Русское национально-культурное общество харьковской области


ПРИМЕНИМА ЛИ К СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЕ МОДЕЛЬ КЛАССИЧЕСКОГО ЕВРОПЕЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА?



страница11/50
Дата06.10.2019
Размер3,03 Mb.
#79128
ТипДоклад
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   50
ПРИМЕНИМА ЛИ К СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЕ МОДЕЛЬ КЛАССИЧЕСКОГО ЕВРОПЕЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА?

Е.С. Шкубуляни, С.В. Коновалов, г. Харьков (Украина)
Украинский кризис 2013-14 гг. не только обрушил политическую конструкцию, которая существовала в стране в предшествующие годы, но и стал испытанием на прочность для украинской государственности как таковой – наиболее серьезным за все время ее существования. Вместе с тем, он продемонстрировал, что форма, в которой эта государственность существовала с момента ее возникновения в начале 90-гг. прошлого века, не соответствует ни размерам страны, ни ее сложности, ни масштабам стоящих перед ней задач. Сегодня является очевидным, что судьба украинской государственности зависит от того, удастся ли трансформировать ее из искусственного, во многом, конструкта в нечто действительно органичное и жизнеспособное, отвечающее специфике Украины, как весьма сложного образования. Важно учитывать, что территориально Украина объединяет неоднородные области, веками жившие в составе не просто разных стран, а разных цивилизаций, что ее общественная структура включает в себя фрагменты различных общественных формаций и укладов, что, наконец, в силу своего промежуточного, пограничного положения на стыке частей света и цивилизаций, она предназначена к исполнению особой миссии – столь же важной, сколь и непростой.

Как известно, украинская государственность создавалась по европейским лекалам. Во всяком случае, так декларировалось. В этой связи возникает вопрос, применима ли к современной Украине модель классического европейского национального государства, особенно если учесть, что в украинском постсоветском обществе (как и во многих других постсоветских обществах) был и остается очень сильным запрос на европейское демократическое, социально ориентированное государство.

Тип национального государства (государства-нации, политической нации) сформировался в Европе в ХІХ веке. Его возникновение – необходимый этап в истории европейского человечества, вставшего на путь преобразования традиционного общества в модернистское. Его основные признаки: 1) наличие жестких административных границ, 2) конституирование индивида в качестве основной социальной категории и, как следствие, пространства унифицированных индивидуумов, и 3) наличие политического (общественного) договора о стратегии развития, созданного на основе национального консенсуса. В национальном государстве население идентифицирует себя не по этническому признаку (в нем этнос является снимаемой социальной категорией), а по принадлежности к указанному однородному пространству.

Народы, проживавшие на территории бывшего СССР, в своем национально-политическом развитии также проходили стадию формирования политической нации, хотя и в рамках иной модели модернизации – догоняющей, мобилизационной, каковой по своей сути была советская социалистическая модель. К моменту распада СССР этот процесс на территории Украины успел зайти достаточно далеко. В частности, достигнутый в советскую эпоху успех сделал возможным самоидентификацию граждан различного этнического происхождения, проживающих на территории под названием «Украина», в качестве «украинцев». Называя себя украинцами, многие из них и сегодня неосознанно выстраивают свою идентичность по типу советской, т.е. представляют себе некую общность, возвышающуюся, подобно «советскому народу», над их этнической принадлежностью. Более того, этим же успехом во многом объясняется и вышеупомянутый запрос на европейское государство (как, впрочем, и «европейскость» вообще), который имеет место в украинском обществе.

Однако отсутствие в украинском научном и в экспертном сообществе серьезной рефлексии в отношении генезиса и стратегии развития украинской государственности привело к возникновению специфического феномена, которым характеризуется украинское массовое сознание. Этот феномен можно определить как «наивный европеизм». В системе смыслов и ценностей, формируемой «наивным европеизмом», понятие Европы служит не символом развития (способности человека к бесконечному творческому росту и подлинному обновлению жизни), а обозначает собой совокупность вожделенных предметов потребления, в число которых входят не только товары и услуги, но и государственное устройство, институты, ценности и т.п. Иными словами, «наивный европеизм» в своей глубинной сути зиждется на цели, в которой Европа выступает в качестве соблазна, но никак не идеи (в философском смысле). А всякий соблазн, как известно, разрушителен. Например, за последние десять лет дважды было заявлено о рождении украинской политической нации. Однако, к сожалению, реальность расходится с этими декларациями. Если в результате «оранжевой революции» мы получили разбалансированную, расшатанную государственность, то в результате «революции достоинства и свободы» – уже прямо распадающуюся. Достаточно вспомнить, что сегодня, по сути, разрушенным оказался важнейший принцип (атрибут) государства, а именно: монополия на насилие, на аппарат принуждения. В этой связи закономерен вопрос: как такое стало возможным, почему ориентация на европейскую модель государства, на формирование политической нации в Украине привела к столь плачевным следствиям для украинской государственности как таковой?

Отвечая на поставленный вопрос, необходимо обратить внимание на несколько важных моментов.

Первое. Поскольку ко времени своего формирования европейские государства в основном преодолели внутриэтнические различия, то применительно к их модели понятия гражданской нации и этноса фактически совпадают. Воспользовавшись этим совпадением, украинская элита, избрав формат жесткого унитарного государства, роль главного унификатора отвела украинской этнонациональной идеологии. Тем самым подменив идею формирования политической нации идеей построения моноэтнического государства: она модернистскую форму государственности подменила домодернистской, архаичной, и этот откат назад, конечно, не соответствует ни сущности европейского типа государственности, ни ожиданиям украинских граждан. Неудивительно, что националисты ни первой волны («самостийники» начала 90-х гг. прошлого века), ни второй («оранжевого» призыва) не смогли реализовать украинские «еврочаяния». Отсюда – тот очевидный крен от умеренной национал-демократии ко все большему национал-радикализму – сдвиг, который произошел в Украине за годы после «оранжевой революции». Он объясняется необходимостью для украинского этнонационализма любой ценой сохранить союз с украинским «наивным европеизмом», чтобы иметь возможность и дальше паразитировать на надеждах и стремлениях той части украинских граждан, которая имеет односторонние, облегченные представления как о европейском образе жизни, так и о «европейских перспективах» Украины.

Второе. Даже если модель европейского буржуазного государства очистить от этнонационалистического искажения, ее применимость к нашей стране останется весьма проблематичной, поскольку Украина в современных ее границах является продуктом российско-советской имперской истории и представляет собой не что иное, как сколок с этой империи. Националистическими идеологами было немало сделано для того, чтобы вписать идею построения независимого украинского государства в контекст, в котором термину «империя» произвольным образом придается однозначно негативный и антироссийский оттенок, хотя этот термин вполне приложим, например, к современным США, Китаю и даже ЕС [1]. Однако реальность, как и присущая ей логика, неумолима. Упорное нежелание признавать тот факт, что в наследство от СССР нам досталась большая имперская Украина, а не Украина-Малороссия или Украина-Галиция, является, на наш взгляд, едва ли не главной причиной того, что украинская государственность практически все годы своего существования находится в состоянии перманентного кризиса.

Дело в том, что «государство-империя» предполагает свой особый тип устройства в сравнении с «государством-нацией». Поскольку имперское пространство является разнородным – в этническом, конфессиональном, культурном, ценностном плане, то единая политическая нация в нем формируется в соответствии с принципом единства многообразия, а не унификации. Соответственно, центр обеспечивает сохранение и целостность всего государственного пространства, не претендуя при этом на вмешательство в вопросы идентичности.

Цивилизационное внутреннее разделение Украины, ко всему прочему, проявляется том, что в западной и центральной ее части преимущественной поддержкой пользуется идея создания унитарного государства-нации, в то время как на юго-востоке – государства федеративного типа. За все годы существования украинской государственности украинская элита так и не обеспечила консенсус по этому вопросу. Напротив, еще в 2004 году был, по сути, запущен процесс формирования двух политических наций, который спустя десять лет привел к тому, что они оказались на грани прямого и открытого противостояния. Упорное нежелание Киева признавать себя центром большой Украины и выполнять функцию медиатора между разнородными частями страны, оборачивается тем, что он все больше и больше становится центром ее дестабилизации и разрушения.

Третье. Нельзя не замечать, что в самой Европе национальное государство давно уже находится в кризисе, который порожден целым рядом факторов. Это и изменение состава населения, вызвавшее к жизни проблему мультикультурности. Это и создание Евросоюза, что, с одной стороны, потребовало делегирования в Брюссель части суверенных полномочий национальных государств, а, с другой, привело к формированию космополитической и наднациональной бюрократии, интересы которой далеко не всегда совпадают с интересами большинства европейцев. Это и неоправданное расширение границ ЕС, породившее ментальный раскол среди европейцев и как следствие – рост националистических, ультраконсервативных и евроскептических настроений в Европе. В этой связи начинают говорить о процессе ре-национализации европейской политики. Однако на повестке дня все же стоит задача не возврата к национальным государствам в прежнем их виде, а переформатирования единой Европы ради сохранения европейского единства. Короче говоря, пока на Украине пытаются воплотить в жизнь идею европейского национального государства, само это государство успело пройти большой исторической исторический путь, в ходе которого оно претерпело весьма серьезные изменения. Причем, настолько серьёзные, что можно смело утверждать: в прежнем классическом виде его уже давно не существует.

Наконец, есть еще один срез проблемы. Всякое государство должно явить смысл, ради которого оно собственно и создавалась. Конечно, смысл есть нечто многогранное и многоуровневое. Однако вряд ли кто будет спорить с тем, что высший и универсальный смысл украинской государственности определен местоположением современной Украины на границе Евразии и Европы, России («Востоко-Запада», по Вл. Соловьеву) и Запада. В мире существуют не только административные политические границы, но и границы невидимые, метафизические, которые тоже нельзя преступать безнаказанно, ибо всякое земное пространство имеет свой, одному ему свойственный, смысл. С этой, вовсе не геополитической, а именно метафизической точки зрения, украинское государство (как и любое иное) стягивает в свою форму, объединяет территории вовсе не ради себя самого (независимость ради независимости), и даже не ради безопасного существования и благосостояния народа или народов, населяющих эти территории. Оно существует ради того, чтобы люди, этим государством, так или иначе, организованные, могли являть своей жизнью и деятельностью идеи (вечные и бесконечные смыслы, цели, ценности), сопряженные с той частью Земли, которая досталась им в удел.

Идеология этнонационализма и сконструированный ею украинский национальный миф формируют в украинцах (особенно в украинской интеллигенции) представление о себе как о европейцах, насильственно отторгнутых от своей Родины и ставших на путь возвращения к ней. Конечно, ничего оригинального здесь нет. Такого рода представление является общим для восточно-европейской интеллигенции, специально изобретенным для нее: в то время, пока она им тешится, решается задача по интегрированию стран Восточной Европы (Украина – не исключение) в глобализованный мир. А это – мир, которому адекватны транснациональные корпорации и обеспечивающий их и не считающийся с национальными границами глобальный центр, а вовсе не европейские национальные государства классического типа, т.е. территориально-социальные государства индустриальной, модернистской эпохи. В этом мире даже ЕС и входящие в него европейские страны лишены полноценного национального суверенитета. Что уж говорить о странах Восточной Европы, обреченных на «вечное возвращение»! Их участь – быть задвинутыми в качестве полуколоний на периферию глобализованного мира, потеряв при этом свою субъектность и поспособствовав попутно дальнейшему размыванию субъектности стран старой Европы.

К сожалению, приходится констатировать, что Украина долгое время уклонялась от исполнения предназначенной ей миссии «моста» между Европой и Евразией, удовлетворяясь положением государства-лимитрофа, балансирующего между большими центрами силы, но лишенного собственной инициативы [2]. Украинская властная элита пыталась играть на противоречиях между этими центрами силы, культивируя с обеих сторон доверие к себе и одновременно поддерживая недоверие между ними. Приватизировав украинское государство, именно она свела его предназначение к извлечению прибыли из статуса как государства-лимитрофа. Однако с точки зрения смысла, такое государство есть ничто. Неудивительно поэтому, что сегодня, когда возможности балансирования оказались полностью исчерпанными, Украина окончательно превратилась в пассивный объект большой геополитической игры. Вместо предназначенной ей роли посредника и объединителя, она взяла на себя прямо противоположную роль – и тем самым поставила себя, Европу, да и мир в целом на грань полномасштабного геополитического конфликта.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   50




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница