только социально-экономические, но и племенные, клановые различия). Зачастую непосредственным поводом для военных перево­ротов служит угроза привилегированному положению армейских офицеров либо активное вмешательство граждан­ских лиц в дела армии.

Чаще всего военным режимам не удается обеспечить экономическую эффективность и мобилизовать массы на решение социальных проблем. Поэтому большинство таких режимов оказываются кратковременными.

Модели национального авторитаризма возникают в результате до­минирования в элитарной группировке национальной или этничес­кой группы. Они еще не обрели законченности, но уже явно демонстрируют стремление создать социальные и политические преимущества представителям одной группы населения, этнизировать органы государственной власти, представить активность инонациональных групп населения как политическую оппозицию.

В этих странах прово­дится негласная политика вытеснения инонациональных групп. В то же время в ряде стран отдельные круги оппозиции (в основном кон­куренты в этнически господствующей среде) скатываются к приме­нению методов политического террора. Отсутствие многих механиз­мов, способствующих либо ужесточению власти правящего режима, либо, напротив, сохранению баланса политических сил, вызывает особую нестабильность, чреватую возможностью обвального разви­тия событий.

Корпоративные режимы олицетворяет собой власть бюрократи­ческих, олигархических или теневых (неформальных, криминальных) группировок, совмещающих власть и собственность и на этой основе контролирующих процесс принятия решений. Государство становит­ся прибежищем сил, которые используют прерогативы официальных органов для защиты своих узкогрупповых интересов.

Режимы личной власти (Индия при И. Ганди, Испания при Франко, Румыния при Чаушеску) персонализируют все политические отношения в глазах общественного мнения. Жесткий характер прав­ления в сочетании с определенными традициями некритического вос­приятия власти нередко дает экономический эффект, приводит к активизации населения и росту легитимности режима.

Другую классификацию авторитарных режимов дает авторский коллектив под руководством М.А.Василика. Помимо военных, исследователи выделяют олигархические, популистские и бюрократические режимы.

Олигархические режимы1 основаны на гегемонии блока бюрократии и компрадорской буржуазии2. Реальная власть находится в руках бюрократии, которая выражает свои собственные и корпоративные интересы компрадорской буржуазии. Развивая сырьедобывающие отрасли, буржуазия практически не проявляет интереса к развитию национального производства. Это приводит к резкой имущественной поляризации населения. Зачастую следствием нестабильности олигархических режимов выступают военные перевороты или гражданские войны.

Популистские режимы3 основаны на вождизме одного лица, политика которого находит поддержку и одобрение широких масс народа. Чаще всего власть ищет поддержку в среднем классе, в качестве орудия сплочения народных масс использует угрозу «международного империализма» и космополитического капитализма. В идеологическом аспекте это режим выражает патерналистские1 ожидания самых широких народных масс. Чаще всего политика таких режимов приводит к высокой инфляции и глубоким кризисам экономики. Основные идеи популизма: прямое участие народа в управлении («прямая демократия»), авторитетный лидер, недоверие к представительным государственным институтам, критика бюрократии, коррупции и т. д. Популизму свойственны: вера в возможность простейшего решения социальных проблем (воплощения социальной и национальной справедливости, эгалитаризма), антиинтеллектуализм, почвенничество и др. В политологии существует широкий спектр оценок популизма – от апологетики в качестве модели «непосредственной» демократии до резкой критики и отождествления с демагогией.

Примерами популизма могут служить режимы Насера в Египте, Каддафи в Ливии.

Бюрократические режимы отличаются тем, что субъектом принятия важнейших политических решений выступает высшее государственное чиновничество. Чаще всего они устанавливаются после переворотов, но в отличие от военных режимов главенствующую роль здесь играет бюрократия. При этом бюрократия вынуждена опираться на армию, поскольку не существует процедуры избрания главы исполнительной власти, а значит – и механизма легитимации2 исполнительной власти. Бюрократический авторитаризм существует до тех пор, пока сохраняется правящий блок. По мере стабилизации экономики и укрепления национальной буржуазии армия чаще всего «уходит в казармы», наступает период либерализации. Пример бюрократического авторитаризма – режим Пиночета в Чили.

Нетрудно видеть, что обе приведенные классификации авторитарных режимов тесно связаны. Так, близки друг другу по содержанию корпоративные и олигархические режимы. Режим личной власти во многом соответствует популистскому режиму и др.

С недавнего времени политологами выделяется «авторитаризм развития». Его задача – не сохранение существующих социальных отношений, а содействие социальной и экономической модернизации. Государство становится инициатором перемен в экономической и социальной жизни, которые происходят под его контролем. В качестве примеров такого рода режимов приводят современный Китай, Южную Корею 70 - 80-х гг. ХХ в., Таиланд и др.

В современном мире авторитарные режимы различных типов наиболее распространены в странах Азии, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки. Многие из этих режимов достаточно устойчивы и процесс их самовопроизводства имеет уже длительную историю, порожденную совокупностью социально-экономических и социокультурных факторов.

К социально-экономическим факторам порождения авторитарных режимов относят:


  • экономическую неразвитость государства,

  • незрелость гражданского общества,

  • сохранение традиционного типа социальных отношений,

  • значительную конфликтность общества.

В этих условиях государство вынуждено брать на себя те функции, которые гражданское общество в силу своей слабости выполнить не в состоянии. Неразвитость рыночных отношений и частной собственности приводят к тому, что личность оказывается в жесткой экономической зависимости от государства.

Отношения между различными этническими, социальными, профессиональными, клановыми и другими группами отличаются чрезвычайной противоречивостью интересов и формируют значительный конфликтный потенциал. Поскольку специальные институты разрешения конфликтов практически отсутствуют, то практически единственным способом сохранения стабильности общества и обеспечения его интеграции оказывается использование силы со стороны государства.

К социокультурным факторам воспроизводства авторитарных режимов можно отнести:


  • большое влияние религии на общество,

  • особенности политической культуры в обществах незападной цивилизации.

Так, политическая история наглядно демонстрирует, что демократия в ее современном понимании сначала сформировалась в протестантских, а затем – в католических христианских странах. Что касается нехристианских религий, то они в большей мере ориентированы на авторитарный, а не на демократический тип политических отношений.

Существенную роль в формировании и воспроизводстве авторитарных режимов играет конкретный тип культуры. В свое время Г. Алмондом и С. Вербой были выделены три типа политической культуры: патриархальный с его ориентацией на местные ценности (общину, род, деревню, племя и др.), подданнический, который характеризуется пассивным отношением граждан к политической системе и активистский, отличающийся активным включением граждан в политическую жизнь. Политическая практика подтверждает, что авторитарные политические режимы воспроизводятся, как правило, на основе патриархального и подданнического типов политической культуры.

Тема 6. Государство и гражданское общество
Вопросы


  1. Сущность, признаки и формы государства

2. Современное понимание гражданского общества
Политическая теория государства является одной из центральных в систе­ме политического знания. Это обусловлено тем, что государство было и оста­ется важнейшим институтом политической системы, основным субъектам политической власти, выражения и согласования интересов различных групп и слоев населения, обеспечения территориальной целостности, единства, су­веренитета и надежной безопасности общества.

В то же время многие вопросы политической теории государства остаются дискуссионными. Ряд проблем поставлены современной практикой государ­ственного строительства, процессами демократических преобразований, формированием правового и социального государства.




  1. Сущность, признаки и формы государства

Государство как общественный институт является постоянным объектом изучения политической науки. В то же время до сих пор однозначной трак­товки многих вопросов не существует. Например, дискуссионным остается вопрос о происхождении государства. В значительной мере это обусловлено появлением новых знаний в рамках этнографической и исторической наук.

Политологи различных школ и направлений в исследовании генезиса и сущности государства опираются на ряд теорий и концепций, к основным из которых oтносятся:

1. Патриархальная теория, зародившаяся в Древней Греции и получив­шая теоретическое обоснование в XV11 в. в одной из работ английского мыслителя Р.Фильмера, который рассматривал государство как продолжение отцовской опекунской власти в семье, осуществляемой к общей пользе.

2. Теологическая концепция государства, в соответствии с которой государство трактуется как священный и неприкосновенный институт, даро­ванный Богом для организации жизни людей. В этой концепции нашли отра­жение некоторые реальности, связанные с теократическими формами пер­вых государств мира1.

3. Теория общественного договора. Наибольшее распространение по­лучила в XVII-XVIII вв. в трудах Г.Гроция, Д.Локка, Т.Гоббса, Ж.-Ж.Руссо. В соответствии с ней возникновение государства есть результат свое­образного договора (пакта) находящихся в догосударственном состоянии индивидов с целью обеспечить правопорядок, гарантирующий пользование естественными правами и собственностью. Атрибуты власти передаются су­веренному монарху или иному государственному институту.

4. Теория "насилия" или "захвата". Существенный вклад в ее обосно­вание и развитие внесли Е.Дюринг, Л.Гумплович, К.Каутский. В основе воз­никновения государства, считают они, лежит акт насилия, завоевания одного народа другим, более сильным и организованным. Для закрепления власти победителя и создается государство.

5. Социально-экономическая или марксистская концепция, в соответс­твии с которой государство возникает как результат общественного раз­деления труда и появления классов, находящихся в антагонизме, для под­держания господства одних классов над другими.

Значительный вклад в объяснение процессов возникновения и разви­тия государства внесли органическая (Г. Спенсер, Дж. Фортескью) и пси­хологическая ( Ж. Бюрдо, Г.Шершеневич) теории, а также появившаяся в се­редине XX в. политическая антропология (Г.Классен, М. Фрид).

В целом для концепций о происхождении и сущности государства ха­рактерны два крайних взгляда. Первый из них - либерально-демократический, исходящий из того, что государство создается для реализации потребностей, нужд и интересов человека и выполняет функции интеграции общества, своеобразного "ночного сторожа". Второй трактует государство как институт господства одного класса над другим (концепции марксистского толка). Из этого следует, что государство возникает (отмирает) вместе с появлением (уничтожением) классов.

Несмотря на существование различных, зачастую противоречивых тео­рий и концепций возникновения и эволюции государства, в этом процессе можно выделить ряд характерных черт и тенденций.

Складывание государства как политического института общества вос­ходит к поздним формам общинно-племенного строя и связано с диффе­ренцированием многообразных и противоречивых интересов членов общест­ва и необходимостью общественного разделения труда. До тех пор пока общество было экономически недифференцированным, основные его поли­тические функции - оборона от внешних врагов, регулирование внутренних конфликтов - могли осуществляться коллективными усилиями, без создания специальных институтов. Племя выступало как объединение людей, имею­щих одинаковые интересы. Власть опиралась на авторитет старейшин, под­держиваемый в случае необходимости всеми членами племени, и не требо­вала специального аппарата.

Положение изменилось лишь тогда, когда в результате развития про­изводительных сил, общественного разделения труда и накопления иму­щества и материальных средств в частных руках произошло разделение об­щества на социальные страты и классы. Господствующие группы начали выполнять функции организации и контроля экономической деятельности, а подчиненные стали прямыми работниками, то есть непосредственно созда­вали общественный продукт. Таким образом, возникло противоречие меж­ду управляющими и теми, кто осуществлял производственную деятельность, а также неравенство между ними. Отношения господства и подчинения ста­ли добавочным источником социальных конфликтов, подвергавшим опасно­сти стабильность общества в целом. Именно в этих условиях осуществлялся переход от общества без государства к обществу с государством. В некото­рых случаях этот процесс протекал более быстро под воздействием внешних факторов ( война, захват территории, миграция населения ).

Группа управляющих, используя различные методы - от переговоров до применения насилия, - выполняет задачи поддержания и воспроизводства отношений господства и подчинения, обороны и внешних сношений. Начи­ная с этого момента отношения между господствующей группой и угнетен­ными были заключены в рамки политического сообщества, где и институционализировались роли носителей власти и тех, кто ей подчинен. Поли­тическая власть приобрела форму обособленного аппарата. Государство сконцентрировало в своих руках необходимые материальные и духовные средства влияния на общественные процессы, превратилось в консолиди­рующую силу общества, охраняющую его интересы.

Эволюция государства на его ранней фазе зависела как от различ­ных связанных с локальным историческим опытом обстоятельств, так и от общецивилизационных тенденций. Факторами, определявшими различия в процессе становления и развития государств, явились:

1. Система внешних отношений, наличие или отсутствие угрозы со стороны соседей.

2. Влияние чужих образцов, облегчавшее возникновение государств. Более того, там, где это влияние осуществлялось, оно оказывало заметное воздействие на формы будущей государственности.

3. Этнический состав населения, его однородность или разнород­ность. Рабовладельческое государство возникало и развивалось прежде всего в условиях наличия существенных этнических различий, притока ино­племенных пленников. Крепостническое - в условиях чаще всего однородной этнической структуры.

4. Географические условия и природная среда - мощные катализаторы социальных и политических изменений, влияющих па становление и эволю­цию государства.

5. Господствующий способ производства.

Природа государства сложна и имеет ряд тесно связанных друг с другом измерений. Одним из важнейших измерений являются признаки государства, которые отличают его от негосударственных политических организаций (пар­тий, движений и т.д.), оказывающих существенное влияние на общество.

Во-первых, государство выступает как единая территориальная организа­ция политической власти в масштабах всей страны. Государственная власть распространяется на все население в пределах определенной территории. Це­лостность общества и взаимосвязь его членов обеспечивает институт граж­данства, или подданства. Именно в наличии института гражданства выража­ется сущность государства для отдельного индивида. Осуществление власти на определенной территории требует установления его пространственных пределов - государственной границы, которая отделяет одно государство от другого. В пределах данной территории государство обладает верховенством и полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти над населе­нием.

Во-вторых, государство представляет собой особую организацию полити­ческой власти, обладающую специальным механизмом, системой органов и учреждений, которые непосредственно управляют обществом. Механизм го­сударства представлен институтами законодательной, исполнительной и су­дебной ветвей власти. Для поддержания нормальных условий существования общества государство применяет также принуждение, осуществляемое с по­мощью органов насилия - армии, служб охраны порядка и безопасности.

В-третьих, государство организует общественную жизнь на основе права. Только государство обладает правом на регулирование жизни общества с по­мощью законов, имеющих общеобязательный характер. Требования право­вых норм государство проводит в жизнь с помощью своих специальных орга­нов (судов, администрации).

В-четвертых, государство представляет собой суверенную организацию власти. Суверенитет государственной власти выражается в ее верховенстве и независимости от любых других и внутри страны или во взаимоотношениях с другими государствами. Верховенство государственной власти проявляется:

а) в общеобязательности ее решений для населения;

б) в возможности отме­ны постановлений и решений негосударственных политических организаций;

в) в обладании рядом исключительных прав, например, правом издания зако­нов, имеющих для населения обязательный характер;

г) в наличии специаль­ных средств воздействия на население, отсутствующих у других организаций (аппарат принуждения и насилия).

В-пятых, государство располагает системой принудительного взимания налогов и иных обязательных платежей, которая обеспечивает его экономи­ческую самостоятельность.

На протяжении истории человечества отмеченные признаки государства не оставались неизменными с точки зрения содержания механизмов реализа­ции властной воли. Они трансформировались в структуре институтов госу­дарственной власти, их специализации и дифференциации. Соотношение ин­ститутов законодательной, исполнительной и судебной власти в значитель­ной мере определяется теми функциями, которые выполняет государство в конкретном обществе. Объем этих функций обусловлен зрелостью экономической, социальной и культурной сфер общества, ролью основных властных институтов и принципами их формирования. Зрелое гражданское общество сокращает количество функций, закрепленных за государством, до миниму­ма, оставляя лишь наиболее важные: 1) обеспечение правопорядка, 2) безо­пасности личности, 3) охрана окружающей среды и т. д. Развивающиеся об­щества, напротив, характеризуются всепроникающей способностью государ­ства контролировать все стороны жизнедеятельности человека. В таких стра­нах отсутствуют принцип разделения властей, сдержек и противовесов трех ветвей власти, специализация политических ролей и функций, верховенство права и т. д.

Другим параметром, характеризующим политическую природу и сущ­ность государства, является его типы и формы.

Типология государства. Первые попытки осуществить типологизацию госу­дарств, несмотря на отсутствие опыта государственного строительства, бы­ли предприняты Полибием и Аристотелем.

В основе понимания типов государств могут лежать: характер общественного строя, экономический и социальный базис и основы власти. В соответствии с этим следует различать:

государства, основанные на внеэкономическом принуждении к труду, использующие преимущественно насильственные меры поддержания стабильности и правопорядка;

государства, в основе ко­торых лежит "азиатский способ " производства, или восточная деспотия;

го­сударства, основанные на экономических формах принуждении к труду, не­насильственных методах обеспечения стабильности и согласия в обществе;

современные конституционные государства, пределы вмешательства которых в жизнь общества строго ограничены правом, законом.

По своим формам государства классифицируются, исходя из следую­щих оснований:

1. Форма правления, т.е. способ организации и структура верховной государственной власти, процедуры образования его органов и институтов, а также нормы их взаимоотношений и взаимодействия между собой и на­селением. В современном мире выделяются следующие формы правления:

•монархия - форма правления, когда формальным, но не всегда и единственным источником власти в государстве является монарх, власть которого чаще всего передается по наследству. Монархии нашего времени делятся на два вида – абсолютные и кон­ституционные. В абсолютной монарху принадлежит вся полнота законо­дательной и исполнительной власти. Эта форма правления характерна для стран, в которых во многом сохраняются докапиталистические, традици­онные политические отношения (Саудовская Аравия, Бруней и др.). В кон­ституционной монархии полномочия главы государства лимитированы. По степени ограничения они бывают дуалистическими и парламентскими.

В дуалистических монархиях, помимо монарха, существует парламент, который издает законы, утверждает бюджет (в отдельных из них есть даже институт парламентской ответственности правительства). Монарх же обладает правами назначения и смещения кабинета министров, абсолютного или отлагательного вето в отношении решений парламента, а также выполняет ряд представительских и внешнеполитических функций (Марокко, Иордания и пр.).

В парламентских монархиях реальная власть монарха более скром­на. В одних странах функции монарха сведены лишь к представительству (в Японии – по конституции 1947 г., в Швеции – по конституции 1974 г.). В других государствах (например, в Великобритании, Бельгии, Дании, Ни­дерландах, Испании и пр.) за монархом номинально сохраняются определенные полномочия, однако он пользуется ими только в результате иници­ативы правительства, иного органа или вообще не прибегает к ним, так что эти полномочия предусмотрены в качестве резервных на случай какого-либо политического кризиса. В частности, право налагать вето на законодательные акты парламента (там, где оно формально имеется у монарха), на практике, как правило, не применяется;

•республика - форма правления, когда по закону (конституции) един­ственным источником власти в стране является народ или большинство его. Может быть парламентарной, президентской, смешанной. Различия между ними в ос­новном состоят в способах формирования и степени ответственности прави­тельства перед парламентом или президентом. В парламентской республике руководящий орган госу­дарственной власти – парламент. Правительство формируется на основе парламента и несет перед ним ответственность. В современной политике существует довольно много различных форм парламентаризма; вместе с тем они обладают определенными общими характеристиками:

- выборы одновременно решают вопрос о составе парламента и правительства, а также проблемы союзов (коалиций) партий и депутатских фракций;

- парламент назначает правительство, и он же может его отозвать;

- глава правительства входит в нижнюю палату, избранную всеобщим голосованием, и имеет полномочия распустить ее;

- раздельная исполнительная власть: представительские государствен­ные функции возложены на главу государства (например, президента), ре­альная власть принадлежит премьер-министру (в ФРГ – канцлеру и т.д.);

- правительство имеет право законодательной инициативы (в отдельных случаях – Великобритания, ФРГ – еще и право вето на законопроекты);

- независимость правительства по отношению к главе государства.

Президентская республика. (Исторически такой республикой являются США; президентскими республиками являются также Аргенти­на, Бразилия и др.).

Современный институт президентства при некотором разнообразии в принципах разделения властей и их функциях обладает рядом общих ха­рактеристик, а именно:

- исполнительная власть целиком принадлежит президенту, который является одновременно главой государства и правительства;

- президент и парламент избираются отдельно;

- президент политически ответствен перед народом, а правительство – перед президентом:

- парламент не имеет права отзыва правительства и президента (ис­ключая импичмент), но у него вся полнота законодательной власти, бюд­жетные и контрольные полномочия;

- при классической форме (США) президент не вправе распустить парламент, у него нет возможностей для законодательной инициативы, но есть право вето, которое преодолевается двумя третями парламента;

- исключено совмещение правительственной должности и парламент­ского мандата (однако в США вице-президент – председатель сената).

Таким образом, президент не несет парламентской ответственности и может быть смещен со своего поста только в случае нарушения закона с использованием процедуры импичмента. Президента избирают внепар­ламентским путем – всеобщим прямым голосованием граждан либо кол­легией выборщиков, тоже намеченных всеобщим голосованием (этот не­прямой порядок избрания принят в США). Правительство при президенте осуществляет различные исполнительные функции, а также служит совещательным и вспомогательным органом.

Смешанная (полупрезидентская) республика. Подобный тип государственности существует во Франции, Португалии, Финляндии, ряде стран Южной Америки, Африки и в других регионах. Для данной формы правления характерны следующие принципы:


- глава государства – президент – избирается на всеобщих прямых выборах;

- президент назначает правительство, опирающееся на парламентское большинство, и премьер-министра, который политически ответствен пе­ред ним;

- правительство не только зависит от президента, но и ответственно перед парламентом и может быть смещено им после вынесения вотума не­доверия;

- партийная принадлежность президента, премьер-министра и парла­ментского большинства не обязательно совпадают (так нередко бывает в современной Франции);

- президент вправе распустить парламент (чаще всего нижнюю пала­ту) и назначить новые выборы;

- у главы государства есть права отлагательного вето на акты парла­мента и законодательной инициативы;

- у президента и парламента, как правило, разные сроки деятельности.

При полупрезидентской форме правления назначение и увольнение в отставку президентом главы правительства и других министров не имеют формального характера, как в парламентской республике. В определенных случаях президент председательствует на заседаниях правительства, реше­ния которого он утверждает. Если учесть, что во Франции, например, пар­ламент может принимать законы только в строго установленных конституцией сферах, а все остальные регулируются актами правительства, то зна­чение президента в этой стране оказывается еще выше.

2. Форма государственного устройства, т.е. способ организации территориально-политического единства государства, определяющий особенно­сти взаимосвязи между его составными региональными частями, а также ка­ждой отдельной из них с центральной властью.

В зависимости от формы государственного устройства выделяют:

а) унитарные государства, которые делятся лишь на административно-территориальные единицы, не имеющие права на собственную конституцию и законодательство. В каждой из административно-территориаль­ных единиц имеются органы управления: иногда государственные (на­значенные сверху губернаторы), иногда избираемые органы местного самоуправления, иногда, и те, и другие. В простом уни­тарном государстве существует только административно-территориаль­ное деление, автономных образований нет, в сложном унитарном государстве имеются автономные единицы. По степени централизации принято различать централизованные, де­централизованные и относительно децентрализованные государства.

В централизованном унитарном государстве во все звенья администра­тивно-территориального деления, включая общинное звено, назначаются «сверху» чиновники для управления ими или такие чиновники утверждаются вышестоящими органами из числа кан­дидатур, предложенных местным собранием, местным представитель­ным органом. Последнее имеет место, например, в Индонезии. Таиланде.

В децентрализованном унитарном государстве нет назначенных на места (в административно-территориальные единицы) представителей правительства, обладающих общей компетенцией по управлению. На местах, в мелких административно-территориальных единицах, созыва­ются сходы граждан, в более крупных избираются советы (Великобрита­ния, штаты США, провинции Канады и др.). Местные должностные лица (например, казначей, шериф и т.д.) тоже зачастую избираются непосред­ственно населением.

Относительно децентрализованное унитарное государство характеризуется тем, что в высших звеньях административно-территориаль­ного деления есть два органа: назначен­ный сверху чиновник общей компетенции (комиссар, префект) – пред­ставитель государственной власти и избранный населением совет – орган местного самоуправления. В городах, общинах такой совет (муни­ципалитет) избирает мэра, который занимается управлением ( во Франции, эту схему заимствовали также некоторые франкоязычные страны Африки, но в более централизованном варианте.) Мэр может быть избран и непосредственно населением;

в) федеративные государства - основанные на государственном праве объединения, отдельные члены которого связаны между собой общей конституцией, причем внешним суверенитетом наделена лишь федерация в целом. Входящие в федерацию субъекты имеют собственное законодательство в рамках основных принципов федерации, правительство со своими пол­номочиями.

В отличие от унитарного государства, которое целиком или в основе своей состоит из администра­тивно-территориальных единиц, составными частями федерации являются государства-члены или государственные образова­ния. Они называются по-разному: штаты (США, Индия и др.), земли (Австрия, Германия), провинции (Канада, Пакистан и др.), кантоны (Швейцария), эмираты (ОАЭ) и т.д. Обобщенно их называют обычно субъектами федерации. Большинство федераций – крупные и средние государства, в кото­рых в совокупности проживает около трети населения Земли. Среди них есть мощные в экономическом отношении страны (Германия, США и др.), небольшие государства с высоким уровнем развития (Австрия), но есть и отсталые в экономическом отношении государства, где промышленность развита слабо (Нигерия).

С точки зрения структуры различают симметричные и асимметрич­ные федерации. В первом случае в состав федерации входят только однопорядковые субъекты (например, земли в Австрии, Германии, эми­раты в ОАЭ), несубъектов – федеральных территорий, владений и др. – в ее составе нет. Симметричная федерация предпола­гает определенное равенство субъектов, их одинаковый статус и полномочия. В асимметрич­ных федерациях политические и экономические полномочия субъектов различаются.

Подавляющее большинство федераций построено по территориальному признаку (Германия, Мексика, Брази­лия, ОАЭ, США, Швейцария). При их создании учитывались исторические, а иногда экономические или географические факторы.

В наци­онально-территориальной федерации субъекты создаются по национальному призна­ку, на территориях, где компактно проживает та или иная этническая группа. Национально-территориальный принцип был положен в основу прежней югославской федерации, кото­рая распалась в 1991 г.. Чехословакии, прекратившей свое существова­ние с 1 января 1993 г. в связи с разделением на два государства: Чехию и Словакию. Распался Советский Союз, построенный по национально-тер­риториальному принципу.

Субъекты федерации часто имеют свои конституции ( США, Мекси­ке – все штаты), но в провинциях Канады и Пакистана, у штатов Венесуэлы конституций нет.

Субъекты федераций создают свои парламенты, которые могут быть и однопалатными, и двухпалатными. Субъекты имеют свое правительство (его глава – губернатор, премьер-министр), могут иметь собственную судебную систему, вплоть до верхов­ных судов штатов, действующих параллельно с федеральными судами. Субъекты федераций могут иметь свое гражданство (в США, а в Индии и Пакистане у субъектов федерации собственного гражданства нет). Иног­да штаты имеют свои символы (герб, флаг, столицу), могут заключать между собой неполитические союзы, а также согла­шения экономического и культурного характера с субъектами федера­ций других государств.

Субъекты федераций представлены во второй палате федерального парламента, которая считается специфическим органом выражения их интересов. Они имеют в этой палате или равное представительство, независимо от численности населения (по 2 сенатора от каждого штата США, по 3 – в Бразилии), или неравное, которое зависит от численнос­ти населения, хотя и не пропорционально ему (например, от 3 до 6 от каждой земли в Германии, от 1 до 34 от каждого штата в Индии);

в) конфедерацию - союз государств, объединенных, как правило, в це­лях осуществления совместной оборонной и внешней политики. При этом сохраняется полная самостоятельность во всех других сферах. Конфедерация может иметь свой парламент наряду с парламен­тами государств-членов, главу конфедерации наряду с главами госу­дарств-членов, обычно президентами, свое правительство, но в отличие от федерации акты общих органов не действуют непосредственно на территориях государств-членов. Эти акты вступают в силу в частях кон­федерации только после ратификации соответствующими органами госу­дарств-членов, которые могут их также отклонить.

В на­стоящее время определенные элементы конфедеративного устройства имеет британское Содружество, Европейский союз.

3. Государственно-правовой режим, т.е. система механизмов, обеспечивающих жизнедеятельность государства и его органов, поддержание со­ответствующих политических отношений. Он характеризует приемы, мето­ды и средства поддержания и осуществления власти. Исходя из этого, в современной политической мысли выделяются:

- демократическое государство - та или иная форма народовластия, су­щественное ограничение прав государства на вмешательство в личную жизнь граждан, посягательство на их неотъемлемые права и свободы;

- авторитарное государство - чрезвычайная централизация власти в ру­ках узкой группы лиц, чаще всего узурпировавших ее; попрание нрав и сво­бод граждан; культивирование раболепного отношения к власти; создание атмосферы террора и насилия;

- тоталитарное государство - полный, всеобщий контроль государства над жизнью общества и его граждан, преследование инакомыслия и оп­позиции в любых формах.

Один и тот же тип государства может иметь различные формы, и на­оборот, одна и та же форма может быть присуща различным типам государства. Наряду с рассмотренными основными формами государства могут существовать и промежуточные, переходные, совмещающие различные формы правления, государственного устройства и политического режима либо находящиеся на стадии перехода от одних к другим.

Как отмечал русский философ и политолог И.А.Ильин, "государствен­ный строй не есть пустая и мертвая форма: он связан с жизнью народа, с ею природою, климатом, с размерами страны, с ее историческими судьбами и - еще глубже с его характером, с его религиозною верою, с укладом его чувства и воли, с его правосознанием - словом, с тем, что составляет и определяет его "национальный акт".

Сущность и форма государства наиболее глубоко проявляются через социальное назначение и реализуемые им функции.

В истории политической мысли складывались различные подходы к оп­ределению социального назначения и функций государства. Так, Платон и Аристотель основное назначение государства видели в утверждении высокой нравственности и ответственности граждан, Г.Гроций и Т.Гоббс - в дости­жении социального блага и общей безопасности. В марксистской теории оп­ределяющим стал подход к государству как к орудию классового господ­ства и угнетения, а в социалистическом обществе - как к инструменту строи­тельства бесклассового общества.

Социальное назначение современного государства состоит в предот­вращении столкновения объективно существующих социально-экономи­ческих и политических противоречий, достижении компромисса между раз­личными социальными группами и слоями при строгом учете их интересов и потребностей, а также обеспечении прав и свобод граждан.

Таким образом, государство - это основной институт политической системы общества, который распространяет свою власть на всю территорию и граждан страны, располагает дли этого аппаратом публичной власти, обладает суверенитетом и призван обеспечить реализацию интере­сов и потребностей граждан, социальных групп и слоев.

Государство относится к наиболее устойчивой структуре политической организации общества, является ее основой в силу того, что выполняет ряд функций, отличных от деятельности других субъектов политической систе­мы.

Функции государства (лат. functio - исполнение, совершение) - это обязан­ности, круг деятельности, назначение, роль в наиболее концентрированной, обобщенной форме.

Принято выделять внутренние и внешние функции. К внутренним функци­ям относятся политическая, правовая, организаторская, экономическая, соци­альная, образовательная, культурно-воспитательная.

Политическая функция связана с осуществлением политической власти:

поддержанием политического господства доминирующего в экономике класса, подавлением воли угнетенных классов, слоев (особенно характерно для рабовладельческого и феодального строев, домонополистической стадии капитализма), обеспечением политической стабильности, установлением отношений с политическими партиями, профессиональными союзами, дру­гими общественными институтами по вопросам формирования государствен­ных структур, осуществления властных полномочий, а также выработкой программно-стратегических целей и задач развития общества, регулировани­ем национальных отношений, особенно в многонациональном государстве.

Правовая функция всецело принадлежит государству, которое осуществляет правотворчество, устанавливая правовые нормы и принимая законы, ре­гулирующие общественные отношения, поведение граждан. Правовые нормы - это правила поведения, санкционируемые государством, нарушение кото­рых впечет за собой соответствующие меры воздействия со стороны государ­ственных, административных органов (суда, прокуратуры, административных учреждений и т.п.). Они всегда отражают объективную общественную по­требность.

Организаторская функция государства состоит в использовании совокуп­ности организационных рычагов для осуществления властных полномочий, реализации выработанной политики: исполнения решений, формирования и использования кадрового корпуса управленцев, осуществления контроля исполнения законов, решений, предписаний, информационного обеспечения политики, осуществление мер координации деятельности различных субъектов политической системы и др.

Организация исполнения государственных решений всегда была одним из уязвимых мест в деятельности государственного аппарата нашей страны. Не­померный рост чиновничества, его бюрократизация, отрыв от непосредствен­ных нужд людей, работа на себя вызывали и вызывают острую критику об­щественности и недовольство населения. Все это стало одной из причин за­стойных явлений в жизни советского общества, а многочисленные попытки реформировать государственный аппарат не имели успеха. И ныне большие трудности в модернизации страны связаны с коррупцией, постановкой чиновничеством своих корпоративных интересов выше общенациональных.

Экономическая функция является одной из главных, хотя она в разном объеме и содержании осуществляется в том или ином обществе и на различ­ных этапах его развития. В современных условиях участие государства в эко­номике проявляется в выработке и осуществлении кредитной и налоговой политики, инфраструктурных преобразованиях, мерах по преодолению кризисных явлений в различных сферах экономики, использовании долгосрочного планирования, программирования и др.

Социальная функция государства направлена на обеспечение жизнедеятельности социума, реализации на практике принципов социальной справедливости, солидарности, ответственности. Посредством проведения социальной, экономической политики государства достигаются такие важные цели, как:

• поддержание занятости (проведение эффективной кадровой политики, обеспечение гражданам свободы выбора места жительстве и возможности продуктивно трудиться, стимулирование организации современных производств и рабочих мест, защита трудовых прав и интересов работников в рамках социального партнерства; содействие общественно полезному и эффективному предпринимательству);

• проведение политики доходов (формирование эффективной системы налогообложения; установление государственных гарантий в сфере оплаты труда, обеспечивающих воспроизводство рабочей силы; контроль за инфляцией);

• улучшение жизнеобеспечения населения (поддержание и развитие коммунальной инфраструктуры, транспорта и связи);

• совершенствование системы социальной защиты граждан (разработка и реализация государственных программ борьбы с бедностью, комплексной защиты населения, в первую очередь слабозащищенных категорий, от социальных рисков; реформирование системы социального страхования, в том числе пенсионного и медицинского);

• охрана окружающей среды (обеспечение экологической безопасности страны и региона и достойного качества жизни и здоровья населения при условии сохранения природных систем, поддержания их целостности и жизнеобеспечивающих функций);

• формирование социокультурной среды (повышение роли и качества общего и профессионального образования; сохранение национальных языков и культуры народов, населяющих страну) и др.

Социальную роль государства не следует преуменьшать, а за последние десятилетия, в том числе как показал мировой экономический кризис в конце 2000-х годов, она становится заметнее.

Образовательная функция государства. Многие го­сударства стоят перед задачей, которой нет альтернативы: осуществление кардинальной реформы в сфере образования, выработка политики, охваты­вающей весь процесс образования от дошкольного до университетского. И государство в первую очередь обеспечивает демократизацию образования, его непрерывность, предоставление людям равных возможностей его получе­ния, качественную подготовку молодежи к активной жизни.

Культурно-воспитательная функция государства направлена на создание условий для удовлетворения культурных запросов людей, формирования вы­сокой духовности, гражданственности, в более широком плане – на воссоздание культурной и цивилизационной идентичности общества. Спектр этой работы настолько широк, что наряду с государством ею занимаются общественные организации, не­государственные структуры, церковь, частные и независимые теле- и радио­компании, издательства, печать, любительские объединения и др. Тем не ме­нее государственное финансирование, выработка перспективных ориентиров и приоритетов образовательной, культурной, информационной политики - механизмы государствен­ного воздействия, продуктивно влияющие на духовную жизнь общества, сфе­ру культуры.

Внешние функции государства связаны с защитой границ, территории страны (оборонная), вмешательством в дела других государств (военно-агрессивная, насильственная), поддержанием и развитием межгосударствен­ных отношений (дипломатическая), а также осуществлением внешней тор­говли, координацией совместной деятельности с другими государствами в различных сферах, участием в блоках, союзах и др.

Функции государства обусловливают формирование структуры госу­дарственного механизма и его аппарата. Государственный механизм пред­ставляет собой комплекс специальных органов и учреждений, наделенных властными полномочиями и располагающих материально-техническими возможностями для решения задач управления обществом и защиты его ос­новных интересов. В различных типах и формах государства складываются и достаточно разные по структуре и содержанию государственные механизмы. Различны и взаимоотношения их составляющих частей. Механизм совре­менного государства, как правило, включает: представительные (законо­дательные) учреждения, исполнительно-распорядительные органы, судебную систему, контрольно-надзорные инстанции, органы охраны правопорядка, безопасности и разведки, вооруженные силы. Система и порядок формиро­вания этих органов определяется конституцией страны и другими законо­дательными актами.

Важнейшее место в структуре государства занимает его аппарат. Структуру государственного аппарата необходимо рассматривать как по вертикали, с точки зрения его иерархической организации ( центральные и местные), так и по горизонтали, с точки зрения функций, выполняемых раз­личными его частями. Характерной чертой государственного аппарата яв­ляется его стремление к постепенному обособлению, приобретение са­мостоятельных интересов по отношению к oбществу. В определенных усло­виях аппарат может стать как над государством, так и над обществом, под­чинив их своему диктату. Однако в целом аппарат выполняет волю правящей элиты. Пониманию политической сущности и социальной роли аппарата го­сударства способствуют анализ социального происхождения различных его слоев, уровня образования, образа жизни и социальной психологии, а также ти­пичных методов выдвижения, политической приверженности чиновничества, форм связи аппарата с различными слоями общества.

Мировая цивилизация в процессе своего развития постепенно вырабо­тала механизм и процедуры, позволяющие осуществлять эффективный контроль за деятельностью государства и его аппарата, ограничивать его вмеша­тельство в жизнь гражданского общества. Подобный тип государства можно определить как современное правовое государство, имеющее свои специ­фические черты и особенности.

Правовое и социальное государство: принципы и пути формирования

Современное правовое и социальное государство является результатом длительной эволюции государства и существует сегодня в самых различных формах. Концепция правового государства формируется в XIX - нач. XX в. как противовес государству, основанному на произволе, насилии и терроре (во­енно-феодальное, фашистское и тоталитарное). В настоящее время несколь­ко десятков государств, главным образом в Западной Европе, относят себя к правовым и социальным, хотя фактически их гораздо больше. В своей основе эта теория имеет базовые идеи и принципы, заложенные с древнейших вре­мен видными представителями философской и политической мысли: Полибием, Платоном, Д.Локком, И.Кантом, В.Гумбольдтом, Дж.Бентамом, Дж.Миллем и др.

Существенный вклад в развитие теории конституционного, прежде всего правового, государства внесли российские политологи и правоведы: А.С.Алексеев, Н.М.Коркунов, Б.А.Кистяковский, С.А.Котляревский, П.И.Новгородцев, Г.Ф.Шершеневич, С.Л.Франк, И.А.Ильин и др.

В своем становлении и развитии правовое и социальное государство прошло ряд стадий (этапов), имеющих свои черты и особенности. В "Политическом словаре", изданном в Мюнхене в 1989 г., выделяется ряд таких по­следовательных стадий, характерных для многих государств.

1. Государственный суверенитет. Он характеризуется монополизацией государством законных средств физического насилия, стремлением к миру, внутренней безопасности и стабильности, прогнозируемости и ясности властных отношений. Главное требование на данной стадии - " мир ".

2. Конституционное государство с присущими ему неотчуждаемыми правами государства и правами человека, разделением и балансом властей, принципом парламентского большинства, суверенитетом народа и сотруд­ничеством партий и политических организаций, стремлением к свободе лич­ности и рынка, расширением сфер свободных от государственного вмеша­тельства. Главное требование - "свобода".

3. Правовое государство, которое характеризуется наличием широкой политической демократии, прав на всеобщие и равные выборы, парла­ментское представительство; стремлением к равноправию, равной для всех свободе, соучастию в принятии политических решений. Главное требование - "равенство".

4. Социальное государство, определяемое чаще всего в западной по­литической и социальной науке как государство всеобщего благоденствия. Характеризуется стремлением к полному материальному достатку граждан, обеспечению равенства их шансов в экономической, политической и соци­альной сферах жизнедеятельности. Главное требование - "братство".

Однако развитие современного государства, его политической структу­ры и функций продолжается. В перспективе и даже за пределами демократи­ческой государственной структуры ( на ее четвертой стадии ) уже сегодня вырисовываются требования будущих гарантий для общества и личности со стороны государства. Они касаются защиты окружающей среды и жизнен­ных прав личности, экологической и мирожизненной неприкосновенности перед императивами промышленного развития, глобальными угрозами чело­вечеству, а также обеспечения социальной и военной безопасности.

На сегодняшний день наиболее значимыми для России являются проб­лемы формирования правового и социального государства. В Конституции Российской Федерации она определяется как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Высшей цен­ностью российского государства является человек, его жизнь, свобода, честь и достоинство, личная неприкосновенность, безопасность, другие естест­венные и неотчуждаемые права.

В настоящее время в политической науке сложилось два основных типа правового государства: англосаксонский, главным требованием и принципом которого является "справедливость", и европейский (германский), главным принципом которого является "первенство закона".

К основным принципам, лежащим в основе функционирования и раз­вития правового государства, относятся:

1. Верховенство (примат) права и закона в обществе. Аристотель писал: "Там, где отсутствует власть закона, нет места и (какой-либо) форме государ­ственного строя".



  1. Принципы, определяющие и гарантирующие права и свободы чело­века: обеспечение неотъемлемых прав и свобод человека и гражданина; ра­венство перед законом и судом гражданина и государства; право на су­дебную и иную защиту в случае посягательства па честь и достоинство, ущемления прав и свобод; взаимная ответственность государства и граж­данина друг перед другом.

  2. Принципы организации и деятельности власти: разделение и баланс властей (представительной, исполнительной и судебной); установление пре­делов и меры власти при реализации своих функций и полномочий; подзаконность управления и судопроизводства; конституционный надзор за деятельностью органов государства и административное правосудие; широ­кое местное самоуправление в рамках конституции и основных правовых актов.

4. Политический плюрализм.

Названные принципы должны найти свое реальное воплощение в кон­ституции государства или правовых актах, носящих конституционный харак­тер.

Особую значимость для правового государства приобретает не только наличие широкого спектра законов и их выполнение всеми членами общества и государством, но и их функции. Основными функциями закона в правовом государстве являются:

- легитимация власти, т.е. узаконение, обеспечение реальной под­держки всеми членами общества, ее оправдание и соответствие законам;

- обеспечение преемственности власти, ее непрерывности, установле­ние порядка передачи в обычных и экстремальных условиях;

- распределение функций и полномочий власти, создание механизма сдержек и противовесов по вертикали и горизонтали. Посредством закона распределяются центры, функции и методы власти, властные полномочия, а также средства контроля и ответственность властей. Основное требование к разделенным властям - ни одна власть не должна ослаблять или подавлять другую.

Таким образом, правовое государство - закономерный этап в раз­витии человеческой цивилизации, связанный с функционированием государственной власти на основе права, закона, принципов гуманизма и спра­ведливости, неотчуждаемости прав и свобод граждан.

Вместе с тем правовое государство - это не только самодостаточный механизм, регулирующий отправление государственной власти. Главное назначение правового государства - гарантировать каждому гражданину возможность всестороннего развития и реализации своих воз­можностей. Это означает наличие основных прав и свобод, обеспечивающих любые действия, которые не ограничивают права и свободы других граждан и не противоречат общественным интересам более высокого порядка (для каждой конкретной ситуации). В правовом государстве создается и функцио­нирует такая система социальных и политических действий, при которой компетенция гражданина является первичной, не требующей обоснования, а возможность отправления функций государственной властью является вто­ричной, производной и поэтому немыслимой без специальной санкции, пре­доставленной только общественным интересом.

Характерным признаком правового государства является выработка и практическая реализация критериев оценки ситуации, когда общественные интересы, выраженные в законах, могут оправдывать ограничения прав и свобод личности. Например, в германском государственном праве разрабо­тан и реализуется принцип "относительности государственных ме­роприятий", признается право на гражданское неповиновение, вплоть до на­сильственного сопротивления нелегитимному режиму политической власти.

Необходимо отметить, что право, закон играют приоритетную роль лишь в том случае, если они выступают мерой свободы всех и каждого, если действующие законы реально служат интересам граждан и государства, а их реализация является воплощением справедливости.

Социальное государство характеризуется установлением цивилизационных рамок разрешения конфликтов между социальными группами, под­держанием достаточно высокого уровня благосостояния всех своих граж­дан. Это правовое демократическое государство, которое провозглашает высшей ценностью человека и создает условия для обеспечения достойной жизни, свободного развития и самореализации творческого (трудового) потенциала личности.

Возникнув в XX веке в ходе эволюционного развития общественных отношений как ответ на вызовы изменения роли человека в структуре производства и последовавшими за этим изменениями отношений личность - общество, личность - государство, общей гуманизации в мире, социальное государство само по себе стало важным фактором социальной политики. От теоретического понимания природы социального государства зависят ответы на такие важные практические вопросы, как определение критериев прогресса развития общества, построение социально справедливого общества, определение механизмов экономического развития.



Недопонимание природы социального государства и его социальной политики, искажение представлений о его функциях и механизмах приводят к возникновению неадекватности политико-экономических действий. Это касается, например, абсолютизации либеральных принципов экономики и игнорирования социальных экономических факторов, роли уровня оплаты труда и, соответственно, потребительского спроса, недооценки социальных факторов экономического роста.

Идеи социального государства получили широкое признание во многих странах, что нашло отражение в их конституциях и имеют фундаментальное научное обоснование (В.Беверидж, Г.Эспин-Андерсен, Дж.М.Кейнс, П.Розанваллон, Л.Эрхард и др.).

В соответствии со ст. 7 Конституции России, Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Рос­сийской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гаран­тированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государствен­ная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государ­ственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Положение о социальном государстве ввиду его общественной важности отнесено к основам конституционного строя страны и находит свое развитие в других конституционных нормах.

Среди признаков социального государства обычно указывают:

- доступность социальной поддержки государства всем членам общества;



- право осуществлять контроль и регулирование социальных процессов;

- наличие в социальном государстве бюджетных социальных выплат;

- наличие государственных систем социальной защиты, социального обеспечения и обеспечения занятости;



- признание за социальным государством ответственности за уровень благосостояния своих граждан;

- конституционное гарантирование экономических и социальных прав и сво­бод.

Практика социальных государств опирается на целый ряд принципов:

- экономическая свобода человека и признание права предпринимателей и их объедине­ний, лиц наемного труда и их профсоюзов на тарифную автономию на ос­нове социального партнерства;

- доверие к регулирующей роли рынка через спрос, предложение, ценооб­разование, конкуренцию, но одновременно и ответственность государства за «игру рыночных сил» и создание условий для упорядочения течения экономической и социальной жизни, направленной на обеспечение благополучия своих граждан;

- социальная справедливость и солидарность общества, в том числе путем налогового перераспределения доходов от богатых к бедным и загрузки тру­доспособных, чтобы помочь еще или уже нетрудоспособным;

- участие работников в управлении производством и распределении, в общественной и государственной жизни, развитие при этом различных форм экономической демократии.

В целом, социальное государство представляет собой наиболее целесообразный способ со­единения начал свободы и власти в целях обеспечения благополучия личности и благоденствия общества, обеспечения социальной справедливости и солидарности в распределении продуктов труда.

В научной литературе показаны предпосылки становления социальной государственности. Необхо­димой материальной предпосылкой явился высокий уровень эконо­мического развития, позволяющий обеспечить прожиточный мини­мум каждому нуждающемуся, иметь достаточно средств для социаль­ной защиты человека. Политическими предпосылками стали разделе­ние властей, создание парламентской системы с узаконенными демо­кратическими выборами, наличие оппозиции, действующей на основе закона и реализующей свой критический потенциал по отношению к правящим группировкам, наличие независимого суда, средств массо­вой информации.

Важное значение имеют юридические предпосылки, развитое социальное законодательство.

Духовными предпосылками социальной государственности явля­ется доминирование в обществе отношения к человеку как к высшей ценности, уважение и охрана достоинства каждой личности, ее права на жизнь, свободное развитие, реализацию своих способностей. Такое общество базируется на взаимной ответственности, законопослушно­сти, толерантности.

Конституция Российской Федерации, действующие на ее основе законодательные акты определяют основные направления и пути формирования правового и социального государства. К ним относятся: развитие экономики рыночного типа, обеспечивающей благосостояние, высокий уровень жизни людей, поз­воляющей в полной мере реализовать их материальные и духовные потреб­ности; поддержание стабильности государственной власти, недопущение политических, социальных и межнациональных конфликтов; достижение вы­сокого уровня политической, правовой и нравственной культуры; воспитание граждан, строго и неукоснительно соблюдающих Конституцию и законы Российской Федерации, с высоким уровнем патриотизма.

Высокая гражданственность предполагает активное и сознательное участие граждан в делах государства, пользование всеми правами и свобода­ми, гарантируемыми Конституцией, и одновременно добросовестное выпол­нение своих конституционных обязанностей.

Таким образом, возникновение и развитие государства является результатом естест­венноисторического процесса. На смену обществу, не знавшему государст­венных форм, пришло государственно-оформленное общество. По своей сути государство представляет собой основной политический институт, осуществ­ляющий политическое руководство и управление обществом. Современное государство является сложным и постоянно развивающимся образованием. Главная тенденция в его развитии заключается во все большем утверждении демократиче­ских, правовых и социальных начал, утверждением и соблюдением прав и свобод человека.


  1. Современное понимание гражданского общества

В отличие от таких понятий, как «государство», «политическая система», «политический режим», «правовое государство» и многих других, идея «гражданского общества» до самого последнего времени в научной литературе и общественно-политической практике остаётся во многом не изученной и не реализованной на практике. И это несмотря на то, что, с одной стороны, данное понятие является достаточно традиционным и имеет свою многовековую историю, с другой, – в обществе ощущается острая потребность в выработке научно обоснованной концепции гражданского общества, опирающейся как на лучшие традиции отечественной общественной мысли и практики, так и на достижения западной политической науки.

Для того, чтобы разобраться в данном понятии с современных позиций, приведём ряд определений, встречающихся в отечественной политологической и юридической (поскольку она тесно связана с государством) науки.

Гражданское общество как человеческая общность, включающая добровольно сформировавшиеся первичные негосударственные структуры в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизнедеятельности общества; совокупность негосударственных отношений и сфера проявления свободных индивидов, организаций и ассоциаций граждан» предстаёт в двухтомном издании Политической энциклопедии (1999). В ней также даётся краткий экскурс взглядов мыслителей прошлых веков на данное понятие или близкие к нему.

В Российской юридической энциклопедии (1999) гражданское общество определяется как «совокупность лиц, обычно называемых «частными»; совокупность межличностных отношений, интересов, совокупность социальных, религиозных, семейных, территориальных и иных структур, функционирующих в данном обществе вне государственного вмешательства и формирующих в активном взаимодействии с государством развитые правовые отношения, «правила игры», различных субъектов социального и индивидуального действия». В структуре гражданского общества обычно выделяют следующие компоненты: признание и равную юридическую защиту всех форм собственности, приоритет фундаментальных прав и свобод человека и гражданина; разделение властей; идеологическое и политическое многообразие, многопартийность; развитие всех форм самоуправления, в особенности территориального; автономию университетов и профессиональных сообществ; свободу вероисповедания. Особое место в структуре гражданского общества занимают независимые от государства СМИ, свобода информации.

Как видим, данные определения гражданского общества несколько ближе к повседневной реальности, но и они не дают исчерпывающих представлений об этом понятии.

По мнению учёных-правоведов МГУ им М.В. Ломоносова, история государственно-организованного общества, сменившего первобытный строй, делится на две большие эпохи: 1) эпоха кастово-сословных обществ, основанных на правовом неравенстве членов общества (право Древнего мира и Средних веков) и 2) «гражданское общество», основанное на признании юридического равенства людей, определившего качественно иное положение личности в обществе и государстве. «Становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права. Гражданское общество возникает в процессе и в результате отделения государства от социальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно ряда общественных отношений. … Формирование и развитие гражданского общества заняло несколько веков. Этот процесс не завершён ни в нашей стране, ни в мировом масштабе. … На первом этапе (примерно XVI-XVII века) складывались экономические, политические и идеологические предпосылки гражданского общества. … На втором этапе (примерно конец XVII - конец XIX века) в наиболее развитых странах сформировалось гражданское общество в виде первоначального капитализма, основанного на всеобщем юридическом равенстве и частном предпринимательстве. В ХХ веке началась социализация гражданского общества – третий этап его развития».

Гражданскому обществу соответствует правовое государство, которое законодательно (и в первую очередь на конституционном уровне) закрепляет права и свободы человека и гражданина, обеспечивает их соблюдение всеми, включая государственные и муниципальные органы.

Подводя некоторые итоги вышесказанному, отметим, что термин «гражданское общество» употребляется как в широком, так и в узком значении. В широком смысле гражданское общество включает всю непосредственно не охватываемую государством и его структурами часть общества, т.е. всё то, до чего не доходят руки государства. Оно возникает, а точнее, обособляется с появлением государства как автономная, непосредственно не зависимая от него сфера. Гражданское общество в широком значении совместимо не только с демократией, но и с авторитаризмом, и лишь тоталитаризм означает его полное или частичное поглощение политической властью.

Гражданское общество в узком, собственном значении выступает оборотной стороной правового государства, они не существуют друг без друга. Идеям гражданского общества о разумности и справедливости власти, о свободе и благополучии личности соответствуют идеи приоритета права, единства права и закона, правового разграничения деятельности различных ветвей государственной власти. Гражданское общество на пути к правовому развивается вместе с государством. Правовое государство можно считать результатом развития гражданского общества и условием его дальнейшего совершенствования. Понятие правового государства означает, что само государство и все социальные общности, равно как и отдельная личность, уважают право и находятся в одинаковом положении по отношению к нему. Чертами правового государства являются: безусловное верховенство закона; сами законы, действия государства производны от права и согласованы с ним; равенство всех перед законом; развитая система прав и свобод граждан и наличие механизма защиты этих прав и др. Процесс создания правового государства и гражданского общества должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

К идеям и принципам, лежащим в основе гражданского общества, независимо от специфики той или иной страны обычно относят:

а) экономическую свободу, многообразие форм собственности, рыночные отношения;

б) безусловное признание и защиту прав человека и гражданина;

в) равенство всех перед законом и правосудием, надёжную правовую защищённость личности;

г) правовое государство, основанное на принципе разделения и взаимодействия властей;

д) политический и идеологический плюрализм; многопартийность, представительную и непосредственную демократию;

е) невмешательство государства в частную жизнь граждан;

ж) легитимность и стабильность основ конституционного строя, национальное согласие;

з) «прозрачность» в отношениях по поводу государственной собственности, бюджетных отношений, социальной поддержки населения, социального партнёрства базисов общества, борьба с социальным отторжением и нищетой (бедностью);

и) высокую степень социальной стабильности и социальной безопасности, включая иную безопасность граждан;

к) антикоррупционную составляющую, которая в наши дни приобретает весьма важное значение и т.д.

Гражданское общество также характеризует степень преодоления отчуждения личности гражданина от дел общества и государства, уровень и качество реализации его прав и свобод, наличие (или отсутствие) элементов развитой демократии в обществе; понимание ответственности личности за положение в государстве и обществе и наоборот, ответственности государства перед гражданином, личностью.

Современное понимание гражданского общества предполагает наличие у него комплекса существенных признаков (элементов). Отсутствие или неразвитость некоторых из них позволяет выявить уровень развития социального организма и необходимые направления его совершенствования.

Гражданское общество – это, во-первых, находящаяся на определенной стадии развития форма человеческой общности, с помощью труда удовлетворяющая потребности своих индивидов.

Во-вторых, говоря о современном гражданском обществе, следует отметить, что это комплекс добровольно сформировавшихся первичных объединений индивидов – семьи, кооперации, ассоциации, хозяйственные корпорации, общественные организации, профессиональные, творческие, спортивные, этнические, конфессиональные и другие объединения. Индивиды, объединяясь в различные организации, устанавливая между собой разнообразные отношения, реализуя свои порой противоположные интересы, тем самым обеспечивают гармоническое, целенаправленное развитие общества без вмешательства государства как политической властной силы. Гражданское общество имеет свои внутренние источники саморазвития, независимые от государства. Более того, благодаря этому оно способно ограничивать властную деятельность государства. Одной из важных характеристик динамики общества является гражданская инициатива как осознанная и активная деятельность во благо общества. В сочетании с такими нравственными категориями, как гражданский долг, гражданская совесть, она служит надежным средством дальнейшего поступательного развития гражданского общества.

Наличие многообразных общественных форм и институтов (профсоюзы, партии, объединения предпринимателей, общества потребителей, клубы и т. п.) позволяет выразить и реализовать самые разнообразные потребности и интересы индивидов, раскрыть всю оригинальность человеческого существа. Плюрализм как черта, характеризующая структуру и функционирование общественной системы, проявляется во всех ее сферах: в экономической – это многообразие форм собственности (частной, акционерной, кооперативной, общественной и государственной); в социальной и политической – наличие широкой и развитой сети общественных образований, в которых индивид может проявить и защитить себя; в духовной – обеспечение мировоззренческой свободы, исключение дискриминации по идеологическим мотивам, терпимое отношение к различным религиям, противоположным взглядам.

Гражданское общество, в-третьих, представляет собой совокупность негосударственных отношений в обществе – экономических, социальных, семейных, национальных, духовных, нравственных, религиозных и др. Это производственная и частная жизнь людей, их обычаи, традиции, нравы. Гражданское общество выступает в виде многообразия не опосредованных государством взаимоотношений свободных и равноправных индивидов в условиях рынка и демократической правовой государственности. Это сфера свободной игры частных интересов и индивидуализма. Оно – продукт буржуазной эпохи и формируется преимущественно снизу, спонтанно как результат раскрепощения индивидов, их превращения из подданных государства в свободных граждан-собственников, обладающих чувством личного достоинства и готовых взять на себя хозяйственную и политическую ответственность.

Это, наконец, сфера самопроявления свободных индивидов и их объединений, огражденная законами от прямого вмешательства и произвольной регламентации их деятельности со стороны государственной власти. В экономическом плане сказанное означает, что каждый индивид реально обладает теми средствами, которые необходимы человеку для его нормального существования. Он свободен в выборе форм собственности, определении профессии, вида труда, распоряжении результатами своего труда. В социальном плане принадлежность индивида к определенной социальной общности (семья, клан, класс, нация) не является абсолютной. Он может существовать самостоятельно, имеет право на достаточно автономную самоорганизацию для удовлетворения своих потребностей и интересов. Политический аспект свободы индивида как гражданина заключатся в его независимости от государства, т. е. в возможности, например, быть членом политической партии или объединения, выступающих с критикой существующей государственной власти, вправе участвовать или не участвовать в выборах органов государственной власти и местного самоуправления. Обеспеченной свобода считается тогда, когда индивид через определенные механизмы (суд и т. д.) может ограничивать своеволие государственных или иных структур в отношении себя.

Все эти элементы гражданского общества тесно интегрированы, взаимозависимы и взаимообусловлены.

Как можно заметить, гражданское общество традиционно определяется через противопоставление государству, существует и функционирует в диалектическом противоречивом единстве с ним. При демократическом режиме оно тесно соприкасается и взаимодействует с властью, при авторитарном и тоталитарном режимах пребывает в пассивной или активной оппозиции к режиму. Государство может значительно ограничить жизнедеятельность гражданского общества, но разрушить, «отменить» его не способно: гражданское общество является первичным, по отношению к государству, фундаментом государства. В свою очередь гражданское общество также может существенно ограничить функции государства, но подменить и тем более упразднить государство на современном этапе развития общества оно не может.

Следует также подчеркнуть, что в общество государство входит как важнейший элемент политической надстройки. В гражданское же общество государство не входит, хотя все потребности гражданского общества – независимо от того, какой класс господствует в данное время, – неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение.

Помимо этого, если государство знает различные формы правления господствующих классов – демократические, диктаторское, монархические, то для гражданского общества на уровне политики характерна демократическая форма существования. Чем более развито гражданское общество, тем больше оснований для демократических форм государства. И, наоборот, чем менее развито гражданское общество, тем более вероятно существование авторитарных и тоталитарных режимов государственной власти.

Наконец, в гражданском обществе в отличие от государственных структур преобладает не вертикальные (подчиненности), а горизонтальные связи – отношения конкуренции и солидарности между юридически свободными и равноправными партнёрами.

В современных условиях, существенно отличающихся от эпохи свободной конкуренции и раннелиберального государства, не вмешивающегося в экономику и социальные отношения, провести чёткую грань между гражданским обществом и государством достаточно сложно. Однако, невзирая на это, разделение социальной системы на гражданское общество и государство не утратило своей актуальности и служит, прежде всего, для своевременного обнаружения и предотвращения авторитарных и тоталитарных тенденций, обеспечения суверенитета народа по отношению к власти, свободы личности.

Для стран «переходного периода» формирование гражданского общества представляет собой необходимое условие их перехода к рынку и правовой государственности. Забвение этого, попытки в короткий срок, ещё до создания развитого гражданского общества, ввести принципы правовой государственности не могут быть успешными и чреваты разрушительными экономическими и социально-политическими последствиями.

Гражданское общество – система самоорганизующаяся и саморазвивающаяся. Вместе с тем, опыт высокоразвитых стран свидетельствует, что оно функционирует и развивается гораздо успешнее и эффективнее, когда для этого создаются определенные благоприятные условия.

Основополагающим условием жизнедеятельности гражданского общества является владение его членами конкретной собственностью или участие в обладании ею, право использовать ее и распоряжаться ею по своему усмотрению. Владение собственностью может быть и единоличным, и коллективным, но при условии, что каждый участник собственности: кооперативной, акционерной и другой – фактически является её владельцем. Наличие собственности является базовым, фундаментальным условием свободы личности в гражданском обществе. Это утверждали многие выдающиеся мыслители человечества, это неопровержимо подтверждает вся практика жизнедеятельности общества.

При этом, как записано в конституциях ряда стран, «собственность обязывает». Не должно быть такого положения, когда собственник бросает свои активы вместе с людьми, как это было, например, в период кризиса в Российской Федерации (известные события в моногороде Пикалёво и других местах, потребовавшие вмешательства федеральных властей). Данное положение особенно актуально для Российской Федерации, где владение – пользование – распоряжение собственностью должно быть дополнено повышением ответственности собственника, пунктуальным выполнением взятых на себя обязательств, как того требует Европейская социальная хартия 1996 года (обновлённая) и российское законодательство.

Важным условием успешного функционирования гражданского общества является наличие в обществе развитой, многообразной социальной структуры, отражающей всё богатство и многообразие интересов представителей различных групп и слоев. Это многообразие не может быть застывшим, закостеневшим в количественном и качественном отношениях. Многообразие социальной структуры должно иметь хорошо развитые вертикальные и особенно горизонтальные связи. При размытой социальной структуре индивид связан с государством напрямую, а это существенно ограничивает возможности реализации его личных прав и свобод.

Следующим условием развития гражданского общества является высокий уровень политического, социального, интеллектуального, психологического развития личности, её внутренняя свобода и способность к полной самостоятельности при включении в тот или иной институт общественной жизни. Это условие достигается и реализуется в результате длительных процессов развития общества.

В настоящее время формирование высокоорганизованного гражданского общества является долговременной и одной из актуальных проблем российского общества. Пока же его становление в России сталкивается с существенными трудностями. К ним можно отнести, например, следующие:

 невостребованность исторических традиций самоорганизации граждан в России и их отдельных групп в разные периоды истории нашей страны (например, земства и городское самоуправление в имперской России, созданные в результате реформ Александра II, первый опыт деятельности политических партий до 1917 года, работа в советский период профсоюзов, ВЛКСМ, различных клубов интернациональной дружбы, борьбы за трезвость, студий народного творчества, дачных товариществ, и т.д.);

 до настоящего времени в стране не сложилась необходимая для формирования полноценных институтов гражданского общества благоприятная экономическая ситуация. Наличие собственности в распоряжении людей в качестве основного элемента независимости от государства так до конца и не стало полноценным основанием для институтов гражданского общества. Собственность оказалась не только распределена в весьма узком кругу – она ещё и носит условный характер, т. е. не гарантирует человека от произвола государства, а наоборот, первым делом подвергается опасности даже при незначительной деформации политической конструкции;

 социальная структура, призванная отражать всё богатство и многообразие интересов различных групп и слоёв в России, остаётся на низком уровне развития. Работа ряда общественных структур оказалась фикцией – слишком абстрактными были цели их создания, многие из них стали организациями-однодневками или преследующими корыстные цели. Поддержка социальных инициатив, формирование специальных общественных фондов для их реализации, знакомство широких слоёв населения и заинтересованных групп с результатами их деятельности была затруднена (в т.ч. и с помощью телевидения). Недолговечной оказалась, и жизнь, например, таких политических партий, как «Наш дом – Россия», «Народная воля», «Демократический выбор России» и т.д. Много нареканий в адрес «официальных» профсоюзов, творческих союзов, утративших свою «былую мощь». Оказалось, что обретение долгожданной постсоветской творческой свободы и раскрепощения вовсе не означает, что Российскую Федерацию ожидает, например, «прорыв» в области создания высокохудожественных произведений, и активной деятельности соответствующих объединений представителей творческой интеллигенции. К сожалению, с сегодня ситуация в этой важной сфере человеческой деятельности меняется в лучшую сторону не так быстро, как хотелось бы;

 к сожалению оказалось, что задача создания правового государства не являлась приоритетной для многих органов власти. Речь не только о наличии необходимых законов – их как раз хватает и даже не об отсутствии контроля за их исполнением. До сих пор не получила должного развития система повышения правосознания и правовой грамотности граждан, формирования у них представления о значимости активного и компетентного политического и, шире, гражданского участия в жизни общества и государства. При этом особые требования к правовой культуре должны предъявляться к сотрудникам правоохранительных и иных органов, постоянно контактирующих с гражданами и обществом.

Так или иначе, но курс на строительство гражданского общества, правового государства и политической демократии закреплен в Конституции страны, поддержан избирателями на федеральных выборах последних лет. Думается, сама общественно-политическая практика России даст ответ на вопрос о возможности формирования гражданского общества, его характеристиках и этапах становления.

Пока же отличие российского гражданского общества от западных аналогов состоит в том, что подлинный политический вес профсоюзов, политических партий, негосударственных общественных организаций, действующих посредством классических каналов и способов влияния, невелик, в отличие от воздействия индустриально-финансовых групп (кланов), которые через закулисную сеть личных связей своих членов взаимодействуют с управленцами всех уровней. Средства массовой информации не являются независимой «четвертой властью», а общественное мнение не стало реальной политической силой.

Сделаем общий вывод. Термином «гражданское общество» обозначается форма добровольной самоорганизации конкретного человеческого сообщества, возникшая без давления со стороны государства, в рамках закона и государственных институтов. Это совокупность независимых, общественных, неправительственных организаций и каналов коммуникации, напрямую не связанных с государством, но действующих внутри него и оказывающих давление на власть. Основная функция гражданского общества заключается в установлении связей между целями, которых стремится достичь в своей деятельности государство, и задачами, приоритетными с точки зрения населения, используя для этого различного рода механизмы взаимодействия.

Тема 7. Политические организации и движения
Вопросы

1. Общественные организация и движения и их роль в современном обществе

2. Партии и их роль в политической жизни

3. Классификация партий

4. Партийные системы и их типология

1. Общественные организация и движения и их роль в современном обществе


Предшественники общественных организаций, движе­ний и инициатив известны с глубокой древности. Люди объединялись на основе общих взглядов на власть, рели­гию, природу, науку, искусство.

Для объединившихся людей был характерен и особый тип поведения – не как «атомизированных» индивидов, а как индивидов, имеющих общие интересы и цели. В научной литературе достаточно подробно изучены средневековые движения: религиозные, рыцарские (например, крестоносцев) – и другие объедине­ния людей.

До появления общественных движений в некоторых государствах существовала прямая демократия, предпо­лагавшая непосредственное участие граждан в принятии решений по управлению делами. В этом случае воля граж­дан выражалась прямым голосованием, а не через посред­ников в виде общественных организаций. Но это было характерно для небольших сообществ людей, например городов-полисов в античной Греции. Элементы прямой демократии проявились и в Новгороде Великом в период существования там Вече.

По мере роста населения и создания крупных государств прямая демократия уже не могла обеспечить должного участия граждан в политике.

В этой связи актуализирова­лись потребности в образовании специальных организа­ций, которые стали бы посредниками во взаимоотношениях между населением страны и государством. Эти потребности стали особо насущными в период формирования граждан­ского общества.

Общественные организации являются историческим продуктом развития общественных отношений.

Для их появления необходимо,

во-первых, чтобы люди осознали свои интересы и потребности в создании специальных структур для их удовлетворения.

Во-вторых, необходимо развитие гражданского общества, поскольку обществен­ные организации являются его важными составляющими.

В-третьих, необходимы определенный политический режим и государственная политика в отношении общественных организаций.


До сих пор существуют страны, в которых нет общественных организаций, поскольку их деятельность запрещена законом либо не поощряется государством.

Это в основном характерно для тоталитарных и авторитарных режимов. В свою очередь, отсутствие общественных орга­низаций в стране свидетельствует о неразвитости в ней гражданского общества.

Демократия в современном обще­стве опирается на деятельность влиятельных общественных организаций. Поскольку каждый человек не в состоянии непосредственно участвовать в управлении современным государством, его интересы представлены в политической системе общественными организациями, которым делеги­рованы соответствующие прерогативы и права.

Формирование гражданского общества сопровожда­ется расширением числа общественных организаций, повышением многообразия их организационных форм и ориентации.

По мнению многих социологов, начиная с французского исследователя М. Дюверже, количество участвующих в политическом процессе общественных организаций характеризует степень демократичности поли­тического режима.

Другой французский социолог, Р. Арон в качестве ключевых характеристик современного общества назвал плюрализм (т.е. множественность, альтернативность общественных структур) и конституционализм (верховен­ство закона).

Закон РФ Об обществ объединениях

Статья 5. Понятие общественного объединения

Под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения (далее - уставные цели).

Право граждан на создание общественных объединений реализуется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица - общественные объединения.

Общественные объединения могут создаваться в одной из следующих организационно-правовых форм:

общественная организация;

общественное движение;

общественный фонд;

общественное учреждение;

орган общественной самодеятельности;

политическая партия.

Общественной организацией является основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан.

Членами общественной организации в соответствии с ее уставом могут быть физические лица и юридические лица - общественные объединения, если иное не установлено настоящим Федеральным законом и законами об отдельных видах общественных объединений.

Высшим руководящим органом общественной организации является съезд (конференция) или общее собрание. Постоянно действующим руководящим органом общественной организации является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию.

В случае государственной регистрации общественной организации ее постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественной организации и исполняет ее обязанности в соответствии с уставом.

Общественным движением является состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения.

Высшим руководящим органом общественного движения является съезд (конференция) или общее собрание. Постоянно действующим руководящим органом общественного движения является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию.

В случае государственной регистрации общественного движения его постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественного движения и исполняет его обязанности в соответствии с уставом.

Движения наряду с партиями являются разновидностью общественных объединений.

Наряду с общими чертами между движениями и партиями существуют заметные раз­личия по их целям, статусу, организационным и идейным основам их деятельности.

Движения возникли гораздо раньше, чем партии, они существовали в Средневековье, эпоху Возрождения и Новом времени.

В качестве примеров можно привести религиозные движения, движение луддитов и многие дру­гие.

Но в отличие от партий общественные движения – это менее традиционные участники политического процесса.


  • Они не так жестко организованы и характеризуются тем, что преимущественной сферой их интересов является реше­ние конкретных проблем, ради которых они и создаются, а не достижение политических целей борьбы за власть.




  • Общественные движения не принимают нормативных решений, обязательных для исполнения организациями и гражданами данного общества.

  • Они не ставят целью овладеть государственной властью, но их деятельность иногда приобретает и политический характер.

Государство не имеет права вмешиваться в их деятельность (конечно, если она носит законный характер), но регулирует ее в соответствии с действующим законодательством.

  • Общественно-политическое движение в отличие от пар­тии более свободно и маневренно в своих организационных проявлениях.

Оно может структурно не оформляться, объ­единять организации различной политической ориентации, носить временный характер (для решения определенных задач).

они отличаются от политических партий тем, что это действие не стано­вится для них самоцелью. После осуществления намечен­ной программы такие политические движения либо рас­падаются, либо трансформируются в партии.

Исторически многие партии возникали именно из движений.

Изучение политических движений важно еще и потому, что в запад­ноевропейских странах все меньше людей склонно посто­янно отдавать свою энергию какой-либо партии. Поэтому многие социологи в последнее время приходят к выводу о том, что партии «новой волны» представляют собой пар­тии-движения.

Федеральным законом от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об обще­ственных объединениях» в качестве самостоятельного при­знается политическое общественное объединение, целью которого является участие в политической жизни обще­ства посредством влияния на формирование политической воли граждан;

в выборах в органы государственной власти и местного самоуправления посредством выдвижения кан­дидатов и организации их предвыборной агитации;

в орга­низации и деятельности указанных органов.

Политическим общественным объединениям законом запрещается членство или принадлежность к иностран­ным и международным организациям.

Членство в таких объединениях или принадлежность к ним граждан раз­решается только по профессиональному, национальному, этническому, расовому или конфессиональному признакам а также для реализации любительских интересов

Общественные движения действуют на основе следую­щих принципов: добровольность; сочетание личных и обще­ственных интересов; самоуправление; равноправие участ­ников; законность; гласность.

Общественные объединения независимо от их организационно-правовых форм равны перед законом. Деятельность общественных объединений основывается на принципах добровольности, равноправия, самоуправления и законности. Общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности.

Деятельность общественных объединений должна быть гласной, а информация об их учредительных и программных документах - общедоступной.

Классификация общественных организаций и движений
Классификация движений зависит от множества фак­торов, связанных как с историей их создания, территори­ально-географическими особенностями их распростране­ния, спецификой состава, интересов, базовых ценностей, разделяемых и защищаемых членами движений, и т.д.
В этой связи могут быть выбраны различные основы для их типологии.
По параметрам распространения движения можно под­разделить:


  • на локальные (распространенные в определенном городе, местности, как, например, защитников озера Байкал или Химкинского леса);

  • региональные (действующие в рамках одного или нескольких регионов, например, Союз горских народов Кавказа и т.п.);

  • общенациональные (Народные фронты);

  • международные (например, Движение неприсоеди­нения; движение за установление нового экономического порядка и т.п.).

Вместе с тем сохраняется значимость традицион­ной классификации движений по сферам деятельности.

По основным направлениям деятельности выделяются сле­дующие типы общественных движений:


  • экологические (защита окружающей среды, решение различных экологических проблем, например, движения «зеленых»). Так, в середине 90-х гг. в ФРГ насчитывалось 46 тыс. членов экологического движения «Союз 90/Зеленые». В России к ним можно отнести движение «Кедр».Эти движения выступают за совершенствование законо­дательства в пользу охраны природы; за использование нетрадиционных и возобновляемых источников энергии; за закрытие вредных производств; против различных форм загрязнения окружающей среды, за предотвращение гло­бального экологического кризиса;

  • пацифистские (борьба за мир, против применения силы, особенно вооруженной; против обязательной службы в армии, например, антиядерные движения в Германии, Франции, «Солдатские матери» в России и т.п.). В состав пацифистских включаются антивоенные движения самого широкого профиля – от борцов против войны до борцов против применения противопехотных мин и т.п.;

  • этнонационалъные (национально-освободительные движения против расовой и национальной дискриминации; за сохранение национальной самобытности и т.п.; в эту группу также включаются разного рода националистиче ские движения и т.п.).

В современной России как в многонациональном обществе существует множество этнонациональных движений, стремящихся сохранить культуру, языки традиции не только малых народов, но и крупных национальностей, таких как русские, украинцы, татары и др


  • религиозные ценностей, характерных для той или иной религии. В середине 1990-х гг. з ФРГ насчитывалось 662 тыс. членов Христиан ско-демократического союза и 180 тыс. членов Христианско-социального союза. В России существует немало движений православной и исламской ориентации (Русский православный собор, Лига мусульманских организаций);

  • социально-профессиональные (объединяющие людей по профессиональным интересам). Среди них особое место занимают профсоюзы – негосударственные общественные организации работников одной и той же профессии или занятых в одной отрасли производства.

Основные функции профсоюзов: защита экономических и социальных интересов работников; организация культурных программ, отдыха и лечения членов профсоюза; представление их интересов по вопросам труда и быта.

Долгое время профсоюзы были во многих странах, включая нашу страну, самыми массовыми и обладающими большими возможностями общественными организациями. Сейчас наряду с профсоюзами стали создаваться союзы предпринимателей, защищающие их интересы в спорах как с государственными, так и част ными организациями, а также с наемными работниками;



  • историко-культурные (движения за сохранение памятников старины, за сохранение и развитие различных направлений культуры и т.п.);

  • социально-демографические: женские (на Западе их чаще называют феминистские, защищающие права женщин: избирательные, трудовые, личные), молодежные, движения пенсионеров и др.;

правозащитные, борющиеся против ущемлений прав личности (например, международное движение «Amnesty International», российские движения защитников прав человека, «Мемориал» и др.);

  • избирательные объединения. В ходе избирательных кампаний в некоторых странах создается такая разновидность общественных движений, как избирательные объединения, которые занимаются рекрутированием перспективных с точки зрения победы на выборах лидеров и мобилизацией избирателей на их поддержку. Они часто включают в себя несколько заинтересованных групп, движений и даже партий;

  • инициативные движения граждан {гражданские инициативы). Вне электорального процесса существуют инициативные политические движения граждан в поддержку официального политического курса, конкретных законо­проектов и решений (или против них) и т.д. Такие движе­ния иногда объединяют различные группы общественности и носят конъюнктурный и обычно недолговечный характер.

Процесс, в результате которого общественные движения закрепляются в публичной сфере и даже в политической структуре, приобретают значение и устойчивость, назы­вается институционализацией.

По мнению ряда исследо­вателей, институционализация движений – это не только процесс, но и свойство (состояние) общественной органи­зации.

В качестве свойства институционализация может быть определена как степень материализации обществен­ной организации в общественном сознании, в результате чего она существует независимо от собственных лидеров, регулярно вовлекаясь в значимые модели поведения.

Все общественные движения в своем развитии проходят несколько стадий.

На первой стадии происходит зарождение интересов, которые объединяют людей в движение, появление его активистов, первичное формулирование общих взглядов и идей.

На второй стадии ведется активная работа по при­влечению сторонников движения, его позиционированию в общественной среде с использованием различных средств коммуникации: личных контактов, выступлений в сред­ствах массовой информации, различных акций формирую­щегося движения и т.д.

Третья стадия является пограничной, поскольку перед движениями стоит выбор дальнейших путей их развития: оставаться ли за рамками политической сферы либо пре­следовать наряду с чисто социальными и политические цели.

При выборе второго пути (т.е., расширения своей политической активности) члены движения более четко формулируют свои цели и требования к государственным институтам, развивают свою общественно-политическую активность в публичной сфере, готовятся к преобразова­нию в партию и участию в борьбе за власть.

В этом случае они превращаются в общественно-политические организа­ции, поскольку проблемы, ради которых они создавались, не решаются ими без участия в политическом процессе.

Бывает, что вхождение в политику стимулируется их лиде­рами для решения своих задач, например, для поднятия авторитета движения и своего персонального рейтинга, получения материальной и финансовой поддержки и т.п.

Тенденция преобразования социальных движений в общественно-политические организации, а затем и в пар­тии хорошо исследована социологами на примере кон­кретных экологических движений в странах Западной Европы.

Возникнув вначале как чисто социальные дви­жения в защиту окружающей среды, они в 80-е гг. XX в. расширили свою политическую деятельность, участвуя в выборах, а затем преобразовались в партии «зеленых», войдя в парламент и правительства многих европейских государств (ФРГ, Франции, Норвегии, Швеции, Финлян­дии и др.). Более того, они вышли и на международный уровень, выиграв выборы в Европарламент и организовав там свою фракцию.

Общественные движения, не распространившие свою активность на политическую сферу (т.е. не ставшие соци­ально-политическими), решают свои проблемы не самосто­ятельно, а с помощью союзников среди других обществен­ных организаций, в том числе партий. Так иногда делают российские экологические движения (например, за сохра­нение Байкала и др.).

Для принятия нужных им решений они обращаются за помощью к партиям «Единая Россия», «Справедливая Россия». Если их цели не достигаются, они переходят в режим ожидания или самораспускаются.

Функции общественных организаций и движений

Общественные движения и организации в современном обществе выполняют ряд функций, важных как для их чле­нов, так и для государственных институтов, бизнес-струк­тур и других субъектов общественных отношений.

Основные функции общественных движений могут быть объединены по пяти основным направлениям.

Функция организационного сплочения.

Речь идет о роли общественного движения как структуры, позволя­ющей развивать и расширять социальные сети, объединять граждан с целью совместной защиты их интересов через своих представителей, проводить общественные кампании, формировать команды для реализации конкретных проек­тов и т.д.

Функция идейно-ценностного объединения. В процессе совместной деятельности происходит постепенная выра­ботка общих позиций по многим принципиальным вопро­сам.

Очевидно, что одним из условий успешной совмест­ной долговременной деятельности должна быть общность взглядов тех, кто участвует в движении, на ряд основных ценностных позиций. Постепенное объединение инди­видуальных мнений способствует формированию общей идейно-концептуальной базы.

Можно утверждать, что сильные движения не ослабляют, а усиливают государство через постоянный поиск общественного согласия.

В ряде случаев общественные движения изначально формируются вокруг какой-то концепции (идейно-концептуальной базы как объединение ее приверженцев.

Так, например, было с экологическими движениями в западных странах, созда­нию которых предшествовали серьезные работы известного «Римского клуба», других видных исследовательских цен тров и отдельных ученых по проблемам защиты окружаю­щей среды, где исследователями вначале была разработана идейная основа экологического движения.

Участвуя в политических отношениях, общественные движения не только организуют граждан и сглаживают их индивидуальные идейные различия.

Такого рода участие предполагает также разработку собственного плана дея­тельности, формирование своего видения будущего, выра­ботку ответов на животрепещущие вопросы, затрагивающие интересы людей.

Таким образом, некоторые общественные движения начинают выполнять «программную функцию», способствуя выработке «повестки дня» для той или иной территории, страны или даже группы стран. При этом они сами оказывают влияние на формирование позиций граж­дан и общественного мнения. Можно сказать, что этот про­цесс является двусторонним.

Общественные движения могут выполнять и просве­тительскую функцию. Их стремление добиться расшире­ния поддержки своих взглядов и планов решения проблем делает необходимым не просто донесение своей пози­ции по ключевым вопросам до большего числа граждан, но и активную аргументацию в поддержку своих предложе­ний.

Разъясняя свои программы и позиции, общественные движения фактически занимаются просвещением, развивая политическую культуру граждан.

Общественные движения выполняют функцию кана­лов коммуникаций между различными группами населения, между группами населения и государственными институ­тами, а также бизнес-структурами.

Причем эти каналы коммуникаций обычно бывают двусторонними или даже многосторонними, т.е. различные группы населения через посредство общественных движений доводят до прави­тельства и других государственных институтов свои инте­ресы, требования, ожидания.

В свою очередь, государствен­ные институты и их представители (например, президент страны, премьер-министр и другие видные государствен­ные деятели) могут использовать общественные движе­ния для разъяснения населению основ своей политики и конкретных действий.

Этот канал влияния на население используется ими в целях получения одобрения и под­держки своей политики, а также снижения протестных настроений и действий со стороны оппозиционно настроен­ных групп населения, что особенно важно в периоды кризи­сов и снижения доверия к политической власти.

Эта функ­ция влияния органов государственной власти на население через посредство общественных движений иногда приоб­ретает характер манипулирования общественным мнением.

В 2000-х гг. общественные движения и организации стали более активно использоваться бизнес-структу­рами для доведения своих озабоченностей до государства по части ущемления их интересов и создания множествен­ных препон для развития мелкого и среднего бизнеса.

Таким образом, в итоге сложного взаимодействия с государственными институтами и бизнес-структу­рами общественные организации и движения подключа­ются к процессам управления, участвуя в решении тех или иных общественно значимых проблем.

Эта функция обще­ственных объединений, которая стала более активно про­являться в 90-е гг. XX в., получила название «governing without government» (управление без правительства).

В России примером исполнения такой функции являются органы местного самоуправления, которые по своему ста­тусу и по Конституции Российской Федерации являются негосударственными организациями.

Важной функцией общественных движений является политическая социализация.

Она вовлекает людей в коллек­тивное взаимодействие, приобщает их к навыкам совмест­ных действий для решения общих проблем, влияет на фор­мирование их сознания и в какой-то мере их политической культуры.

Некоторые общественные движения, особенно объ­единяющие индивидов, которые в силу различных причин лишены возможности широкого общения, выполняют ком­пенсаторную функцию, поддерживая их психологически и морально.

В качестве примера можно привести деятель­ность таких общественных организаций, как «анонимные алкоголики», общества слепых и т.п.

В последнее время активно создаются и развиваются движения, выполняющие функции обеспечения досуга.

По мере увеличения свободного времени, а эта тенденция фиксируется во многих экономически развитых странах, у людей возрастают потребности повышения качества сво­его отдыха, что часто влечет за собой повышение его стои­мости.

Снимать хороший спортивный зал, теннисный корт на индивидуальной основе становится все дороже.

Кроме того, возрастает потребность общения по интересующему людей увлечению, т.е. необходимы общественные движе­ния, которые могут помочь реализовать все эти потреб­ности

Подводя итоги, нужно отметить следующее.

Во-первых, возникновение общественных движе­ний и организаций и их возрастающая роль в обществе свидетельствуют не только о существенных переменах в общественном сознании, но и о постепенном движении к гражданскому обществу, к его демократизации, к разго­сударствлению многих форм его жизнедеятельности.

Во-вторых, общественные движения и организации выполняют важную роль альтернативной демократической силы по отношению к традиционному бюрократическому аппарату, обратной связи между населением и государ­ством.

В-третьих, общественные движения являются важным фактором реформы всего общественного строя России.

В-четвертых, по мере усиления социальной дифферен­циации общества как объективной основы плюрализма значимость и влияние общественных движений увеличи­вается.

Регулярные исследования отношения российских граждан к общественным организациям, действующим на политическом пространстве Российской Федерации, кроме самостоятельного научного значения имеют и при­кладное применение как в политической и социальной, так и повседневной жизни общества

2 Партии и их роль в политической жизни
Партии, как известно, относятся к одной из форм объединений людей – общественным организациям. Последние представляют собой массовые организации граждан, возникшие по их инициативе для реализации долговременных целей, имеющие устав и характеризующиеся четкой структурой. Наряду с общественными организациями существуют и общественные движения. Они также носят массовый характер и создаются для определенных целей, что роднит их с общественными организациями. В то же время движение может быть структурно не оформлено, не всегда состоять из единомышленников, цели общественного движения не всегда имеют долговременный характер. Общественные (массовые) движения, характер деятельности которых связан с реализацией политических целей, в дальнейшем часто трансформируются в политические партии.

Термин «партия» латинского происхождения и дословно означает часть, группа. В политической жизни Древней Греции он первоначал употреблялся для обозначения групп единомышленников, совместно отстаивающих свои интересы в ходе работы народных собраний или других форм непосредственной демократии. Аристотель упоминает в своих работах о партиях жителей горы, равнины, прибрежной части Афин.

Подлинная история политических партий началась с конца ХУШ - начала XIX веков, когда на путь раннебуржуазного развития встало большинство стран Западной Европы и Америки, когда развитие политического процесса в этих странах потребовало введения всеобщего избирательного права и парламента.

Вначале группы различных идейных и политических единомышленников формировались на базе литературно-политических образований и политических клубов. Наиболее известными из них были Клуб кордельеров во Франции периода Великой французской революции, и «Реформ Клаб» в Англии в 30-е годы XIX в.

Затем сторонники политических преобразований стали объединяться в партии. Одной из первых политических партий стала Национальная чартистская ассоциация, созданная в Англии в 1840 г. Чартисты (от английского слова – хартия) повсеместно собирали подписи в 1840, 1842, 1848 годах и внесли в пар­ламент петиции с требованиями введения всеобщего избирательного права (для мужчин), уменьшения рабочего дня, повышения зарплаты и др. В то время данные петиции были отклонены, но усилия чартистов были не напрасны. Демократический процесс начал развиваться, и это послужило основой для создания новых партий.

В дальнейшем введение во многих странах Запада всеобщего избирательного права, увеличение возможностей для населения отстаивать свои интересы в различных органах представительной демократии потребовало создания массовых организаций единомышленников - политических партий. Одной из таких организаций стала созданная в 1861 г. в Англии массовая политическая партия - Либеральное товарищество регистрации выборов. В Германии в I863 году под руководством Ф.Лассаля была создана рабочая партия – Всеобщий немецкий союз.

Таким образом, исторически партии формировались как пред­ставительные структуры, выражавшие определенные групповые интересы; как институты, оппозиционные государству и другим политическим объединениям; как союзы единомышленников. Эти черты, выражая относительную самостоятельность и независи­мость от государства политических позиций известных групп на­селения, способствовали восприятию партий как источников кри­зисов и раскола общества. Причиной в основном такого негатив­ного отношения к партиям было повсеместное распространение убеждения в том, что только государство является выразителем народного суверенитета (либеральная традиция) и общей воли общества (феодально-аристократическая и монархическая тради­ции). Не случайно, к примеру, Дж. Вашингтон в «Прощальном послании» американскому народу говорил об опасных последствиях «партийного духа», характеризуя партии как «готовое ору­жие» для подрыва власти народа и узурпации власти правитель­ственной. Отрицательно относились к партиям и другие полити­ки и ученые, среди которых А. Токвиль и Дж. Милль. В то же время, например, Ф. Бэкон и Э. Берк были к партиям более ло­яльны.

Только постепенно, по мере развития парламентских, кон­ституционных основ буржуазной государственности, партии ук­репили свой политический и правовой статус. И в настоящее время они представляют такой институт власти, без которого не может осуществляться выборное формирование государственности, ле­гальное завоевание различными слоями населения ведущих по­литических позиций.

В зарубежной и оте­чественной политологии су­ществует множество определений того, что следует по­нимать под партией. Либе­ральной трактовке партии как носительницы разделяе­мого той или иной группой людей общественного идеа­ла противостоит детермини­рованное марксистское оп­ределение ее как вырази­тельницы интересов опреде­ленного класса. В качестве альтернативы подходу к по­ниманию партии как матери­ализованного в определен­ной политической организа­ции человеческого идеала или классового интереса вы­ступают попытки увидеть в партии общественный инсти­тут, действующий в системе государства, или структуру со специфическим механиз­мом ее функционирования и связей с населением, с осо­бенностями достижения сво­их целей.

Так или иначе, но партией признается устойчивая политическая организация, объединяющая лиц с общими социально-классовыми, политико-экономическими, национально-культурными и иными интересами, ставящая целью их реализацию путем завоевания государственной власти или участия в ее осуществлении.

От политических движений партия отличается более оформленной организационной структурой, наличием программных документов, а от групп давления – стремлением непосредственно к обладанию властью, а не к влиянию на тех, кто ее осуществляет. То есть видообразующий признак партии – ее наце­ленность на власть. Из этого проистекают такие особен­ности ее функционирования, как обнародование своей позиции по отношению к су­ществующему общественно-политическому устройству, к правящему режиму, заявка на проведение собственного политического курса или на свое место в реализации уже проводимого курса; поиск поддержки в массах, стрем­ление привлечь на свою сто­рону электорат, а также по­путно пополнить свои ряды новыми членами, добиться их большего сплочения; целе­направленные поиски своей политической ниши и своего места в правительственных рядах или в рядах оппози­ции.

Известный журналист и политолог В.Т. Третьяков отмечает следующие компоненты, которыми должна обладать современная партия: идеология; лидер; социальная опора (когорта верных и бескомпромиссных избирателей); система подконтрольных или«дружественных» СМИ, включая общенациональный телеканал; представительство в интеллектуальной, правящей и владетельной элитах; собственное интеллектуальное ядро; система общественных организаций-сателлитов (профсоюзы, молодежные организации, спортивные клубы и пр.); автономные источники финансирования; политическая история (или долговременная традиция присутствия на политической арене).



В идеале необходимо наличие всех этих компонентов, однако пропуск одной-двух позиций мо­жет быть компенсирован мощью и стабильностью других.

Легальная партия стре­мится обрести свой право­вой статус, без которого ей трудно выполнять главные свои функции.

Одна из главных задач (функций) политических партий состоит в том, чтобы превратить множество частных интересов отдельных граждан, социальных слоев, заинтересованных групп в их совокупный политический интерес путем сведения этих интересов к единому знаменателю, тем самым разграничить сферы гражданского общества и политической власти, главным воплощением и субъектом реализации которой является государство.

Выдвигая тот или иной набор властных притязаний, партии обеспечивают связь населения с государственными структурами, заменяют стихийные формы общественно-политической активности насе­ления формами формализованными, подверженными контролю со стороны своих лидеров. В этом отношении партии являются одним из средств организации политического участия граждан.

Важной функцией партий является отбор политических лидеров и элит для всех уровней по­литической системы. Помимо выдвинутых ими профессиональ­ных политиков, в управлении делами общества и государства нередко самое активное участие принимают и партийные экспер­ты, аналитики, специалисты.

Неотъемлемой задачей деятельности партий является углуб­ление связей и отношений между различными ветвями власти, местными и центральными органами государственного управле­ния, разнообразными политическими институтами. Как прави­ло, это происходит в процессе выдвижения партийных программ, определения союзников и противников среди участников поли­тического процесса, включающих, кстати, и иные партийные об­разования.

Еще одной функцией партий яв­ляется политическая социализация граждан, формирование у них свойств и навыков участия в отношениях власти. Ведя борьбу за избирателя, преодолевая дефицит информированности населе­ния, партии обращают внимание людей на важнейшие конфлик­ты и пути их преодоления, делают ситуацию, сложившуюся в об­ществе, понятной для рядовых граждан.

Наиболее ярко партии реализуют свои функции в предвыбор­ной и избирательной кампаниях. Выдвигая кандидатов в законо­дательные органы государства, партии предпринимают активные действия, направленные не только на поддержку своих предста­вителей, но и на распространение определенных идей, внедре­ние их в массовое сознание граждан. И если, к примеру, неболь­шие партии не могут выставить конкурентоспособных кандида­тов на общегосударственном (региональном) уровне, то они все же используют выборные кампании в идеологических целях, пы­таясь создать в глазах населения позитивный образ своих целей и ценностей.

Партии, одержавшие победу на выборах или сумевшие про­вести в законодательные органы своих представителей, получают возможность участвовать в формировании правящей элиты, под­боре и расстановке управленческих кадров, а через них – легитимное право на участие в процессе принятия политических решений и возможность контроля за их исполнением. Послевыборная фаза деятельности партий обычно сопровождается заклю­чением различных межпартийных соглашений, образованием пар­тийных коалиций, союзов и блоков победивших партий. Одно­временно это дает возможность и населению объединиться в со­ответствующую коалицию большинства, чтобы поддерживать пра­вительство.

Но выборы – только самая активная фаза деятельности пар­тий. И после выборов они стремятся увеличить электоральную поддержку правящему или оппозиционному курсам, организуя различные кампании в средствах массовой информации, акции поддержки (недоверия) правящему режиму, другие мероприятия, призванные убедить население в правильности (неверности) сде­ланного выбора. Они активно борются за расширение своего чис­ленного состава, укрепление материального положения централь­ных и низовых организаций, распространение своих программ­ных целей, налаживание связей с отечественными и зарубежны­ми партиями дружественного толка.

Длительная история существования партий сформировала и типичную для них структуру. В нее входят:


  • лидеры партии;

  • партийная бюрократия;

  • идеологи партии;

  • партийный актив;

  • рядовые чле­ны партии.

В том случае, если партия добивается успеха на выборах. в ее составе (при парламентской форме правления) выделяются «члены партии – законодатели» и «члены партии – члены правительства», которые нередко стано­вятся вторым руководящим звеном партии. Существенную роль в определении судьбы и политического веса партии играют и – находящиеся в общем-то за ее рамками –сочувствующие партийной программе (т.е. те, кто голо­сует за нее на выборах), а также люди, оказывающие ее организациям определенную поддержку. Все эти группы специ­фически влияют на осуществление партией своих функций, спо­собствуют усилению или падению ее авторитета, возможности воздействовать на государственные органы.

У истоков науки о политических партиях стояли М.Острогорский и Р.Михельс. Основоположником общей теории политических партий считается французский ученый М.Дюверже. Им же была сформулирована классическая классификация партий.


3. Классификация партий
Беря за основание организационные критерии, М.Дюверже выделил партии массовые и кадровые, а затем – и партии «избирателей».

Кадровые партии являются продуктом эволюции (с середины XIX в.) электоральных комитетов «в низах» и парламентских групп «в верхах». Кадровые партии формируются, как правило, сверху, на базе различных групп давления, парламентских групп. Они представлены прежде всего пользующимися известностью лицами, парламентариями, финансовой элитой, способными обе­спечить партии материальную поддержку. Деятельность таких партий активизируется прежде всего на выборах.

Их задача - привлечь на свою сто­рону в этот период как можно большую часть электората. Это предопределяет свободное членство в партийной организации и определенную аморфность последней. Большинство кадровых партий - это европейские либераль­ные и консервативные партии, республиканская и демократическая партии США. В политическом спектре кадровые партии находятся прежде всего справа и в центре.

Массовые партии отличаются многочисленностью, организованно­стью и дисциплиной. Как правило, они имеют уставное членство, большое значение в них придается идеологии и общности взглядов, политическому воспитанию масс. Хотя и здесь важную роль играют лидеры и аппарат партии, большое значение в них придается общности взглядов, идеологическому единству членов.

Массовые партии чаще всего формируются снизу, нередко на основе профсоюзных, кооперативных и иных общественных движений, используя и коллективное членство. Задача таких партий - вовлечь в свое членство как можно больше людей. К этим партиям можно отнести социалистические, социал-демократические и другие партии.

Большинство нынешних партий не являются массовыми, хотя собирают солидную долю голосов избирателей, у них незначительный членский корпус и еще меньше активистов. Поэтому выделен третий универсальный тип партий – партия избирателей. Они стремятся мобилизовать наибольшее число избирателей разной социальной и профессиональной принадлежности или этнического происхождения, идейной ориентации, с неодинаковыми частными и групповыми интересами для решения важнейших проблем текущего политического момента.

Предложенная М.Дюверже классификация не является исчерпываю­щей. Если за основание классификации берут доминирующие в идеоло­гии партии ценности и средства их достижения, то можно говорить о революционных и консервативных партиях; с позиции отношения к правящему режиму можно выделить легальные и нелегальные партии, правящие и оппозиционные.

Если в основе классификации лежит способ взаимосвязи партии со своей социальной базой, то можно говорить об авангардных (построенных на принципах территориально-производственного объединения своих членов и демократического централизма); парламентских (где в качестве первичных образований выступают территориальные комитеты); лейбористских (представляющих собой разновидность парламентских партий, допускающих коллективное членство, в том числе и трудовых коллективов) и т.д.

Одним из критериев классификации партий являются целевые основания их деятельности, подразумевающие деление на доктринальные, сориентированные прежде всего на пропаганду и защиту своей идеологии; прагматические, ставящие во главу угла практическую целесообразность действий; харизматические, в которых происходит объединение вокруг лидера.

Исходя из идеологической ориентации партий, они подразделяются на либеральные, консервативные, социалистические (коммунистические), националистические, религиозные и др.

По внутреннему строению различаются партии с сильной и слабой структурой. В первом случае внутрипартийная дисциплина, фиксирован­ная в уставах, предписывает всем депутатам подчиняться распоряжениям парламентской группы и руководящих органов партии. Слабоструктурированная партия означает, что ее парламентарии располагают значительной свободой голосования.

Одним из центральных для политической науки и практики является разделение партий по политическому темпераменту на левых и правых. В современной политике правые и левые представляют собой две основные политические контртенденции, причем большинство попыток объяснить их противостояние, исходя только из идеологических мотивов продемонстрировало свою несостоятельность. Однако все же существует известный набор ценностей и установок, приписываемых левым или правым. Соответствующими критериями при этом являются:



  • отношение к частной собственности;

  • интересы каких социальных слоев выражает партия;

  • отношение к существующему порядку,

  • предпочитаемые методы действий.

К левым традиционно относят партии, выступающие за ограничение стихии частной собственности, весомую роль государства в социально-экономической сфере, защиту менее обеспеченных слоев, изменение существующих правил игры или порядка в целом и т.д. Именно от левых партий избиратели обычно ожидают проведения осмысленной и системной социальной политики, осуществления мер социальной поддержки граждан, реализации принципов справедливости, равенства, солидарности в общественной жизни, политике государства в различных областях.

Правые делают упор на сохранении (консервации) установившихся порядков и ценностей, на уважение к ним. Им свойственны идеи власти и иерархии, они признают существование естественных препятствий на пути преобразований, подчеркивают систематизирующую общественную роль частной собственности и др.

Понятия «левые», «правые», «центристские» (т.е. занимающие позиции между первыми двумя) партии весьма относительны. На практике бывает, когда политическая партия по одним вопросам может характеризоваться как левая, по другим - занимать центристские или правые позиции. Кроме того, часто возникает ситуация, когда после прихода к власти та или иная партия в практической деятельности объективно сдвигается к центру политического спектра.
4. Партийные системы и их типология

В ходе исторического развития в силу различных складывающихся обстоятельств в странах могут функционировать разные партийные системы. Партийная система - это политическая конфигурация, определяемая количеством и параметрами (масштабами) существующих в ней партий.

По отношению к политической системе общества партийная система выступает её важной подсистемой, качественно определяя содержание функционирования. Оттого, какая партийная система функционирует в рамках данной политической системы, как конституция страны рег­ламентирует её деятельность, в каких отношениях она находится с государственной властью и другими политическими институтами, зависит характер и особенности политической системы.

В современной политической науке получила распространение типология, основанная на чисто количественных критериях. В соответствии с этим можно говорить об одно-, двух- и многопартийных политических системах.

Однопартийные политические системы отражают тот факт, что политическая жизнь общества определяется деятельностью одной пар­тии. Одна партия не может образовать партийную систему. Необходим по крайней мере две партии, чтобы такая система была образована. Но указание на однопартийность политической системы отражает характер ее функционирования, монополию на власть, которой обладает только одна партия, общее состояние демократии.

Однопартийные системы присущи многим развивающимся странам, странам с коммунистическим режимом и с фашистской диктатурой. Одно­партийная система позволяет руководству поддерживать связи с мас­сами. Органы представительной власти и выборные механизмы либо лик­видируются, либо становятся сугубо формальными.

В развивающихся странах наличие только одной партии часто объ­ясняется тем, что политическая жизнь только начинается. Партии соз­даются часто на базе победившего антиколониального движения.

При коммунистическом режиме единственная правящая партия явля­ется руководящей и направляющей силой, "ядром" политической системы. Она занимается политическим воспитанием и просвещением масс, идео­логической деятельностью. Хотя формально существование других пар­тий допускается, но политическая жизнь определяется деятельностью одной партии , которая на практике является частью государственного аппарата.

В двухпартийных политических системах (основанных на «мажоритарных» партиях, т.е. способных завоевать большинство мест в парламенте) две самых сильных партии периодически сменяют друг друга у руля власти. Здесь важно не количество имеющихся в стране партий, а то, что реальную возможность прийти к власти имеют только две самые большие партии. Остальным партиям приходится в ходе предвыборных кампаний либо объединяться с другими партиями, либо довольствоваться просветительной деятельностью, или в небольшом количестве иметь своих депутатов в парла­менте.

Классический путь становления двухпартийной системы продемонстрировала Велико­британия. Сначала двухпартийная система функционировала там в лице консервативной и либеральной партии. Но затем, окрепнув и набрав соответствующую поддержку избирателей, либеральную партию сменила лейбористская.

Опыт сложившейся в Великобритании двухпартийной политической системы был перенесен затем на другие страны Британского содруже­ства Наций - Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Ирландию и т.д. Двухпартийная система утвердилась также в США.

Система «двух с половиной» партий, при которой третья партия имеет силу для того, чтобы выступать в качестве фактора политической борьбы, сложилась в Германии.

К достоинствам двухпартийной системы относят ярко выраженную альтернативность политического процесса, наличие и постоянное противоборство официальной и оппозиционно-критических линий в поли­тике, стабильность политической системы. В качестве недостатков называют ограниченный характер демократии, когда право на политическую власть имеют только две партии, особый акцент в избирательных кампаниях на критику противников, а не на выдвигаемые конструктивные предложения.

Многопартийные системы образуются тогда, когда в обществе складываются возможности для возникновения многих партий, представляющих интересы различных групп населения. Когда все партии имеют одинаковые возможности для участия в состязательной борьбе за политическую власть. При этом партии могут образовывать коалиции, блоки и заключать между собой союзы.

Многопартийная система больше, чем двухпартийная, отвечает принципам политического плюрализма, так как лучше отражает социально--экономическую структуру общества и интересы различных социаль­ных групп и слоев. В качестве недостатков многопартийной системы относят факт, что правительства, образован­ные на коалиционной, многопартийной основе, бывают неустойчивы, а это отрицательно сказывается на политической стабильности в об­ществе. В многопартийных системах проводимые избирательные кампании могут напоминать шоу, где избирателям предстоит включиться в состязательный процесс двух партий и голосовать больше "против" того или иного кандидата, чем "за".

С учетом масштаба влияния партий (определяемого по числу членов партии, количеству ее избирателей, а в конечном итоге – числу полученных депутатских мандатов) многопартийные системы подразделяются на системы с доминирующей партией и возникающие на основе существования большого количества некрупных объединений – коалиции «миноритарных» партий.

Многопартийные системы с доминирующей партией отличаются тем, что среди множества образующих их партий одна доминирует, то есть в политическом процессе ей принадлежит ведущая роль в силу того, что на выборах она получила наибольшее число голосов избирателей и в парламенте занимает преобладающее число мест (которых, правда, не хватает для завоевания абсолютного большинства – более 50%). Эта роль даёт возможность партии самостоятельно или в союзе с другими сформировать правительство и определять политический курс страны. Иногда, в случае значительного отрыва партии от других по итогам выборов, её доминирующее положение в политической жизни страны за­крепляется конституционными нормами.

Многопартийные системы с доминирующей партией реализовывались при соответствующих политических ситуациях в Японии, Италии, Швеции, Испании, Норвегии. Недостатки данной системы связаны с опасностью бюрократизации господствующей партии, отведением части общества (граждан, предпочитающих иные партии) от власти, вытеснением парламентской деятельности давлением вне его стен и др.

От чего зависит формирование того или иного типа партийной системы? Чаще всего в формировании партийных систем наибольшую роль играют характер социальной структуры общества, действую­щее законодательство (и прежде всего избирательные законы), а также социокультурные традиции.

Например, в странах, где нет значительных крестьянских слоев, как правило, не возникают аграрные партии. В странах же, где определяющую роль играет какой-либо один, например средний, класс, существуют предпо­сылки для создания системы с доминирующей партией. Если со­циальная структура общества пронизана полярными противоре­чиями тех или иных страт, то и партийная система будет носить конфликтный характер, лишь подогревая напряженность обще­ственных отношений.

Если же социальные группы ориентируют­ся на единую систему ценностей и идеалов, то и партийная сис­тема будет характеризоваться более мягкими формами межпар­тийных и партийно-государственных связей.

Законы также могут влиять на характер партийных систем, накладывая, например, ограничения на деятельность немного­численных партий, препятствуя допуску к выборам оппозицион­ных партий определенной направленности, разрешая насильст­венные действия по отношению к нелегальным партийным объ­единениям.

Там, где действуют избирательные системы мажори­тарного типа (определяя одного победителя по большинству по­лученных голосов), как правило, формируются двухпартийные системы или системы с одной доминирующей партией.

Пропор­циональные избирательные системы, напротив, давая шансы на представительство в органах власти большему числу политичес­ких сил, инициируют создание многопартийных систем и пар­тийных коалиций, облегчают возникновение новых партий.

В обществах с множеством экономических укладов, разнооб­разием культур и языков, многочисленными каналами и инсти­тутами артикуляции социальных, национальных, религиозных и прочих интересов, как правило, больше предпосылок для созда­ния многопартийных систем. Именно последние, как показал мировой опыт политического развития, выступают наиболее оптимальной формой и одновременно условием демократического развития общества.

Тема 8. Политическая элита и политическое лидерство


Вопросы

  1. Политическое лидерство: понятие, природа, функции

  2. Политическая элита

Политика, политическая жизнь - это всегда сложная система взаимоотношений индивидов, социальных групп и политических институтов. Характер, содержание, динамизм и направленность этих взаимоотношений в значительной мере определяется наиболее активным субъектом политики - политическим лидером. В этой связи проблема политического лидерства в политической науке традиционно является актуальной, а в современных условиях приобрела и особое практико-политическое значение.

Современный этап жизни российского общества от­личается обилием новых проблем, которые привлекают всеобщее внимание, широко обсуждаются в средствах массовой информации. Но, пожалуй, особенно оживленно обсуждается информация о представителях высшего эше­лона государственной власти, их деловых и морально-политических качествах. И это закономерно после деся­тилетий умалчивания и дезинформации. На смену этому пришел период более объективного осознания су­ществующих политических реалий, более трезвой оценки вклада в общее дело высшего социального слоя - полити­ческой элиты.


  1. Политическое лидерство: понятие, природа, функции

О лидерах, лидерстве в различных формах говорится очень давно. Лидерство обнаруживает себя везде, где есть властные отношения и организация власти. Это обусловлено тем, что лидерство как социальное явление внутренне присуще природе человека. Уже на первых этапах развития человека его существование было немыслимо без организации тех или иных моделей группового поведения. А это диктовало такой порядок общественной жизни, при котором ведущую роль играли люди знающие, опытные, сильные и волевые. Именно они получали признание, доверие, авторитет среди своих соплеменников. Постепенно от лидерства в личностном виде общество переходило к более сложным формам - к групповому лидерству и институтам лидерства.

Проблемы лидерства изучаются различными науками. Политология, учитывая данные других наук, концентрирует внимание на природе, сущности, содержании, механизме проявления политического лидерства как феномена политических отношений и политической власти.

Лидер (англ. liader - “ведущий”, “указывающий путь”) - авторитарный член организации или малой группы, личностное влияние которого позволяет ему играть существенную роль в общественных процессах и ситуациях. Следовательно, под политическим лидером можно понимать любого участника политического процесса, стремящегося и способного сплотить вокруг себя усилия окружающих и активно воздействовать на содержание и логику развития политических процессов во имя достижения выдвинутых целей.

Лидерство - один из механизмов интеграции групповой деятельности, когда индивид, социальная группа, социальный или политический институт выполняют роль лидера, т.е. объединяют, организуют и направляют действия всей группы, которая ожидает, принимает и поддерживает их действия.

Важно учитывать, что лидерство не только движение в авангарде социальных и политических сил. Это прежде всего сложный механизм отражения интересов людей, организации и придания четкой направленности действий соответствующих социально-политических сил, их социальных и политических институтов. Сила лидерства в способности выразить и реализовать коренные интересы тех, кого оно представляет.

Политическая мысль с древнейших времен принимала попытки поставить и решить проблему политического лидерства. Традиционно ставились три группы вопросов: каким должен быть идеальный правитель, выступающий признанным лидером; что он должен делать для того, чтобы достичь гармонии в отношениях с подданными и удерживать надлежащий авторитет; какими методами и способами он должен доказывать свое право на лидерство?

Первоначально эти вопросы решались с позиции этико-мифологической теории. Так уже в Древней Греции политика изучалась с позиций тех людей, которые управляли и руководили другими. Первоначально их право на руководство обосновывалось высокими моральными качествами и достоинствами. Сами лидеры представали в образе героев, наделенных особыми физическими качествами и нравственными добродетелями. Так, Платон изображал лидера как человека, имеющего прирожденную склонность к знанию, любовью к истине, решительным неприятием лжи. Его отличают скромность, благородство, справедливость, великодушие, духовное совершенство. Таковым, по мнению Платона, является прирожденный философ. Право философов на политическое господство основано на том, что они "созерцают нечто стройное и вечно тождественное, не творящее несправедливости и от нее не страдающее, полное порядка и смысла". Созерцая этот вечный порядок, лидеры внесут то, что они находят в мире идеального бытия, "в частный общественный быт людей", сделают человеческие нравы угодными Богу. Лидеры, в понимании Платона, выступали подлинными творцами истории.

Одним из первых теоретическое представление образа лидера - государя и практические советы для правителей дал Н. Макиавелли (1469 - 1527). Он перенес проблему политического лидерства из области воображаемого и должного в плоскость реальной жизни. Он выяснил природу, функции и технологию лидерства, а анализ его содержания проводил на основе наблюдений за реальным поведением правителя и его взаимоотношениями с подданными. Макиавелли считал, что государь для сплочения общества и поддержания порядка может использовать любые средства, в том числе хитрость и силу. В своей деятельности он должен исходить из того, что поведение людей определяется двумя основными мотивами - страхом и любовью. Поскольку органично сочетать оба мотива как средства управления подданными почти невозможно, то для личной выгоды правителя лучше держать подданных в страхе. Однако страх не должен перерастать в ненависть, иначе лидера могут свергнуть возмущенные подданные. Чтобы этого не происходило, лидер отказывается от посягательств на имущественные и личные права граждан.

Помимо страха и любви поведением людей правит честолюбие, оно присуще каждому человеку. Лидеру важно знать, кто именно честолюбивее и потому опаснее для него как правителя: желающий сохранить то, что имеет, или стремящийся приобрести то, чего у него нет.

Французский историк Т. Карнейль (1795-1881) считал, что история- это результат деятельности героических личностей, а основная масса людей «убога», не способна существовать без направляющего воздействия лидеров. На последующее развитие представлений о лидерстве заметное влияние оказала концепция Ф. Ницше (1844-1890). Он доказывал, что только великие личности, сверхчеловеки, как высшие представители человечества, творят историю. Сверхчеловек - это сильная, красивая личность и стремление к лидерству. Воля к власти есть проявление его "творческого инстинкта”. Такая личность стоит по ту сторону добра и зла. И может быть жестокой и снисходительной к обычным людям, вправе игнорировать нормы существующей морали, т.к. мораль - оружие слабых.

Иная трактовка этой проблемы в марксистской теории. Ее авторы раскрывая диалектику объективных и субъективных факторов в истории, показали, что историю творят люди, но побудительные мотивы их действий, стремлений имеют свои причины, лежащие в материальной, прежде всего экономической жизни общества. Осознавая реальные экономические интересы, отдельные личности, социальные группы, классы направляют свою практическую деятельность на их осуществление. То есть роль личности рассматривается в обязательной связи с деятельностью классов, социальных групп. Кроме того, вопрос о роли личностей должен рассматриваться по-разному, в различных исторических эпохах, в тех или иных конкретных социально-политических условиях.

В последующем, практически до настоящего времени сохранилась традиция изучения биографий отдельных, особенно ярких политических лидеров. На путях этого делается попытка представить всю политическую историю в виде истории отдельных политических деятелей. Так видный американский философ, теоретик прагматизма Дж. Дьюи утверждал, что развитие общества происходит случайно, "от ситуации к ситуации” на основе импульсов, получаемых от великих лидеров. “Небольшое число людей, которые знают, чего они хотят, ведут за собой толпу”.

Из приведенных положений видно, что особая роль политических лидеров признавалась всегда. Вместе с тем был и остается сложным вопрос о том, почему, в силу каких причин и обстоятельств та или иная личность становится политическим лидером?

Существуют несколько теорий, авторы которых не совсем одинаково отвечают на этот вопрос и объясняют природу политического лидерства. В их числе:

Теория “черт лидера”. Сторонники этой теории (Ф. Гальтон, Э. Богардус, Г. Олпорт и др.) при объяснении природы лидерства исходят из индивидуальных качеств лидера, рассматривая лидерство как социально-психологический феномен. Согласно этой теории лидером является человек, обладающий особой совокупностью социально-психологических черт, отличающими его от своих сторонников. Выделяются такие качества, как умение предвидеть, энергичность, способность привлекать внимание, такт и др.

В ряде случаев вопрос о становлении лидера объясняется сугубо психологическими аспектами взаимодействия лидера и групп, например, участие женщин в политике с их повышенной сентиментальностью и склонностью к оценкам чувственного порядка. Политические взгляды, политический курс обусловливаются темпераментом человека, складом характера и другими субъективными факторами.

Так, считается, что холерики склонны к авторитарному способу управления, сангвиники – к оппортунизму, флегматики – преисполнены уважением к демократическим свободам, индифферентны к политической борьбе и т. д.

Несомненно, индивидуальные личностные качества в известном смысле объясняют феномен лидерства. В то же время нельзя считать, что только они, вне связи с общественными условиями, “делают” человека лидером. Политическая практика говорит о том, что индивидуальные качества всегда опосредуются социально-политической средой и могут быть развиты и реализованы благодаря политической практике.

Теория ситуативности (ситуационная теория лидерства). В рамках этой теории лидерство рассматривается как функция ситуации. Сущность лидера не в индивиде, а в роли, которую он должен выполнять в конкретных социально-политических обстоятельствах. В различных жизненных ситуациях в группах людей выделяются отдельные индивиды, которые превосходят других в определенных качествах. И поскольку эти или какое-то одно качество востребовано сложившимися условиями, постольку этот индивид становится лидером. Таким образом, лидер появляется как результат удачного стечения ряда обстоятельств - индивида с определенными качествами, места, времени и политической востребованности лидера.

Некоторые исследователи отмечают, что ситуационизм принижает активность лидера. Упускается из виду тот факт, что лидер может овладевать ситуацией, т.е. сам оказывать на нее влияние. Именно на этот момент активности лидера по отношению к ситуации указывает Е. Дженингс: “Нет сомнения, что если ситуация созрела для Наполеона, то Наполеон созрел для ситуации. Великий лидер чувствует ситуацию и знает, как позволить ей развиваться до точки, когда он может ее использовать. Величайшие лидеры обладали способностью обратить возникшую ситуацию в свой актив. Ситуации могут быть созданы силой великого лидера в той же степени, в какой слабый лидер может быть создан силой ситуации”.

Ситуационизм, таким образом, не раскрывает всей сложности феномена лидерства. Он игнорирует относительную самостоятельность и активность личности, растворяя их в обстоятельствах.

Теория “определяющей роли последователей”. Авторы этой теории на первый план выдвигают не самих лидеров, а последователей, с их социальными, психологическими интересами и запросами. Природа лидерства в данном случае исследуется через призму анализа взаимоотношений лидера и ведомых. Согласно определяющей роли ведомых, группа сама выбирает себе лидера, который удовлетворяет ее. Лидер, в сущности, не более чем инструмент группы. Поэтому “тайна лидера” не в нем самом, а в психологии и запросах его последователей.

Данный подход весьма близок ситуационизму. В нем настроения, интересы, потребности группы рассматриваются как важнейшие элементы ситуации, ориентируясь на которую лидер строит свое поведение. Сторонники данной теории считают, что определяющая роль ведомых негативно влияет на лидера. И именно в этом они видят главную причину ослабления лидерства в настоящее время, превращения лидеров в “марионеток”, действующих на потребу толпы.

В данном подходе предлагается рассматривать следующие характеристики последователей: 1) потребностно-мотивационная сфера; 2) эмоциональная сфера; 3) процессы познания и восприятия; 4) типологические особенности, т.е. национальный характер, архетипы, ориентации, установки; 5) социально-психологические особенности; 6) представления, ценности, идеология, самооценка общества, прототипы политического лидера, системы убеждений; 7) структурные особенности среды последователей, включая их организацию; 8) поведение последователей, включая обратную связь и самостоятельную активность.

“Психологическая теория лидерства”. Сторонники психологического подхода к пониманию личности З. Фрейд, Г. Лассуэл, Э. Эриксон, Р. Холмс считают, что в основе общественной жизни лежит человеческая психика, которой и объясняются все поступки людей. Наиболее широкое распространение получила фрейдистская трактовка лидерства. 3. Фрейд потребность в авторитете и лидерстве объяснил исходя из двух причин.

Во-первых, эта потребность живет в “массовом” человеке как выражение тоски по отцу; великие лидеры стараются использовать эту потребность, чтобы вести за собой массы. Механизм принятия ведомым сильного лидера таков: ребенок, живущий под гнетом отца-тирана защищает себя, развив механизм повиновения. Жизнь взрослого человека продолжает определяться защитным механизмом - человек получает удовлетворение, подчиняясь начальнику, политическому лидеру, становясь конформистом, винтиком бюрократической машины.

Во-вторых, политическое лидерство З. Фрейд рассматривал как сферу проявления подавленного либидо - бессознательного сексуального влечения. Неудовлетворенность сексуальных потребностей формирует психологическое напряжение у индивида. Нервное напряжение компенсируется жаждой власти, обладанием значительных властных полномочий, которые позволяют индивиду избавиться от различных комплексов, связанных, например, с физическими недостатками, непривлекательной внешностью и т.п. В политической деятельности подавленное либидо проявляется в стремлении к безграничной и жесткой власти, в получении наслаждения от унижения подвластных. Таким образом, обладание властью психологически компенсирует ущербность, испытываемую личностью.

С позиции “теологической теории” политическими лидерами являются люди избранные по умыслу и воли бога. Монарх, лидер - это божьи помазанники.

Согласно теории Макса Вебера лидерство есть результат:



  • веры в святость традиций (наследия царства, княжества и т.п.) - традиционное лидерство;

  • веры в исключительные способности личности - харизматическое лидерство;

  • потребности в порядке, организации, эффективной деятельности - рационально-легальное лидерство.

В последние годы все чаще в политической науке предпочтение отдается так называемой “интегративной теории лидерства”. Ее авторы рассматривают лидерство как результат взаимодействия индивидуально-личностных качеств индивидов и объективно-исторических, социально-политических условий и факторов его формирования и поддержки. Лидер - это личность, поставленная силою обстоятельств в особое, авторитарное положение в определенном сообществе людей в конкретных общественных отношениях. Особое, авторитетное положение политического лидера формируется на основе: характера и качеств самого лидера; факторов общественного признания; легитимности его прав на выполнение общественно-политических функций, руководство и управление; компетентности и приемлемости политического стиля.

Разумеется, характер соотношения и соединения названных начал в различных исторических ситуациях и конкретных социальных условиях неодинаков. Прежде всего, важно иметь в виду, что лидеры по характеру совокупности в них источников авторитетности подразделяются на формальных и неформальных. Формальными легитимными лидерами являются те субъекты, управленческая функция и властные полномочия которых получены от официальных (государственных или общественных) социальных структур. Неформальными лидерами обычно выступают лица, авторитет, ведущее влияние которых опираются лишь на их личностные качества и на неформальную, то есть стихийную, поддержку определенной массы, социальной группы, коллектива. Причем неформальный лидер, особенно в первичных коллективах, может проявляться как в позитивной, созидательной по отношению к формальным отношениями роли, так и в отрицательной, разрушительной.

При тоталитарном и авторитарном режимах государственной власти соотношение источников лидерства изменяется в сторону снижения влияния воли коллектива, социальной группы. В этих условиях руководитель обычно назначается (даже если и проводятся формальные выборы), и, следовательно, возможности реализации требований коллектива к его личностным качествам резко снижаются. При демократическом политическом режиме, наоборот, руководители избираются, в результате чего соотношение начал лидерства смещается в сторону его личностных источников.

Из приведенных рассуждений следует вывод: политическое лидерство является результатом сложного процесса взаимодействия, в ходе которого одни (лидеры), в силу присущих им индивидуальных качеств, выражают интересы своих сторонников, организуют и направляют их деятельность, а другие (последователи), добровольно признают власть и организационно-направляющую деятельность своих лидеров.

Вместе с тем мы видим, что в любом случае факт лидерства обусловливается наличием определенных качеств лидера. Что же это за качества?

Набор этих качеств видится разными авторами различным. Так, М. Вебер настаивает на трех качествах политика, являющихся, по его мнению, “в основном решающими”. Это “страсть, чувство ответственности, глазомер”. При этом страсть рассматривается как способность ориентироваться в существе дела. Однако, отмечает М. Вебер, одной страсти недостаточно. “Она не сделает вас политиком, если, являясь служением “делу”, не сделает “ответственность именно перед этим делом главной путеводной звездой вашей деятельности”. В свою очередь, для обеспечения требуется такое решающее психологическое качество как глазомер, т.е. “... способность с внутренней собранностью и спокойствием поддаться воздействию реальности”. “Политика делается головой, а не какими-либо другими частями тела или души”.

Поучительными и весьма актуальными остаются предостережения М. Вебера, касающиеся возможных недостатков политиков. “В сфере политики, - подчеркивает М. Вебер, - есть лишь два рода смертных грехов: уход от существа дела и ... безответственность”. Анализируя практическую деятельность политиков в последние годы невольно приходишь к выводу - сказано о России.

Другие (например, Богардус) считают, что лидер должен обладать чувством юмора, такта, умением предвидеть, способностью привлекать к себе внимание и т. д. Необходимыми качествами лидера Богардус считает ум, энергию и характер.

Американский социолог Стогдилл перечислил 124 черты лидерства: энергия, внешность, рост (16 характерных черт личности, 9 социальных характеристик и т. д.) и пытался доказать, что лидер должен обладать большим интеллектом, чем члены его группы. Ему возражает Ю.Дженнигс, утверждавший: “исследования не доказывают, что превосходящий ум желателен или необходим для лидерства в бизнесе, а также в бюрократических организациях, где карьеру делают не самые умные, а самые изворотливые, беспринципные, умеющие приспосабливаться к вкусам...” По теории Гизелли лидеру необходимы такие черты – разумность, способность к руководству, интенсивность, самоуверенность и т. д. По теории Левиса - высокие умственные способности, широкие общественные интересы, зрелость и т. д.

В целом же к основным качествам политического лидера принято относить следующие:



  • профессиональное политическое мышление, умение и способность квалифицированно и адекватно выражать в своей деятельности интересы отдельных групп людей, населения в целом. “Самое главное для государственного деятеля, - утверждал бывший президент Франции Шарль де Голль, - чтобы он не считал важными те дела, которые важности не представляют”;

  • способность оформить аккумулированные интересы масс в популярные политические идеи, концепции и теории и представить их в новых, оригинальных и конструктивных политических программах. Принципиально важным при этом является четкое видение главных, конечных целей; глубина и обоснованность механизмов решения поставленных задач; подчеркивание объективной политической необходимости и существующих субъективных возможностей и разрешения существующих противоречий. Все знаменитые политические лидеры вошли в историю прежде всего благодаря новшеству и оригинальности предложенных обществу политических программ (Рузвельт, Черчилль, М. Горбачев и др.);

  • острый ум, политическая интуиция, высокая общая культура и специальная политическая информированность. “Видеть легко. Предвидеть трудно!”. Эта крылатая фраза американского конгрессмена Б. Франклина сопровождает практическую деятельность каждого политика. Важно учитывать, что политическая информация связана прежде всего с отражением состояния и ожидания различных социальных групп, социальных и политических институтов в решении важных общественных и политических проблем. Для политического лидера важно “прочувствовать”, угадать наступление время принятия решения и осуществления конкретных мер по решению первостепенных политических задач. Известная формула: “Тот кто хочет удержаться у власти, должен быть политиком, а быть политиком - значит своевременно принимать меры” исключительно важна для политического лидера. Чувство времени сегодня - это отказ от опрометчивых и непродуманных лозунгов, призывов, действий, которые не соответствуют объективной логике развития политических событий. В то же время это оперативная реакция на необходимость решения судьбоносных для страны и общества задач;

  • организаторский талант, ораторские способности, умение нравиться людям, завоевывать их симпатии. Большинство известных политических лидеров были блестящими ораторами, хорошо владели мастерством публичного выступления;

  • политическая воля, смелость, готовность брать ответственность на себя, честность, независимость суждений и поведения, справедливость. Н. Макиавелли, Ф. Ницше и их современные последователи несомненно правы в том, что эффективность и успех лидерства в значительной степени осуществляются политической волей и смелостью политического лидера.

Таким образом, индивидуальные качества личности являются важнейшим условием становления политического лидера.

Вместе с тем судить о самом факте существования политического лидерства следует не на основании присущих той или иной личности индивидуальных качеств, а в первую очередь на степени их реализации в политической практике. Об этом свидетельствуют признаки политического лидерства. Основными их них следует считать:

- популярность, известность среди широких слоев населения и определенных больших социальных групп;

- наличие собственной политической программы, отвечающей интересам соответствующих слоев населения и политических образований и отличающейся ясностью, новизной и конструктивностью целей и задач;

- активная, последовательная, открытая и признанная борьба за осуществление предложенной политической программы.

Отличительные и некоторые другие признаки говорят о том, что политическими лидерами не рождаются, а становятся. Это процесс становления опосредуется множеством обстоятельств и в значительной степени сводится к приобретению и сохранению собственного имиджа, образа политического деятеля определенного типа.


Типология политического лидерства

В реальной жизни политические лидеры в значительной мере различаются присущими им индивидуальными качествами, характером и методами своей теоретической и предметно-практической деятельности, кругом, объемом и степенью решаемых задач. Это обстоятельство делает неубедительными рассуждения о лидерстве вообще и заставляет выделять вполне конкретные типы политического лидерства. В политологической литературе предложены различные основания для классификации политических лидеров и разбивки их на конкретные типы.

Одна и первых попыток типологизации принадлежит Н. Макиавелли, описавшему в “Государе” “правителей-лис” и “правителей-львов". Тип лисы соединяет в себе такие качества, как умение лавировать, скрывать свои истинные цели и намерения, запутывать свои следы и обходить расставленные капканы и т. д. Политикам-львам свойственны прямолинейные действия, они приверженцы силовых методов. Их основной принцип - сокрушать противника в решающий момент в открытом бою. Идеальный тип - политик, обладающий силой и твердостью льва и ловкостью, хитростью лисы.

Пользующаяся широким признанием и многократно использовавшаяся в политических исследованиях типология была предложена Максом Вебером. Взяв за основной критерий источник легитимности власти лидера, Вебер выделил три основных типа: традиционное, легальное и харизматическое лидерство.

Традиционное лидерство основано вере в святость и справедливость правил управления общественной жизнью с незапамятных времен. Такое лидерство рассматривается как проявление нерушимой традиции. Люди вновь и вновь воспроизводят отношение к лидеру на протяжении жизни многих поколений. На вопрос о том, почему власть принадлежит лидеру, следует ответ, что так было всегда. Вместе с тем, если лидер выходит за рамки традиции, он может утратить легитимность и потерять власть в результате “традиционалистской революции” с целью восстановления традиции. Формы выражения этого типа лидерства демонстрирует любая монархическая династия. Вебер полагал, что исторические рамки традиционного лидерства совпадают с периодом “доиндустриального общества”.

Рациональное легальное лидерство основывается на вере в законность и разумность существующего порядка. Власть лидера подобного типа легитимируется “царством закона”. Именно закон устанавливает правила и нормы, которые должны соблюдаться как управляющими, так и управляемыми. Лидер главным образом выступает носителем определенной политической функции, рациональной с точки зрения целостности системы. Этот тип лидерства характерен этапу индустриального общества.

Харизматическое лидерство основано на вере в способности вождя, его исключительность и необычайную способность к руководству. Оно носит сугубо личностный характер и отличается фанатичной преданностью последователей своему лидеру. Вебер строго не фиксирует качества, присущие харизматическому лидеру, но указывает на условия появления харизматической власти - кризисное состояние общества, несогласие граждан с политикой существующих институтов.

В последующем харизматическая теория лидерства получила свое развитие и в наше время активно используется для объяснения факта возникновения и функционирования политических лидеров харизматического типа. Особенно это характерно для тех стран регионов мира, которые традиционно относят к “развивающимся странам”.

Польский политолог Е. Вятр предлагает делить политических лидеров исходя из их позиций и роли в политической борьбе:


  1. отношение к идеологии собственного движения - лидер-идеолог или лидер-прагматик;

  2. отношение к собственным сторонникам и последователям - лидер-харизматик или лидер-представитель (первый формирует, а второй выражает волю тех, кто за ним стоит);

  3. отношение к противникам - лидер-соглашатель, склонный к компромиссам, и лидер-борец, стремящийся уничтожить противника любой ценой;

  4. способ оценки действительности - открытый лидер, воспринимающий критику и новые взгляды на развитие политической ситуации, и лидер - догматик.

Интересными являются подходы к типологизации политических лидеров американских ученых Р. Такера, Р. Зиллера, М. Херманн. Так, Р. Такер делит всех лидеров на следующие типы: лидер-реформатор, лидер-революционер, лидер-консерватор, лидер-либерал. М. Херманн полагает, что основными типами политических лидеров являются: лидер-знаменосец, лидер-коммивояжер, лидер-марионетка, лидер-пожарник. Эти собирательные образы указывают прежде всего на основную функцию политического лидера. Так, "лидер-знаменосец" - отличается собственным видением действительности, имеет цель, увлекает за собой людей, определяет характер происходящего, его темп, формирует политическую проблематику;

“лидер-служитель” - выражает интересы своих приверженцев. Он действует от их имени, и задачи приверженцев являются для такого лидера центральными;

“лидер-торговец" - основывает свои отношения с избирателями на способности убедить избирателей в своей стратегии, пойти на какие-то уступки, тем самым добиться поддержания своей политики; ”лидер-пожарник” - реагирует на требования масс, вызванные конкретной ситуацией, что и определяет его действия по тушению пожаров.

Приведенную позицию в известной мере разделяет французский ученый Ж. Блондель.

В работах классика политической науки Г.Д. Лассуэлла предложена следующая типология политических лидеров:

- Агитатор. Для этого типа характерен, во-первых, акцент на риторику: пристрастие к произнесению речей или бурной эпистолярной и публицистической деятельности. Во-вторых, присутствие особого ощущения своей «миссии», призванности, мистического предназначения, а также своего исключительного права говорить о некоторых проблемах от имени определенных слоёв общества.

- Администратор. Этот тип – исполнитель, которому свойственны, как правило, высокие амбиции, специфическое отношение к власти как к некому ресурсу, который можно использовать, тратить и наращивать. Кроме того, администраторы обладают высоко развитой способностью структурировать ситуации, в которых они оказываются, их отличают решительность, активность, устойчивое чувство реальности.

- Теоретик. Этот тип наименее распространён среди политиков. Его главные характеристики – «интеллектуальность» (склонность обобщать и теоретизировать по поводу происходящих событий), склонность к вынесению суждений, ограниченность и неопределенность действий. В политике встречаются два основных подвида теоретиков: «идеологи» (те, кто определяют цели общественного развития, программы будущего) и «эксперты», (консультанты, советники, ограничивающие своё участие в политическом процессе осуществлением экспертизы по вопросам, на которые распространяется их сфера компетентности).

По отношению руководителя к подчиненным и стилю деятельности различают авторитарное и демократическое лидерство. Авторитарное лидерство предполагает единоличное направляющее воздействие, основанное на угрозе санкций, применения силы. Демократическое лидерство выражается в учете руководителем интересов и мнений своих сторонников и последователей, в их привлечении к разработке и осуществлению политических решений.

По отношению к существующему политическому строю лидеры бывают функциональные и дисфункциональные, лидеры-конформисты, которые “плывут по течению” и лидеры-нонконформисты, которые идут против течения, преодолевая инерцию и сопротивление.

По характеру и масштабам деятельности политических лидеров делят на лидеров определенных социальных групп и слоев; лидеров политических партий и общественно-политических движений; лидеров государственного, общенационального масштаба. Лидерство в национальном масштабе - “дистанционное лидерство” - лидер и его последователи не имеют прямых контактов, их отношения опосредуются коммуникациями, организациями, людьми, обслуживающими политическую официальную машину. Кроме этого, это многоролевое лидерство. Лидер ориентируется на ожидание своего непосредственного окружения, политической партии, исполнительного аппарата, широких слоев населения и его задача поддерживать и развивать свои ролевые функции не допуская противоречий.

Приведенная типология политического лидерства свидетельствует о многообразии форм и видов его проявления. В каждом конкретном случае важно видеть и отдавать себе отчет, чем это в конечном счете обусловлено. В то же время подлинное лидерство в политической жизни не является самодовлеющей задачей. Лидерство - это всегда инструмент и средство решения общественных задач. История знает немало примеров, когда от решения политических вождей зависели судьбы миллионов людей, ускорялся или замедлялся ход политических событий.


Функции политического лидерства

Принципиально важным в теоретическом и практико-политическом аспектах является вопрос о роли и месте политического лидера в системе политических отношений общества. Политический лидер есть одновременно и субъект и объект политических отношений. Субъект потому, что благодаря своим индивидуальным качествам и в результате выбора своих сторонников он становится во главе социально-политического движения во имя достижения интересов людей, избравших его своим лидером. Ради этого лидер наделяется властными полномочиями, правом определять и направлять волю и усилия людей, а также распределять материальные, финансовые и духовные ресурсы. Это подтверждает вся политическая практика, ибо политика всегда вершилась при самом активном участии политических лидеров.

Вместе с тем политический лидер всегда “связан” проблемами существующих общественно-политических отношений своей страны и государства. Его любое действие всегда опосредуется постоянным критерием - он должен как можно более эффективно действовать во имя удовлетворения запросов той части общества, которая поверила в него и доверила представлять свои интересы. Без широкой поддержки и контакта с людьми политический лидер мало что может сделать. Более того, в решении тех или иных проблем он всегда испытывает влияние и давление различных заинтересованных сторон и должен быть готов к восприятию предложений и требований; к возможным компромиссам. И совершенно прав Ж. Блондель отмечая, “лидеры - это пленники той среды в которой они могут сделать то, что среда “позволяет” им сделать”.

И все таки, поскольку политическое лидерство это всегда политическое управление и руководство, движение во главе общественно-политических интересов и событий, то можно утверждать о наличии определенных направлений его влияния на общественное развитие. Конкретно это находит выражение в функциях политического лидера. К их числу можно отнести следующие:



  1. Политический диагноз, означающий научный практический анализ и оценку общественно-политической ситуации в регионе, стране и в мире, причин и тенденций развития политических процессов.

  2. Инициирование обновления, генерирование оптимизма и социальной энергии людей.

  3. Интеграция общества, объединение масс. Лидер призван воплощать в себе и представлять во взаимоотношениях с другими государствами национальное единство, объединять граждан вокруг общих целей и ценностей, подавать пример служения народу, государству, отечеству.

  4. Нахождение и принятие оптимальных политических решений. И хотя лидеры не застрахованы от ошибок, все же именно способностью найти более приемлемые пути решения общественных задач обычно оправдывается их пребывание на руководящих постах.

  5. Социальный арбитраж и патронаж, защита масс от беззакония, самоуправства бюрократии, поддержание порядка и законности с помощью контроля, поощрения и наказания. Хотя социальный патронаж на деле реализуется далеко не всегда, вера в “хорошего царя”, “отца народов”, покровителя слабых и т.п. до сих пор широко распространена в массовом сознании.

  6. Коммуникация власти и масс, упрочение каналов политической и эмоциональной связи и тем самым предотвращение отчуждения граждан от политического руководства. В условиях сложной, многоступенчатой иерархии власти, ее бюрократизации эта функция особенно значима.

  7. Мобилизация масс на реализацию политических целей, организация предметно-практической деятельности людей. Лидер призван охранять традиции, своевременно замечать ростки нового, обеспечивать прогресс общества.

  8. Легитимация строя. Эта функция присуща главным образом лидерам в тоталитарных обществах. Это обусловлено тем, что если политический режим не может найти своего оправдания в исторических традициях и демократических процедурах, то он вынужден искать его в особых качествах харизматических лидеров. В результате: устанавливается культ личности (Сталин, Ким Ир Сен в Корее, Фидель Кастро на Кубе и др.).

Важно учитывать, что набор функций и их содержание зависят от множества общественных факторов. Например, уровень развития политической культуры, тип политического режима, зрелость политических отношений и гражданского общества, уровень жизни основной массы населения непосредственно сказываются на деятельности политических лидеров. Так, наличие развитых социальных институтов, зрелого гражданского общества, высокий уровень гражданской активности в значительной степени ограничивают распространение деятельности политических лидеров. Она ограничивается в основном пределами функционирования политических институтов - государства, политических партий и общественно- политических движений.

В то же время роль политических лидеров в обществах, осуществляющих глубинные преобразования, как, например, в России, всегда возрастает. Это обусловлено тем, что в обществах переходных состояний деятельность политических лидеров обретает особый смысл и статус. Она, как правило, выступает в качестве источника и побудительного мотива экономических, социальных, духовных и собственно политических преобразований; фактора интеграции различных групп интересов, гаранта справедливости, законности и стабильности. Политические лидеры в значительной степени персонально олицетворяют политический курс развития общества, ибо именно они предлагают варианты перспективного развития общества и возможные средства реализации намеченных целей.

В этих условиях возрастают требования к индивидуальным качествам политических лидеров. Представляется, что сегодня от российских политических лидеров всех уровней и типов требуются:

- умение формулировать новые политические цели, разрабатывать эффективные и конструктивные программы по развитию экономики и социальной сферы, утверждению политической демократии;

- искусство действовать нестандартно, демонстрировать новые модели политического мышления и поведения, адекватные заявленным и проводимым экономическим, политическим и социальным реформам;

- умение внушать веру и оптимизм в жителей страны, показать свои понимание общественных интересов и способность брать ответственность за их реализацию.

Подчеркнем, что речь идет о политике нового качества и более высокого уровня, которая создает условия опережающего развития, способствующего и основанного на решении взаимосвязанного комплекса задач:

сохранения и роста численности населения страны;

обеспечения ее суверенитета и целостности, социокультурной состоятельности и цивилизационной самодостаточности;

утверждения нравственных основ бытия людей, солидарности поколений, социальных групп, власти и общества;

реализации жизнеутверждающего социального русского (российского) проекта, привносящего смысл жизни отдельного человека и общества в целом.

Итак, лидерство является одним из наиболее древних и универсальных институтов человечества, связанных с присущими ему стремлениями сообразовывать стандарты социального поведения индивидов с заданными авторитетными образцами. Политическое лидерство выступает одной из разновидностей лидерства и представляет собой процесс взаимодействия в ходе которого лидеры (личности, группы лиц, партии, государство) знают и выражают потребности и интересы своих последователей и в силу этого обладают престижем и влиянием, а их сторонники (последователи) добровольно отдают им часть своих властных полномочий для осуществления целенаправленного представительства и реализации собственных интересов. Политические лидеры играли и продолжают играть большую роль в организации функционирования и развития политической жизни общества.

2. Политическая элита
Сам термин «элита» происходит от французского elite - лучший, отборный, избранный. Начиная с XVII века он употребляется для обозначения товаров наивысшего качества, а затем и для выделения в социальной структуре «избранных» людей, прежде всего высшей знати. Данное понятие стало использоваться в семеноводстве, генетике для обозначения лучших сортов. Считается, что элита обладает какими-то интенсивно, четко и максимально выраженными чертами, концентрирует в себе определенные качества, которых нет у большинства других людей, а также товаров, услуг и т.д.

В своем первоначальном значении понятие элиты широко распространено в повседневном языке: нередко говорится об элитном зерне, о спортивной элите, элитных войсках и т.п. Однако данный термин в общественных науках не применялся широко до конца XIX - начала XX века ( то есть до появления работ В.Парето, Г.Моска), а в США - и до 30-х годов нашего столетия, хотя исследованию деятельности политического руководства уделяли внимание многие мыслители. Еще во времена разложения родового строя появляются взгляды, разделяющие общество на высших и низших, благородных и чернь, аристократию и простой люд. Наиболее последовательное обоснование и выражение эти идеи получили у Конфуция, Платона, Ницше и др. Первые современные классические концепции элит возникли на рубеже XIX - XX веков. Они связаны с именами Г.Моски и В.Парето, а также Р.Михельса.

Расширение участия масс в политике, усложнение политических институтов и, следовательно, качественные сдвиги во взаимоотношениях масс и власть имущих вызвали необходимость объяснения механизмов взаимодействия правящего слоя и народа.

В 1896 г. в "Основах политической науки" итальянский ученый Г.Моска (1858-1941) показал, что во всех об­ществах, начиная с едва достиг­ших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существует два класса: класс управляющих и класс управляемых, образование которых неизбежно. Первый, всегда более малочис­ленный, осуществляет все политические функции, моно­полизирует власть и пользуется присущими ему преиму­ществами. Второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма.

Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфиче­ских качеств. Он считал, что к чертам личностей, образующим элиту, относятся способность к управлению другими людьми, военная доблесть, богатство, происхождение (преимущества рождения), место в церковной иерархии, а также моральное и интел­лектуальное превосходство. Хотя в целом правящий наи­более способен к управлению, однако, не всем его пред­ставителям присущи передовые, более высокие по отно­шению к остальной части населения качества.

Независимо от Г.Моски, примерно в это же время теорию политических элит разрабатывал В.Парето (1848-1923). Он, как и Моска, исходил из того, что во все времена миром правило и должно править избранное, наделенное осо­быми психологическими и социальными качествами мень­шинство - элита. Сово­купность индивидов, которые отличаются результатив­ностью, действуют с высокими показателями в той или иной сфере деятельности, и составляют элиту. Она де­лится на правящую, прямо или опосредованно (но эффек­тивно) участвующую в управлении, и неправящую - контрэлиту людей, обладающих характерными для элиты психологическими качествами, но не имеющими доступа к руководящим функциям в силу своего социального стату­са и различного рода барьеров. Развитие общества проис­ходит посредством периодической смены, циркуляции элит.

Крупный вклад в развитие теории политических элит внес Р.Михельс (1876-1936). Власть элиты, по его мнению, зависит от организации. Под этим подразумевается, что не только организаторская спо­собность гарантирует власть, но и сама структура любого организованного общества неизбежно способствует появле­нию элиты. Исследуя социальные механизмы, порождающие элитарность общества, он утверждал, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее.

По мнению Михельса, в обществе действует «железный закон олигархизации», суть которого состоит в том, что массы не способны управлять современными кðóïíомасштабными организациями, большинство равнодушно к общественным делам. Сложности управления вынуждают к определенной стабиль­ности круга правителей, рационализации функций, выделе­нию руководящего ядра и аппарата. Этим обусловлена тен­денция к профессионализации политической жизни. Руководящая группа становится все более изолирован­ной и замкнутой, постепенно выходит из-под контроля рядо­вых членов организации, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, создает специальные орга­ны по защите своих привилегий. Положение руководителя предоставляет своеобразную привилегию в вопросе информированности, которая увеличивает его силу и возможности по сравнению с рядовыми граж­данами. Это же позволяет распределять денежные вознаграждения, доходные «теплые места» тем, чью лояльность и преданность нужно обеспечить, и в конечном счете - наказывать за непокорность Отсюда тенденция к обеспечению сторонников, созданию «клиентуры».

Таким образом, для классических теорий характерно признание:


  1. элитарности любого общества, его разделения на привилегированное меньшинство и пассивное нетворческое большинство;

  2. особых психологических качеств элит;

  3. их групповой сплоченности;

  4. легитимности элит, более или менее широкого признания массами ее права на политическое руководство;

  5. структурного постоянства элиты, ее господства;

  6. формирования и смены элит в борьбе за власть.

С точки зрения классового подхода (Маркс К.) к элите относится верхушка господствующего класса, которая осуществляет государственное руководство во имя поддержки существующей социальной системы. Тот, кто владеет (или контролирует) собственностью, обладает возможностью господствовать над теми, у кого этой собственности нет. Владельцы собственности и составляют основную часть элиты, для реализации своих целей они привлекают («нанимают») нужных им специалистов, интеллектуалов, проводящих их волю.

В политической структуре господствующего класса можно выделить элементы от целого к частному с учетом активности: господствующий класс - политически активная часть класса, его авангард - организации класса - политические лидеры. Политическая элита в этом случае, не совпадая по объему с правящим классом, является как бы его управленческим исполнительным комитетом и состоит из наиболее влиятельных и политически активных представителей данного класса. Тех, кто принимает и осуществляет политические решения, чьи действия реально влияют на политический процесс: функционеры государственных организаций (бюрократия), лидеры партий и групп давления, владельцы средств массовой информации и т.д. Вместе с тем политическая элита может приобретать определенную самостоятельность по отношению к своему классу, в его интересах проводить ту или иную политическую линию.

Близким к данному подходу является видение элиты в леволиберальных концепциях, важнейшим представителем которых считается Р.Миллз (1916-1962). По нему занятие ключевых позиций не только в экономике, но и политике, военной и других сферах обеспечивает людям власть и формирует достаточно сплоченную, единую правящую элиту. Различие между элитой и массой основано главным образом на контроле за экономическими ресурсами общества. В самой элите небольшая группа индустриальных и финансовых лидеров образуют ее главную часть. Между представителями элиты могут быть разногласия, но они солидарны относительно сохранения сложившейся социальной системы и действуют согласованно, особенно если их положение подвергается угрозе. Элита подвержена влиянию масс в небольшой степени (через выборы, общественное мнение или иные формы политической активности масс). Миллз выделял в пирамиде власти ( на примере США) три уровня: реальной власти элиты, отстраняющей от управления страной народные массы; «средний» уровень, отражающий групповые интересы; наконец, уровень «фактического бесправия» массы или политически инертного общества.

В занимающих более значительное место в западной политологии плюралистических концепциях элиты (Д.Рисмен) заявляется о множественности элит в обществе: политической, экономической, бюрократической, военной, культурной, которые «сдерживают» и уравновешивают друг друга. Нет элиты, доминирующей во всех областях жизни, люди, осуществляющие власть в принятии некоторых решений, не обязательно имеют власть при принятии других решений. Утверждается, что между элитами существует конкуренция, политика в этом случае - искусство компромисса между конкурирующими группами.

Различия между элитой и массой основываются главным образом на неодинаковой заинтересованности людей в принятии того или иного решения. Доступ в элиту открывает не только богатство и высокий социальный статус, но прежде всего активность, знания, способности людей, что облегчает последним попадание в ряды элиты.

Подчеркнем, что плюрализм как принцип и способ организации политической, духовной жизни признается одним из ведущих в западной политической науке и практике. На его основе строятся и концепции элитарной демократии, одним из положений которых является признание отличительной черты демократии в том, что она устанавливает конкуренцию элит на позиции власти. Так, Й.Шумпетер предлагал не отождествлять демократию с народоправием. Как и Моска, он считает, что власть народа - миф. Вместо формулы Линкольна «правление народа» он предлагает другую - «правление, одобряемое народом». В его концепции различные элиты выносят «на продажу» свои программы, а массы «покупателей» принимают или отвергают их. Хотя массы и не управляют государством, но «утешением» может служить то, что они могут участвовать в выборах правящей элиты, а лучшие из них имеют возможность сами пробиться в элиту. Сторонники демократического элитизма утверждают, что руководящий слой не только обладает необходимыми для управления свойствами, но и служит защитником демократических ценностей (свободы личности, слова, конкуренции) и способен сдерживать присущую массам политическую и идеологическую незрелость.

В ценностных теориях элита считается главной конструктивной силой обще­ства, наиболее ценным ее элементом, продуктивной и инициативной частью населения. Элитарность основана на естественном разделении управленческого и исполнительского труда, вытекает из равенства возможностей и не противоречит демократии. Форми­рование элиты является следствием естест­венного отбора, и обществу следует совершенствовать меха­низмы такой селекции, вести поиск рациональной элиты во всех социальных слоях. Эволюция руководящего слоя - это результат изменения потребностей социальной системы, ценностных ориентаций людей. В ходе истории произошла смена аристократии частными предпри­нимателями, которые, в свою очередь, сменяются менеджерами и интеллектуалами. Сторонники этого подхода утверждают, что элитарность необходима для демократии, но сама элита должна служить нравственным примером для других граждан и внушать к себе уважение. Подлинная элита не властвует, а руководит массами с их добровольного согла­сия, выражаемого на свободных выборах.

Каждое из рассмотренных выше основных направлений элитарной теории отражает те или иные стороны действительности, ориентируется на определенные исторические эпохи и страны, не представляя собой абсолютной истины помогают приблизиться к пониманию феномена элитарности общества.


Понятие политической элиты

Точки зрения на содержание категории "элита" отличаются друг от друга в основном отношением к идеальным принципам рекрутирования элиты и соответствующими аксиологическими установками:

одни исследователи пола­гают, что подлинная элита должна отличаться знатностью своего происхож­дения;

другие причисляют к этой категории самых богатых;

третьи, считаю­щие элитарность функцией личных заслуг и достоинств, – наиболее одарен­ных представителей социума.

Адекватность различных интерпретаций обусловлена спецификой той области социального знания, в рамках которой ведется исследование.

Культурологическому и социально-философскому подходам в наибольшей степени соот­ветствует последнее из перечисленных выше определений состава элиты. Для современных политологических исследований более характерна трактовка элиты как категории лиц, обладающих властью, вне зависимости от того, какие факторы обусловили их властное положение: про­исхождение, финансовое состояние или личные заслуги.

Все перечисленные факторы называются критериями типологизации элит.

В исследовательской литературе сложились три основных подхода к теоретическому рассмотрению политической элиты:

1) позиционный, устанавли­вающий степень политического влияния того или иного лица, исходя из его позиции в системе власти (к элите, согласно такому подходу, относятся пре­жде всего члены правительства, парламента и т.п.);

2) репутационный, осно­ванный на выявлении рейтинга политика посредством экспертных оценок;

3) базирующийся преимущественно на выделении лиц, принимающих стра­тегические решения.

Первый из них, т.е. позиционный, кажется чересчур формальным в силу вероятного преувеличения при его использовании роли лиц, обладающих лишь номинальной властью, и, напротив, игнорирования мощного политиче­ского влияния "теневых" фигур; выбор такого способа выделения элиты чре­ват также ошибкой при установлении реального политического влияния дея­телей, по своему номинальному статусу равнозначимых.

В свою очередь, репутационный анализ широко практикуется, в частно­сти, при составлении экспертами рейтингов ведущих политиков России. Вместе с тем в случае применения репутацион­ного метода весьма вероятна неоправданно высокая зависимость аналитика от субъективных мнений экспертов, что также не способствует надежности результатов исследований.

Согласно третьему способу рас­смотрения политической элиты, получившему наибольшее распространение в политологии, политическая элита включает лиц, принимающих стра­тегически важные решения.

Научная литература использует целый ряд понятий для описания особен­ностей формирования и функционирования политических элит. Так, напри­мер, ученые выделяют различные: прямое, косвенное и номи­нальное.

Прямым влиянием называется непосредственное участие того или иного лица в принятии окончательного решения; косвенное влияние оказы­вают на человека, принимающего окончательное решение, другие лица, хотя бы члены его семьи. Что касается номиналь­ного влияния, то примером такового может служить политический вес члена Верховного Совета СССР

Именно в силу значимости косвенного влияния и в теории, и в современной политической практике корректная формулировка политической элиты должна принимать во внимание не только участие определенных лиц в принятии решений, но и возможное – позитивное или негативное – влияние кого-либо со стороны на этот про­цесс.

Следует иметь в виду, что элита не есть арифметическая сумма лиц, так или иначе влияющих на выработку важнейших решений.

Элитой называется особая, хотя и гетерогенная, социальную общность, объединенная сход­ством ценностных установок, стереотипов и норм поведения. При этом стан­дарты поведения – реальные и декларируемые – могут весьма существенно различаться. Уровень внутренней сплоченности элиты зависит от степени ее социальной и национальной однородности, доминирующих моделей элит­ного рекрутирования, преобладающего стиля политического лидерства и т.д. Поэтому представлению о внутренней интегрированности элиты вовсе не противоречит реальный плюрализм элитных группировок в обществе, сколь бы значительным ни было их количество.

Используемые политической элитой ресурсы не обязательно являются политическими по своему характеру. Капиталы политического воздействия могут быть экономическими, социальными, символическими, куль­турными, силовыми.

Отмеченные выше положения позволяют дать общее определение политической элиты. Политическая элита - внутренне сплоченная, составляющая меньшинство общества социальная группа, являющаяся субъектом подготовки и принятия (или влияния на принятие/непринятие) важнейших стратегических решений и обладающая необхо­димым для этого ресурсным потенциалом.

Ее существование обусловлено действием следующих основных факторов:


  • психологиче­ским и социальным неравенством людей, их неодинаковыми способностями, возможностями и желанием участво­вать в политике;

  • законом разделения труда, который требует профессионального занятия управленческим тру­дом как необходимого условия его эффективности;

  • высокой общественной значимостью управленческого труда и его соответствующим стимулированием;

  • широ­кими возможностями использования управленческой дея­тельности для получения различного рода социальных привилегий. Известно, что политико-управленческий труд прямо связан с распределением ценностей и ресурсов;

  • практической невозможностью осуществления всеобъем­лющего контроля за политическими руководителями;

  • политической пассивностью широких масс населения, главные жизненные интересы которых обычно лежат вне сферы политики.

Политическая элита внутренне дифференцирована. Среди элит различают правящую, непосредственно обладающую государственной властью, и оппозиционную – контрэлиту.

Элита может делиться на высшую и среднюю. Высшая элита принимает значимые для всего государства решения. Среди нее часто выделяют ядро, характеризующееся особой интенсивностью коммуникаций, взаимодействия и насчитывающее обычно 200- 400 человек. Кроме того, в некоторых обществах, сохраняющих признаки авторитарного, где недостаточно развиты механизмы контроля за властью, может образоваться крайне узкий круг людей, приближенных к главе государства и напрямую влияющих на его решения.

К средней элите относят примерно 5 процентов населения, выделяющиеся одновременно по трем признакам - доходу, профессиональному статусу и образованию. Многие политологи отмечают тенденцию возрастания роли средней элиты, особенно ее новых слоев - высших служащих, менеджеров, ученых, инженеров, журналистов - в подготовке, принятии и реализации политических решений.

Одним из оснований структурирования элиты является степень институциализации влияния того или иного ее сегмента на процесс принятия реше­ний. Структура элиты, согласно такому рассмотрению, состоит из двух ком­понентов, которые условно можно назвать "лидерами" и "бюрократией".

Бю­рократия включает в себя административных руководителей всех уровней и должностных лиц, занимающих постоянные оплачиваемые посты в органах государственного управления.

К лидерам относятся лица, профессионально действующие в политической сфере и обладающие высокой степенью влия­ния на принятие решений, но не имеющие должностей в структурах власти. К этой категории могут быть причислены руководители политических пар­тий, влиятельные интеллектуалы, ключевые фигуры СМИ.

Политологи различают "закрытую" и "открытую" элиты в зависимости от оценки того, как осуществляется ротация ее состава за счет выходцев из вне-элитных слоев. Элиту называют открытой, если доступ в нее открыт пред­ставителям различных социальных страт. Закрытой элита является в случае, когда процесс рекрутирования приобрел самовоспроизводящийся характер.

В научной литературе и публицистике употребляются и такие понятия, как «псевдоэлита», «антиэлита», обозначающие группы лиц, занимающих высокое политическое положение, но по ряду причин (вырождения, разложения и т.п.) перестающих отвечать требованиям элиты в истинном смысле слова - с точки зрения ее подготовленности, ответственности, образованности, и, главное, результатов деятельности, поскольку общепризнанным критерием эффективности деятельности политической элиты является достигнутый уровень прогресса страны, качество и уровень жизни народа, обеспечения политической стабильности и национальной безопасности.

Исходя из сказанного, можно отметить, что в политическую элиту входит, прежде всего, элита в узком смысле слова – люди, занимающие политические посты и оказывающие непосредственное влияние на ход политического процесса, прямо включенные в процесс «производства» политики – представители законодательной и исполнительной власти, лидеры политических партий и движений и т.д. К элите также относятся лица, оказывающие опосредованное воздействие на политику – руководители средств массовой информации, профессионально занятые производством и распространением политической (идеологической) информации, военачальники, различные субъекты экономической жизни – собственники, совладельцы, руководители и пр. корпораций, банков, акционерных обществ, государственных предприятий разных отраслей – это политическая элита в широком смысле слова. Эти два подкласса элиты тесно взаимосвязаны, их представители, так или иначе, включаются и переходят в «родственные» структуры.

Практически весь элитарный слой общества носит политизированный характер, так как, с одной стороны, политика пронизывает своим влиянием все стороны жизни, в том числе и все виды деятельности элитарных групп, а с другой стороны каждая из этих элитарных групп, заботясь о самосохранении, в конечном счете, стремится участвовать в решении политических вопросов, воздействую на властные структуры всеми возможными средствами, в том числе внедряя туда своих наиболее активных и способных представителей. Представляя собой открытую систему, политическая элита отличается от замкнутых профессиональных элит (например, военной), претендовать на вхождение, в которые не имеющий специальной или профессиональной подготовки новобранец, как правило, не может. Круг политической элиты пополняется за счет лиц различного образовательного, профессионального и имущественного статуса. Поэтому, хотя различия между собственно политическим руководством и управлением и экономической, культурной, военной элитой сохраняются, правомерно вести речь о правящей элите как едином классе общества.


Тема 9. Социокультурные аспекты политики
Вопросы

  1. Понятие, структура и функции политического сознания

  2. Понятие политической культуры

Многие современные политологи отмечают, что при всем обилии литературы по рассматриваемой теме «вопрос о политическом соз­нании остается одним из наименее выясненных». Часто, говоря о политическом сознании, подразуме­вают общественное сознание вообще, либо политическую идеологию, либо то или иное идейно-политическое течение. Нередко, говоря о политической куль­туре, сводят ее содержание только к политическому сознанию.

Известные трудности исследования политического сознания вытекают и из того, что политическое сознание – это одновременно и процесс, и ре­зультат познания и освоения политической действительности. Кроме того, по­литическое сознание, выделенное в качестве самостоятельной категории, функ­ционирует и самовоспроизводится в определенной политико-культурной среде. Эта среда является изменчивой, подвижной, гибкой. Вряд ли можно найти двух индивидов, не говоря уже о любых двух социальных группах, для которых та­кого рода среда была бы по всем параметрам одинаковой. Наконец, политическое сознание есть и условие, и одновременно продукт конкретной политиче­ской культуры. В вопросе же о политической культуре у современной науки еще меньше ясности, чем в вопросе о политическом сознании.

Вместе с тем научное понимание природы политического сознания пред­ставляет не просто академический интерес, а выступает делом практической политики, поскольку эта сфера сознания является естественным компонентом духовной жизни личности и общества, выступает важнейшей составной частью политических отношений. Политическое сознание многомерно, многоаспектно, поскольку много­мерна и многоаспектна отражаемая им политическая действительность. При всей относительной целостности политическое сознание имеет сложную струк­туру и многообразные функции.

Характер и перспективы протекающих социально-политических преобразований в стране во многом определяются особенностями российской политической культуры. Последняя оказывает существенное воздействие на параметры и эффективность деятельности государства, партий, лидеров, на темп и направленность политического процесса, определяет границы политических изменений. В последнее время ввиду очевидной значимости политической культуры для успешного реформирования российского общества отчетливо проявился общественный и научный интерес к этой проблеме.



  1. Понятие, структура и функции политического сознания

Американский политолог Г. Алмонд выделил два уровня анализа политической системы:



  • институциональный, который характеризует институты и их функции, нормы и механизмы формирования государственной политики, и

  • ориентационный, выражающий особые формы ориентации населения на политические объекты.

К ориентационному уровню, как неинституциональной составляющей политики, он относит наряду с политической культурой также и политическое сознание. В нем он выделяет чувственные, подсознательные, рациональные, теоретические, ценностные представления человека, через которые опосредуются его отношения с политической сферой. Политическая система воздействует на человека, побуждая его к поступкам, соответствующим целям данной системы. Между целями политической системы и политическим поведением индивида, по мнению Г. Алмонда, лежит промежуточная инстанция в виде политического сознания.

Западные исследователи при анализе политического сознания предпочитают использовать такие категории, как «убеждения», «вера», «установки», «менталитет», «идеология». Среди отечественных ученых политическое сознание зачастую рассматривается как наиболее систематизированная форма массового сознания. Так, Г.Г. Дилигенский определяет политическое сознание как «подсистему в системе «массовое сознание», обладающую своими специфическими механизмами детерминации и, следовательно, определенной относительной автономией в рамках данной системы».

Часто под политическим сознанием понимают результат восприятия и осознания субъектом той части окружающей действительности, которая связана с политикой и в которую включен он сам, а также его действий и состояний, связанных с политикой.

Политическое сознание как особая сфера общественного сознания явля­ется отражением политических отношений и всей политической сферы общест­венной жизни. Содержание и смысл общественного сознания в целом раскрываются че­рез деятельность людей, их отношение к окружающему миру. В свою очередь, политическое сознание раскрывается через политическую деятельность людей, через их от­ношение к миру политического. В известной мере справедливо считать, что субъективный мир политического выступает, прежде всего, как политическое сознание.

Сущность и структура политического сознания. Политическое созна­ние выступает одновременно


  • и как результат отражения субъектами тех или иных политических явлений,

  • и как выражение их отношения к отражае­мым политическим событиям,

  • зачастую политическое сознание в качестве мотива конкретного политического проведения личности, социальной группы.

Что же является объектом отражения со сторо­ны политического сознания?

Прежде всего, это – государственная власть, способы, формы ее организации и реализации, политическая систе­ма, политические силы различной направленности и методы их деятельности. Поскольку политика есть опирающееся на власть регулирование общественных отношений и процессов, а также отношения между обществами, то такого рода отношения также выступают объектом политического сознания. Эти явления получают как сознательную, рациональную, так и бессознательную, иррациональ­ную политическую оценку. Таким образом, в состав объекта политического сознания включается также система политических оценок и ценностей.

Политическое сознание можно определить как комплекс идей, теоре­тических концепций, взглядов, представлений, мнений, оценочных суж­дений, эмоциональных состояний, волевых характеристик, посредством которых происходит духовное (идеальное) освоение сферы политики социальными субъектами. Политическое сознание, с одной стороны, выступает в качестве идеального, духовного компонента политической деятельности, политического поведения, с другой стороны – в качестве относительно самостоятельной формы целостного общественного сознания.

Если говорить предельно кратко, то политическое сознание – это осознание социальными субъектами мира политики.

Основным вопросом политики является вопрос о власти. В соответствии с этим ведущим системообразующим понятием политического сознания высту­пает такая категория, как «власть». Вокруг этой категории группируются осталь­ные специфические понятия политического сознания, в том числе такое обоб­щающее понятие, как «политическое». Показательно в связи с этим, что выде­ление политического сознания в относительно самостоятельную сферу общест­венного и индивидуального сознания происходит там и тогда, где и когда фор­мируются институты социального управления и публичной власти.

Разнообразие субъективных образов, с помощью которых социальная группа или личность отражают политическую действительность, определяет структуру политического сознания. Познание объективной реальности субъек­том возможно с помощью интеллекта, чувств, воли, воображения. Следова­тельно, структура политического сознания, определяемая по критерию специ­фики форм отражения, в целом определяется с помощью четырех составляю­щих - рациональной, волевой, чувственной и иррациональной.

К волевым компонентам сознания относится совокупность мотиваций, стимулов, побуждающих личность или социальную группу к политической деятельности.

К чувственным компонентам можно отнести наглядно-чувственные политиче­ские образы, эмоциональные восприятия, оценки, настроения, желания и т. п.

В числе рациональных компонентов выделяются обобщенные политические идеи, концепции, представления, нормы, мнения и т.д.

К иррациональным составляющим относятся немотивированные сознани­ем субъективные образования (бессознательные компоненты психики), а также утопии, фантастические образы.

Волевые, рациональные, чувственные и иррациональные представления тесно взаимосвязаны между собой. Рациональный образ политической действи­тельности не может возникнуть вне чувственного восприятия, которое состав­ляет основу мыслительных процессов, предоставляет эмпирический материал для него. Иррациональные представления (например, политические мифы), также связаны с чувственными и рациональными компонентами. Волевые ком­поненты, в свою очередь, опираются на рациональные, на эмоцио­нальные, а также на иррациональные стимулы политической деятельности.

Практически весь спектр подобных стимулов можно увидеть, например, если рассмотреть мотивы, которыми руководствуются участники конкретной политической демонстрации. Одни из них пришли на демонстрацию по идей­ным мотивам, другие - из любопытства, третьи - в силу при­ятельских чувств присоединились к участвующим в демонстрации друзьям, четвертые примкнули к демонстрации, случайно проходя мимо.

Одной из важнейших проблем политологии является выяснение места и роли политического сознания в целостной системе политики. Реальная политическая история показывает, что взаимосвязь политического сознания и мира политики в целом оказывается сложной.

С одной стороны, само политическое сознание формируется и развивается под влиянием всей системы политики: политических институтов, политических процессов, политического участия и т.д. Будучи отражением всей системы мира политического, политическое сознание не может существовать без этого мира. Вместе с тем на формирование политического сознания влияют и другие сферы общественной жизни: экономика, право, религия, образование и др. Специфика политического сознания заключается в том, что отражение и осознание экономики, религии, права осуществляется этой формой общественного сознания через призму политики и политических отношений.

С другой стороны, само политическое сознание выступает существенным фактором организации политических процессов, институтов, политической жизни в целом. Так, существенное влияние на жизнь политических партий оказывают разработанные их идеологами политические программы. Поэтому само политическое сознание в известной мере выступает как источник, условие и движущая сила политики. Вместе с тем не следует преувеличивать степень такого влияния. В связи с этим заслуживает внимания критика К.Поппером такого явления, которое он назвал «историцистской идеологией».

Суть ее К. Поппер связывает с убеждениями целого ряда философов и идеологов в том, что системы политической философии оказывают решающее воздействие на политическое сознание, определяя характер политического поведения и участия. Подобного рода теоретическая модель политического сознания относится к разряду элитарных. Сторонники элитарных моделей считают, что практически все политические перевороты Нового времени, к примеру, американская и французская революции XVIII в., а также революция в России 1917 г. являются результатом внедрения в общественное сознание идей конституциализма, либерализма, социализма, т.е. различных видов политической философии, рационального политического сознания. Действительно, влияние этих идей на политическую жизнь конкретных народов было огромным.

Однако следует учитывать, что сами разновидности политической философии формировались на основе рационального осмысления уже сложившихся политических традиций, политической практики. К примеру, формирование американских политических институтов в процессе войны за независимость во многом происходило под влиянием английских социальных традиций и правовых норм, общехристианских понятий о земной власти в сочетании с принципами «естественного права». Хорошо известная авторам американской конституции политическая философия Локка, Руссо, Монтескье не стала самостоятельным фактором политических инноваций, а использовалась для обоснования тех политических действий, к которым американский народ пришел эмпирическим путем.

Еще одна проблема взаимосвязи политического сознания с целостным миром политики заключается в степени их соответствия (адекватности). Политические образы, формируемые в процессе развития политического сознания как у отдельных индивидов, так и у социальных групп, далеко не всегда могут совпадать с политическими реалиями. Соответствие политического сознания реальному миру политики зависят от многих факторов:



  • от типа личности и конкретной социальной группы,

  • степени «открытости» самого политического сознания,

  • возможности манипулирования сознанием масс со стороны власть имущих,

  • способности объективно оценивать социальные процессы,

  • наличия (или отсутствия) политических шаблонов на основе дихотомии «свой – чужой», «друг – враг», под которые «подгоняются» реальные политические отношения и т.д.

Различные взаимодействия указанных факторов, в зависимости от конкретной обстановки, могут порождать как реалистическое политическое сознание, так и систему политических мифов, упрощенно и искаженно отражающих политическую картину мира. Именно поэтому специальной научной задачей выступает классификация типов политического сознания, не адекватных политической реальности, отражающих эту реальность в искаженном виде. К ним в первую очередь могут быть отнесены политическая утопия и политические мифы.

Утопическое сознание. Под утопизмом в политическом сознании подразумевают такую систему знания о желаемом политическом устройстве общества, которое не может быть достигнуто в данных конкретных исторических условиях (а нередко – недостижимо в любых социальных условиях; таким является, например, проект идеального государства Платона либо Утопии Т.Мора). По направленности политические утопии устремлены в будущее, по функциям они выступают в качестве критики современной политической реальности. Поскольку утопизм массового политического сознания всегда связан с социальными надеждами, социальные утопии выполняют функции социального утешения и поддержки людей в сложных жизненных ситуациях.

Немецкий социолог Карл Мангейм считал утопичным такое сознание, которое не соответствует окружающему его «бытию». Многие исследователи отмечают трансцендентность1 утопического сознания, которая проявляется в выходе за границы реальности, осуществляется как переход (по К. Мангейму) в действие, которое «частично или полностью взрывает существующий в данный момент порядок вещей».

В современном демократическом обществе политические утопии связаны с такими политическими проектами, которые нельзя реализовать не вообще, а именно в данной ситуации. Вместе с тем утопическое сознание масс даже в условиях демократии может существенно деформировать политику, порождать популистские и патерналистские настроения.

Обращенность к будущему (например, в форме политических прогнозов) уже выводит мысль за пределы реальной действительности. Но трансцендентность утопии более радикальна: это выход за границы не только действительного, но и возможного. Реализация политической утопии, как правило, невозможна ни при каких условиях.

Утопия не является естественным продуктом исторического развития, а выступает как идеальное, совершенное общество, устроенное согласно человеческому разуму и воле, т.е. согласно некоторому идеальному плану, проекту. Русский философ С. Л. Франк к утопизму относит «не общую мечту об осуществлении совершенной жизни на земле, свободной от зла и страдания, а более специфический замысел, согласно которому совершенство жизни может – а потому и должно быть как бы автоматически обеспечено неким общественным порядком или организационным устройством...». Следовательно, утопическое сознание ориентировано на недостижимый идеал совершенного общества. Однако путь к совершенству через устранение всего несовершенного – это фактически путь к миру без противоречий. Утопическое сознание ориентируется на то, чего нет в действительности, выходит за пределы реальности. Именно в этом его трансцендентность.

Реализация утопических идей на практике не только никогда не приводила к достижению поставленных целей, но содействовала прямо противоположным результатам: вместо искомого царства добра и правды он вел к господству неправды, насилия и злодейств; вместо желанного избавления человеческой жизни от страданий он приводил к их умножению. С. Л. Франк специально подчеркивал, что «никакие злодеи и преступники не натворили в мире столько зла, не пролили столько человеческой крови, как люди, хотевшие быть спасителями человечества».

Элементы утопичности всегда присутствуют в политическом сознании, особенно массовом. Так, существенным элементом утопичности современного массового политического сознания может являться убеждение в том, что успеха можно добиться без политической и гражданской активности, без сознательного отношения к политическим и экономическим процессам, только усилиями «мудрого» президента или правительства.

Политические мифы. Изучением проблемы мифов занимались Э. Кассирер, 3. Фрейд, А. Розенберг, Ж. Сорель, П. Сорокин, А. Камю. В первую очередь они изучали мифы, относящиеся к сфере культуры. Однако многие их выводы вполне применимы и к политическим мифам. Те и другие имеют общую природу и аналогичные свойства: некритическое, эмоциональное отношение к действительности, упрощенное понимание причинно-следственных связей в окружающем мире, установление мнимых связей между различными явлениями и др.

Нетрудно видеть, что политические утопии и политические мифы тесно связаны между собой вследствие упрощенного и искаженного понимания действительности. Мифы оказывают существенное влияние на характер и содержание политических процессов. На этот факт обращали особое внимание исследователи политической культуры Г. Алмонд и С. Верба. При изучении гражданской политической культуры они выяснили, что взаимоотношения индивида и государства не являются обусловленными только рационально, поскольку включают в себя приверженность демократическому мифу о компетентности гражданина. Тем не менее, с их точки зрения, этот миф влечет за собой важные последствия: вера в потенциальную политическую значимость обычного человека влияет на его реальный поведенческий потенциал.

Истоки мифа как способа осмысления окружающей действительности лежат в глубокой древности, однако нельзя представлять мифы как нечто архаичное, утерявшее свое значение в современных условиях. Политическая практика показывает, что одни мифы исчезают, другие появляются. К. Мангейм писал: «...жизнь без коллективных мифов трудно переносима».

Мифы приобретают актуальность и конкретную направленность, отвечающую потребностям времени. В частности, мифы о «мудрой политике правительства», «о возможных переменах к лучшему» и т. п. используются как сильный аргумент легитимации власти.

Следует обратить внимание на разные способы формирования политических мифов со стороны субъектов политики. Мифы в политическом сознании широких масс связаны чаще всего с неразвитостью самого этого сознания, с его утопическими характеристиками. В известной степени мифы такого рода – результат познавательных заблуждений народных масс. Однако многие политические мифы навязываются политическим руководством «сверху» и сознательно, в этой случае они нередко смыкаются с прямой ложью.

Обращение к подобным мифам связано, прежде всего, с такими социально-политическими и экономическими условиями, которые не позволяют решать сложные проблемы за счет реально существующих средств. Поэтому политики не находят ничего лучшего, как с помощью мифов воздействовать на массовое сознание людей и тем самым отвлекать их хотя бы на время от назревших и трудно разрешимых противоречий, от неэффективной деятельности политиков. Типичным примером является деятельность украинского политического руководства в период после «оранжевой революции». Свои экономические и политические поражения президент В. Ющенко стремился оправдать системой мифов об антиукраинской политике России.

К.С.Гаджиев подчеркивает, что мифологическое измерение наиболее сильно проявляется в тоталитарном сознании: «здесь логика абсурда одерживает верх над логикой здравого смысла. Фиктивная, иллюзорная, искусственно сконструированная действительность ставится на место реально существующей действительности». В угоду поворотам политического курса переписывается история страны. Сама история в таком случае выступает служанкой политики. «Отлаженное вранье» (по выражению знаменитого писателя-антиутописта Дж.Оруэлла) призвано «творить» не только будущее, но и прошлое по своему усмотрению. Поскольку тоталитарное государство постоянно нуждается в обосновании своей непогрешимости, возникает потребность в постоянном перекраивании прошлого и настоящего.

Структура политического сознания может быть выделена в зависимо­сти от различных критериев, в соответствии с чем в этом сознании выделяются различные сферы, уровни, формы, виды и т.д.

А. В зависимости от уровня отражения политической реальности полити­ческое сознание может быть теоретическим и обыденным. В соответствии с этим его сферами являются политическая теория (рациональные понятийно-логические концепции, гипотезы, идеи, теоретические доказательства и опро­вержения и т.д.) и политическая психология (политические стремления, чувства, настроения, переживания, эмоции и т.д.). В рамках политической психологии формируются, например, политические традиции, не опирающиеся на рациональные доказательства.

Обыденное политическое сознание - политическая психология - форми­руется на базе жизненного опыта людей, характеризуется размытостью, про­тиворечивостью, отрывочным, несистематизированным характером, повышен­ной эмоциональностью, но вместе с тем удивительной устойчивостью и инер­ционностью влияния на политическое поведение. Теоретический (при этом не всегда научно-теоретический) уровень сознания представляет собой целостную рациональную систему взглядов и суждений, упорядоченное, систематизиро­ванное отражение политической действительности в теоретических понятиях и логических суждениях.

Особое место здесь занимает политическая идеология (доктрины, идеалы, программы, лозунги и т.д.). Политическая идеология представляет собой систематизированную совокупность идейных воззрений и положений, вы­ражающих и защищающих политические интересы и потребности кон­кретного класса или другой социальной общности. С одной стороны, она выступает, как совокупность теоретических положений и поэтому может быть включена в состав политической теории. С другой стороны, положения политической идеологии об­лечены в специальную форму для того, чтобы достаточно легко воспринимать­ся широкими массами на уровне политической психологии. Подобный двойственный характер политической идеологии выражается в тесной взаимосвязи двух ее уровней.

В политической идеологии на теоретико-концептуальном уровне фор­мулируются основные положения, раскрывающие интересы и идеалы класса, социального слоя, нации, государства, а на программно-политическом уровне политические принципы и идеалы воплощаются в соответствующие програм­мы, манифесты, лозунги и являют собой идейно-политическую основу для ру­ководства политическим поведением людей.

Б. С точки зрения содержательной направленности и отношения к суще­ствующим политическим ценностям выделяют такие разновидности политиче­ского сознания как демократическое, авторитарное, традиционное, современ­ное, верноподданническое, лояльное, бунтарское и иное. Наиболее плодотворна с точки зрения этого критерия классификация политического сознания в соответствии с типами политических режимов: демократическое, авторитарное, тоталитарное – поскольку во многом благодаря наличию и воспроизводству таких типов сознания воспроизводятся и соответствующие политические режимы.

В. С точки зрения субъектов, носителей политического сознания выделяют массовое и специализированное политическое сознание: социально-групповое, национально-этническое, религиозно-конфессиональное, корпоративное, инди­видуальное и другие виды сознания. Специализированное политическое сознание в большой мере является однородным, его носителями выступают, в первую очередь, политические партии, политические организации и объединения. Его главная задача – выработка и внедрение определенных политических ориентаций и установок в сознание рядовых представителей социальной группы или общественного класса. В нем преобладает теоретический уровень.

Массовое политическое сознание гетерогенно (разнородно), весьма динамично и изменчиво. Его содержание ситуативно и испытывает на себе воздействие большого количества факторов: конкретной политической ситуации, уровня экономического развития, реального уровня прав и свобод личности и др. Оно опосредованно выражает уровень и содержание потребностей общества и составляющих его социальных групп. В нем преобладает эмпирический уровень, отражается непосредственная политическая практика масс.

Г. Политическое сознание может классифицироваться и по уровню разви­тия, а также по относительному месту в системе других форм сознания. В част­ности, у различных его носителей оно может быть более или менее развитым, оно может доминировать в структуре общественного и индивидуального соз­нания, а может быть второстепенным фактором жизни человека или социальной группы в сравнении, например, с религиозным сознанием. В связи с этим следует подчеркнуть: интенсивная политизация общественного (и инди­видуального) сознания связана чаще всего с периодами кризисных политиче­ских ситуаций, со сменой политических режимов, реконструкцией или дегра­дацией политических систем, сменой алгоритмов политического поведения. Наиболее подвержено политизации общественное сознание низших и верхних слоев социальной структуры. В меньшей степени политизации подвержены средние слои общества.

Политическое сознание относительно самостоятельно по отношению к другим формам сознания.

Его относительно самостоятельный характер проявляется в специфике его объекта: политического пространства, политических отношений, политической культу­ры, традиций и норм политического поведения, а также в специфике политических тех­нологий и методов политической деятельности, в специфике категориального аппарата, используемого науками, изучающими политическую действительность.

Политиче­ское сознание активно влияет на иные подсистемы сознания. Более того, в со­временном мире оно нередко становится доминирующим, в результате чего политизируется мораль, религия, право и другие формы общественного сознания. Такое положение характерно, в частности, для тоталитарных политических ре­жимов, а также для периодов ломки и смены политических систем, когда меня­ется вся система политических ценностей и возникает необходимость быстрого восприятия политических инноваций сознанием общества.

Массовое и индивидуальное сознание. Для понимания сущности со­временных политических процессов и возможных перспектив их развития важен анализ массового, социально-группового и индивидуального политическо­го сознания. При таком измерении политическое сознание рассматривается как обобщенное сознание массы, а также тех или иных более организованных, чем масса, больших (классы, группы, слои) или малых (элиты, группы давления) групп, связанных с политикой. Иными словами, речь идет о специфическом сознании конкретного субъекта (или объекта) политики – личности, организованной (или неорганизованной) социальной группы, массы

Массовое политическое сознание представляет собой совокупность наиболее типичных, признанных массами политических идей, взглядов, психологических установок по поводу политической власти и социального управления. Оно возникает и развивается в процессе политизации обществен­ной жизни на основе исторического, личного опыта, традиций культуры, мора­ли, религиозных воззрений. Массовое политическое сознание различается по степени своей однородности.

В странах с демократическими политическими режимами, там, где сло­жились правовые государства и гражданские общества, массовое политическое сознание формируется и развивается на принципах плюрализма. Это позволяет отразить в структуре массового сознания несовпадающие политические взгля­ды различных социальных групп, представить широкий спектр реальных поли­тических интересов общества, народных масс. Как правило, в политической системе такого общества существуют специальные институты, формирующие рациональный уровень систем сознания с различной политической ориентацией. В роли таких институтов выступают политические партии, профсоюзы, женские, молодежные, другие социальные движения и организации.

На иных, нередко революционно-анархических принципах, формируется массовое политическое сознание в обществах с тоталитарными и авторитарны­ми политическими режимами. Массовое политическое сознание в этих общест­вах чрезвычайно подвержено идеологическому, пропагандистскому воздейст­вию, остро и эмоционально реагирует на конкретные политические процессы. Шкала политических оценок такого сознания чрезвычайно упрощена и факти­чески сводится к биполярному критерию «свои - чужие».

Социально-групповое политическое сознание возникает и развивается в процессе взаимодействия различных социальных групп по поводу удо­влетворения ими своих политических интересов.

Политическое сознание конкретной социальной группы включает, с од­ной стороны, универсальные политические ценности общества, обеспечиваю­щие стабильность и воспроизводство существующей системы общественных отношений. С другой стороны, групповое политическое сознание не может быть однородным, поскольку различны социально-политические статусы вхо­дящих в группу индивидов. Поэтому внутри любой социальной группы могут быть несовпадающие политические позиции, определяемые особенностями ин­дивидуальных политических сознаний, а также отдельных политических группировок в структуре социальных групп.

Индивидуальное сознание – свойство и качест­во личности оценивать политику и действовать в ней. Борьба за индивидуальное политическое сознание особенно активизируется во время политических выборов, когда решающее значение приобретает каждый голос избирателя. Индивидуальное политическое сознание включает в себя политические концепции, идеи, взгляды, оценки конкретной личности. Политические аспекты мышления и чувствования широко представлены в сознании современного человека.

Связь индивидуального и группового политического сознания определя­ется, прежде всего, тем, что в процессе политической социализации личность усваивает основные идеи массового и группового политического сознания.

Реализуя свои интересы, она воспринимает позиции той социальной группы, которая ей близка. Личное политическое сознание характеризуется уникально­стью, разнообразными свойствами и признаками. Социальный и индивидуаль­ный политический опыт каждой личности неповторим, и поэтому политическое сознание личности оказывается богаче группового сознания с точки зрения от­ражения и обобщения такого неповторимого опыта. Вместе с тем групповое сознание обобщает и систематизирует политический опыт различных лично­стей.

Функции политического сознания. Роль политического сознания в жизни общества наиболее ярко проявляется в его социальных функциях. Функции сознания выражают и отражают ту конкретную роль, которую оно играет в жизни индивида, социальной группы, общества в целом. В числе важнейших функций можно выделить познавательную, методологическую, ценностно-ориентирующую, идео­логическую, регулятивную, интегрирующую, нормативную, конструктивно-творческую, прогностическую функции. В ряде источников называются и другие функции политического соз­нания (воспитательная, коммуникативная, конструктивно-творческая и др.).

Познавательная (когнитивная) функция воплощается в системе знаний о политической действительности.

Ценностно-ориентирующую функцию политическое сознание реализует, формируя и систематизируя политические ценности, на основе которых формируются оценки различных политических явлений.

Методологическая функция реализуется посредством усвоения субъектами политики методов политической деятельности, устойчивых алгоритмов поведения в конкретных типах политических ситуаций.

Идеологическая функция реализуется главным образом через формирова­ние особого компонента политического сознания - различного типа политиче­ских идеологий.

Регулятивную функцию политического сознания можно наглядно обна­ружить в системе политического участия, которое регулируется на основе кон­кретных положений общественного сознания.

Интегрирующая функция содействует объединению социальных групп, общностей, социальных слоев на основе общих политический идей, ценностей, психологических установок.

Прогностическая функция обнаруживается в процессе разработки про­гнозов и сценариев возможного развития политических процессов.

Конструктивно-творческая функция проявляется чаще всего в процессе формирования конкретных направлений политики при создании политических планов, программ, концепций.

Нормативная функция выражается через формирование системы норм политической деятельности, политического участия. Эти нормы, в свою оче­редь, формируют основу для конкретных политических отношений.

Воспитательная функция реализуется через способность политического сознания влиять на политическое поведение в соответствии с переделенными целями и идеалами.

Политическое сознание является предметом исследования целого ряда общественных наук: философии, политологии, социологии. В своем целостном виде политическое сознание изучается, например, политической психологией.

Формирование политического сознания.

В становлении и развертывании политического сознания можно выделить ряд этапов:

1. Включение субъектов сознания в систему политических отношений, результатом чего выступает политизация личности, социальной группы, обще­ства.

2. Зарождение политических ориентаций на основе формирующихся по­литических интересов и существующих политических ценностей.

3. Накопление политических знаний в результате освоения политической теории и политической практики, в том числе личной практики субъекта.

4. Политическое самоопределение в результате освоения политических ценностей и выбора социально-политической позиции.

5. Осознанные политические действия.

Вместе с тем способ политизации сознания различных субъектов на каж­дом из этих этапов может быть различным в зависимости от специфики субъек­та и конкретной ситуации, в которой он находится. Формирование политиче­ского сознания чаще всего осуществляется:



  • либо путем критического осмысления социальной действительности, постепенного осмысления и логической рационализации чувственных представлений людей, обобщения имеющейся у них информации;

  • либо за счет осознания целей партийного или политического движения, то есть присоединения к уже сформулированным оценкам и нормам граждан­ского поведения;

  • либо путем эмоционального приобщения к вере в справедливость тех или иных политических идеалов.

Могут быть выделены четыре группы социальных факторов, определяющих специфику формирования политического сознания.

    1. макро- (мезо-, микро-) социальные: социально-экономические отношения, национальные, религиозно-конфессиональные, культурные традиции, образовательно-воспитательные институты, СМИ, особенности той или иной субкультуры и др.;

    2. собственно политические: характер и тип политического устройства, специфика политического режима, политические институты, партии, организации и движения, развитость демократии и институтов гражданского общества и др.;

    3. коммуникативные: особенности политической коммуникации, специфика процесса понимания и оценки политических явлений и др.;

субъективные, связанные с социальными и психологическими особенностями индивида, с его независимыми и усвоенными характеристиками (пол, возраст, национальность, культурное и национальное происхождение, образование, профессия и др

Способом отражения сферы политики на теоретическом уровне является политическая идеология. Понятие «идеология» введено на рубеже XVIII - XIX веков как наука об идеях.

Идеология является той частью общественного сознания, которая служит удовлетворению интересов не всего общества, а частичных, групповых интересов, отличается относительно высокой степенью систематизации.

В целом идеология определяется как система идей, теорий, взглядов (политических, правовых, религиозных и др.), отражающих в теоретической, систематизированной форме материальную жизнь общества, отношение людей к окружающей действительности, друг к другу.

В действиях во взаимоотношениях с природой человек выступает в принципе как единое целое. Поэтому и познавательная сторона этой практики выражает общие, одинаковые интересы всего человечества (в этом случае мы говорим о делении сознания на обыденное и теоретическое). Другой вид практики - отношения между людьми. Познавательная деятельность в данном случае выражает интересы различных групп общества - классов, наций, профессиональных групп и т.п. Таким образом, в сферу идеологии входят те формы сознания, где находит интеллектуальное выражение деятельность людей с различными интересами.

В отличие от науки, чьей задачей является поиск истины, функции идеологии сводятся прежде всего к:



  • овладению массовым политическим сознанием населения, объединению и сплочению людей на основе общих ценностей. Идеология обеспечивает ценностное восприятие, осмысление, выражение групповых и общественных поли­тических интересов, приучает к анализу социально-поли­тических явлений и процессов через призму определен­ных интересов и политических целей. Идеология может маскировать подлинные интересы и цели господствующих групп.

  • ориентации человека в обществе на основе внедрения критериев оценки настоящего и будущего;

  • мобилизации масс и стимулировании их действий. Идеология является важным инструментом полити­ческой и общественной организации. Она объединяет, сплачивает близких по своему социальному статусу, поли­тическим устремлениям людей, причем как на основе об­щности созидательных целей деятельности, так и на осно­ве "образа врага", целей противоборства и конфронтации.

Идеологическая консолидация общества является важным источником его силы. Вспомним: Великую Отече­ственную войну вело против фашизма идеологически кон­солидированное общество. И победило! А первую миро­вую войну против гораздо более слабой Германии вела идеологически расколотая Россия. И проиграла в ней! Се­годня эта истина вновь подтверждает свое значение в бо­рьбе за. укрепление суверенитета России.

Идеология может характеризоваться с точки зрения:



  • сферы жизни общества, формы общественного сознания ( политическая, религиозная, экономическая, правовая, нравственная и другие, имеющие самостоятельный предмет отражения и соответствующую форму выражения интересов );

  • внутренней структуры (универсальные, как христианство и узконаправленные, как расизм);

  • социальной основы (социалистическая, либеральная, консервативная, национальная, религиозная ).

Политическая форма идеологии относится к числу наиболее распространенных и важных. Это обусловлено тем, что она затрагивает узловые проблемы мировоззрения людей, государственного и общественного устройства, обосновывает притязания какой-либо группы на власть и ее использование. Политическая идеология - это система идей, теорий, взглядов, отражающих политическую жизнь общества с точки зрения определенной группы людей.

В ней можно выделить несколько уровней функционирования:



  • теоретико-концептуальный, на котором формулируются основные положения, раскрывающие интересы и идеалы класса, социального слоя, нации, государства;

  • программно-политический, где политические принципы и идеалы переводятся или воплощаются в соответствующие программы, лозунги, требования и представляют собой идейно-политическую основу для принятия управленческих решений и ориентирования политического поведения и деятельности людей;

  • актуализированный, показывающий степень принятия людьми положений конкретной идеологии.

В широком смысле слова структура идеологии, как общественного явления, помимо идей и их компонентов, включает также идеологические отношения, деятельность, учреждения и организации, идеологические процессы.

Идеология распространяется в обществе с помощью различных средств и институтов. Таковыми выступают семья, школа, церковь, политические партии, государственные институты, средства массовой информации.

Идеология самым тесным образом взаимосвязана с политикой и играет важную роль в политической жизни общества. Эта взаимосвязь осуществляется пре­жде всего через интересы субъектов политики, которые выражаются идеологией и реализуются в их политиче­ском поведении, политической практике.

Взаимное влияние идеологии и политики друг на друга, при определенных условиях, может принимать крайние формы, что негативно сказывается не только на их развитии, но и на состоянии общества в целом. Обыч­но указывают на недопустимость и вред чрезмерного иде­ологического влияния на политику (особенно государс­твенную) и общественные процессы - идеологизации политики. Это происходит в условиях монополии одной идеологии и использования идеологической доктрины в качестве первоосновы, фундамента практической полити­ки. Политика таким образом превращается в служанку идеологии и сообразует общественную жизнь с мерками идеологических постулатов и догм, а не с требованиями реальностей. Идеологический диктат КПСС, как известно, стал одной из причин кризиса советской системы и распа­да СССР.

Крайне опасным может быть и чрезмерное влияние политики на идеологию — политизация идеологии. В этом случае идеология испытывает на себе диктат гос­подствующей политики и ставится на службу монополь­ной власти. Ее содержание превращается в мировоззре­ние на службе у власти, меняется в угоду правящим кру­гам и по конъюнктурным соображениям, подвергается идейной эрозии. Политизированные узкогрупповые идеи и ценности преобладают над социальными, нравственными и другими содержательными компонентами, вытесняют об­щенациональные (общегосударственные) и общечеловече­ские интересы и ценности.

Оптимальным является равноправное положение и взаимодействие идеологии и политики, при исключении какой-либо монополии, идейной или властной.

Роль идеологии в политической жизни сама по себе достаточно важна и значительна. Она, и прежде всего по­литическая составляющая ее содержания — политическая идеология, сказывается на всех элементах политической системы общества.

Рассмотрим основные наиболее распространенные в современном обществе идеологии.

Разновидности современных идеологий
Социалистическая идеология (от лат. socialis - общественный, товарищеский) - идеология трудящихся, основанная на их стремлении к строю социальной справедливости и равенства граждан независимо от общественного положения.

Развитие социалистической идеологии начинается с момента появления классового и имущественного неравенства и эксплуатации в человеческом обществе, т.е. еще с древних времен. В той или иной степени социалистические идеи звучали в творчестве таких мыслителей, политиков как: Платон, Т.Мор, Т.Кампанелла, А.Сен-Симон, К.Маркс, Ф.Энгельс, Э.Бернштейн, А.Грамши, В.Ленин и других. Суть социалистической идеи - в освобождении от эксплуатации, социального неравенства, предоставлении индивиду возможностей для саморазвития. Социализм защищает право человека не только иметь (обладать) чем-то в соответствии со своими заслугами и трудовыми усилиями, но и быть тем, кем создал его бог, природа или он сам. Отличие социализма как строя - в осознанности, управляемости преобразований взамен частнособственнической стихийности, в переходе от «царства необходимости к царству свободы». В этом смысле социалистический идеал далек от представления о нем, как о строе полного равенства вплоть до уравниловки. Другое дело, что появилось оно на базе реальной практики строительства социализма в странах, социально-экономически и культурно к этому не готовых, часто с использованием наиболее простых , как казалось, решений, уводивших далеко в сторону от достижения поставленных целей.

Основными ее ценностями исторически являются справедливость, равенство, солидарность. Современные социал-демократические партии подчеркивают важнейшее значение и такой ценности, как свобода.

В настоящее время приверженцы социализма подчеркивают не только чисто правовое значение свободы, как в либерализме, но и видят в ней принцип самовыражения личности , равно как и самовыражение коллектива. Справедливость характеризуется как реализация требования равной свободы для всех, а солидарность - как взаимодействие всех людей ради достижения свободы и справедливости. Идейные противники осуждаются за то, что они не рассматривают указанные ценности во взаимосвязи. Так, либерализм пренебрегает солидарностью, консерватизм отрицает равенство, коммунизм стремится к равенству, пренебрегая свободой, а фашизм демагогически использует тезис о солидарности, оправдывающий тоталитарные формы власти.

Принципы социализма. Социализм в политической сфере, как «живое творчество масс» предполагает народовластие и самоуправление. В социальной - взаимопомощь, интернационализм и солидарность, широкое государственное участие. В экономике - приоритет общественных форм собственности, активную роль государства.

В нашей стране социализм исторически имел объективную социальную, духовную основу. Поэтому события октября 1917 года, которые совершались под социалистическими лозунгами, большинством исследователей оцениваются не как случайные, а имеющие под собой серьезную историческую традицию. Но в силу ряда объективных и субъективных причин в СССР была реализована модель государственно-бюрократического, административно-командного социализма. Ее историческое поражение вызвало ослабление позиций социалистических идей и в России, и в мире в целом. Тем не менее и коренные, и имеющие отношение уже к современной эпохе факторы, обусловливающие существование и жизненность социалистической идеологии, продолжают действовать. Среди последних: необходимость сотрудничества в решении проблем обеспечения устойчивого развития, успешный опыт использования социалистических методов организации экономики и социальной жизни в целом ряде стран, в том числе и высокоразвитых и др.

В России в настоящее время социалистическая идея:


  • имеет достаточно широкую социальную основу (до четверти населения, имеющего право голоса, отдают на выборах различных уровней свое предпочтения политическим силам социалистической и коммунистической ориентации);

  • организационно оформлена в виде имеющих весомое представительство в федеральных и местных органах власти партий;

  • имеет давние традиции в культурной, социальной сферах общественной жизни, сознании широких масс населения и т.д.

Либерализм (от лат. liberalis - касающийся свободы, присущий свободному индивиду) - учение и общественно-политическое течение, провозглашающее свободу личности и других гражданских и политических прав индивида и ограничение сфер деятельности государства.

Само понятие «либерализм» вошло в европейский общественно - политический лексикон в начале XIX века. Первоначально оно использовалось в Испании, где в 1812 году либералами называли группу делегатов-националистов в кортесах (испанский парламент), заседавших в Кадисе. Затем оно нашло применение в Англии и Франции и вслед за ними в других европейских языках.

Начало развития либерализма приходится на период буржуазных революций XVII-XVIII веков и получает он широкое распространение в XIX в., когда в ряде западноевропейских стран возникли либеральные партии с соответствующими программами. Либеральное мировоззрение восходит к Реформации, Просвещению, ньютоновской научной революции. У его истоков были идеи Д.Локка, Ш.Монтескье, И.Канта, А.Смита, Т.Джефферсона, А. де Токвиля, И.Бентама. Основные идеи и установки либерализма были сформулированы в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. и Конституции Франции 1791 г., развивались также они в Голландии, скандинавских странах. Своеобразным полигоном, на котором либеральные идеи проходили главную проверку и испытание, стали Великобритания и США. В России либеральное мировоззрение укоренилось позже - в конце XIX - начале XX века.

Либерализм формировался и утверждался в различных социально-исторических условиях, имеет различные традиции, особенности и т.п. Но все же есть и основные положения либеральной идеологии. Либерализм в мировоззренческом смысле означает



  • свободу от социально-групповых, классовых, национальных ориентаций (предрассудков);

  • индивидуализм и подчеркивание самоценности личности;

  • демократизм, терпимость к иному, космополитизм;

  • рационализм, веру в разум человека, его творческую силу, возможность переустройства мира в соответствии с какой-либо схемой, идеей ( в этом он близок к социализму).

К основным ценностям либеральной идеологии можно отнести свободу, индивидуализм и частную собственность. Либеральное мировоззрение с самого начала тяготело к признанию идеала индивидуальной свободы в качестве универсальной цели, представления о равенстве всех людей в их естественном, врожденном праве на самореализацию. Индивидуализм - источник творческих возможностей человеческого общества, построенного на принципах либерализма. Если для консерватора Э.Берка «люди проходят, как тени, но вечно - общее благо», то у Д.Локка - отдельный индивид, противопоставляемый обществу и государству - «хозяин своей собственной персоны». Дж.Милль утверждал, что человек сам лучше любого правительства знает, что ему нужно. Такой подход стимулировал предприимчивость, новаторство, которые в совокупности с делали капитализм столь динамичной системой.

Свобода понималась приверженцами либерализма в негативном смысле, т.е. в смысле свободы от политического, церковного и социального контроля со стороны феодального государства. Борьба за свободу для них означала борьбу за уничтожение экономических, физических, интеллектуальных ограничений, накладываемых на человека. В качестве гаранта свободы провозглашалась частная собственность. При этом существовал постулат, что плоды деятельности не могут быть отчуждены от самого субъекта деятельности, так как они являются его сущностным продолжением. Именно из экономической свободы выводилась политическая свобода.

В политической области либерализм основывается на признании прав человека, разделения властей, свободы выбора занятий, конкуренции, защите прав меньшинств и др. Политический либерализм основывается на политико-социологических учениях эпохи Просвещения (учение об общественном договоре, «естественном» состоянии и правах человека), на этике и правовой философии Канта. Либерализм усвоил кантовскую идею нравственно свободной личности, независимой от насилия со стороны других людей и в то же время несущей бремя моральной ответственности. Поэтому свобода индивида и его социальная ответственность неразделимы. Такому пониманию индивида соответствует идея правового государства, воплощающего в себе вышеназванные политические принципы.

С формированием в либерализме идеи индивидуальной свободы появилась и проблема отношений государства и отдельного человека. В либеральной идеологии государство - «ночной сторож», у него ограниченный комплекс самых необходимых функций по охране порядка и защите страны от внешней опасности. По Локку государство - не голова, увенчивающая общество, а шляпа, которую можно безболезненно сменить. Аксиома либерализма - государство обязано защищать права и свободы отдельного человека, но не должно вмешиваться в его жизнь, ограничивать свободу.

Либерализм внес значительный вклад в формулирование принципов парламентаризма и правового государства, разделения властей. Данные принципы отражены и в нынешней Конституции России.

В экономической сфере либерализм требует отмены ограничений со стороны государственной власти, простора для частной инициативы, безусловного соблюдения принципа частной собственности, конкуренции и свободного рынка. Идеи экономического либерализма наиболее полно воплотились в классической английской политэкономии (А.Смит). В основе последней лежало почерпнутое из ньютоновской картины мира представление о том, что свободное взаимодействие индивидуумов как «общественных атомов» с необходимостью приведет к установлению некоего равновесного состояния общества, которое в конечном счете окажется на пользу всем и каждому.

Развитие общества привело к возникновению неолиберализма - доктрины, сохраняющей верность принципам демократии, свободной конкуренции, но полагающей, что они не смогут достичь успеха автоматически, а требуют постоянного вмешательства государства, создающего благоприятные условия для их реализации. Неолиберализм явился попыткой приспособить либеральные принципы к современной социальной действительности. Еще в начале XX века обнаружилось, что конкуренция привела к повышению веса и влияния крупного капитала, промышленных и финансовых магнатов, что свободная игра рыночных сил не обеспечивает социальную гармонию и справедливость. Но особенное развитие новые идеи получили после кризиса 1930-х годов, в теориях и практике Д.Кейнса и Ф.Рузвельта, также и на основе изучения опыта социального развития СССР, находят они применение в политике правительств и многих современных развитых государств. Вместе с тем подобна трансформация не означает автоматическое сближение либерализма с социалистическими идеями, ведь для либерализма социальные права в любом случае являются вторичными, подпоркой для политических прав личности.

Что касается нашей страны, то в ней либеральные идеи не занимали ведущего положения в политической теории и практике. Это объясняется и традиционно слабой социальной базой для их развития, и политико-культурным своеобразием России, да и особенностями субъектов политики, пытавшихся действовать под либеральными лозунгами, но в той или иной степени дискредитировавшими саму либеральную идею. Ярким примером здесь является негативный опыт утверждения либерализма в России в современных условиях. Российский либерализм 90-х годов оказался заражен духом разрушительности и радикальности, нигилистическим отношением к власти, существующему порядку управления, антигосударственностью и антипатриотизмом.

Консерватизм (от лат. conservare - сохранять, охранять) - политическая идеология, которая ориентируется на сохранение и поддержание исторически сформировавшихся форм государственной и общественной жизни, в первую очередь морально-правовых ее оснований, воплощенных в нации, религии, браке, семье, собственности.

История консерватизма начинается с конца XVIII. Впервые термин «консерватизм» употребил французский писатель Шатобриан для обозначения феодально-аристократической идеологии периода Великой Французской революции. Основные положения консерватизма сформулированы в работах Э.Берка, Ж. Де Местра, Л. Де Бональда и их единомышленников и последователей. Серьезный вклад в развитие консервативной традиции внесли русские философы, социологи: К.Леонтьев, Н.Данилевский, В.Соловьев, И.Ильин во второй половине XIX - начале XX века.

В отличие от либерализма и социализма консерватизм не имеет устойчивого идейного ядра и принимает разные формы в разные исторические периоды. Консервативные установки, как правило, начинают кристаллизироваться в периоды исторических поворотов, резких социальных изменений, когда общественное сознание, сосредотачиваясь на прошлом, начинает отличать его от настоящего. Социализму консерватизм традиционно противостоит из-за его революционных устремлений, а либерализму из-за рационалистического пафоса, стремления к переделке мира, сложившихся порядков.

Что представляет собой консерватизм в мировоззренческом плане?

Во-первых, для него характерен взгляд на общество как на органическую и целостную систему. В консерватизме присутствует идея некоего жизненного начала всего реального мира. Предполагалось, что человек в силу ограниченности своего разума не вправе бездумно браться за переустройство мира, поскольку тем самым он рискует задеть заключенную в этом мире духовность.

Во-вторых, существующие институты должны иметь предпочтение перед любой теоретической схемой, какой бы совершенной она ни показалась с рациональной точки зрения. Консерватизм есть реакция защиты существующих институтов от угрозы их разрушения, потому что они существуют и рассматриваются как «как наша традиция», а не потому что они соответствуют некоторым отвлеченным идеалам. Так, Э.Берк утверждал, что нельзя приступать к реформе государства с его свержения, «реформатор должен подойти к недостаткам государства, как к ранам отца, с трепетной заботливостью. Движимые этим мудрым предрассудком, мы с ужасом видим, как скорые на руку дети в разных странах готовы разрубить своего старого родителя на куски и положить его в котел в надежде, что своими сорными травами и дикими заклинаниями они смогут возродить отцовское тело и обновить его жизнь».

Принимая существующее положение вещей, консерватизм делает ударение на необходимости сохранения традиционных правил, норм, системы власти и т.п. В духе гегелевской формулы «все действительное разумно, все разумное действительно», консерватор рассматривает существующий мир как наилучший из всех возможных миров. Согласно консервативным представлениям, обязательно должна быть сила, заботящаяся о передаче традиций, ибо народ без памяти о прошлом - это народ без будущего. Консерватизм сосредотачивается «на прошлом в той мере, в какой прошлое живет в современности» (К.Маннгейм), отстаивает то, что есть в настоящем, уходя корнями в прошлое. Этим консерватизм отличается от фундаментализма, который отрицает настоящее ради воображаемого или реального, но уже утратившего связь с настоящим прошлого.

В-третьих, консерватизм не означает противодействия любым нововведениям. Консерваторы не могут не принять те новые элементы действительности, которые уже укоренились, равно как и не удерживают все, что идет из прошлого.

Основными ценностями консерватизма являются стабильность, законность, порядок, традиции, семья и др.

В политической сфере консерватизм выступает за укрепление государства в деле поддержания порядка и законности, опору на семью, церковь, школу, различные ассоциации - посредники между обществом и индивидом. Именно в таких структурах усматривается основа «плюралистичности» общества, надежная преграда бюрократии, посягательствам на права личности. В глазах консерваторов государство - источник и защитник закона и морали. Без сильного государства общество может оказаться в анархии. С другой стороны, они понимают, что государство может оказаться инструментом подавления индивидуальной свободы. Именно поэтому подчеркивается важность различных ассоциаций. При необходимости выбора между индивидом и обществом значительная часть консерваторов ставит на первое место общество, так как оно исторически, этически выше отдельного индивида.

В социальной области консерваторы допускают существование социального неравенства, исходя из убеждения в несовершенстве человека и созданных им институтов, считают бедность, несправедливость неизбежным злом, которое можно смягчить, но не устранить.

В экономической сфере подчеркивается важность развития частной собственности, свободного рынка, конкуренции и инициативы.

Между консервативной и либеральной идеологиями в настоящее время нет принципиальных различий. Вместе с тем консерваторы больший крен делают в сторону элитизма, поддержки аристократических и богатых слоев населения, исходя из признания иерархичности общественных отношений. В экономической политике консервативную позицию отличает ставка на крупный капитал. Во властных отношениях - концепция «демократического господства элит», в соответствии с которой демократия представляет собой власть меньшинства в интересах общественного блага.

С 70-х годов XX века традиционный консерватизм развивается в новую форму - неоконсерватизм, являющийся своеобразным синтезом консервативных и либеральных идей. В это время на Западе происходит падение популярности положений неолиберальной теории и практики «государства благоденствия», серьезной его роли в организации экономической и социальной жизни. Причинами этого, по мнению консерваторов, явились кризисные явления в экономике развитых стран, усиление бюрократизации государства, «социальное иждивенчество», разрушение принципа опоры человека на себя, собственные силы, распространение безнравственности и др. Поэтому в неоконсерватизме зазвучали требования ограничения государственного вмешательства в социально-экономическую сферу, но в сочетании с укреплением государственного авторитета в деле поддержания порядка и законности, морали и ответственности в обществе. Неоконсерваторы проявили изрядные гибкость и прагматизм, способность приспосабливаться к создавшимся условиям. Они уловили настроения широких масс относительно необходимости осуществления мер против застоя в экономике, безработицы, расточительства государственных средств и т.д. На волне подобных настроений в ряде крупных стран Европы, в США представители консервативных партий одержали победу на выборах.

Консерватизм европейцев был подмечен в свое время Н.Бердяевым. Сравнивая их психологию с сознанием русских, философ писал: «Западные люди гораздо более оседлые, более прикреплены к усовершенствованным формам своей цивилизации, более дорожат своим настоящим, более обращены к благоустройству земли». Русский народ же «наименее детерминированный, наименее прикованный к ограниченным формам быта, наименее дорожащий установленными формами жизни». «У русских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть». Тем не менее идеология консерватизма получила известное распространение в дореволюционной России («Русская монархическая партия», «Союз русского народа», Союз 17 Октября и др.)

В современной России идеология консерватизма с начала 2000-х годов укрепляет свои политические позиции. Идеи и ценности консерватизма отстаивает «Единая Россия», являющаяся наиболее влиятельной политической партией России.

Национальная идеология - политическая идеология, которая ориентируется на общественно-политическую и духовную значимость этноса, народа, нации и реализацию их интересов в социально-политической жизни. Вырастая из этнического, национальное мышление сохраняет его структуру: представления народа об истории, о национальной территории - Родине; чувство национальной принадлежности к нации, этносу, чувство национальной гордости; национальные идеи, лозунги, программы и т.д.

Национальное сознание возникает в недрах этнического, когда в обществе преодолеваются сословные, кастовые, племенные барьеры. В Европе это время приходится на XVII - XVIII века. На протяжении более чем ста лет, с первой половины XIX по вторую половину XX в., национальная идео­логия успешно конкурировала с либерализмом и социализмом. В период холодной войны национализм был оттеснен на пери­ферию, так что стало казаться, что в недалеком будущем он окончательно сойдет с исторической сцены. Но этого не про­изошло. Националистические идеи вновь обнаружили свой мо­билизационный потенциал после 1989 г. В конце XX столетия в соответствии с базисным принципом национализма — принци­пом совпадения национально-культурных и государственно-по­литических границ — еще раз была «перекроена» карта мира. Национализм приобретает новое измерение на фоне гло­бализации. Чем больший размах приобретают процессы разрыва связи производства и обмена блага­ми с той или иной территорией — тем более заметными становят­ся движения, основанные на отстаивании ценности территории. Национализм в данном случае берет на себя задачу сохранения идентичности, в этом контексте предстает как попытка выработать гуманисти­ческую альтернативу дегуманизации общественной жизни, ко­торую несет с собой новый мировой порядок.



Исследователи национализма подчёркивают, что однозначного значения данного термина нет. В англо-американской литературе распространено нейтраль­ное понятие национализма, тогда как во французских, российских и большинстве восточноевропейских источников доминирует негативное употребление данного понятия.

В "Американской энциклопедии" указано: «Нацио­нализм — состояние ума, характерное для определенной груп­пы людей с гомогенной культурой, проживающих в тесной ас­социации на данной территории, разделяющих веру в собствен­ную отличительность от других и в общую для них судьбу». «Национализм, — согласно «Новой католической энциклопе­дии», — это чувство, объединяющее группу людей, имеющих реальный или воображаемый общий исторический опыт и про­являющих стремление жить в будущем в качестве отдельной группы».

В «Японской энциклопедии» национализм – всеобщая приверженность и верность своей нации. В «Британской энциклопедии» национализм есть верность и приверженность к нации или стране, когда национальные интересы ставятся выше личных или групповых. Популярный «Американский политический словарь»: «Нацио­нализм отождествляется с соци­альными и психологическими си­лами, которые зародились под действием уникальных культур­ных, исторических факторов, для того чтобы обеспечить единство, воодушевление в среде данного народа посредством культивирова­ния чувства общей принадлежнос­ти к этим ценностям. Национа­лизм объединяет народ, который обладает общими культурными, языковыми, расовыми, историчес­кими или географическими черта­ми или опытом и который обеспе­чивает верность этой политичес­кой общности». Национализм – это и, во-пер­вых, деятельная любовь к своему на­роду, и, во-вторых, как сформулиро­вал еще Иван Ильин, - это инстинкт самосохранения народа.

Но национализм понимается и как преувеличенное, гипертрофированное проявление национальных чувств, идеология и политика национального превосходства, противопоставления своей нации другим.



В исследовательской литературе сложилось деление национа­лизма на два основных типа — государственный, или «граждан­ский» (когда нация понимается как сообщество граждан одной страны), и «этнический» (нация как сообщество людей одинаковой «крови» при биологическом понимании нации или одной и той же культуры, языка при культурно-историческом понимании нации).

Эта классификация, вместе с тем, достаточно условна. Во-первых, она предполагает противопоставление «хорошего» гражданского национализма «плохому» эт­ническому. Во-вторых, эта классификация непродуктивна для анализа реальных националистических движений и идеологий. Последние несут в себе множество составляющих, в силу чего отнести их к одному из двух типов затруднительно. Наконец, в-третьих, существование собственно «гражданского» национа­лизма, в котором полностью бы отсутствовало представление о культурной или биологической основе нации, нельзя представить.

Основные принципы национализма:

- индивид — часть коллектива, называемого нацией; его челове­ческие качества определены его национальной принадлежностью;

- служение интересам нации — абсолютная (высшая) моральная ценность;

- нация - первична, а государство - вторично. Они диалектически неразрывны, как содержание и форма, но осо­знанный приоритет должен быть всегда у содержания. Нельзя решать проблемы государства в обход про­блем нации. Институ­ты государства хороши и полны смысла не сами по себе, а лишь постольку, поскольку выражают инте­ресы нации.

Как указывает В.Малахов, у национализма два основных вектора. Один из них указы­вает в сторону обретения общественного единства. Это национализм, исходящий от государства. Второй — направлен против государства. Это национализм, исходящий от культурно-этни­ческих групп, стремящихся к политическому суверенитету. Поэтому национализм — идеология, оправдывающая и обосновывающая усилия по интегра­ции или дезинтеграции государств. Но национализм также подпитывается чувствами и ожиданиями людей, которые ищут решение острых проблем собственного существования в национальной солидарности — в консолидации на основе общей истории, языка или культуры. Поэтому национализм — это идеология политизирован­ной идентичности.

Национализм может использоваться в качестве идейного обоснования:

- становления государства, идейного обеспечения процесса «собирания» государства или «государственного строительства»;

- социальной интеграции, «нациостроительства». Государство в этом случае уже есть, и национализм необходим ему для легитимации мероприятий по консолидации населения — превращения последнего в культур­но однородную общность, нацию.



- антиколониализма, «национально-освободительного движени­я» народов Азии и Африки против колониализма;

- этнически мотивированного сепаратизма, отделения части территории какого-либо государства.

Сила и притягательность национальной идеологии состоит в том, что она:



  • обращается к глубинным, природным началам человека, его стремлению разделить мир на «своих» и «чужих»;

  • имеет выраженный комплексный чувственно-рациональный характер, выступает и духовным, и культурным, и эмоциональным феноменом;

  • тесно связана с религиозными чувствами и идеологией.

Национальные идеологии, опираясь на свою значительную мобилизующую силу, играют большую роль в современной общественно-политической жизни многих стран. В нашей стране национально-патриотическая идеология слу­жит воплощением идейной ориентации на особый путь ис­торического развития России, ценности самобытной русской цивилизации, сильной государственности, развития национальной культуры. Особый акцент делается на от­стаивание в политике национально-государственных интересов Рос­сии. Вместе с тем под флагом национальной идеи выступают самые разные движения и партии, как ис­кренне приверженные национал-патриотическим целям и ценностям, так и паразитирующие на них. Привлекательность национально-патриотических идей устойчиво значима для 10 – 15% российского элек­тората. В ближайшей перспективе национальная идеология сохранит свое идейное значение и влияние, более того, по мнению ее сторонников, только на данной основе возможно дальнейшее развитие нашего общества.

Таким образом, идеология является необходимым и важным элементом общественно-политической жизни со­временного государства. Она представлена широким спек­тром различных идей и форм выражения их содержания. Политические идеоло­гии фактически образуют идейное ядро любых систем ценностей и программ их реализации.




  1. Понятие политической культуры

Многое из того, что в настоящее время относится к политической куль­туре, описывалось еще мыслителями древности (Конфуций, Платон, Аристотель), но сам термин появил­ся впервые много позже – в XVIII в. в трудах немецкого филосо­фа-просветителя И. Гердера. Теория же, описывающая эту груп­пу политических явлений, сформировалась только в конце 50 – начале 60-х гг. XX столетия в русле западной политоло­гической традиции. Большой вклад в ее разработку внесли аме­риканские ученые Г. Алмонд, С. Верба. Л. Пай, У. Розенбаум, англичане Р. Роуз и Д. Каванах, немецкий теоретик К. фон Бойме, французы М. Дюверже и Р. Ж. Шварценберг, голландец И. Инглхарт и другие.

Западные политологи пришли к выводу, что политические отношения определяются не только существующим на данный момент соотношением социально-классовых сил, но также накопленными в ходе исторического процесса и передаваемыми через культуру представлениями о мире, о тех или иных ценностях, об образцах поведения и т.д. Различие культур, учет их особенностей позволял зарубежным политологам понять, почему некоторые политические институты и системы в одних странах приживались, а в других - со сходными социально-политическими условиями – терпели поражение.

В определении политической культуры, данном Г. Алмондом и С.Верба и ставшим классическим, отмечается, что политическая культура служит образцом индивидуальных позиций и ориентацией в отношении политики, проявляющихся среди членов политической системы. Она субъективна и лежит в основе политических действий. Такое понимание отличалось от подхода, принятого в те годы в политической науке и вызвало многочисленные критические отклики. До появления этой работы ученые на Западе основное внимание уделяли структуре и функциям политических систем, институтов и их влиянию на политику. Вопреки традиции Алмонд и Верба утверждали, что для того, чтобы сравнивать различные политические системы, необходимо изучать не только институциональные и конституциональные черты этих систем, но также политические ориентации индивидов.

Индивидуальные ориентации, по их мнению, включают несколько частей: а) познавательные ориентации - точные или ошибочные сведения о политических объектах или убеждениях; б) эмоциональные ориентации – чувство привязанности по отношению к политическим объектам; в) оценочные ориентации – суждения, мнения относительно политических объектов.

Как можно заметить, данное понимание политической культуры сводит ее к определенной системе ориентацией на политические объекты или политическое действие, но не включает само действие. В этом случае политическая культура – результат общего мнения относительно того, как следует вести себя членам общества в различных ситуациях. Но существуют и реальные модели поведения, свойственные в той или иной мере различным гражданам, их группам или различным странам, отличающим их друг от друга.

Признание факта, что поведенческий аспект политической культуры, характеристика особенностей политического поведения обязательно должны присутствовать в ее понятии свойственно ныне как многим зарубежным авторам, так и большинству отечественных исследователей.

С другой стороны, политическая культура может рассматриваться как явление, обусловленное взаимоотношениями между людьми, или же, напротив, как свойство общества.



Сторонники первого подхода определяют политическую культуру как совокупность социально-психологических свойств, которые проявля­ются на индивидуальном уровне, будучи следствием сходного политического опыта или исторических условий существования социальной группы. Этот подход развивается в рамках методологического индивидуализма, доминирующего в англо-американской политической науке. Именно он лег в основу концепции Алмонда и Вербы, предположивших, что политическое поведение индивидов определяется не только рационально понятыми интересами, но и усвоенными в процессе социализации «ориентациями», предрасполагающими действовать определенным образом в ситуациях того или иного рода.

При подобном понимании политической куль­туры ее можно «измерять» с помощью опросов, про­водить сравнительные межстрановые и кросс-темпоральные исследова­ния, подвергать полученные результаты статистическому анализу с целью проверки гипотез и т.д. Возможность применения количественных методов – одно из несомненных достоинств данной концепции.

Тем не менее с ее операционализацией, т.е. переходом от абстрактного выражения качества к набору конкретных показателей, которые могут быть установлены эмпирически, возникают определенные проблемы. Чаще всего сравнительные количественные исследования политической культу­ры нацелены на изучение социальных установок, выявляемых в опросах. Считается, что в отличие от ценностей, которые являются результатом оценок, установки – это устойчивые ориентации, имеющие глубинный характер (и в силу этого не всегда сознаваемые). Разделяя некие ценности, люди могут им и не следовать; установки же реально (и зачастую неосознанно) ориентируют их поведение. Но можно ли выявить установки в стандартизированных опросах общественного мнения и насколько правомерно делать выводы о связях между социальными установками индивидов и развитием политических институтов на основе информации о тех аспектах политической культуры, которые поддаются изучению количественными методами – на эти вопросы определенного ответа нет.

Сторон­ники «социетального» подхода полагают политическую культуру свойством социальных кол­лективов, укорененным в исторически обусловленных социальных практи­ках и репертуарах смыслов. В соответствии с данным подходом изучать политическую культуру – значит исследовать, как такого рода историче­ское наследие влияет на развитие и изменение социальных и институцио­нальных практик. В то же время в его рамках возможны разные способы концептуализации самой политической культуры.

Один из них – интерпретация ее как исторически складывающихся символических структур, восходящая к работам известного антрополога К.Гирца. В основе этой интерпретации лежит представление о том, что человек дей­ствует в определенной системе смысловых значений, которая и есть поле культуры. Ориентация в социальном пространстве предполагает наличие неких систем смыслов (своеобразный культурологический эквивалент социологического понятия «ориентации»), конструируя которые общество опи­рается на предшествующий культурный опыт.

Другое направление объяснения политической культуры в этом подходе фокусирует внимание на культурных основа­ниях поведенческих практик.

Вместе с тем исследователи политической культуры отмечают, что «социетальный» подход, будучи ориентирован преимущественно на интерпретативные методы, также с трудом поддается операционализации. Не случайно большинство возникших в его рамках концепций политической культуры так и не воплотились в эмпирические исследования.

Политическая культура, как следует из самого названия, является частью более широкого явления - культуры, и определяется через понимание последней. Можно сказать, что политическая культура – это все то в культуре, что относится к государству (управлению) и политике.

Несмотря на разнообразие подходов к определению понятия "культура", основ­ное, в чем сходится ныне большинство исследователей теории культуры - признание ее "человекотворческой" стороной дея­тельности людей. Культура не является особой сферой жизни человеческого общества по сравнению с его экономической, политиче­ской или духовной сферами. Она характеризует общество в целом, показывает, насколько каждая общественная система, тот или иной вид человеческой деятельности способствуют (или препятствуют) развитию личности, ее совершенствованию как субъекта этой дея­тельности, обретению человеком действительной свободы.

Подоб­ное понимание культуры вытекает из определения ее как достиг­нутой обществом, личностью степени развития (нравственного, полити­ческого, эстетического и т.п.), степени освоения ими опыта общества. Причем она включает лишь усвоенную людьми часть это­го опыта, лишь практически реализуемый объем знаний, то, что вошло в привычку: устойчивые ориентации и ценности, нормы и об­разцы поведения. Из понимания культуры как степени, каче­ства развития и деятельности общества, группы, индивида исхо­дит и понимание элементов культуры как качественной стороны этой деятельности, степени ее совершенства в различных сферах жизни общества - политической, нравственной, правовой и др.

Культура, кроме того, выступает определенной совокупностью материальных и духовных ценностей – норм, традиций, правил поведения и т.п. Поэтому и политическая культура – определенная совокупность ценностей, ориентаций, установок, чувств, моделей политического поведения.

Политическая культура неразрывно связана также с политикой, политическими отношениями. Будучи элементом политической систе­мы, политическая культура отражает степень развития человека, социальных групп, общества в целом.

На уровне личности политическая культура представляет со­бой степень политического развития индивида, что проявляется в его практической деятельности. В этом случае политическую культуру личности можно понимать как достигнутую ею степень по­литического развития, характеризуемую совокупностью знаний и представлений, ценностных ориентаций, моделей поведения, реализующих­ся в ее политическом поведении.

Ошибочно думать, что политическая культура представляет собой просто сумму политического сознания и политического поведения. Точнее, она – единство культуры политического сознания и культуры политического поведения социальных субъектов. Кроме того, политическая культура общества с необходимостью включает в себя и культуру «поведения» – функционирования политических институтов, политической системы.

В целях получения более наглядного представления о политической культуре выделяются ее показатели (проявления). Так, объектами исследования культуры политического сознания обычно выступают:



  • представления об основных целях и ценностях общества и путях их достижения;

  • степень интереса граждан к политике как особому роду деятельности и их готовности участвовать в ней;

  • степень развития политического сознания, внутренней согласованности позиций и предпочтений субъекта: личности, группы, общества;

  • отношение к политической системе, ее отдельным институтам, символам, лицам, представляющим эти институты;

  • представления о правилах политической игры;

  • политический язык и др.

Культура политического поведения характеризуется:

  • формами и уровнем взаимодействия граждан с государственными институтами и институтами гражданского общества;

  • формами и степенью участия граждан в массовых политических акциях: митингах, демонстрациях и т. п.;

  • особенностями электорального поведения (активность, мобилизованность, последовательность позиций избирателей и т. д.).

Наконец, в культуре функционирования политической системы находят отражение:

  • способы взаимодействия государства с другими институтами;

  • механизмы принятия политических решений и методы контроля за их исполнением;

  • формы и методы регулирования социально-политических конфликтов;

  • способы организации и проведения выборов и др.

В целом, политическая культура есть система исторически сложившихся политических традиций, убеждений, ценностей, идей и установок политического поведения, обеспечивающая воспроизводство политической жизни общества на основе преемственности.

Каковы условия формирования политической культуры? Ее становление – естественноисторический процесс, на который оказывают влияние политические традиции общества, геополитическое политическое положение государства, политическая и социальная структура общества и характер отношений в нем, а также особенности национальной психологии и др. При этом существенная роль принадлежит таким институтам, как государство, партии, церковь, деловая община, средства массовой информации, а в некоторых случаях – армия.

Что касается типологии политической культуры, то она может производиться с разных позиций. Исследуя в конце 1950-х – начале 1960-х гг. политическую культуру США, Англии, ФРГ, Мексики и Италии, Г. Алмонд и С. Верба сформулировали такие типы:


  • патриархальный, который, по мнению американских ученых, доминирует в обществах, где нет самостоятельной, т.е. отделенной от других общественных институтов и структур, политической си­стемы. Он часто интерпретируется как "аполитичная культура". В такой куль­туре население не обладает необходимым набором знаний о политической си­стеме своего общества, не разбирается в политике, не интересуется ею и не свя­зывает перемены в своей жизни с политической системой. Разделение властей отсутствует, вождь или иное лицо, наделенное властью и олицетворяющее со­бою власть, рассматривает и решает все вопросы политико-экономической, со­циальной и духовной жизни единолично;

  • подданнический, который характерен для обществ, в полити­ческой системе которых нет четко дифференцированных каналов доведения требований индивидов и общества в целом до органов, принимающих политические решения. Люди при такой культуре политически пассивны, ориентированы на традиционные ценности и ждут активности от начальства, государства. Они достаточно хорошо понимают устройство своей политической системы, склонны к подчинению установленным правилам политической игры и считают себя не способными оказать влияние на власть;

  • активистский, при котором гражданин политически грамотен и активен. Он рационален и прагматичен, и поэтому участвует в по­литическом процессе, полагая, что и рядовой член общества в состоянии по­влиять на принятие решений вне зависимости от того, нравится ли ему то, как работает политическая система и ее представители на местах или нет.

Из сочетания этих трех «чистых» типов возникают реальные политические культуры, преобладающие в истории. Смешанным типом является и «гражданская» культура. Это активистская культура, в которой присутствуют элементы патриархальной и подданнической культур. Позднее, в середине 1990-х годов данная типология была усовершенствована другими исследователями с учетом происшедших изменений в политической культуре западных стран. Так, классификация дополнилась новыми типами, с выделением групп пассивных и активных культур в соответствии со значениями уровня политической активности граждан, степенью их интереса к политике и политического доверия к институтам власти.

На основе выявления отношения к социальному прогрессу и преобразованиям политическая культура подразделяется на замкнутую и открытую, прогрессивную и консервативную. Исходя из характеристик политического режима, может выделяться демократическая, авторитарная и тоталитарная, а из преобладания того или иного механизма регуляции общественной жизни – рыночная или государственная политическая культуры.

Помимо универсальных типов политической культуры существуют и такие ее образования, которые характерны лишь для отдельных социальных групп и отличаются специфическими взглядами и предпочтениями людей на явления власти, отношением к государству, образцами участия в управлении, контроле и организации политической жизни. Такие образования называются субкультурами.

Одной из точек зрения, позволяющей выделить сложившиеся субкультуры, является признание политической суб­культуры как совокупности политических ориентаций группы, значительно отличающихся от доминирующих в обществе.

Согласно другой позиции, в основании субкультур могут ле­жать более или менее значительные вариации одних и тех же базисных ориентаций, что позволяет отличать субкультуры по менее значимым, периферийным чертам и оттенкам. Представ­ляется, что данный подход позволяет выделить политические суб­культуры в переходный период развития общества, аналогичный современному российскому, когда в нем происходят сложные процессы социально-экономической, политической диф­ференциации и интеграции. Тогда считать существующую политическую культуру какой-либо социальной группы политической субкуль­турой можно при наличии более или ме­нее существенных отличий основных политических ориентаций группы от соот­ветствующих ориентаций других социальных групп, а также доми­нирующих в обществе. Возможно выделение субкультур: территориально-региональных (эти субкультуры часто совпадают с национально-этническими); национально-этнических; социально-классовых; религиозно-политических и др.

Роль политической культуры в обществе определяется ее функциями. Эти функции могут быть выведены из функций культуры вообще, но в то же время относительная самостоятельность политической культуры проявляется в выполнении ею и специфических функций. К функциям политической культуры относятся:

а) познавательная, ее суть – в вооружении субъекта знаниями, необходимыми для его успешной деятельности в сфере политики;

б) передача политического опыта от поколения к поколению, осуществления исторической преемственности;

в) регулирование политической жизни – эта функция нацелена на обеспечение работоспособности политической системы и определяет ее особенности;

г) выражение и согласование интересов социальных групп через взаимообмен, взаимодействие систем их ценностей и др.

Таким образом, политическая культура включает зафиксированный в обычаях и законах политический опыт общества, его социальных групп, индивидов, уровень их представлений о политической власти и отношениях, способность дать правильную оценку явлениям общественной жизни и занять политическую позицию в ней, выраженную в конкретных социальных действиях.

Анализ политической культуры предполагает выделение ее уровней. Обычно рассматриваются политическая культура личности, крупных общественных групп, а также общества с присущими им особенностями.


Тема 10. Политические отношения и процессы
Вопросы

1. Сущность и структура политического процесса

2. Политическая модернизация: сущность, основные критерии и социальные типы
Политическая наука имеет в своем арсенале различные способы описания политики, тех или иных ее аспектов. В этом смысле наряду с понятием «политическая система» категория «политический процесс» характеризует определенную сторону политики.
1. Сущность и структура политического процесса
Политический процесс – одна из центральных и, вместе с тем, весьма специфическая категория политичес­кой науки. Правда, некоторые ученые отождествляют ее с поня­тием политики в целом (Р. Доуз). Другие же, напротив, видят специфику политических процессов либо в результатах функцио­нирования политической системы (Т. Парсонс), либо в динамике борьбы и соперничества групп за статусы и ресурсы власти (Р. Дарендорф), либо в поведенческих аспектах реализации субъ­ектами своих интересов и целей (Ч. Мэрриам).

Слово "процесс" (processus) означает определенное движение, имеющее свое направление; последовательная смена состоянии, стадий, эволюции; совокупность последо­вательных действий для достижения какого-либо результата. Понятие "политический процесс" отражает динамику разви­тия политической жизни общества, изменение во времени и пространстве ее состояний. Политический процесс представляет собой совокупность действий социальных общностей, общественных организаций и групп, отдельных лиц, институтов по достижению определенных политических целей, ведущих к изменению и развитию (упадку) политической системы общества.

Коротко говоря, это вся совокуп­ность действий по обеспечению формирования, изменения, преобразования и функционирования политической системы. В этом плане политический процесс предстает как многооб­разная деятельность "завязанных" в определенную структу­ру политических институтов и движений, направленная на достижение ими своих целей путем реализации определен­ных функций и применения соответствующих методов, принципов и процедур.

Движущей силой политического процесса выступа­ют противоречия, возникающие в ходе взаимодействия социально-политических сил - участников политического процесса. Именно субъекты-участники своими действиями производят изменения в отношениях власти, передвиже­ния в персональном составе органов, принимают полити­ческие решения, нормативно упорядочивают обществен­ную жизнь и ведут борьбу за наиболее благоприятные политические условия реализации своих интересов.

Сущность политического процесса заключаются в производстве и воспроизводстве, с одной стороны, раз­личных компонентов политической системы, человека политического; структур, институтов и средств политиче­ского властвования и политического участия, политической культуры и норм, а с другой стороны, производ­ство посредством политической системы определенного социального порядка и социальных изменений.

Механизм политического процесса включает в себя: а) социально-политические условия возникновения и функцио­нирования политического процесса; б) субъекты политических действий и средства их влияния на объект, а также объекты воздействия; в) политические интересы, мотивы и цели поведе­ния в политическом взаимодействии; г) взаимодействие субъек­тов в форме борьбы и сотрудничества.

Развертывается политический процесс в рамках политической системы общества в данной стране, а также в региональных и глобальных масштабах. Существуют и другие его измерения: на государственном уровне, в административно-территориальных районах, в городе и деревне; внутри различных наций, классов, социальных групп; в тех или иных политических партиях и общественных движениях. В политическом процессе взаимодействуют, таким образом, разнообразные факторы, в результате чего происходят изменения и преобразования в политической сфере. Процесс отличается относительной самостоятельностью, однако, в конечном счете, он детерминирован экономической структурой, государственным устройством, характером социально-политических отношений в обществе.

Главное содержание политического процесса связано с подготовкой, принятием на соответствующем уровне, исполнением политических и управленческих решений, необходимой их коррекцией, социальным и иным контролем в ходе практического осуществления. Данные решения должны объединить различные интересы граждан и быть выражены в соответствующей им сложной системе общеколлективных целей (или иначе – политической воле общества), то есть политический процесс непосредственно связан с механизмом реализации политических интересов.

Выработка общих целей формируется как бы на пересечении действий различных элементов политической системы: официальных органов и институтов власти, влияния групп интересов, а так же общественности (профсоюзов, средств массовой информации и т.д.). Тем не менее, центральную роль в данном отношении играют высшие институты государственной власти. Именно они выступают главным механизмом принятия и осуществления решений, а характер их деятельности, по сути, определяет тональность взаимоотношений политических субъектов, ритм и темпы политических изменений.

Понимание политических решений в качестве своеобразного центра всех политических изменений дает возможность выделить в содержании политического процесса крупные структурные звенья, раскрывающее его внутреннее строение и природу. Так, в качестве первого такого звена можно рассматривать этап представления и обобщения политических интересов групп и граждан институтам, принимающим политические решения. Здесь содержание политического процесса характеризует деятельность различных организаций и групп, многообразные формы политического участия индивидов, выражающих свои политические интересы. Выражение интересов может быть явным, гласным и скрытым. Каналы доведения информации об интересах зависят от развития в данном обществе структур политической коммуникации, в том числе массовой информации.

Ведущая роль на данном этапе политического процесса принадлежит политическому участию граждан. Оно представляет собой действия, предпринимаемые частными лицами и имеющие целью повлиять на государственную политику, управление государственными делами или на выбор политических лидеров на любом уровне политической власти. Формы участия в политике многообразны: участие в выборах; принадлежность к партиям и политическим организациям и деятельность в них; участие в политических митингах и собраниях, демонстрациях и забастовках; обращения в государственные органы и средства массовой информации с инициативами об улучшения существующего положения в обществе, регионе и пр.; восприятие политической информации и ее передача и др.

Политическое участие может быть индивидуальным или коллективным, организованным или стихийным, постоянным или эпизодическим, мирным или насильственным, законным или незаконным, эффективным или неэффективным. По типу политическое участие может быть мобилизованным или автономным. Автономное участие – сознательная активность граждан, более или менее осведомленных в области политической жизни, целью которых является влияние на позицию политиков.

Мобилизованное участие – вынужденное действие, когда участие в политике, например голосование, или участие в политическом собрании зависят от неполитических стимулов (страх, подкуп, долг). Между данными типами существует взаимосвязь. Тип поведения, первоначально возникающий как проявление мобилизованного участия, может затем стать автономным. И наоборот.

Другой формой реализации политических интересов, распространенной на данной, а также последующих стадиях политического процесса, является политическая деятельность. В отличие от политического участия, представляющего скорее единовременный или периодически повторяющийся акт, политическая деятельность предполагает профессиональное участие – выполнение политических функций – в рамках тех или иных политических институтов или действующих против них.

Второй элемент политического процесса представляет собой этап выработки и принятия политических решений, выражающих коллективные цели политической системы и общества в целом. В данном аспекте политический процесс предстает как сфера деятельности правящих и оппозиционных элит, групп интересов и давления, в своем взаимодействии вырабатывающих общегосударственные постановления и директивы.

На данной стадии политического процесса из реальной ситуации в обществе, требований структур, групп граждан выделяются конкретные проблемы, обладающие политическим характером, проводится определенный сбор информации, рассматриваются возможные альтернативы действий, осуществляется выбор и корректировка принятого плана действий.

Возможности выработки политических решений, отвечающих реальным потребностям общества, на данном этапе зависят от целого ряда факторов, в частности от уровня централизации власти; соотношения прав центральных и местных органов государства; взаимодействия общественности и государственных структур, степени уравновешенности ветвей власти, степени учета мнений экспертов и т.д.

Сильное влияние на содержание политического процесса на данном этапе оказывают и взаимосвязи внутри правящего слоя: отношения правительства и оппозиции; связи руководства и аппарата, показывающие, кто на самом деле принимает принципиальные решения; отношения между группировками в руководстве (отраслевыми и неформальными); уровень коррумпированности власти и др.

Третий элемент политического процесса – этап реализации политических решений. Здесь на содержании политического процесса прежде всего сказывается умение властей сконцентрировать соответствующие ресурсы, преодолеть возможное сопротивление принятым решениям. Противодействие будут оказывать не только оппозиция, но зачастую и нижестоящие органы власти, стремящиеся приспособить принимаемые наверху решения для защиты своих нужд и интересов.

Как правило, принято выделять несколько основных типов реализации решений. Это – популизм, элитизм, консерватизм, демократизм и радикализм. Каждая из этих разновидностей осуществления политического курса отличается применением определенных методов властного регулирования, тем или иным характером взаимоотношений властей с населением, соответствующим типом информационного режима осуществления власти и управления.

Так, популизм в качестве основного средства достижения властных целей использует прямую апелляцию к общественному мнению и использует опору на массовые настроения. Поэтому он неизбежно сориентирован на упрощение политической ситуации, а в ряде случае и вульгаризацию предлагаемых обществу целей. Правящие элиты пытаются выработать какой-либо лозунг, призыв к населению, реализация которого, по их мнению, обеспечит преодоление противоречий и быстрое продвижение к успеху.

Отличительная черта элитизма – курс на предотвращение сколько-нибудь значительного участия граждан не только в выработке, но и в корректировке решений, на поощрение различных посреднических форм взаимодействия с электоратом, усечения политического информирования общественности и т.д.

При консервативной политике в деятельности властей доминирует установка на сохранение структуры и функций органов власти, традиционных форм и методов политического регулирования.

В условиях применения радикальных методов властвования их социальные и политические последствия редко приносят обществу гражданский мир, порядок и улучшение жизни населения.

В отличие от радикализма, пренебрегающего ради глобальных будущих целей насущными интересами и заботами людей, подлинный демократизм, прежде всего, ориентируется на реальные потребности и запросы граждан, воплощение их неотчуждаемых прав и свобод.

Сделаем вывод. Политическая система общества находится в постоянном движении, т.е. одно ее состояние неизбежно сменяется другим. Она как бы проходит через отдельные политические ситуации, являющиеся в свою очередь фрагментами политического процесса, его звеньями. На грани двух политических ситуаций развора­чиваются политические события. Возникновение того или иного события может быть концом старой или началом новой политической ситуации. Поэтому в самом общем виде политический процесс можно представить как переход от одного политического события к другому (от съезда к съезду партии, от выборов к выборам, от одной политической кампании к другой, от одного политического решения к другому). Политический процесс - это реальная политическая деятельность.

Политические процессы наиболее зримо раскры­ваются с точки зрения участвующих в них субъектов. Понять реальные политические процессы можно лишь выяснив, кто обладает властью, каким образом эти люди пришли к власти и как они ее используют. В связи с этим при анализе того или иного политического процесса необходимо знать, какие субъекты в нем участвуют, их статус, цели, ресурсы и стратегию поведения.
Типология политического процесса

Более детальная характеристика и оценка содержания политического процесса связана с анализом различных его типов.

Ввиду того, что политика имеет две сферы – внешнюю и внутреннюю – можно выделить внешне- и внутриполитические процессы.

С точки зрения публичности осуществления правящими кругами и массами своих функций, явного или неявного отправления государством своих полномочий выделяются открытый и скрытый (теневой) политический процессы.

Открытый политический процесс характеризуется, прежде всего, тем, что политические интересы групп и граждан систематически выявляются в избирательных предпочтениях, программах партий и движений, а так же в других формах публичных притязаний людей к государственной власти. При демократии это выражается в непрерывных контактах между группами, гражданами и институтами власти, обсуждении и оспаривании частных и общих целей, корректировке курса, осуществляемой под воздействием общественного мнения.

В условиях же авторитарных режимов, как известно, существуют иные формы политического взаимодействия субъектов и институтов власти. В любом случае, если в демократических государствах открытость политического процесса выражается в «прозрачности» для общественности различных фаз и этапов принятия политических решений, корректировки программ, формирования элит, а также других участников властного взаимодействия граждан, то в авторитарных режимах открытость политического процесса никогда не распространяется на механизм управления и особенно на выработку стратегических и тактических целей правления.

В противоположность открытому теневой процесс базируется на публично неоформленных политических институтах и центрах власти, а также на таких властных притязаниях групп и граждан, которые по различным причинам не предусматривают обращение к официальным носителям власти.

В качестве же центров, к которым в таком случае апеллируют граждане, могут выступать запрещенные, нелегализованные и непризнанные обществом структуры (например, мафиозные кланы, действующие на той или иной территории). В таком случае это политическое пространство будет регулироваться принятыми в этих центрах решениями, предложенными ими средствами и нормами реализации целей.

Теневой политический процесс может выступать как в альтернативной официальной политике форме (например, в форме паразитирования мафиозных структур на государственных институтах власти, как это имеет место в странах с высоким уровнем коррумпированности правящих слоев), так и в неальтернативной, когда высшая власть определенных институтов официально не афишируется, но признается.

Такая ситуация довольно типична, когда государство передает высшие властные функции своим отдельным структурным звеньям (например, органам политического сыска, тайной полиции, репрессивным структурам и т.д.) или тем или иным партийным формированиям. В то же время теневым может быть и политический процесс, которому препятствуют в его легализации и поэтому он приобретает неуправляемый и непроявляемый характер.

Существуют и другие классификации политического процесса. Так, например, в зависимости от темпов и длительности изменений он делится на революционный, отличающийся быстротой и глубинной преобразований, и эволюционный – процесс постепенных длительных изменений.

С точки зрения устойчивости основных форм взаимосвязи социальных и политических структур, определенности функций и взаимоотношений субъектов власти можно говорить о стабильном и нестабильном политических процессах. Стабильный процесс характеризуется устойчивыми формами политической мобилизации и поведения граждан, а также функционально отработанными механизмами принятия политических решений. Как правило, такой политический процесс основывается на сформированной социальной структуре, легитимном режиме правления и высокой эффективности господствующих в обществе культурных норм и, прежде всего, доверия, взаимоуважения прав участниками политического процесса.

В силу этого настрой последних на сотрудничество значительно сильнее, чем потребность в конфликтном развитии отношений.

Нестабильный политический процесс обычно возникает в условиях кризиса власти как проявление необходимости изменения политического курса. К этому может привести осложнение международных отношений, спад материального производства, социальные конфликты, вызванные изменившимися условиями вертикальной и горизонтальной мобильности населения. Иначе говоря, разрыв между новыми потребностями общества или групп и неспособностью режима отреагировать на них адекватным изменением механизмов политического участия и управленческих стратегий и вызывает нестабильность политического процесса.

Нередко нестабильность возникает и в обществах, где у власти постоянно находятся представители одних и тех же сил, партий, союзов, что неизбежно создает явное или неявное противоборство двух блоков политических сил, концентрацию всех конфликтов вокруг одной линии противоречий. Постоянная политическая дискриминация даже сравнительно небольшой или национальной группы, ее устойчивая неудовлетворенность своим политическим статусом могут стать причиной острых и ожесточенных конфликтов. В обществах же, обладающих различными способами влияния групп на процесс принятия решений, чаще всего эти источники политической нестабильности и не возникают.

Особую форму нестабильности политическим процессам придает переход традиционных обществ к формам индустриального развития. Подобная нестабильность носит не временный, а достаточно длительный характер, нередко соотносимый с жизнью поколений.

Исходя из того, что политические отношения являются производными от социально-исторических характеристик обществ, основанием типологизации может являться социально-культурный контекст политического процесса. Это дает возможность выделить следующие его типы: технократический, идеократический и харизматический.

Технократический политический процесс характерен для стран с многовековым опытом политической жизни. В данном случае «технократический» означает приоритет технологического подхода к осуществлению власти в качестве единственно возможного легитимного способа политического изменения. Для этого типа процесса не характерны структурная ломка политических институтов и сложившейся веками политической системы, коренное изменение законодательной и другой нормативной базы.

Субъекты политических отношений функционируют на основе развитой нормативной базы и в своей деятельности не выходят за ее рамки. Статус субъектов может быть изменен только на основе легитимных методов, культа процедуры политического изменения.

Для традиционных стран и государств, переживающих начальную стадию модернизации, характерен политический процесс идеократического типа. Приоритетом выступает не закон, процедура, а идея (идеология), в отношении которой имеется или декларируется общенациональное согласие.

Данный тип процесса зависит от содержания тех идеологий, которые выступают в качестве базовых принципов политического устройства общества. Например, для восточнославянской политической традиции характерна идея соборности, которая с необходимостью включает историческое измерение, историческую память и иерархию ценностей.

Государства западной цивилизации также не были лишены элементов идеократии в своей политической жизни. Однако это были короткие периоды, когда корректировались базовые основания общенационального согласия, осуществляется переход к новой государственной идеологии, опирающейся на ценности ведущих групп интересов общества.

Данный тип политического процесса оптимален на начальном этапе перестройки политической системы, когда отсутствие легитимности новых политических институтов и механизмов компенсируется их приверженностью идее, разделяемой большинством населения.

Политический процесс харизматического типа характеризуется всевластием лидера, под политические цели которого подстраиваются идеологические доктрины и институты общества. Этот тип в большей степени свойственен культурной традиции стран Востока, где чаще проявляется абсолютизация политического статуса первого лица в обществе. Харизматический политический процесс наблюдался и в Европе – в государствах с политической деспотией. Велик удельный вес харизматической составляющей и в политическом процессе России.

Особенности развертывания рассматриваемого типа политического процесса отражаются в различных вариантах: диктатура лидера; патернализм, внеинституциональное лидерство.

При первом варианте вся полнота власти сосредоточена в руках лидера как основного элемента политической системы при неограниченном контроле над политическими институтами и процессами. Основу деятельности политических институтов составляют отношения господства и подчинения, упорядоченная иерархия, отсутствуют механизмы «обратной связи». Политическая элита имеет статус номенклатуры – организованной и упорядоченной общности с жестким механизмом отбора, а массы населения являются объектом идеологических манипуляций лидера.

Во втором варианте (патерналистском) лидер входит в политические институты, занимает легитимную должность в государственной иерархии, обладает достаточным объемом полномочий для контроля над политической ситуацией в стране. Потенциально имеется возможность перехода к авторитарным методам руководства. Однако лидер добивается выполнения своих решений, основываясь на собственном авторитете, переносимым в массовом сознании на принимаемые решения. Этот вариант характерен для тех периодов, когда дает сбой привычный механизм смены элит и лидер оказывается перед необходимостью проводить свой курс без ощутимой партийно-политической поддержки. В действие вступает популизм, направленный на обеспечение массовой поддержки на выборах.

В рамках третьего варианта, встречающегося в странах с сильными позициями церкви в общественной жизни, лидер становится высшим арбитром функционирования политических институтов и субъектов. Недостаточная легитимность, неорганическое происхождение политических институтов уравновешиваются наличием духовной власти, стоящей над государством и обществом. Основной предпосылкой развертывания политического процесса является харизматический авторитет духовной власти, направленный на единение всего социального организма. Духовная харизма такого лидера гарантирует обществу недопущение резких политических размежеваний, обязывала должностных лиц неукоснительно выполнять политические установки, адекватные настроениям и политической культуре основных групп интересов.

2. Политическая модернизация: сущность, основные критерии и социальные типы
Модернизация есть особый вид развития, связанный с формированием таких характеристик, свойств и качеств общества, которые соответствуют именно современному обществу (обществу «модерна»). Таким образом, сама проблема научного анализа модернизации связана с неравномерностью темпов развития различных стран и народов, одновременным существованием стран и государств, находящихся на разных уровнях социально-экономического и политического развития.

Сущность и критерии модернизации. Особое место в современной политологии занимают концепции, в которых рассматриваются сущность и критерии модернизации. Ныне политологи рассматривают модернизацию как сложный многогранный процесс, который опирается на системные предпосылки и по-разному реализуется в различных сферах общественных отношений.

Современная политология выделяет следующую группу предпосылок модернизации.


      1. Приведение к единообразию кодов внутринационального общения, консолидация территориального, этнического и языкового пространства, создающие благоприятные условия для становления нации-государства и политической системы современного типа.

      2. Осуществление индустриализации, ведущей к качественным сдвигам в социальной структуре, которые, в свою очередь, служат побудительной причиной осовременивания политической сферы.

      3. Формирование общенационального воспроизводственного комплекса, функционирующего в режиме самоподдерживающегося роста, подкрепленного объединенной транспортной и информационной структурами.

      4. Урбанизация (т. е. превращение общества из преимущественно сельского в городское), которая содействует возникновению городской культуры как образа жизни и стиля поведения, определяющих направленность развития общества.

      5. Повышение социальной и территориальной мобильности населения, в силу утверждения индустриальных форм хозяйственной деятельности и, как следствие, размывание жестких общественных и институциональных связей традиционного типа.

      6. Превращение под влиянием отмеченных структурных сдвигов политики в одну из сфер самореализации личности, а индивида – в автономного, самостоятельно мыслящего субъекта политического процесса, отныне свободного от ограничений замкнутых групп (общин).

      7. Утверждение новых политических институтов, начинающих функционировать в режиме представительства всего многообразия наличествующих в обществе интересов.

При этом одним из наиболее важных выводов современной теории модернизации явилось признание зависимости политического развития от социально-экономического роста, от модернизации других сфер жизни общества.

В социальной области модернизация связывается с достаточно определенной специализацией людей, обществен­ных и государственных институтов по конкретным видам деятель­ности, которая все больше зависит (по мере развития модернизации) от личных качеств человека, его квалификации, усердия, образова­ния. В рамках социальной модернизации отношения иерархической подчиненности и верти­кальной зависимости заменяются отношениями равноправного парт­нерства на базе взаимного интереса.

Экономическая модернизация предполагает внедрение технологий, основанных на научном знании, широкое освоение природных ресурсов и углубление их переработки, использование высокоэффективных источников энергии, углуб­ление общественного и технического разделения труда, развитие и регулирование рынков товаров, денег и труда, постоянное усложнение организации производства, существование стимулов для создания и внедрения технологических и организационных инноваций.

Уже в 60-е годы ряд исследователей об­ращал внимание на необходимость наращивания вложений в сферу обра­зования и развития человека. Как писал Ф.Харбисон, «центральная проблема всех модернизирующихся стран состоит в том, чтобы уско­рить процесс формирования человеческого капитала».

Духовная модернизация предполагает диффе­ренциацию культурных и ценностных систем, секуляризацию образования и распространения гра­мотности, многообразие школ и течений в философии и науке, религиозную терпимость, развитие средств распространения информации, приобщение крупных групп населения к достижениям культуры, распространение ценностей инди­видуализма. Кроме того, духовная модернизация связывается с рационализацией сознания на основе научных знаний и с отказом от поведения в соответствии с традициями. Так, Ш. Эйзенштадт считает, что «развитие нового культурного стереотипа» образует «сердцевину» всего процесса модернизации.

Вместе с тем «новый культурный стереотип» не обязательно должен быть западоцентричным. Анализируя успехи азиатской модели модернизации, японский журналист Й. Фунабаси связывает их с возрождением азиатского сознания: «Азиатское сознание одухотворяется повседневным прагматизмом, социальным пробуждением процветающего среднего класса и искусством технократов, хотя все еще и характеризующихся привкусом антиколониалистского негодования, расизма, и безразличия к гражданским свободам».

Политическая модернизация в наиболее общем виде включает в себя формирование и развитие национальных государств с демократической политической системой, с широким участием в политической жизни политических партий и движений, выражающих и защищающих социальные интересы различных общественных групп и слоев.

Среди исследователей нет единства в понимании последовательности преобразований. Одни считают, что реформирование целесообразно начинать с индустриализации общества.

Другие утверждают, что начало преобразований – реформы в сельском хозяйстве, третьи полагают, что необходима помощь развитых стран, прошедших классическую стадию индустриализации. В реальной практике модернизации можно найти каждый из выдвигаемых теоретикам и алгоритмов социальных и политических преобразований.

Содержание собственно политической модернизации, как показывает исторический опыт модернизирующихся стран, включает в себя ряд мер:



  • упорядочение админи­стративно-политических границ, образование националь­ных или федеративных государств, усиление (и разделение) центральной законодательной и исполнительной властей;

  • обеспечение способ­ности государства к структурным изменениям в экономи­ке, политике, социальной сфере при сохранении стабиль­ности и внутренней сплоченности общества;

  • включение все более широких масс населения, социальных групп и личностей в полити­ческий процесс (хотя бы посредством выборов);

  • формирование и необходимый рост эффективной национальной политической бюрократии;

  • установление политической демо­кратии, изменение способов легитимации власти, к примеру, вместо ссылок на «Божий промысел» и «природу вещей» – опора на идеологические и полити­ческие предпочтения (идеалы и ценности) общественных групп;

  • замена традиционных элит демократическими модернизаторскими элитами;

  • важнейшим направлением политической модернизации выступает переход от авторитаризма (тоталитаризма) к демократии – демократический транзит.

Поскольку в государствах Азии, Африки и Латинской Америки, в от­личие от стран Западной Европы и Северной Америки, нет развитого гражданского общества, постольку их поли­тическая модернизация затруднена.

Поэтому одной из существен­ных черт модернизированного общества теоретики модернизации считают «рекрутирование» государственной бюрократии в соот­ветствии с конкретными и достаточно четкими требованиями к образованию, квалификации и деловым качествам людей, тогда как в традиционном обществе доступ в ряды политиков и чи­новников был обусловлен статусом, происхождением и личными связями человека.

Основные типы модернизации. Современные политологи выделяют два основных типа мо­дернизации:


  • «первичную» модернизацию, характерную для стран Западной Европы, США, Канады, которая охватывает эпоху первой промышленной революции, разрушения традиционных на­следственных привилегий и провозглашения равных гражданских прав, демократизации и т.д.;

  • «вторичную» модернизацию, или «отраженную модернизацию», или модернизацию «вдогонку», реализованную в России, Бразилии, Турции и др. В качестве ведущей движущей силы этого типа модернизации выступает соци­окультурное взаимодействие отставших в своем развитии стран с уже су­ществующими центрами индустриальной культуры и политической демократии.

Существенно различаются механизмы и логика обеих типов модернизации.

Механизм «первичной» модернизации «вызревает» в процессе естественно-исторического развития конкретного общества в силу присущих ему внутренних закономерностей развития. Этот механизм характеризуется особой ролью духовно-идеологической сферы как локомотива модернизационных процессов. Перемены вначале происходили именно в этой сфере (характерным в этом плане является само название исторических эпох, содержанием которых выступает интенсивная модернизация европейских стран: Возрождение, Реформация, Просвещение), лишь затем трансформировалась экономика. Так, духовный процесс модернизации начался с секуляризации, когда в противовес единой вселенской католической церкви отдельные властители вроде Генриха VIII (1491 – 1547) стали брать на себя право интерпретировать смысл Священного писания. Более продвинутой формой секуляризации стала рационализация – замещение всемогущего Всевышнего универсальным и всесильным Разумом. Идея мощи человеческого разума стала центральной идеей Просвещения. Это идейное течение 17 – 18 вв. было основано на убеждении в решающей роли разума и науки в познании «естественного порядка», соответствующего подлинной природе человека и общества. Невежество, мракобесие, религиозный фанатизм просветители считали причинами человеческих бедствий.

Таким образом, в обществе вызревает система реальных социально-экономических интересов, осознаваемых и выражаемых в качестве социального идеала в духовно-идеологической сфере. В соответствии с этими интересами происходит дифференциация форм собственности. В результате формируется специфическая социальная структура – гражданское общество. На этой основе происходит изменение политической системы, итогом которого становится формирование политических структур, защищающих реальные социальные интересы конкретных групп населения.

«Вторичная» («догоняющая») модернизация в качестве предпосылки предполагает специфическую социально-экономическую ситуацию. Эта ситуация характеризуется тем, что уровень развития одних элементов общества оказывается соответствующим уровню развития аналогичных эле­ментов в передовых странах. Однако другие элементы общества еще не «вызрели» и поэтому существенно отстают в своем развитии либо вообще отсутствуют.

Таким образом, многие «внутренние» элементы механизма модернизации еще не вызрели в процессе естественноисторического развития страны. Поэтому существенным побудительным фактором модернизации здесь выступают внешние факторы, в частности, пример стран «первичной» модернизации.

По образному выражению бразильского историка Н. Вернека Содре, при «вторичной» модернизации развитие общества напоминает движение «квадратного колеса», которое неизбежно сопровождается периодическими «встрясками». В разных странах в процессе модернизационного развития «догоняющего» типа различаются периодичность такого рода «встрясок», глу­бина «ухабов» и конкретная скорость социального движения. Предложенный Вернеком Содре образ наглядно характеризует циклический процесс «догоняющей» модернизации: в этом процессе чередуются эволюционные и революцион­ные этапы. Вначале «колесо модернизации» со скрипом переваливается с одной грани на другую, а затем замирает на этой грани, поскольку период интенсивного (однако существенно неравномерного) развития сменяется застоем, стагнацией или медленной эволюцией.

Важнейшая проблема «вторичной» модернизации состоит в том, что социальная структура модернизирующегося общества плохо приспосабливает­ся к резким «встряскам». В этой ситуации успех модернизации существенно зависит от способности конкретных общественно-политических институтов оперативно и адекватно реагировать на происходящие изменения и «амортизировать» возникающие толчки.

Мировой опыт демонстрирует, что ряд переходных обществ может остановиться на стадии частичной модернизации. Причиной подобной «остановки» может стать ситуация, когда и традицион­ность, и современность в ее социально-политическом смысле (выступающие в качестве принципиально противоположных способов поведенческой ориентации человека и общества) становятся одновременными характеристиками социальных институтов одного и того же общества. Подчеркнем, что далеко не все традиционные институты являются неизбежным препятствием для процесса модернизации.

Напротив, некоторые из них могут способствовать успешному поли­тическому развитию, о чем свидетельст­вует опыт многих модернизирующихся стран, в частности стран Юго-Восточной Азии, успешно включающих в модернизационный процесс азиатские духовные традиции и системы ценностей.

Однако нередко общество не успевает модернизироваться за счет внутренних процессов, а в систему его социальных отношений внедряются готовые социальные и политические образцы, произ­веденные иным, модернизированным миром.

В такой ситуации непреодолен­ные остатки прошлого вынуждены сосуществовать с новыми элементами, за счет чего про­исходит обострение разнородных социальных конфликтов. В новом для них социально-культурном контексте внедренные извне эле­менты модернизированного общества перестают эффективно функциониро­вать. С другой стороны, немодернизированные элементы уже не могут выполнять те функции, которые были для них обычными в традиционном обществе. Симбиоз традиций и модернизации в такой ситуации оказы­вается неплодотворным.

Либералы и консерваторы по-разному подходят к проблеме выбора вариантов и путей модернизации.

Наиболее известные политологи либерального направления: Р. Даль, Г. Алмонд, Л. Пай – исходят из того, что основным критерием политической модернизации являет­ся степень вовлеченности населения в систему представительной демократии. По мнению сторонников либерального мировоззрения, характер и динамика модернизации зависят от двух важнейших факторов:


  1. от открытой конкуренции свободных элит,

  2. от степени поли­тической вовлеченности рядовых граждан.

Политологи консервативного направления: С. Хантинг­тон, Дж. Нельсон, X. Линц и др. – в качестве главного источника модерниза­ции указывают на конфликт между мобилизованностью населения, его включенностью в политическую жизнь, с одной стороны, и институционализацией, наличием необходимых социальных структур и механизмов для политического выражения этих интересов – с другой. Если массы оказываются неподготовлен­ными к политическому участию, если неумело используются институты власти, то такая ситуация может способствовать дестабилизации режима правления, усилению его коррумпированности. В силу этого модернизация, по словам С.Хантингтона, вызывает «не политическое развитие, а политический упадок».

Как показывает С. Хантингтон, модернизированность политических институтов, оказывается связанной, прежде всего, не с уровнем их демократизации, а с их прочностью и организованно­стью. В книге «Политический порядок в меняющемся обществе» он подчеркивает автономность политического развития и утверждает, что если в экономическом, социальном и культурном развитии критерием является рост, то «для политического развития главное – обеспечение стабильности».

По мнению консерваторов, переход к рынку и национальное единство могут быть обеспечены только посредством жесткого авторитарного режима, при помощи которого контролируется и обеспечивается социальный порядок. Авторитарная политическая власть может эффективно обеспечить руководство эволюционной модернизацией при следующих социальных условиях:


  • компетентность политических лидеров;

  • выде­ление качественно различных и продолжительных этапов в процес­се реформ,

  • точный выбор времени их проведения.

  • каждый из этих этапов должен иметь конкретные цели и собственные приоритеты.

Таким образом, если консерваторы делают акцент на обеспече­нии политического порядка с помощью централизованных действий сильной власти, то ли­бералы фиксируют внимание на существующих возможностях для населения постоянно влиять на тех, кто имеет власть. В известном смысле их точки зрения являются взаимодополняющими.

Вместе с тем и либералы, и консерваторы указывают на существующие препятствия на пути политической модернизации, как и модернизации вообще. В их числе:



  • националистическая политика, приводящая к автаркии1;

  • крайности технократизма, игнорирующего социальные нужды об­щества;

  • позиция популизма, приносящего в жертву сиюминутной социальной политике эффективность экономического развития;

  • неспособность или неже­лание политической власти распространить тенденции модернизации и ее результаты с элитарного на массовый уровень;

  • ме­ханическое внедрение модернизационных политических ценностей и норм при фактическом доминировании традиционной политиче­ской культуры.

Тема 11. Политические конфликты и их урегулирование


Вопросы

1. Политические конфликты в системе социальных конфликтов

2. Условия возникновения и стадии развития политических конфликтов

3. Пути предупреждения и методы разрешения политических конфликтов


Конфликты охватывают все отношения человека с объективной действительностью. Любое общество, интересы членов которого по каким-либо критериям не совпадают, чревато конфликтами в различных сферах: в экономике, культуре, социальной сфере, в политике. Развитие демократии всегда сопровождается плюрализмом интересов, мнений, ценностей, подходов, а значит, возрастает необходимость рационального управления возможными социальными конфликтами.

Теория конфликтов охватывает широкий круг вопросов. В их числе: определение сущности социальных конфликтов, раскрытие их природы как особого общественного явления, выявление причин и условий возникновения конфликтов и конфликт­ных ситуаций, возможностей их прогнозирования и разре­шения. Анализируется структура и динамика конфликта как определенной системы, а также движущие силы развития социальных колли­зий.

Политический процесс любого общества не обходится без конфликтов. Они выступают в качестве важного объекта исследования конфликтологии. Известный отечественный политолог К.С.Гаджиев справедливо отмечает, что «феномен политического колеблется между двумя крайними интерпретациями, одна из которых трактует политику всецело как результат и поле столкновения конфликтующих интересов, а вторая – как систему обеспечения правления, порядка и справедливости в интересах всех членов общества». Иначе говоря, двумя важнейшими характеристиками мира политических явлений выступают конфликт и консенсус, а одной из важнейших задач политики является поиск путей и средств разрешения социальных конфликтов, согласования друг с другом разнородных (нередко – противоположных) интересов всех членов человеческого сообщества.
1. Политические конфликты в системе социальных конфликтов

Политический конфликт является одним из видов социального конфликта. В свою очередь, политические противоречия общества выступают объективной основой политических конфликтов. Конфликты в социально-политической сфере – это конфликты по поводу перераспределения власти, политического доминирования, политического влияния, политического авторитета. Более того, некоторые исследователи считают, что «в сущности, политика начинается там, где существуют конфликты. Политика призвана найти пути и средства, возникающие в человеческом обществе конфликтов… Иначе говоря, конфликт и политика тесно связаны между собою». Французский социолог Р. Арон характеризует политику как область общественной жизни, в которой различные политические концепции сталкиваются, порождая конфликты и консенсусы.

Политический конфликт может быть охарактеризован как противоборство двух и более субъектов политики вследствие несовместимости политических интересов, целей и ценностей, связанных с политической властью. Основной объект политических конфликтов – власть и властные полномочия.

Обладая родовыми чертами социального конфликта вообще, политические конфликты имеют собственную специфику. Могут быть выделены некоторые их видовые характеристики:



  • публичность и открытый характер проявления противоборства сторон: политический конфликт предполагает апелляцию сторон к противоборствующим социальным группам, к широкой общественности;

  • всеобщая значимость, поскольку политический конфликт затрагивает интересы больших социальных групп,

  • обусловленность властью, именно власть – главный объект политического конфликта,

  • идеологический характер мотивации конфликта: каждая из противоборствующих сторон стремится обосновать свою позицию с точки зрения конкретной идеологии,

  • институциональная организованность субъектов конфликта: чаще всего субъект политического конфликта представляет собой политическую партию, государственный институт и др.;

  • наличие легитимных лидеров; очень часто политическое противостояние трансформируется в противостояние политических лидеров,

  • возможность трагических последствий: широкомасштабный политический конфликт способен ввергнуть страну в пучину «смутного времени», до основания разрушить политическую и социальную структуру общества.

Могут быть выделены и другие характеристики политического конфликта.

Специфика содержания политических конфликтов определяется, в первую очередь, наличными политическими противоречиями.

Прежде всего, это противоречия между публичной властью и самоуправлением. В России, к сожалению, до сих пор не удалось превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчинен­ный. Здесь не общество пошло по пути постепенного по­глощения государства, а наоборот, произошло гипертро­фированное огосударствление всех сфер жизни общества. В период строительства социализма процесс огосударствления общества приобрел всеобщий ха­рактер. Разрешить противоречие между публичной госу­дарственной властью и общественным самоуправлением была призвана постсоветская реформа политической системы, демокра­тизация всех властных структур. Однако следует признать, что это противоречие до сих пор существует и разрешается весьма медленно.

Существенную роль в политической жизни играет противоречие между государством и об­ществом. Госу­дарство может адекватно представлять общественные и народные интересы, но интересы государства и общества могут и не совпадать. В числе причин такого несовпадения выступают: бюро­кратизация государственного аппарата, его отрыв от масс, ориентация органов управления не на удовлетворение потребностей и воли народа, а на обособленные интересы как аппарата управления, так и узкого круга новых собственников. Данные социологических опросов показывают, что и через два десятка лет после крушения Советского Союза до половины российских граждан высказывают недоверие многим институтам государственной власти.

Объективно формируются противоречия между элементами политической системы. Так, возникают конфликтные отношения между различными субъектами государственной власти, в частности федеральными и региональными.

В конфликтах этой группы выделяются конфликты, формирующиеся на основе противоречий между основными ветвями власти (законодательной, исполнительной, судебной) как Федерации в целом, так и в отдельных субъектах Федерации.

Существенное место среди противоречий политической системы занимают противоречия между полити­ческими партиями. Конфликты, возникающие на этой основе, выражаются


  • в борьбе между партиями за власть;

  • в их борьбе за социальную базу – за те конкретные общественные слои, на кото­рые партии собираются опираться;

  • в противоборстве между политическими партиями по вопросам модернизации и тенденций дальнейшего развития российского общест­ва.

Существуют противоречия между государством и раз­личными общественными организациями и движениями. Нередко их интересы не совпадают. К примеру, профсоюзы открыто выступают против тех правительственных решений, которые приводят к ущемлению прав трудящихся, к ухудшению их материального положения.

Существенно возросшую роль в постсоветской России играют противоречия в сфере национальных отношений. Среди них могут быть выделены противоречия:



  • между субъектами Российской Федерации;

  • между национальными меньшинствами и коренной нацией внутри субъекта Федерации;

  • между общими интересами федеративной власти и органами власти субъектов Федера­ции;

  • между интернациональным и национальным, между тенденцией, выражающей возрастание роли языка межна­ционального общения, и потребностями развития родных языков;

  • между великодержавным шовинизмом и местным национализмом и другие.

Более подробно сущность этих противоречий рассмотрена в главе, посвященной национальной политике.

Итак, основными субъектами политически значимого конфликта являются крупные социальные группы. Поскольку их потребности, интересы, цели, притязания могут реализоваться только через использование влас­ти, постольку в конфликтах непосредственное участие принимают такие политические организации, как государственный аппарат, партии, парламентские фракции, «группы давления» и т. д. Именно они являются выразителями воли больших социальных групп и ос­новными носителями социальных интересов. В конечном счете, политический конфликт обычно принимает форму не конфликта боль­ших социальных групп (массы выходят на улицу лишь в редкие мо­менты наивысшего обострения ситуации), а форму конфликта политичес­ких, этнических и других лидеров, которые действуют на основе сформировавшихся в том или ином обществе механизмов.

Таким образом, противоречия в политической сфере, благодаря которым создаются объективные предпосылки возникновения политических конфликтов, являются достаточно многообразными. Рассмотрение сути противоречий и механизма их разрешения с философско-социологической точки зрения позволяет понять методику разрешения политических конфликтов.
2. Условия возникновения и стадии развития политических конфликтов
Сторонники марксистской концепции конфликта под­черкивают решающее значение объективной материально-экономической основы политического кон­фликта. Большинство же западных социологов специфику политических конфликтов выводят из того обстоятельства, что человек, включенный в политическую деятельность, в своем сознании оперирует «символическими политическими образами», пред­ставлениями, дающими ему знание о политической карти­не мира, страны, региона, о своем месте в политической жизни и о других людях. Таким образом, в этих концепциях акцент делается на субъективную сторону политического конфликта. Очевидно, что нельзя преуменьшать ни объективные основы конфликта, ни его субъективные аспекты.

Противоречия присущи политической жизни об­щества на любом этапе его развития. Однако они перерастают в борьбу двух проти­воположных сил, в политический конфликт лишь тогда, когда одна из них или обе не учитывают объективного хода развития общественных процессов.

Возникший политический конфликт трудно остановить, ибо он имеет кумулятивную природу, иными словами, каждое агрессивное действие приводит к ответному возмездию, причем более сильному, чем первоначальное. Конфликт обостряется, вовлекая в свою орбиту все новых участников. Поэтому столь важно умение политической власти управлять возникающим конфликтом.

Стадии развития политического конфликта. В различных исследованиях по-разному дифференцируется процесс развертывания политического конфликта. Приведем два наиболее распространенных подхода к выявлению стадий социального, и в частности, политического конфликта.

Первый из подходов излагает проф. Б.И.Краснов. С его точки зрения, для первой стадии политического конфликта характерно сформи­ровавшееся отношение сторон по поводу конкретного противоречия или группы противоречий.

Вто­рой фазой конфликта является определение противоборствующими сторонами своей стратегии и форм борьбы для разрешения имеющихся противоречий, с учетом потен­циала и возможностей применения различных, в том чис­ле и насильственных средств конфликтного поведения.

Третья стадия связана с вовлечением в борьбу других участников через блоки, союзы, договоры.

Чет­вертая стадия - нарастание борьбы, вплоть до кризиса, охватывающего поэтапно всех участников с обеих сторон и перерастающего в общенациональный.

Пятая стадия конфликта - переход одной из сторон к практическому применению силы, вначале в демонстрационных целях или ограниченных масштабах.

Шестая стадия - это вооруженный конфликт, начинающийся с ограниченного конфликта (ограничения в целях, охватываемых террито­риях, масштабе и уровне военных действий, применяемых военных средствах) и способный, при известных об­стоятельствах, развиться до более высоких уровней во­оруженной борьбы (войны, как продолжения политики) всех участников.

Нетрудно видеть, что рассмотренный подход структурирует собственно процесс развертывания конфликта на основе выявления возможных форм его протекания. Ограниченность этого подхода проявляется в абстрагировании от двух важных аспектов: от предконфликтных условий и от послеконфликтной стадии развития политических отношений. На наш взгляд, методологически более ценным для анализа политических конфликтов является подход, учитывающий отмеченные аспекты.

Современная конфликтология разработала две модели конфликта: процессуальную и структурную.

Процессуальная модель делает акцент на динамике конфликта, возникновении конфликтной ситу­ации, переходе конфликта из одной фазы в другую, формах кон­фликтного поведения, конечном исходе конфликта.

В структурной модели акцент переносится на анализ условий, лежащих в основе конфликта и определяющих его динамику. По сути дела, эти концепции взаимно дополняют друг друга. Их совместное применение позволяет выделить в политическом конфликте четыре стадии: предконфликтную, конфликт­ную, стадию разрешения конфликта и послеконфликтную.

Предконфликтная стадия разбивается на две фазы. Латентная (скрытая) фа­за развития конфликта ха­рактеризуется накопле­нием и обострением противоречий в системе политических отношений в силу появившегося резкого расхождения интересов, ценностей и установок субъектов конфликтного взаимо­действия.

Вторая фаза нередко начинается с како­го-либо внешнего события, которое приводит в движение конфликтую­щие стороны. Происходит осознание конфликтующими сторонами противоположности их интересов, целей, ценностей и т. д. На этой фазе конфликт переходит в открытую стадию и выражается в различных формах конфликтного поведения.

Основную стадию развития конфликта характеризует конфликтное поведение. Конфликтное поведение – это дейст­вия, направленные на то, чтобы прямо или косвенно блокировать до­стижение противостоящей стороной ее целей, намерений, интере­сов. Для вступления в эту фазу необходимо формирование установки на борьбу, психологической готовности к ней.

Важную роль для понимания сути конфликта имеет понятие «блокировка». Психологи отмечают, что ситуация блокирования, если она связана с препятствиями для удовлетворения существенных потребностей индивида, вызывает состояние фрустрации. Обычно к фрустрациям относят непреодолимые затруднения в удовлетворении потребностей. Зачастую это состояние связано с напряжением, неудовольствием, переходящим в раздражение и злость.

Реакцией на фрустрацию может стать агрессивное поведение, направленное на другого человека или социальную группу, если они представляются источниками, причинами развития фрустрации. Таким образом, политический конфликт формируется, когда, во-первых, причиной фрустрации становится поведение других людей, во-вторых, возникает ответная реакция на агрессию – взаимодействие. Конфликт интересов на этой фазе прини­мает форму острых разногласий, которые индивиды и социальные группы не только не стремятся урегулировать, но и всячески усу­губляют, продолжая разрушать прежние структуры нормальных взаимосвязей, взаимодействий, отношений. Психологически эта фаза характеризуется нарастанием агрессивности, перехо­дом от предубежденности и неприязни к откровенной враждебнос­ти, которая психически закрепляется в «образе врага». Таким образом, проявляется эффект кумулятивности конфликта (накопления и усиления конфликтной напряженности).

В политической конфликтологии исследуется «сила» участников конфликтов, как способность реализовать свою цель вопреки воле партнера по взаимодействию. Она включает в себя:



  1. физическую си­лу, включая и технические (военно-технические) средства, применяемую как инструмент на­силия;

  2. информационную форму применения силы, требующую сбора и анализа информации с целью обеспечения полно­ты знания о существе конфликта, о своем оппоненте для выработки стратегии и тактики поведения, использования материалов, пороча­щих оппонента, и т. п.;

  3. социально-политический статус, выражающийся в общест­венно признанных показателях (доходы, уровень власти, престиж и т. д.);

  4. другие ресурсы: деньги, территория, лимит времени, количество сто­ронников и т. д. Стадия конфликтного поведения характеризуется мак­симальным использованием силы участников конфликтов, применени­ем всех имеющихся в их распоряжении ресурсов.

Окружающая социально-политическая среда может высту­пать либо источником внешней поддержки участников конфликта, либо сдерживающим, либо нейтральным фактором. Первая фаза конфликтного поведения порождает тенден­цию к усилению конфликта, но она может стимулировать его участ­ников к поиску путей разрешения конфликтной ситуации.

Назревающий пере­лом в развитии конфликта характерен для второй фазы конфликт­ного поведения. На этой фазе происходит как бы «переоценка ценностей». Дело в том, что ход конфликтного взаимодействия может существенно изменить представ­ления сторон и друг о друге, и о внешней среде. Конфликтующие стороны, или одна из них, могут исчерпать свои ресурсы. Возникает вопрос о выработке стратегии и тактики дальнейшего поведения.

Перелом может не наступить очень долго, если конфликтная ситуация постоянно поддерживается извне, как это нередко бывает в случае национальных конфликтов при поддержке одного из соперников третьей стороной. Может быть и иная ситуация – быстрое прекращение конфликта еще до достижения критической точки даже при активном притоке ресурсов извне. Это часто встречающееся в политических конфликтах явление катарсиса – снижение интенсивности конфликта. Так, иногда наблюдается неожиданное наступление состояния полной апатии, равнодушия, бездействия руководителей политической партии, которая прежде пользовалась поддержкой части населения и вела активную работу в массах. Причины появления катарсиса в политических конфликтах наукой пока в должной мере не изучены.

Конфликтующие группы на этапе перелома конфликта могут выбирать следующие про­граммы поведения:



  • достижение своих целей за счет другой груп­пы и тем самым доведение конфликта до более высокой степени на­пряженности;

  • снижение уровня напряженности, но сохранение са­мой конфликтной ситуации путем перевода ее в скрытую форму за счет частичных уступок противоположной стороне;

  • поиск способов полного разрешения конфликта. В этом случае наступает третья стадия в развитии конфликта – ста­дия разрешения.

Разрешение конфликта осуществляется:

  • через измене­ние объективной политической ситуации (перестройка политических структур, изменения в системе политических отношений, смена политического поведения и т.д.),

  • через изменения субъективного образа ситуации, который сложился у противоборствующих сторон, а стало быть, через изменение мотивации конфликтного поведения.

Полное разрешение означает прекращение политического конфликта на объек­тивном и субъективном уровне, кардинальную перестройку всего образа конфликтной ситуации. В этом случае «образ врага» транс­формируется в «образ партнера», а психологическая установка на борьбу сменяется ориентацией на сотрудничество.

При частичном разрешении конфликта изменяется только внешнее конфликт­ное поведение, но сохраняются внутренние побудительные уста­новки к продолжению противоборства, сдерживаемые либо воле­выми, разумными аргументами, либо санкцией третьей стороны.

Политические и военные провокации в системе конфликта. Среди многочисленных по­литических и военных средств насилия как инструментов конфликтного поведения особое место при­надлежит провокациям. Этот прием используют как госу­дарства, так и партии, общественно-политические движения, экстремистские группировки. Вместе с тем, ответствен­ность за политическую провокацию субъекты стремятся переложить на своих противников. Именно с провокаций начались первая и вторая мировые войны, а также боль­шинство военных конфликтов современности.

Известный французский политолог Филипп Бро определяет политическую провокацию как прием по­литического противоборства, который включает в себя специально организованные акции подрывного характера в целях вызова ответных мер со стороны противника и использования их последствий для дестабилизации обста­новки, эскалации насилия, дискредитации политики госу­дарств, партий, лидеров, дезинформации общественного мнения.

Наиболее полно сущность провокации проявляется в ее социальных функциях в системе политического конфликта.

1 Функция предлога для начала войны или во­оруженного конфликта. Любой агрессор, начиная военную кампанию, заботится о придании своей акции характера справедли­вого возмездия. Именно с этой целью и организуется провокация. Так, именно с провокаций в Тонкинском заливе началась агрессия США против Демократической Республики Вьетнам; в ре­зультате многочисленных провокаций Израиля против арабских стран произошло 5 арабо-израильских войн. Отметим, впрочем, что провокаций в отношении Израиля не чураются и некоторые экстремистские круги из палестинского политического лагеря.

2. Функция дестабилизации внутри- и внешнепо­литической обстановки. Возникновение новых очагов напряженности в современных международных отношениях нередко является результатом субъективных причин. Достаточно наглядно это проявилось в СНГ в постсоветские годы. Деструктивные политические силы: реакционные националистические и конфессиональные круги, политические группировки сепаратистского направления - борясь за сферы влияния, стремятся усугубить с помощью акций подрывного характера территориальные проблемы, возро­дить или обострить существующие национальные, этниче­ские, религиозные противоречия, спровоцировать конфликты между народами прежде единого Союза. Создается благоприятная обстановка для иностранного вмешательства во внутрен­ние дела СНГ. Об этом ярко свидетельствуют события в Грузии, на Кавказе в целом, в Приднестровье, на Украине во время президентства В. Ющенко и др.

3. Функция дискредитации государств, партий, общественно-политиче­ских движений и их лидеров. С целью подрыва авторитета и влияния своих оппонентов политические противники нередко используют вымысел, клевету. К сожале­нию, события на политическом пространстве СНГ представляют немало примеров использо­вания этого приема. Так, в марте 2010 г. грузинская телекомпания «Имеди» показала провокационный вымышленный телерепортаж о якобы состоявшемся нападении российских войск на Тбилиси (цинизм акции в том, что были использованы кадры реальной агрессии Грузии против Южной Осетии). Одной из целей провокации была дискредитеция грузинской оппозиции, поскольку, по телесценарию, российская «агрессия» могла бы состояться после прихода оппозиции к власти.

4. Функция дезинформации общественного мне­ния. Широкие возможно­сти по ее использованию пред­ставляют средства массовой информации. В современной России политиче­ские группировки, в руках ко­торых находятся власть и финансы, нередко искажают реальные события и факты в своих интересах. Наиболее широко подобные приемы используются в период предвыборных кампаний. Социологи считают, что для проведения своей политики в области дезинформации общественного сознания политической группировке не­обходимо иметь контроль над 3-4 каналами продвижения информации.

5. Функция дезориентации общественного сознания тесно связана с дезинформацией и заключаются в отвлечении внимания людей от событий, знание о которых в данный момент не выгодно субъекту провокации, в разжигании конфронтационных настроений путем провокации. С этой целью населению преподносятся разного рода сенсацион­ные факты, которые отвлекают внимание людей от их жизненно важных проблем.

Политический акт может быть охарактеризован как провокация при следующих условиях:

во-первых, наличие у субъекта цели, состоящей в обострении ситуаций;

во-вторых, осуществление целена­правленной подстрекательской деятельности;

в-третьих, наличие организационного аппарата, специально предназначенного для осуществления провокаций и использования их последствий для эскалации реакционно­го политического насилия.

В зависимости от используемых провокаторами средств могут быть выделены следующие разновидности провокаций: террористические акции (покушение на Папу Римского, поджог рейхстага и пр.); односторонние нарушения международных договоренностей; подстрекательские заявле­ния и дезинформация; массовые политические кампании (сборища неофашистов и т.п.); обсуждение в государ­ственных органах внутренних проблем, относящихся ис­ключительно к юрисдикции других суверенных народов; военные провокации и др.
3. Пути предупреждения и методы разрешения политических конфликтов
Важной характеристикой политического конфликта является то, что он выступает в качестве особой формы политического взаимодействия, в котором действия одной сто­роны зависят от действий другой.

Политический конфликт как отношение взаимозависимости конфликтующих сторон. Эта специфика конфликта подробно исследована Т.Шеллингом: «Чистый конфликт, – поясняет он, – в котором интересы двух противников полно­стью противоположны, – особый случай; он применяется в слу­чае войны до полного истребления... По этой причине «выиг­рыш» в конфликте не имеет строго состязательного смысла; это не победа, одержанная над врагом. Здесь подразумевается выиг­рыш относительно своей собственной системы ценностей, и его можно добиться путем переговоров, компромиссов, а также из­бегая поступков, наносящих обоюдный ущерб». Такую страте­гию в конфликте Т. Шеллинг называет теорией взаимозависимых решений. Наглядным примером подобных конфликтов являются «газовые» и «нефтяные» конфликты между Россией и Украиной в период после «оранжевой революции». Взаимозависимость сторон в этих кон­фликтах выступила в качестве определяющего объективного фактора, способствовав­шего нахождению взаимоприемлемых компромиссов.

Именно в силу взаимосвязи интересов, по мнению Т. Шеллинга, даже в самых сложных конфликтных ситуациях нецелесообразно вос­принимать противостоящую сторону в качестве абсолютного врага оставлять хотя бы некоторые шансы друг другу для нахождения компромиссов.

Идентификация и разделение людей по принципу «свой – чужой» – необходимое условие формирова­ния социальных групп, маркировки внешних границ «своих». Однако в состоянии политического конфликта разделение людей по принципу «свой – чужой» ста­новится более жестким, когда «чужой» ассоциируется с про­тивником и врагом. В конфликтах типа «война» иное восприятие противника считается недо­пустимым. Так, большинство европейских стран, в том числе и Россия, объявили международный терроризм врагом № 1, с которым не может быть никаких компромиссов.



Однако подавляющее число конфликтов не являются абсолютными. Поэтому в политике нецелесообразна крайняя поляризация взаимного восприятия, особенно в условиях взаимозависимости сторон, и публичная политика старается не оперировать такими радикальными категориями, как «друг» – «враг», а стремится использовать весь арсенал промежуточных понятий.

Так, известный российский социолог Ж.Т. Тощенко считает, что российское общество испытывает дефицит политической терпимости, толерантности. Зачастую инакомыслящий человек воспринимается как враг, хотя его вернее считать «оппонентом». Он выделяет несколько критериев различия между врагом и оппонентом:

  1. во взаимодействии с оппонентом стараются понять его позиции; увидеть в них не только слабые, но и сильные стороны; учесть его предложения и использовать их в каком-либо виде. Врага же стремятся победить любой ценой;

  2. оппонента, как правило, уважают за имеющееся у него иное мнение; по отношению к врагу не только исключается уважительное отношение, но и его право на собственное мнение;

  3. с оппонентом обычно ведут дискуссии для выявления взаимных позиций, нахождения истины; по отношению к врагу применяют «насильственные» действия;

  4. во взаимодействии с оппонентом используется диалог; во взаимодействии с врагом – язык ультиматумов;

  5. опасность смешения этих понятий приводит к тому, что вместо решения реальных проблем находятся мнимые враги.

Оппонент (лат. opponens – возражающий) – это лицо, имеющее противоположное мнение и выступающее с критикой в споре. В конфликте лучше иметь дело с оппонентом, чем с врагом. Однако в психологическом аспекте переход от восприятия «враг» к восприятию «оппонент» является резким и далеко не всегда возможным. По мнению Г.И. Козырева, в этой диаде «не хватает» еще одного промежуточного понятия (звена) – «противник». Тогда диада превращается в триаду типа: «враг» – «противник» – «оппонент» и переход от вражды к диалогу стано­вится менее «парадоксальным».

Противник – от коренного слова против, т. е. расположен­ный напротив кого-то, чего-то. С противником можно соревноваться, бороться, сражаться, т. е. доказывать свою право­ту, свое преимущество в чем-либо, но его необязатель­но уничтожать.

Возможны такие конфликтные ситуации, когда один и тот же конфликт может проходить стадии спор – противоборст­во – война, и в зависимости от того, на какой стадии находится конфликт, стороны воспринимают друг друга как оппонентов, противников, врагов.

Таким образом, в зависимости от того, к какой категории: оппо­нент, противник, враг – отнесена противоборствующая сторона конфликта, во многом зависит и психологическая установка субъектов конфликта, и динамика развития конфликта, и способы завершения конфликта. Динамика конфликта может развиваться как в сторону эскалации противоборства (спор – противоборство – война), так и в сторону снижения накала борьбы (война – противоборство – спор). Такое свойство динамики конфликта используется в ходе разрешения конфликта. Для этого «обходимо, например, конфликт типа «война» сначала трансформировать в конфликт типа «противоборство», а затем перевести в конфликт типа «спор».

В качестве может служить израильско-палестинский кон­фликт. Так, со дня возникновения государства Израиль (1948 г.) отношения между ним и палестинским народом были открыто враждебными. Перманентные войны сменялись нестабильным перемирием. И только в 1993 г. при посредничестве США и Рос­сии была подписана декларация, в соответствии с которой Израиль дал согласие на создание Палестинской национальной автономии, а ООП (Организация освобождения Палестины) признала право Израиля на существование. Ближний Восток до сих пор не избавлен от войн и конфликтов, но, по мнению экспертов, это было реальным продвижением в сторону мира. В результате стали возможными определенная институционализация конфликта, а порой и конструктивный диалог.

Методы разрешения конфликтов. Теоретические исследования конфликтологии сосредоточены, главным образом, вокруг проблем, связанных с механизмом разрешения конфликта. Эффективное управление обществом возможно тогда, когда не только учитываются реальные противоречия, но и сформирован механизм их разрешения. Его основными подсистемами выступают:



  • программно-целевой механизм, предполагаю­щий формирование и проведение научно обоснованной политики, включающий как перспективные, так и текущие цели политики;

  • правовой механизм разрешения противоречий, связан­ный с совершенствованием действующего законодательства;

  • организационно-корректирующий механизм, связанный с совершенствованием орга­низационной структуры власти и обеспечением соответствия этой структуры характеру решаемых политических задач.

Разрешение конфликта может произойти по-разному. При определенных условиях это происходит как бы самопроизвольно, когда предмет конфликта сти­хийно исчезает. К примеру, небывало высокий урожай снимает проблему закупок сельскохозяйственной продукции за границей. Однако это крайне редкая форма разрешения политического конфликта.

Ныне политологи и конфликтологи рассматривают свыше десятка реальных методов разрешения политических конфликтов.

Как правило, эти методы направлены на изменение самой конфликтной ситуации либо путем воздействия на участников конфликта, либо изменения характеристики объекта конфликта, либо иными способами. Так, Г.И.Козырев отмечает следующие методы разрешения политических конфликтов:


  1. Устранение объекта конфликта.

  2. Замена одного объекта другим.

  3. Каталог: upload -> site119 -> folder widepage -> 006 -> 580 -> 786
    580 -> К. В. Вишневецкий «09» сентября 2015 г
    580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины психология 030900. 62 Юриспруденция
    580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Психология конфликта»
    580 -> Машинопись и основы делопроизводства
    580 -> Лекция по теме «Предмет и задачи риторики. Из истории риторики»
    580 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Риторика» слушателями заочной формы обучения для всех специальностей
    786 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Психология конфликта»


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница