Роль синтоизма в воспитании современных японских детей М. С. Васильева, С. В. Калмыков



Скачать 162.62 Kb.
Дата22.02.2016
Размер162.62 Kb.
Роль синтоизма в воспитании современных японских детей

М. С. Васильева, С.В. Калмыков

Аннотация: В статье кратко раскрыты истоки, сущность, структура японского религиозного воззрения «синто». Авторы обосновали влияние синтоизма на развитие педагогических идей, на формирование идеалов воспитания, на цели и формы социализации детей в японской семье и в обществе. Содержание статьи даёт представление о синтоистских обрядах, обычаях и праздниках, часть которых сегодня входит в календарь государственных и общественных событий и являются мощными факторами воспитания современных японских детей.

Ключевые слова: Синто, культы синтоизма, синтоистские обряды, обычаи и праздники, их роль в воспитании современных японских детей.

Annotation: the article briefly disclosed origin, essence, structure of the Japanese religious views Shinto. The authors have substantiated the impact of Shintoism on the development of pedagogical ideas on the formation of ideals of education, the objectives and forms of socialization of children in Japanese family and in society. The content of the article gives an idea about the Shinto rituals, customs and holidays, of which are now included in the calendar of the state and public events and are powerful factors in the formation of today's Japanese children.

Keywords: Shinto, cults of Shintoism, Shinto rituals, customs and holidays, their role in

the education of modern Japanese children.

Стратегия дальнейшего дружественного сотрудничества нашей страны с другими государствами побуждает нас глубже и внимательнее изучать динамику ценностей, воззрений, традиций, норм общения и поведения и обусловленных ими долгосрочных целей воспитания подрастающих поколений, как народов Европы, так и Азиатско - Тихоокеанского региона. В этом смысле до сих пор для нас малознакомой страной остаётся Япония. Мы плохо знаем педагогические идеи, идеалы, программные установки, механизмы семейного и общественного воспитания детей, подростков и молодёжи японцев. Особую актуальность начинает приобретать знание истоков религиозной культуры японцев, роль которой в воспитании и социализации детей, подростков и молодёжи мы начинаем переосмысливать и оценивать заново.

Большой интерес представляет древнее японское религиозное воззрение «синто» и в наши дни регулирующее сознание, образ жизни, стиль взаимоотношений японцев. Думается, что учёт силы влияния духовного, этического и эстетического аспектов «синто» на современных японцев может обеспечить устойчивое взаимопонимание в совместном решении общих проблем.

Япония сегодня одна из самых однородных по этническому составу стран мира, где более 90% населения составляют японцы и значительное большинство из них проповедует «синто». «Синто», что означает «путь богов», в течение сотен веков формировалось и укрепляло свои позиции в сознании и в поведении народа. Одни считают, что синтоизм возник из страха японских земледельцев перед природой и веры в то, что боги усмиряют стихию, наносящую ущерб человеку. Другие полагают, что религия ранней Японии была больше религией любви и благодарности, чем страха, и целью её обрядов было воздаяние хвалы и благодарения для умиротворения и смягчения божеств [14:53]. В целом, синтоизм представляет собой сложное по содержанию и структуре воззрение. Он сложился и получил широкое распространение из суммы верований анимистического характера и культов природы, предков, императора, чистоты, шаманистских обрядов, устной мифологии, культовой практики в родовых святилищах и набором табу [6:6].

Синтоизм, обожествляющий все природные явления, особенно благоприятствовал формированию характерного для японского менталитета «природного» мышления. Он сформировал у японцев особый взгляд на природу, на мир вещей и на взаимоотношения, основывающиеся на пяти концепциях: мир появился сам по себе, он хорош и совершенен; все, что естественно, должно уважаться, всякое «нечистое» может быть очищено; единство природы и истории; многобожие; боги «синто» породили только японцев [11:85].

Для «синто» характерно представление об отсутствии единого всемогущего бога и подавляющей божественной воли. Согласно учению «синто», вся вселенная едина и этим объясняется многообразие культов, их взаимосвязь и взаимообусловленность, что привело в «синто» к различению нескольких их уровней, обусловленных объектами и субъектами культа.

Культ природы, как основной компонент «синто», сформировался на восприятии японцами окружающей природы по отношению к человеку как материнского лона, на осознании себя её частью и необходимости непрерывного приспособления к её естественным изменениям. Э.В. Молодякова и С.Б. Маркарьян подметили, что в основе почитания природы лежит ещё и тонкая чувствительность японца к красотам природы [10:16–18].

Второй составляющей «синто» является культ предков, имеющий огромную социальную силу. Согласно «синто», мир населен мириадами божеств – «ками» (духами умерших предков). В X в. официально признавались 3132 «ками» (духа), которым возносили моления и устраивали празднества [1:25]. Содержание древних представлений о «ками» у японцев складывалось из нескольких элементов: 1) из поклонения природным объектам и явлениям (горам, рекам, ветрам, дождям и т.д.); 2) из поклонения незаурядным личностям, которые объявлялись «ками»; 3) из преклонения перед силами природы и способностями людей; 4) из поклонения духам умерших предков. Идеи загробного существования занимали в японской мифологии незначительное место. Смерть осознавалась японцами как переход из реального мира в невидимый, который активно сообщался с миром живых [2:243]. Таким образом, общими атрибутами «ками» считается принадлежность к невидимому миру, для японца столь же реальному, сколь и видимый, постоянное участие духов в событиях видимого мира, отсутствие дистанции между ними и человеком [2:243].

В «синто» особым объектом поклонения всех японцев стал ещё один его элемент – культ императора как потомка духов неба (тэнноизм). Центральное религиозное воззрение синтоистов заключалось в идее божественного происхождения японской императорской семьи, всех японцев и самой Японии [6:19]. Такое воззрение сыграло огромную роль в объединении и сплочении японской нации, в воспитании ее национального духа и патриотизма. Культ императора считается первым уровнем культов – династийным, являющимся достоянием императорской семьи. Боги, к которым обращались члены императорской семьи, могли внимать только им – своим прямым потомкам. Следующий уровень – храмовый «синто» – поклонение общим и локальным богам, охраняющим и покровительствующим людям данной местности. Наконец, третий уровень – домашний «синто» – поклонение каждого рода, семьи своим родовым богам [8:155].

В рамках «синто» японцы сформировали много и других культов: 1/культ духовной и телесной физической чистоты; 2/производственные культы, связанные с сельским хозяйством и рыболовством; 3/культы покровительства, направленные на защиту от эпидемий и других бед извне; 4/культы исцеления, обеспечивающие избавление от болезней; 5/культы хранителей домашнего очага, оберегающих дом от пожара и поддерживающих мир в семье; 6/культы удачи и процветания, дающие приобретения и блага жизни; 7/культы отпугивания злых духов, избавления от разной нечисти – чертей, водяных, леших [11:95]. Японцы поклонялись также лисице, волку, черепахе, змеям, моллюскам, акулам и т.д.

Благодарность и любовь к природе проявилась у японцев в создании целого цикла культовых обрядов, согласовывающих, по их мнению, эстетическое понимание жизни с ее практическими требованиями. Культовые обряды этого направления преследовали цели регулирования погоды, обеспечения плодородия, исцеления от болезней, изгнания злых духов и прочие блага. Современным проявлением «синто» является сохранившееся до сих пор поклонение необычным природным местам (водопадам, вершинам гор, нагромождениям скал необычайной красоты и др.), которые считались местами обитания богов и постепенно становились «святыми местами», где человек может слиться с природой и почтить её творцов. Такие места становились средоточиями культа и рядом с ними строились синтоистские святилища, куда японцы устремлялись для совершения многочисленных сезонных обрядовых действий.

Воспитание детей в японской семье целиком строилось на постулатах синтоизма, а также буддизма и конфуцианства и имело целый ряд специфических особенностей. Изначально идейно – нравственную основу педагогики японцев составили идеи почитания культа природы, культа предков, культа императора, позже они обогащены принципами «вакон кансай» (японская душа и китайская мудрость), а затем - «вакон ёсай» (японская душа и западные знания). «Стандартный» японец должен был быть законопослушным, покорным, умеренным и услужливым независимо от таланта, способностей, инициативности. Основная цель воспитания детей в традиционной японской семье заключалась вподготовке их к жизни в обществе, в адаптации и интеграции подрастающих в незыблемый социальный порядок с присущими ему системами ценностей и общественными институтами. Другой важной целью было формирование в подрастающих детях духовно-нравственных ценностей, принятых стереотипов поведения и выработка способности чувствовать себя комфортно на всех этапах жизненного пути. В каждой семье официальная идеология требовала формирования из ребёнка угодного обществу послушного, бескорыстного, доверчивого, преданного своему хозяину, коллективу, нации простого японца. Власть поощряла массовое тяготение японцев к стародавним моральным нормам кротости, послушания, повиновения, терпения, жертвенности, культивировала традиции уважения к авторитету и возрасту, вежливости в речи и поведении, стимулировала доброту, великодушие, упорство, трудолюбие, стремление сохранить незапятнанным имя. В соответствии с культом природы японцы учили детей приспосабливаться к природе, вписываться в неё, не разрушая сложившихся в ней связей, находить или выработать точки согласования с ней. Главными нормами культа природы стали соблюдение поведения в соответствии с законами Неба и Земли, почитание богов и предков, исполнение ритуалов поклонения всем им. В иерархии добродетелей культа природы высоко ставилась человечность (дзин) – милосердие ко всему живому. Неукоснительное соблюдение культа предков, соблюдение заповедей сыновней почтительности, долга, обязательств были важнейшими требованиями в патриархальной японской семье, что постепенно формировало в детях и подростках особое чувство семейной солидарности и сплочённости между предками, старшими и младшими [11:122]. Каждая японская семья имела свиток – список своей семьи, рода, клана, передававшийся из поколения в поколение для исполнения ритуала почитания предков. Культ предков стал основой выработки норм человечности «ги», «рэй», «ти» и «син». «Ги» - чувство долга, т.е. поведение согласно норме должного. С должным связано постоянство «рэй» - благонравие, означающее уважение и почитание высших и снисходительность к низшим. В соответствии с «рэй», никто не должен гордиться, превозноситься, выставлять свои заслуги, каждый должен быть деликатен. К основным добродетелям отнесены «ти» - мудрость, предполагающее добро и справедливость, а также «син» - верность – открытый и прямой путь искренности.

Культ предков в японской семье имел специфику, обнаруживающуюся в почитании сначала императорского дома, затем в почитании покровителя рода и после этого в почитании семейных предков, что формировало в детях особо трепетное отношение к правителю, государству и предкам [11:120-121]. В разные периоды формирования и развития национального самосознания японцев государственный синтоизм актуализировал концепцию божественности и непрерывности императорской династии, видевший в ней единственно надёжную опору в консолидации нации [12:20]. Без соблюдения верности верховному правителю, даже если из - за этого придётся пожертвовать жизнью, основа нравственности народа и благополучное функционирование всего общественного организма не мыслилось.

В период 1868 – 1945г. большое влияние на общество, на цели и содержание воспитания начала оказывать идеология тэнноизма, которая добивалась единства нации, идеологически завоевывая массы. Ядром идеологии тэнноизма стал комплекс понятий, обозначаемый словом «кокутай» (моральная основа социального организма). Основными компонентами концепта «кокутай» считаются миф «о божественном происхождения японского государства» (концепция «духа основателя государства»), миф о «божественных» добродетелях императора и «уникальных» моральных качествах японских подданных (японский дух), наконец, миф о «великой миссии нации» [12:44 – 49]. Главным элементом «кокутай» была идея мистической связи между императором и японским народом, признаваемая фундаментом японского государства и нации. Тэнноизм превозносил особые, свойственные лишь «божественной» Японии отношения между императором и его подданными, заключавшимися в единении высшего с низшим – монарха со своим народом. Японским подданным внушалась мысль о том, что императору присущи добродетели самой богини Аматэрасу, поэтому его правление изначально не может быть неправедным. Тэнноистские идеологи утверждали, что генеалогия японцев восходит к некоему единому корню, откуда началось формирование японской нации как одной большой семьи, император не воинственный теократический правитель, навязывающий своим подданным нормы поведения во всех областях жизни силой, а покровительствующий всем без различия японцам духовный глава нации. Японцам внушали, что отеческое чувство императора превосходит любовь родителей к своим детям. Тем самым прививалась мысль о том, что император непогрешим во всём, что касается религии, политики и морали, так как обладает непостижимой, мистической божественностью, позволяющей ему безошибочно видеть истинный путь своей страны и подданных. Этот путь, называемый «кодо» (императорский путь), японские проповедники тэнноизма трактовали как идеал японского государства [12:45]. В ответ подданные должны были проявлять чувства преданности и благодарности своему императору. В результате морально – политический долг японцев приобретал силу внутреннего бессознательного импульса к благодарному повиновению и лояльности к императору, приравниваемые к патриотизму, и становились внутренней потребностью каждого японца. Высшим проявлением преданности провозглашалось принесение подданным своей жизни в жертву императору. Считалось, что этим подданный приобретал «чистоту сердца», которая приравнивалась к очищению, главному и самому древнему синтоистскому обряду [12:44 – 49].

Одна из наиболее устойчивых форм духовной культуры японцев – обряды и праздники. Обряды «синто», кроме религиозной, имели параллельную социально-педагогическую и психологическую цели. Они воспитывали уважение и почтение к природе, умение видеть, наблюдать и восхищаться природной красотой, развивали тонкий эстетический вкус. Обряды, многократно повторяясь, эмоционально объединяли, сплачивали японцев идеей их происхождения от богини Солнца – Аматэрасу и формировали у них групповое сознание и поведение как потомков одного общего предка. У японцев издавна сложился обычай посещения святынь для поклонения местным и общеяпонским охранительным божествам, а также буддам и бодхисатвам, с которыми были связаны представления о покровительстве, милосердии, защите. Практику групповых общеяпонских паломничеств, особенно распространившихся в эпоху позднего средневековья, рассматривают в нескольких аспектах: познавательном, социальном, религиозном. Познавательный аспект заключался в том, что японцы путешествовали по достопримечательным местам не только религиозного, но и общекультурного значения. Социальный аспект – в формировании паломнических сообществ с тенденцией на устойчивость. Религиозный – в углублении и укреплении веры [6:17 – 21]. Традиция посещения святынь, прикосновение к древней истории страны бережно хранится веками в коллективных поездках детей в храмы, в их участии в синтоистских праздниках, в их погружении в историю, притягивающей своей таинственностью, непонятностью, радостным возбуждением от соприкосновения с святостью. Позитивные и яркие впечатления от встречи с родной культурой отпечатываются в их памяти и в душе, оказывают сильное эмоциональное воздействие на подсознание растущего человека, оставляют желание соприкасаться с ней постоянно. В глазах японца древний храм - это объект культа. Свыше 800 храмов в Японии сегодня подпадает под категорию «национальное сокровище», свыше 2000 относится к категории «важная культурная собственность», имеется большое количество памятников культуры, зарегистрированных как «важная культурная собственность» префектур, городов, городских районов, деревень [13:270]. До сих пор японцами почитается и является местом поклонения синтоистский храм Ясукуни в Токио, считающийся усыпальницей для «душ воинов, погибших за священную Японскую империю». Почитается также в Токио и Сэнгакудзи, построенный в XVII веке и являющийся местом захоронения самураев, проявивших пример верного следования самурайской морали. Таким образом, устоявшиеся традиции охраны зарегистрированных памятников, находящихся под контролем государства, вносят и в настоящее время свой большой вклад в духовное, нравственное, патриотическое и эстетическое воспитание детей [13:270].



Синтоизм, являясь основой мировосприятия раннего японского общества, продолжает оставаться для Японии сакральной и профанной традициями [10:23]. Как сакральная традиция «синто» и сегодня позволяет японцу видеть и учитывать всю системно взаимосвязанную совокупность земной и космической реальности. Как традиция профанная, «синто» со своими моралью, ритуалами, нравами, обычаями продолжает регулировать быт. Безусловно, концепция двух традиций в сознании современного японца претерпела существенные изменения, но в то же остаётся мощной регулирующей силой. Поскольку у японцев сильна традиционность, то большое значение в жизни каждого из них и всей нации, в их воспитании «синто» продолжает иметь нормативные функции.

Большинство японских праздников пронизано религиозным духом, корни которого лежат в синтоизме и проводятся на базе синтоистских святилищ. Различные группы праздников отражают интересы различных возрастных категорий населения, профессиональных, территориальных и сословных групп. Подавляющее большинство народных праздников в Японии, называемые «мацури», связаны с синтоистскими божествами, которых нужно регулярно веселить, ублажать, умиротворять, благодарить за помощь и покровительство. По представлениям японцев, одни синтоистские божества оказывают позитивное влияние, другие – негативное. Одни синтоистские божества действуют только в границах семьи, вторые – в отдельной деревне, третьи - охраняют реки, леса, горы, озёра и т.д. Например, праздник «Сацубун» (разделение сезонов) – проводится четыре раза в году, но в основном отмечается только весенний, который приходится примерно на четвёртый день второго месяца по лунному календарю. В этот день повсеместно, кроме специальных богослужений в синтоистских и буддийских храмах, совершаются различные обряды. 3 марта широко отмечается «Хина мацури» (День девочек). Время проведения праздника связано с весной потому, что в марте производилась посадка проса, считающаяся женским занятием. Поэтому праздник был особенно распространён в крестьянских семьях. 4 или 13 марта отмечается древний храмовый праздник «Омидзутори» (Брать воду). С этого синтоистского праздника весны, восходившего к первобытной традиции и проводившегося накануне вспашки поля, начинался год крестьянской семьи. В последний весенний месяц проводится Праздник защиты цветов. В это же время с XI века в Японии отмечается одна из популярных традиционных забав - сезон ловли светляков, считающийся традиционным «изящным» развлечением. В 4 – й день 4 луны проходил праздник священной одежды – преподнесение священного одеяния богине Аматэрасу и чтение молитвы «норимто». В этот день совпадали несколько знаменательных дат - праздник чистой воды для рисовой рассады, праздник бога ветра для предотвращения тайфунов и праздник цветов горной лилии. Другой праздник «Ханами» - любование цветущей сакурой (японской вишней) - начинается в январе и продолжается до конца марта или до начала апреля. Затем продолжается в конце апреля или в начале мая. Для японцев цветки сакуры – символ быстротекущей жизни, воплощение целой философии бренности бытия. Обычай любования цветущей сакурой сохранился и сегодня, стал неофициальным народным праздником и вовлекает миллионы японцев [9:19]. Другие похожие стародавние обычаи - любование молодой листвой, красными кленовыми листьями отмечаются японцами и сегодня. Близок к этим праздникам и обычай «оками» - видение с холмов, смотрение с холма. В последний день луны, надев соломенную шляпу задом наперёд, японцы забираются на вершину холма или на растущее там дерево и смотрят сверху издалека на свой дом. Считается, что таким образом можно увидеть благоденствие в семье или несчастье и успеть предотвратить его [4:28]. Обычай «оками» перекликается с обычаем «куними» - с почитанием гор, нашедшего отражение в древнем японском ритуале обозрения страны [7:76-77]. Сезонное любование природными явлениями, распускающимися листьями деревьев, цветами, цветением слив, сакуры, персиков, глицинии, хризантем, а также багряным клёном, первым снегом никого не оставляло равнодушным. Обряд сезонных любований природой и садами были признаками благородства. Постепенно развиваясь и распространяясь в совокупности с другими элементами культуры, сезонное любование изменениями в природе составили характерные признаки культуры японского этноса и привели к росту популярности этих традиций [3:218]. Характер важного религиозного мероприятия имели лодочные гонки (регата), проводимые и теперь в начале июня и редко в последних числах мая. В 11 день 6 луны отмечается Праздник луны - жертвоприношение домашним духам. Праздник «Бон» - день поминовения душ умерших - отмечается 15 июля и в ближайшие семь дней до и после 15 числа. В этот день перед домашним алтарём ставятся специальные жертвенные столики, на котором раскладываются подношения для душ умерших родственников, в храмах совершаются поминальные службы. В этот день люди ходят по улицам, танцуют и распевают особые песни, чтобы умилостивить и порадовать души умерших предков. 17 июля - храмовый праздник древнего синтоистского храма Гион в Киото. Синтоистский праздник благодарения богам - Праздник приношения богам плодов нового урожая - устраивался после сбора урожая в 14 день 9 луны. Праздник великого приношения нового урожая отмечался в последнюю декаду 11 луны. В это же время отмечались и другие праздники - главные национальные и местные праздники года в старину (Проба первых плодов, Божественная проба, Совместная проба, Великое жертвоприношение пищи). Они полностью или отчасти посвящены благодарению и молитвам об урожае. Праздник поминовения душ (моление о долголетии императора, мольба духам предков) проходил в 27 день 11 луны. 8, 14, 15, 23, 29, 30 - й дни каждого месяца - дни очищения от грехов. В эти дни очищение от грехов достигалось омовением, обрызгиванием водой, посыпанием солью, воздержанием, заклинаниями [14:62 – 63].

Внушительно выглядит список сохранившихся с давних времён праздников Японии, включённых в реестр современных государственных. В их числе 5 сентября – День уважения к старикам, почтения к долголетию, почитания престарелых. 23 сентября – День осени, осеннего равноденствия, почитания стариков. 3 октября – День здоровья и спорта, день физкультурника, благодарения бога за здоровье. 10 октября – День культуры, день уважения к японской культуре. 23 октября – День благодарения труду, день благодарения за урожай. 23 декабря – День рождения императора [5:16]. Перечень только этих праздников говорит о том, что важнейшим элементом воспитания подрастающего поколения в Японии является воспитание в духе уважения к культурному достоянию нации. Как тонко подмечено Г. Светловым, между нынешними и прошлыми поколениями японцев нет непреодолимой пропасти. В народном сознании каждая последующая эпоха не зачёркивает предыдущую, не отвергает того, что уже наработано, а естественно вырастает из неё, служа её продолжением [13:263].

Список цитируемой литературы

1.Воробьев М.В. Японский кодекс «Тайхо Еро Ре» / М.В. Воробьев. – М.: Наука, 1990.- С.25

2.Буддийская философия в средневековой Японии / отв. ред. Ю.Б. Козловский. – М.: Янус, 1998. – С.243

3.Гаджиева Е.А. Страна восходящего солнца. История и культура Японии. Р. – на Дону, 2006 - С.218

4.Главева Д.Г. Традиционная японская культура: Специфика мировосприятия, М., Вост. Литература, 2003.- С.28

5.Зотиков И. Японская сестра – М.: Сфера, 1999 – С.16

6.Из истории общественной мысли Японии XII–XIX вв. / отв. ред. В.Н. Горегляд. – М.: Наука, 1990.- С. 6,19,17- 21

7.Кабанов А.М.Человек и природа в поэзии годзан бунгаку //Человек и мир в японской культуре.- М.: Наука, 1985- С.76-77

8. Лобазова О.Ф. Религиоведение / О.Ф. Лобазова. – M.: Дашков и К., 2004. – С.155

9.Махов А. Цветы древности – Япония сегодня – 2009 - №3 – С.19


10. Молодякова Э.В. Японское общество: книга перемен (полтора века эволюции) / Э.В. Молодякова, С.Б. Макарьян. – М.: Наука, 1990. – С.16 – 18, 23.

11. Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы. Этнопсихологические очерки / В.А. Пронников, И.Д. Ладанов. – М.: ВиМ, 1996. – С.85, 95,120-121

12.Сила – Новицкая Т.Г. Культ императора в Японии. – М., Наука, 1990 – С.20, 40-49, 45

13.Светлов Г. Колыбель японской цивилизации.- М., Искусство, 1994. –С.270,263

14. Сэнсом Дж.Б. Япония. Краткая история культуры / Дж.Б. Сэнсом; пер. с англ. Е.В.Кириллова. – СПб.: Евразия, 1999. – С.53, 62-63
Vasilieva M.S.
Doctor of pedagogical Sciences, associate Professor of the Department of pedagogy of the Buryat state University, Ulan - Ude
Email:vasmarsam@mail.ru

Kalmykov S.V.

Member of Academy, the doctor of pedagogical Sciences, Professor, Buryat state University

Email:vasmarsam@mail.ru



The role of Shinto in the education of the modern Japanese children

List of references

1.Воробьев M.V. Japanese code «Tycho EPO Re / M.V. Vorobiev. - M: Nauka, 1990.- P.25

2.Буддийская philosophy in medieval Japan / resp. amended Ю.Б. Kozlovsky. - M: Yanus, 1998. - С.243

3.Гаджиева E.A. Country of the rising sun. History and culture of Japan. R. - on-don, 2006 - С.218

4.Главева Д.Г. Traditional Japanese culture-specific Outlook, M, e. Literature, 2003.- P.28

5.Зотиков I. Japanese sister - M: Scope, 1999 - P.16

6.Из the history of social thought Japan XII-XIX centuries / resp. Ed. by V.N. Goreglyad. - M: Nauka, 1990.- C. 6,19,17 - 21

7.Кабанов А.М.Человек and nature in the poetry годзан bungaku //Man and the world in Japanese culture.- M: Nauka, 1985 - P.76-77

8. Лобазова О.Ф. Religion / О.Ф. Лобазова. - M.: Dashkov and K., 2004. - Ñ.155

9.Махов A. Flowers antiquity - Japan today - 2009 - №3 - P.19

10. Молодякова EV Japanese society: the book of changes (one and a half century of evolution) / EV Молодякова, D.B Макарьян. - M: Nauka, 1990. - P.16 - 18, 23.

11. Пронников VA, ladanov I.D. Japanese. Ethnopsychological essays / VA Пронников, I.D. ladanov. - M: WIM, 1996. - P.85, 95,120-121

12.Сила - Novitskaya this year the Cult of the Emperor in Japan. - M, Nauka, 1990 - P.20, 40-49, 45

13.Светлов, The Cradle of Japanese civilization.- M., Art, 1994. -С.270,263

14. Сэнсом Дж.Б. Japan. Brief history of culture / Дж.Б. Сэнсом; trans. from English. Е.В.Кириллова. - SPb.: The Eurasia Foundation, 1999. - P.53, 62-63









Каталог: filedirectory
filedirectory -> Формирование коммуникативной компетенции будущих менеджеров сферы сервиса
filedirectory -> Социальная значимость магистратуры по направлению подготовки 44. 04
filedirectory -> Психология сегодня Материалы Х региональной студенческой научно-практической конференции 23 – 24 апреля 2008 г Екатеринбург
filedirectory -> Образовательный интернет-ресурс как средство активизации обучающей деятельности педагогов начального
filedirectory -> На основе компьютерного моделирования
filedirectory -> Задания к выполнению контрольной работы по дисциплине «Введение в профессионально-педагогическую специальность»
filedirectory -> Актуальные вопросы организации работы с молодежью
filedirectory -> Модернизация воспитательных концепций: закономерности и противоречия А. В. Сиволапов


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница