Роль благотворительности в формировании музейной сети нижнего поволжья ( конец XIX начало XX вв.) 24. 00. 01 теория и история культуры



Скачать 458.21 Kb.
страница1/2
Дата11.02.2016
Размер458.21 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2


На правах рукописи

Рябец Ирина Анатольевна

РОЛЬ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В ФОРМИРОВАНИИ МУЗЕЙНОЙ СЕТИ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ

( КОНЕЦ XIX – НАЧАЛО XX ВВ.)
24.00.01 – теория и история культуры
Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Волгоград – 2014
Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ



Научный руководитель:

Кибасова Галина Петровна

доктор философских наук, кандидат исторических наук, профессор кафедры истории и культурологии Волгоградского государственного медицинского университета




Официальные оппоненты:

Редькина Ольга Юрьевна

доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений и зарубежного регионоведения

Волгоградского государственного

университета







Ростовский Валентин Юрьевич

кандидат исторических наук,

старший преподаватель

кафедры философии Волгоградской государственной академии физической культуры




Ведущая организация:

Астраханский государственный университет


Защита состоится 14 марта 2014 г. в 13. 00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 208.008.07 при Волгоградском государственном медицинском университете (400131, г. Волгоград, пл. Павших Борцов, 1, в аудитории 4–07).

С диссертацией можно ознакомиться в научно-фундаментальной библиотеке Волгоградского государственного медицинского университета.

Автореферат разослан «8» февраля 2014 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, доцент И.К. Черёмушникова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Богатые традиции благотворительности дореволюционной России в области коллекционирования, организации музейно-выставочных экспозиций, просветительской и образовательной музейной деятельности являются частью отечественного культурного наследия. Благотворительность сыграла важную роль в формировании музейной сети не только в столичных центрах, но и в российской провинции. Объективное и всестороннее изучение этих традиций является гуманитарным ресурсом нации, приобретающим особую актуальность в современной социокультурной ситуации.

Деятельность благотворителей, меценатов и филантропов оказала значительное влияние на формирование неповторимого культурного облика России. Хотя сами традиции благотворительности можно отнести к нематериальному культурному наследию, однако, деятельность благотворителей трансформировалась в конкретные материальные результаты. В деле создания музеев это вело к комплектованию собраний и коллекций, строительству зданий, созданию иных объектов материальной культуры, которые обладали универсальной ценностью с точки зрения истории, искусства и науки.

В современной России ренессанс благотворительной активности в сфере музейного дела происходит параллельно с формированием новых, в том числе, экономических, условий существования учреждений культуры. Необходимо констатировать, что глобальные социально-политические перемены последних десятилетий, кардинальным образом изменили принципы их финансирования. В этой связи появилась необходимость формирования новых подходов к основной деятельности музеев, создания рациональной системы их взаимоотношений с представителями бизнеса. Возрождение альтруистической поддержки очагов отечественной культуры невозможно без глубокого изучения особенностей благотворительности в непрерывной исторической динамике, исследования многообразия её форм и методов.

Степень разработанности проблемы. Изучение темы возможно на пересечении двух направлений. Первое – литература, отражающая генезис музейных структур, а также роль государственной, общественной и частной благотворительности в данном процессе. Второе – это вопросы научно-просветительской миссии музея.

Историография темы благотворительности в сфере отечественной культуры представлена разноплановым и обширным материалом, что потребовало специального анализа. До настоящего времени среди специалистов отсутствует однозначная трактовка термина «благотворительность в сфере культуры». Часть учёных трактует понятие широко, включая в её категориальное поле и «меценатство»1. Другие исследователи не считают возможным рассматривать данные понятия как равнозначные2. Заслуживает внимания точка зрения на благотворительность, как на вклад в просветительскую деятельность, который может расцениваться как «общественное движение»3, разновидность социальной активности дореволюционного социума.

Создание музеев Нижневолжского региона было настолько значимым событием, что формировало устойчивый интерес к ним уже на стадии комплектования и первых лет существования коллекций4. В течении XX в. сведения о музеях региона являлись неотъемлемой частью всех справочников и альманахов 5, однако исследования обобщающего плана среди них практически отсутствовали. Лишь в 90-е годы XX в. стали появляться статьи1и диссертационные исследования2, авторы которых предлагали рассматривать благотворительность как формообразующий пласт отечественной культуры, науки и образования. Растущий научный интерес к изучению вклада благотворителей и меценатов в развитие культуры Нижнего Поволжья выразился в издании ряда монографий3. Постепенно дробность научных изысканий начинает преодолеваться, в научном сообществе формируется понимание необходимости комплексного анализа процессов культурного развития региона. В первых обобщающих трудах (И.А. Петрова, О.В. Галкова, Е.В. Комиссарова, О.Н. Савицкая) рассматриваются проблемы изучения, освоения и трансляции культурного наследия Нижнего Поволжья с учётом его специфики4. Особый интерес для нашей работы представляют исследования генезиса музеев региона5.

Анализ литературы показал, что изучение благотворительности нуждается, прежде всего, в систематизации, формировании чёткого понятийного аппарата, изучении типологии, а также всего богатства форм и методов этого общественного явления. Современный уровень разработанности проблемы позволяет изучать не только хронологию и фактографию формирования музейных собраний на территории региона, но и создаёт условия для научного обобщения роли благотворительной инициативы в процессе создания провинциальных музеев России до 1917 г.



Объектом исследования является благотворительность как форма гражданской активности Российского общества.

Предмет исследования – конкретные акты благотворительной деятельности по формированию музейной сети Нижневолжского региона.

Цель исследования – выявление места и значения общественной и частной благотворительности в процессе комплектования коллекций и формирования музеев, исследование многообразия форм их научно-просветительской работы на территории Нижнего Поволжья в конце XIX – начале XX вв.

Достижение цели исследования предполагает решение следующих задач:



  • проанализировать состояние отечественной историографии по проблеме, показать принципы формирования понятийного аппарата, типологию, сословную специфику и мотивы благотворительной активности в сфере музейного дела в непрерывной исторической динамике;

  • выявить особенности генезиса региональных музеев Нижнего Поволжья, как центров по сохранению и пропаганде краеведческих знаний, исследовать роль благотворительной активности в создании и развитии музейной сети региона;

  • раскрыть социально-культурные предпосылки возникновения музейных структур на базе благотворительных научно-просветительских обществ в регионе в пореформенный период, оценить вклад общественных организаций в формирование культурного облика Российской провинции посредством создания музеев;

  • продемонстрировать преемственность традиций благотворительности как формы социокультурной коммуникации на базе музейной сети региона.

Территориальные рамки обусловлены темой работы, в которой рассматриваются процессы формирования музейной сети Нижнего Поволжья в границах Астраханской и Саратовской губерний.

Хронологические рамки исследования находятся в диапазоне – вторая половина XIX – 1918 год. Подвижность нижней временной границы определяется необходимостью обращения к информации о формировании первых музейных собраний Российской империи. Верхняя порубежная дата (1918 г.) определяется временем упразднения учёных архивных комиссий и национализацией музеев России1.

Теоретико-методологическая база исследования. Характер работы обусловил необходимость междисциплинарного подхода, что позволило исследовать проблему комплексно на пересечении таких научных дисциплин как история и теория культуры, социология, музееведение. В этой связи в контексте культурологического подхода автором были использованы следующие методы исследования: историко-генетический, позволивший показать причинно-следственные связи формирования феномена благотворительности в музейном деле; сравнительно-исторический, давший возможность объяснения исторических фактов и сущности феномена благотворительности в различных социальных слоях и временных периодах; сравнительно-статистический, позволивший провести анализ практической и финансовой деятельности различных организаций, учреждений и частных жертвователей, отразить динамику возникновения благотворительных научно-просветительских обществ в России.

Источниковая база исследования. Для решения поставленных задач использовался обширный комплекс опубликованных материалов и архивных источников. Целый ряд документов вводится в научный оборот. Использованные источники можно подразделить на следующие группы:

  1. Законодательные и нормативные акты. В работе проанализирован блок международных документов, в связи с необходимостью обращения к руководящим принципам музейного права при изучении современного состояния благотворительности в сфере культуры. Интерес представляют общероссийские манифесты, именные и сенатские указы, «высочайше утверждённые мнения», примерные уставы, правила, положения, касающиеся устройства музеев и организации благотворительных обществ. В работе использованы Декреты Советского правительства, на основании которых происходил процесс реформирования архивного дела и национализации коллекций. Анализу подлежали современные общегосударственные и региональные законодательные и подзаконные акты, регулирующие роль благотворительной деятельности в современном обществе.

  2. Архивные документы. В ходе исследования были выявлены и проанализированы документы фондов следующих учреждений:

- архивов: центрального – Российского Государственного архива древних актов (РГАДА) и локальных – Государственного архива Саратовской области (ГАСО), Государственного архива Астраханской области (ГААО), Государственного архива Волгоградской области (ГАВО);

- музеев: ФГУК «Саратовский Государственный художественный музей им. А.Н. Радищева», ГУК «Саратовский областной музей краеведения», ОГБУК «Астраханская государственная картинная галерея им. П.М. Догадина», ГБУК «Волгоградский областной краеведческий музей»,

- библиотек: Русского книжного фонда (1725 – 1956 гг.), Русского журнального фонда (1755 – 1950 гг.) и фонда микроформ (1725 – 1997 гг.) Российской национальной библиотеки (г. Санкт-Петербург), фонда редкой книги ОГУК «Астраханская областная научная библиотека им. Н.К. Крупской» и ГБУК «Волгоградская универсальная библиотека им. М. Горького».

Делопроизводственная документация представлена дарственными актами, перепиской учёных обществ и частных лиц с просьбой оказать помощь музеям путём прямых финансовых вливаний и передачей музейных предметов. Наибольшей ценностью обладают документы фондов Саратовской учёной архивной комиссии (ГАСО, ф. 407), Петровского общества исследователей Астраханского края (ГААО, Ф-857), Художественного музея им. А.Н. Радищева (1885 – [1918]) и Боголюбовского рисовального училища (ГАСО, ф. 369), Астраханского Губернского статистического комитета (ГААО, Ф-32), Астраханской картинной галереи им. Б.М. Кустодиева (ГААО, Р-3365) – это описи вещей, квитанционные и расходные книги, книги для записи предметов, поступивших в музейные собрания, донесения хранителей, документация финансовой отчётности и отчёты по посетителям музеев.

Некоторые малоисследованные аспекты формирования музеев Саратовской губернии были детализированы на основании документации фонда Саратовского городского педагогического музея (ГАСО, ф. 567). Сведения канцелярии Саратовского губернатора (ОГУ ГАСО, ф.1), Саратовской городской управы (ГАСО, ф. 4), Саратовского губернского по земским и городским делам присутствия (ГАСО, ф. 25), Канцелярии Астраханского гражданского губернатора (ГААО, Ф-1), Астраханской городской управы (ГААО, Ф-94) и Канцелярии астраханского Губернского председателя дворянства (ГААО, Ф-374) позволили проанализировать механизмы безвозмездной передачи некоторых наиболее значимых собраний при формировании музеев региона. Дополнительные сведения о частных коллекциях почерпнуты в каталогах дел Астраханской конторы рыбопромышленной фирмы «Братья Сапожниковы» (ГААО, Ф-677). Сведения «Журналов заседаний» Оружейной палаты (РГАДА, ф. 396 – фонд Оружейной палаты) иллюстрируют первые опыты по организации «работы с посетителями» на базе первого публичного музея России. Документы Саратовского губернского по делам об обществах и союзах присутствия (ГАСО, ф. 176) позволили изучить процесс формирования научно-просветительских обществ в регионе на примере г. Царицына. Углубить изучение этого процесса, а также проследить динамику развития и функционирования общества, на базе которого был создан первый музей Царицына, позволили Протоколы заседания Царицынской городской управы (ГАВО, ф.2), документы Переписки с начальником Саратовского Губернского жандармского управления в Царицынском уезде (ГАВО, ф.6).



  1. Статистические материалы. Изучение сборников статистических сведений общероссийского характера1, позволило выявить данные о характере, численности, имущественном состоянии благотворительных обществ. На основании аналитических отчётов региональных общественных организаций, каталогов музеев2 была сформирована научная база для изучения процесса генезиса музейных структур.

  2. Материалы справочного характера. Из дореволюционных печатных источников интерес представляют Труды членов региональных учёных обществ и архивных комиссий, памятные книжки, адрес-календари, путеводители3, из которых получены сведения о динамике возникновения, персоналиях активистов музеев. В работе широко используются сведения из трудов А.Н. Минха, С.Н. Южакова, А.Н. и И.Н. Гранат и др.

  3. Источники личного происхождения. Особого внимания заслуживают свидетельства видных деятелей Российской науки, политики, культуры, образования, отражающие их отношение к феномену музея (А.П. Боголюбов, К.М. Бэр, М.И. Цветаева, Ф.А. Степун и пр.).

  4. Периодические издания. Необходимые для исследования сведения о состоянии российской благотворительности были получены при работе с материалами центральной печати: «Богословский Вестник» (1892), «Вестник благотворительности» (1897), «Библиотека церковного реформатора» (1908). Изучение процессов благотворительной помощи отечественной культуре происходило на основании анализа публикаций в журналах: «Вестник Европы» (1881, 1882), «Исторический вестник» (1881), «Среди коллекционеров» (1921), «Казанский музейный вестник» (1922). Роль благотворительности в музейных проектах XIX века изучалась по изданиям «Сын Отечества» (1817, 1821), «Телескоп» (1831), «Русский инвалид» (1869). Для оценки состояния альтруистической помощи учреждениям культуры Нижневолжского региона привлекался широкий пласт материалов: «Вестник естественных наук» (1857), «Русская старина» (1875), «Новь» (1898), «Искусство и художественная промышленность» (1901), «Зодчий» (1916); «Известия» и «Красный воин» (1918). Динамика становления экскурсионного процесса в российской провинции прослеживалась согласно публикациям в изданиях «Маршруты экскурсий по России» (1911) и «Русский экскурсант» (1916).

Научная новизна исследования состоит в комплексном изучении методами историко-культурологического анализа феномена отечественной благотворительной активности в процессе генезиса музеев Нижневолжского региона. В диссертации впервые рассматривается не история отдельных музеев Нижнего Поволжья, а музейная сеть как единый комплекс, влияющий на изменение социокультурной ситуации в регионе. На основе исследованного материала высказывается авторская позиция по разграничению таких понятий как благотворительность и меценатство. В работе выявлены социально-культурные предпосылки возникновения музейных структур на базе благотворительных научно-просветительских обществ Нижневолжского края в пореформенный период. Исследован процесс превращения музеев в центры сохранения и пропаганды краеведческих знаний. Продемонстрированы механизмы преемственности традиций благотворительности как формы социокультурной коммуникации на базе музейной сети региона.

Диссертация является первой обобщающей работой, посвящённой избранной теме. Выводы автора базируются на ранее не исследованных документах региональных архивов, которые демонстрируют роль альтруистических пожертвований в формировании музейных коллекций. Ряд исторических источников впервые вводится в научный оборот.

Научная новизна исследования раскрывается в положениях, выносимых на защиту:

• Становление публичного музея в России связано с процессом модернизации социокультурного развития страны в пореформенную эпоху и опиралось на проявление разнообразных форм благотворительности. Эти два процесса в историко-культурной динамике неразрывно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Российские музеи прошли путь от «кабинетов курьёзов» до научных учреждений с чётко обозначенной просветительской миссией. Параллельно в российском социуме развивалась и благотворительная активность. Её развитие происходило сверху вниз, постепенно интегрируя все сословия Российского общества. К началу ХХ в. можно констатировать общую демократизацию процесса содействия учреждениям культуры.

• Появление новых типов региональных музеев, как универсальных общественных институтов сохранения и пропаганды научных знаний отражало процессы освоения и научного осмысления уникального природного, географического, исторического и этнокультурного многообразия Нижнего Поволжья.

• Генезис региональных музеев базировался на проявлении всех видов благотворительной активности, при этом благотворительность членов общественных организаций может расцениваться как высшая степень гражданского и патриотического самосознания представителей различных сословий дореволюционного российского общества. Частная и общественная благотворительная инициатива обеспечили минимальное государственное участие в процессе создания и функционирования музейных структур Нижнего Поволжья.

• После 1917 года произошла трансформация форм благотворительной активности, видоизменившая внешние атрибуты, способ выражения, название, но не затронувшая сущность альтруистической деятельности энтузиастов в деле создания музеев и помощи музейным учреждениям. Активность сегодняшних попечителей-предпринимателей и волонтеров как форма благотворительной помощи государственным бюджетным организациям может расцениваться как показатель растущей гражданской зрелости современного российского общества.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость заключается в приращении конкретно-исторического знания о развитии музейной сети региона, в расширении существующих культурологических концепций о влиянии развивающейся музейной инфраструктуры на изменение культурного ландшафта региона и связи этих изменений с социально-экономическим развитием периода пореформенной модернизации.

Практическая значимость исследования заключается в возможности на основе исторического опыта и традиций ввести в практику региональных музеев и других учреждений культуры новые формы работы. Организация различных видов благотворительных мероприятий позволит объединить усилия государственных, региональных, муниципальных музеев с возможностями общественных и коммерческих организаций в данном направлении деятельности (поддержка коллекционирования, корпоративные и частные музеи, художественные и антикварные салоны).



Апробация работы. Основные положения работы изложены в 18 публикациях, из них 4 – в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, включённых в перечень периодических изданий ВАК РФ. Результаты исследования были представлены на конференциях разного уровня (гг. Москва, Саратов, Астрахань, Ростов-на-Дону, Волгоград).

Результаты исследования были внедрены в практику работы ГБУК «Волгоградский областной краеведческий музей» (ВОКМ) при создании областной целевой программы «Формирование исторического и патриотического сознания граждан» в 2003 – 2013 гг. В ходе реализации этой программы было создано молодёжное объединение «КЛИО». Апробация и демонстрация результатов его деятельности проводилась в ходе областных мероприятий (Недели «Музей и дети», 2003 – 2013 гг.; Акции «Ночь в музее», 2012, 2013гг.).

Результаты работы были использованы при реализации ряда проектов: «Благотворительный бал в Царицыне. Сентябрь 1914 года», 2008г.; образовательной тифлопедагогической программы «Жив в памяти Царицын» для Волгоградского отделения Всероссийского общества слепых, 2008 – 2013 гг.; в цикле лекций «Губернская история края» для слушателей «Волгоградской Государственной академии повышения квалификации работников образования»; в лекционных курсах «Основы экскурсионно-туристической работы», «Технологии выставочной деятельности» для студентов ГОБУК ВПО «Волгоградский Государственный институт искусств и культуры».

Структура исследования обусловлена его целью и задачами и состоит из введения, двух глава, шести параграфов, заключения, библиографического списка и приложений к работе.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы. Показана степень её разработанности, определены цели и задачи, хронологические и территориальные рамки, источниковедческая база, методологические принципы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Традиции благотворительности в культурном облике России» – диссертант анализирует состояние отечественной историографии проблемы, выявляет принципы формирования понятийного аппарата. В первом параграфе «Благотворительность и музейное дело России: обзор отечественной историографии» отмечается, что изучение темы благотворительности в России прошло несколько этапов. В дореволюционной историографии разработка темы начинается ещё в начале XIX века, и отожествляется с появлением труда А.Д. Стога1. Во второй половине века в работах П.П. Семёнова-Тян-Шанского, В.И. Межова, Е.Д. Максимова, П.И. Лыкошина, П.И. Георгиевского формируется научное представление о благотворительности как социальном явлении. В конце XIX в. составляются первые статистические сборники1, отражающие процесс развития благотворительности в России. При этом в дореволюционной историографии изучение темы благотворительности в сфере культуры не выделилось в специальное направление научных исследований.

После 1917 г. произошло кардинальное изменение взглядов на проблему. В.И. Ленин рассматривал благотворительность не иначе, как «дешевое оправдание эксплуататорского существования» правящего класса2. Неоднозначность оценок проявилась в работах А.В. Луначарского3. Некоторые сведения о филантропической активности ещё появляются в публикациях 20 – 30 гг. ХХ века4, но в последствие даже употребление термина «благотворительность» в советской историографии стало невозможным.

Возрождение научного интереса к теме происходит лишь в 1970-1980-е гг. 5. Авторы вели активную полемику по поводу определения сущностных характеристик явления, предлагая его изучение в непрерывной исторической динамике. Важной вехой в изучении роли благотворительности и меценатства в генезисе отечественного музея стали энциклопедические издания, хрестоматии, сборники научных статей6. В работах В.П. Грицкевича и И.В. Саверкиной акцентировано внимание на общероссийских особенностях благотворительности и меценатства в музейном деле1.

В этот период появляются публикации по теме, лежащие в поле исторического, социального, культурологического, философского знания, педагогики, психологии и юриспруденции2. Выделяется круг авторов, исследующих особенности региональной благотворительной деятельности в России3, причём, некоторые из них предлагают рассматривать феномен благотворительности как сквозной культурно-исторический механизм4. В работах волгоградских учёных В.Г. Бобровникова, А.В. Калачёва, И.Н. Литвиновой, А.В. Материкина, Е.В. Комиссаровой рассматривается широкий спектр вопросов формирования облика «милосердной России»5. Современное состояние проблемы, а также перспективы развития благотворительности и меценатства в Волгоградской области с учётом социально-экономической ситуации в регионе изложены в исследовании Е.Г. Федотовой6.

Интерес учёных к деятельности благотворительных и краеведческих организаций так же имел «идеологическую» окраску. Впервые понятие «научное общество» было сформулировано в словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. В начале XX в. и в первые годы Советской власти появлялись публикации по истории общественного движения в России1. Однако, в 30-е годы эта тема фактически оказалась под запретом, и новый этап изучения проблемы начинается лишь в последней трети ХХ в.2. Появляются работы по истории формирования краеведческих музеев Нижнего Поволжья3 и биографиям их основоположников4. Происходит стратегически важный процесс оформления целей и задач исторического краеведения, определения магистральных направлений и методологии изучения локальной истории, как основы самоидентификации жителей края5.

Необходимо подчеркнуть, что в сфере рассмотрения научной общественности Нижнего Поволжья и сегодня остаются вопросы активности региональных научных обществ (В.А. Волков, В.М. Захаров, Т.А. Захарова, С.В. Лебедев, Е.Ю. Семёнова), а так же процесс генезиса и деятельности «местных» музеев (Н.М. Малов, Р.А. Захарова, Г.Н. Боус, М.В. Провоторова, Ж.А. Пустовалова, М.В. Кирсанов).

Интерпретация методов музейной коммуникации чутко отражала изменения вектора отношения к музею в разные периоды истории России1. В настоящий момент в Нижневолжском регионе проблемы формирования и деятельности региональных музейных структур, изучения форм массовой коммуникации на их базе являются предметом устойчивого научного интереса и полемики местных учёных и практиков музейного дела2.

Подчёркивая значительную роль научных изысканий по различным направлениям генезиса региональных музеев, диссертант отмечает, что в современной историографии отсутствует обобщённый анализ богатейших традиций региональной благотворительности, роль этого уникального явления в формировании музейной сети Нижнего Поволжья освещена не достаточно.

Во втором параграфе «Сословная специфика, типология и мотивы благотворительной активности в сфере культуры» диссертант констатирует, что особую сложность в изучении темы представляет отсутствие в отечественной науке однозначного понимания термина «благотворительность в сфере культуры». Ряд исследователей считают, что «коллекционирование и меценатство» являются составной частью более обширного понятия – «благотворительность» (А.Н. Боханов). Другие разграничивают понятия «благотворительность» и «меценатство», как основанные на различных социально-культурных предпосылках и реализуемые в разных сферах социальной практики (Т.Е. Покотилова). Диссертант солидарен с этой точкой зрения, поскольку меценатская поддержка гораздо в большей степени связана с личными предпочтениями мецената и рассчитана на возврат вложенных средств в виде моральных или материальных преференций. Хотя, отмечает автор, различия между этими двумя понятиями достаточно условны.

«Благотворительность» в России стала серьёзной «общественной обязанностью». Её традиции имели столь принципиальное значение и глубокие корни, что об этом явлении можно было говорить как об определенном образе жизни. Наиболее близка автору трактовка «благотворительности» как общественного явления, возникающего на определённом этапе развития социального сознания и обусловленного нравственными качествами жертвователя. Для систематизации всего массива материала автор предлагает использовать понятия «субъект благотворительности», «объект благотворительности» и «типы благотворительной активности», с помощью которых можно обозначить контуры историко-культурного развития исследуемого явления.



На территории Нижневолжского региона дворянская благотворительность проявилась в конце XIX – начале ХХ вв. А.П. Боголюбовым был основан художественно-промышленный музей в Саратове, на базе коллекций М.А. Радищева создан музей в Хвалынске, дворянами А.А. Ширинским-Шихматовым, А.А. Тилло, А.А. Голицыным-Прозоровским, Л.Е. Нордом, В.А. Хлебниковым и другими оказана практическая помощь музеям Саратовской учёной архивной комиссии, Саратовского общества естествоиспытателей и Петровского общества исследователей Астраханского края. Источники наглядно свидетельствуют о том, что альтруистическая помощь в деле музеесозидания оказывалась представителями духовенства. Сохранилась информация о создании в Саратове в 1842 г. коллекции архиепископа Иакова (Вечеркова), использовавшейся в образовательных целях 1.

Благотворительность представителей купеческого сословия расценивается исследователями неоднозначно. Источники фиксируют широкий диапазон мотивов: от удовлетворения амбиций и меркантильно-прагматичного подхода до проявления настоящего альтруизма. Особо следует выделить религиозно-нравственную мотивацию, вследствие чего высокая степень ответственности за благотворительные начинания отмечается в старообрядческих семьях.

Автор предлагает выделить такой «субъект благотворительности» как мещане и крестьяне. Их благотворительность можно отнести к «стихийной». Это пожертвования случайных находок, семейных раритетов, работа по сбору этнографического материала. Помощь музеям региона таких сподвижников как С.А. Щеглова, Б.В. Зайковского, С.С. Краснодубровского и др., можно квалифицировать как «альтруистическую».

Каждое из сословий имело свои побудительные мотивы благотворительной деятельности, однако существовали и общие для всех – «мемориальные мотивы». Сюда можно отнести стремление сохранить память о близком человеке или целостность собрания после смерти владельца.

Таким образом, благотворительность в сфере культуры дореволюционной России рассматривается в диссертации как константное, многоаспектное явление, обладавшее чертами наднациональности и всесословности, и объединявшее представителей различных социальных и этнических групп.

В третьем параграфе «Роль государственной, общественной и частной благотворительной инициативы в формировании музеев России» автор высказывает предположение о том, что становлению и развитию музея как социокультурного института сопутствовали соответствующие формы благотворительной активности, типология которых формировалась в непрерывной исторической динамике параллельно с оформлением понимания общественных функций музея.

Инициатива верховной власти по сохранению культурного наследия впервые нашла своё проявление в политике Петра I. Важную роль благотворительность играла при комплектовании коллекций государственных хранилищ. В Указе Александра I отмечалось, что в музей могли приниматься пожертвования, состоящие в вещах «достойных уважения или древностью или искусством»1. Примером роли научных обществ в формировании музеев может служить деятельность Вольного экономического общества (ВОЭ), собрание которого с 1803 г. стало музеем, открытым для публики. В провинции одно из первых краеведческих обществ было создано в 1789 г. в Архангельске, с целью собирания древних рукописей. При подобных обществах складывались собрания книг, артефактов, редкостей, даров, что вело к созданию своеобразного тандема «музей-библиотека». При Николае I стали доступными для посещения Эрмитаж и Оружейная палата, впервые были организованы промышленные выставки. Эта идея получила развитие в «Общем плане губернских выставок», разработанном в 1837 г. Д.Н. Блудовым, в котором подчёркивалось, что выставки должны составляться из предметов «добровольно представляемых»2.

П.М. Третьяковым впервые была организована экспозиционная, фондовая, реставрационная, издательская и просветительская деятельность, велась работа по формированию кадрового резерва и охранные мероприятия. Создание музеев на основе частных собраний продолжила плеяда альтруистов-дарителей: Н.А. Кушелев-Безбородко, В.А. Кокорев, М.А. Голицын, П.И. Щукин. Доминирующей становится практика введения в общественное пользование личных собраний с образовательной целью. Сформировалась сеть научно-просветительских обществ, в структуре которых предусматривалось существование музея.

С ростом национального самосознания увеличивалось количество общественных организаций. Если в России в 1856 г. насчитывалось не более 25 научных обществ, то к 1881 г. их число достигло 200. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете выступило инициатором проведения Политехнической выставки 1872 г. на основе экспонатов, предоставленных безвозмездно. Эта выставка стала событием национального масштаба и послужила основой для организации Исторического и Политехнического музеев. Выставочная активность ярко продемонстрировала отсутствие квалифицированных отечественных специалистов, что стало одним из побудительных мотивов для барона А.Л. Штиглица принять решение о создании в Санкт-Петербурге училища технического рисования и музея, на содержание которого он завещал 1 млн. рублей.

Российские музеи прошли путь «от кабинетов раритетов и курьёзов» до научных учреждений с чётко обозначенной просветительской миссией. Параллельно в российском социуме развивалась и благотворительная активность. Её развитие происходило сверху вниз, постепенно интегрируя все сословия Российского общества. К началу ХХ в. можно констатировать всеобщую демократизацию процесса содействия учреждениям культуры.

Вторая глава «Научно-просветительская благотворительная деятельность как часть социокультурного наследия Нижневолжского региона» посвящена анализу благотворительной активности в музейном деле Нижнего Поволжья. В первом параграфе «Благотворительность в контексте исторической динамики генезиса музеев Астраханской и Саратовской губерний» диссертант исследует историю создания музеев региона. Первый из них был открыт в 1837 г. при активной поддержке губернатора И.С.Тимирязева в Астрахани. На протяжении последующих лет в городе не было настоящего музея, но документы сохранили сведения о предоставлении астраханцами экспонатов на сельскохозяйственную выставку (1863 г.), Русскую этнографическую выставку (1865 г.), Мануфактурную выставку (1870 г.)1. В 1871 г. на базе экспонатов Астраханской торгово-промышленной выставки по инициативе губернатора Н.Н. Биппена была создана коллекция при губернском статистическом комитете. Начавшееся пополнение музейной коллекции происходило при безвозмездной поддержке частных лиц (Л.Е. Норд, М.Я. Андреев, И.Ф. Токмаков, А.И. Кноблох, И.Ф. Борейша, С.Г. Агабеков), глав городского управления, уездной полиции и «стихийных» дарителей. В последствие, все экспонаты были переданы Петровскому обществу исследователей Астраханского края.

Почётный гражданин Астрахани И.А. Репин в 1909 г. передал городу своё уникальное собрание картин (Рубенс, Больсферт, Галле, Ворстерман, Д. Пиранези, Д. Вази, Гольбейн Младший и т.д.). Правда, целостность собрания, о которой просил даритель, была нарушена: часть книг поступила в библиотеку, а гравюры в количестве 8927 листов в 1926 г. были переданы Астраханской картинной галереи им. П.М. Догадина. История собрания П.М. Догадина начинается в 1912 г., когда собирателем была скомплектована коллекция и оформлена её документация. Нестабильная ситуация Гражданской войны ускорила решение коллекционера о передаче галереи городу (ноябрь, 1918). Вместе с коллекцией были переданы библиотека, оборудование и мебель.

Саратов стал местом организации первого в России художественно-промышленного музея, на основании проекта А.П. Боголюбова. Сам художник пожертвовал собрание картин, археологические предметы, скульптуры, изделия из стекла и бронзы. Стоимость дара превышала 50 тыс. рублей. Среди дарителей музею были: император Александр III, государственные сановники, члены Городской думы. Помощь оказывали частные жертвователи: князь Э.Э. Ухтомский, генерал-адъютант А.Д. Столыпин, историк В.А. Гиляровский, члены СУАК А.Н. Минх и К.П. Медокс, граф А.Д. Нессельроде. Поддержали и «коллеги по цеху» А.П. Бахрушин, П.И. Щукин, П.М. и С.М. Третьяковы. Список дарителей музея с 1885 по 1897 гг. включал 700 имён и учреждений. Наряду с музеем, по мысли А.П. Боголюбова обязательным было открытие училища. При анализе его «Устава» выяснилось, что училище предполагалось содержать за счёт процентов с капитала А.П. Боголюбова. Наряду с денежными пожертвованиями училищу были подарены исторические раритеты: документы с подписью Петра I, А.В. Суворова, П.Я. Чаадаева, Н.В. Гоголя, Н.Г. Чернышевского и др. В 1911 г. в связи с празднованием 25-летия музея М.Н. Галкин-Врасский завещал в собственность личное собрание1. В Саратове под эгидой Министерства народного просвещения был создан Педагогический музей2.

В 1808г. в Царицыне возникает инициатива горожан по мемориализации свидетельств «монаршего внимания» к городу. Местом хранения была определена Городская Дума. В библиотеке Царицынского земства хранились различные палеонтологические находки. При 12-м городском училище Б.В. Зайковским и К.И. Ивановой был создан музей наглядных археологических пособий (1909 г.), в основу которого положена коллекция инженера Б.К. Левицкого. В других городах Саратовской губернии можно обнаружить следы протомузейной деятельности. В Дубовке проживал мещанин А.А. Зимнюков, активный член СУАК, который имел личную коллекцию и принимал участие в комплектовании музеев Саратова экспонатами. В Камышине с 1897 г. существовал «частный музей древностей». Первые попытки создания музея в Сарепте относятся к концу XIX в. В 1916. в г. Вольске при кадетском корпусе был создан музей. Исключительные по своему значению коллекции М.А. Радищева были переданы в дар городу Хвалынску (1899 г.).

Таким образом, формирование музеев, как универсальных общественных институтов сохранения и пропаганды научных знаний, отражало процессы освоения и научного осмысления уникального природного, географического, исторического и этнокультурного многообразия Нижнего Поволжья. Подавляющее большинство музеев создавалось благодаря активной благотворительной деятельности представителей различных слоёв российского общества



Второй параграф«Деятельность научно-просветительских обществ по формированию культурного самосознания российской провинции» посвящён анализу влияния деятельности благотворительных обществ на формирование музеев Нижнего Поволжья. В диссертации показана динамика роста числа благотворительных организации: с 1899 по 1907 гг. в Астраханской губернии их количество выросло с 7 до 28, в Саратовской губернии с 3 до 65.

Петровское общество исследователей Астраханского края (ПОИАК) было основано 10 ноября 1872 г. Его Уставом предусматривалось использование пожертвований «любителей науки». Среди приоритетных задач общества было издание сборника редких материалов об Астрахани, «разработка» местных архивов, а также устройство Астраханского публичного музея. В коллекцию ПОИАК добавились безвозмездно переданные гербарии С.И. Коржинского и С.Ю. Шембеля, коллекции А.П. Блохина и О.А. Бюллера, собрание орнитофауны В.А. Хлебникова. Отчёты о деятельности общества зафиксировали дары от Императорской археологической комиссии, статистического комитета, Астраханской общественной библиотеки, Управления государственным имуществом, Управления калмыцким народом, Управления рыбными и тюленьими промыслами, Бакинского отдела товарищества Нобель, от А.П. Бахрушина, Н.И. Афанасьева, М.Л. Газенкампфа, С.И. Климашевской, П.С. Кравченко, Н.И. Короткова, А.М. Лебедева, А.А. Спицина (члена императорской археологической комиссии) и др.

Ведущей организацией в изучении Нижневолжского региона стала Саратовская учёная архивная комиссия (СУАК). Анализ источников позволяет констатировать – поддержка оказывалась музею на всех этапах его существования. Например, статс-секретарь, член Государственного совета, действительный тайный советник М.Н. Галкин-Врасский в 1916 г. в своём завещании отказывал 3 тыс. рублей СУАК. О роли пожертвований и дарений в коллекции музея говорят следующие цифры. В 1903г. фонд музея составил: пожертвования – 1329 (ок. 90 %), покупка – 157 (10 %) предметов. В 1910 г. в музей поступило 2 589 вещей, из них куплено было 386 (15%), остальные – 85% представляли собой пожертвования. В 1911 г. из 258 предметов – 51 (19 %) приобретёны, а 207 (св. 80%) подарены. Каталогизация собраний музея СУАК впервые была произведена в 1893 г. У музея был штат добровольных помощников (К.П. Медокс, С.А. Щеглов, А.А. Коротков, Б.В. Зайковский, П.Н. Шишкин). В начале ХХ в. коллекции музея СУАК выросли настолько, что встал вопрос об их размещении. Почётный член комиссии А.А. Тилло передал СУАК дом и имущества на сумму 100 тыс. руб. Кроме того, СУАК ежегодно должна была получать 800 руб. на поддержание порядка, страхование, ремонт и санитарную обработку домовладения. Позже А.А. Тилло добавил к договору ещё одно условие о размещении в доме музея памяти П.А. Столыпина1. Инвентарная книга музея за 1911-1916 гг. отражает количество пожертвований: кресло 1-го ряда №5 из Киевского театра, шинель, который был укрыт П.А. Столыпин после ранения и т.д. Всего было передано более 170 экспонатов.

Естественнонаучные экспонаты аккумулировалась в музее Саратовского общества естествоиспытателей (СОЕ). Начало музею было положено в 1896 г. на основании даров В.А. Ионова, Б.А. Келлера, В.К. Рихтера, М.А. Радищева, И.К. Надеина. Частные денежные пожертвования позволили арендовать помещения для опытной станции, музея и библиотеки, приобрести необходимый инструментарий. Официальное открытие музея СОЕ произошло в 1902 г.

В Царицыне бурное экономическое развитие и стремительный приток населения в начале XX века опережали рост сети учебных заведений2. В городе сложились «Русское общество врачей и охраны народного здравия», «Общество любителей правильной охоты», литературно-драматический и музыкальный кружок, общество велосипедистов. В городе были общества, патронируемые Русской православной церковью, например «Царицынское общество трезвости во имя святого угодника Николая». В 1912 г. инициативной группе во главе с Потомственным почётным гражданином А.А. Репниковым удалось добиться разрешения на создание Царицынского общества содействия внешкольному образованию (ЦОСВО).

Одной из форм просветительской деятельности ЦОСВО была организация «народных чтений». Автором диссертации обнаружено 15 программ таких мероприятий. Однако, политические высказывания лекторов, вызывали озабоченность властей. В Саратове было заведено «Дело ЦОСВО» и деятельность общества приостановлена. Свою работу оно возобновило осенью 1913 г. В качестве лекторов Царицын посетили А.Ф. Керенский, Ф.А. Степун, Е. Елачич и др. Источником финансирования общества стали билеты на лекции столичных знаменитостей. Другим источником являлись пожертвования. Так, 13 декабря 1912 г. А.К. Репникова выделила сумму в размере 40 тыс. рублей на постройку здания для нужд общества1. По документам можно зафиксировать, что общая сумма, которую выделила семья Репникова, составила около 300 тыс. рублей2.

В связи с тем, что губернские власти с подозрением относились к деятельности ЦОСВО, на каждое мероприятие председатель общества А.А. Репников испрашивал разрешение. В этой ситуации президиум общества осознавал, что необходимо создание постоянной структуры для аккумулирования научных знаний, исследований края, популяризации коллекций. 2 ноября 1914 г. было принято решение об основании «Музея местного края», материалы для которого собирали «всем миром». «Ведь все это вы дарите не кому-либо неизвестному – а вашему городу, вашим детям и внукам!» – писали П.П. Курлин и Б.В. Зайковский3.

Становление музейных учреждений Нижневолжского региона на базе научно-просветительских благотворительных обществ убедительно продемонстрировало существование всех видов благотворительной активности, что стало проявлением высокой степени гражданского самосознания представителей различных сословий.



В третьем параграфе «Преемственность традиций благотворительности как формы социокультурной коммуникации на базе музеев Нижнего Поволжья» – автор исследует процесс формирования коммуникативной функции музея. Превращение музеев в центры народного образования вело к необходимости оформления основ экскурсионного дела. Благотворительные научные общества активно содействовали развитию экскурсионной практики на местах.

В начале XX в. музей ПОИАК в Астрахани был открыт для посетителей с 11 до 14 часов в течение 302 дней в году. Комментарии во время осмотра экспозиции давали заведующий музеем и его помощник. Но их деятельность не могла охватить растущий объём экскурсионной работы. Поэтому Н.М. Новиковым был разработан проект «О Санкт-Петербургском подвижном музее и об организации педагогического отдела при Астраханском Петровском музее» 1.

В Саратове первую в истории музея им. А.Н. Радищева экскурсию провёл сам А.П. Боголюбов. Музей работал ежедневно с 10 до 15 часов с платою по 15 копеек за визит. В воскресные дни посещение было бесплатным. Известно, что за первые 6 месяцев в музее побывало около 63 тысяч человек, причём 58 тысяч – бесплатно. В музее Саратовской архивной комиссии было установлено 2 приёмных дня в неделю для посетителей. В эти дни на общественных началах дежурили 2 члена комиссии. Наблюдался неуклонный рост числа посещений: 1904г. – 262, 1905г. – 595, 1906г. – 642, 1907г. – 828, 1908г. – 1173, 1909г. – 982 человека. «Памятная книга» музея содержит автографы членов императорской фамилии, министров, губернаторов, известных ученых (П.А. Столыпин, П.С. Уварова, А.П. Павлов, А.А. Шахматов, П.И. Бахметьев, В.А. Городцов). В Царицыне организацией первых экскурсий занялись члены ЦОСВО. Их первый выездной маршрут проходил в районе хутора Тёплые воды 11 сентября 1916 г. Группу возглавил П.П. Курлин – первый директор музея местного края.

После 1917 г. на смену музеям, созданным на основе благотворительности, пришли музеи на общественных началах. В СССР помощь музеям можно условно разделить на два основных направления. Первое – это передача частных коллекций, второе – непосредственная помощь в музейной деятельности. К значимым пожертвованиям можно причислить дары Н.А. Арнинг-Зайцевой (Волгоград), Е.Н. Пушкина (Волгоград), А.П. Фёдорова (Саратовская область), В.О. Фомичёва (Саратов), Т.К. Кустодиевой и М.П. Митурича-Хлебникова (Астрахань). Благодаря дарениям были сформированы мемориальные музеи и персональные коллекции К.С. Петрова-Водкина, В.И. Чапаева, Ю.А. Гагарина, Ю.В. Малышева, лётчика-испытателя А.В. Федотова, писателей К.А. Федина, Л.А. Кассиля, поэтов М.К. Луконина, М.К. Агашиной, народных артистов СССР Б.А. Бабочкина, А.Н. Пахмутовой и др.

В 80 – 90 гг. ХХ вв. модификацией основ музееведения были продиктованы поиски новых способов воздействия на посетителей. Стратегическими ориентирами в работе с аудиторией стало стремление к музею «живому», «полезному», «действующему»1. Базовыми формами коммуникации в этой ситуации стали элементы театрализации и интерактива – исторические реконструкции и ролевое моделирование. Необходимая при этом общественная поддержка и спонсорство создают возможность адаптации бюджетного учреждения к условиям рыночной экономики. В развитии благотворительной активности музеи Нижневолжского региона ориентируются на опыт лучших представителей мирового сообщества, которые рекомендуют создавать вокруг музеев благоприятное окружение («друзья музея») 2.

Автор приходит к выводу о том, что с течением времени трансформация форм благотворительной активности затронула внешние атрибуты и терминологию, но не изменила внутреннюю сущность альтруистической деятельности энтузиастов. Активность сегодняшних попечителей-предпринимателей и волонтеров как форма благотворительной помощи государственным бюджетным организациям может расцениваться как показатель растущей гражданской зрелости современного общества.

В Заключении автор обобщает материал работы, формулирует основные теоретические выводы и практические рекомендации.

В Приложениях представлены таблицы, диаграммы, копии архивных документов, на которые опираются основные положения и выводы работы.

Основные положения диссертации изложены в публикациях:

Публикации в изданиях, входящих в Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук:

1. Рябец И.А. Роль благотворительности в формировании музейной сети Нижневолжского региона/ И.А. Рябец // Вопросы культурологии. – 2012. – № 11. – С. 46 -52.

2. Рябец И.А. Влияние благотворительности на становление музейно-образовательного процесса в России XIX – начала ХХ вв./ Г.П. Кибасова, И.А. Рябец // Известия Волгоградского государственного социально-педагогического университета. Серия «Социально-экономические науки и искусство». – 2012. – № 9 (73). – С.67-71.

3. Рябец И.А. Развитие научно-просветительской благотворительной деятельности в российской провинции (конец XIX – начало ХХ вв.)/ И.А Рябец // Известия Волгоградского государственного технического университета. Вып.10. – 2012. – № 3 (90). – С. 100 - 106.

4. Рябец И.А. Помогающий музей: цели и задачи музейной педагогики на современном этапе/ И.А. Рябец // Известия Нижневолжского агро-университетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. – 2006. – №3 (3). – С. 144 - 146.

Публикации в других научных изданиях:

5. Рябец И.А. Деятельность Волгоградского областного краеведческого музея, направленная на сохранение и пропаганду православия, как части культурного наследия региона/ И.А. Рябец, И.В. Талдыкина // Роль музеев в формировании культурного пространства и имиджа региона (по материалам науч.- прктич. конф. музейных работников в гг. Москве и Ростове-на-Дону). – М.: ГЦМСИР, 2005. – С.188 – 198.

6. Рябец И.А. У истоков областного краеведения (о деятельности Царицынского общества содействия внешкольному образованию в 1912 –1914 г.г.)/ И.А. Рябец // Историческая и современная регионалистика верхнего Дона и Нижнего Поволжья: Сб. науч. статей по материалам науч. конф. «Историческое и этнокультурное развитие Нижнего Поволжья». – Волгоград: Волг. научн. изд., 2005. – С.279 – 283.

7. Рябец И.А. Инновационные методы работы ГУК «ВОКМ» по освещению истории Великой Отечественной войны и Сталинградской битвы в связи с изменением социального состава посетителей музея/ И.А. Рябец // Стрежень. Вып. 5.– Волгоград: Издатель, 2006.– С. 398 – 402.

8. Рябец И.А. Формы и методы работы ГУК «Волгоградской областной краеведческий музей»// Миссия культуры: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. – М.: РФО РАН, 2007. – С.77– 80.

9. Рябец И.А. Участие в областном юношеском краеведческом фестивале как побудительная мотивация к исследовательской деятельности учащихся (из опыта работы с молодёжной аудиторией)/ И.А. Рябец // Традиции патриотизма в культуре и истории России. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008. – С. 396 – 402.

10. Рябец И.А. Участие в ролевых исторических реконструкциях – универсальная форма приобщения молодежи к историко-краеведческим знаниям/ И.А. Рябец // Вопросы краеведения. Вып. 12.– Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 318 – 323.

11. Рябец И.А. Использование инновационных форм музейной коммуникации в системе воспитания патриота и гражданина/ И.А. Рябец // Формирование российской идентичности средствами гражданско-патриотического воспитания: Материалы межд. науч.-практ. конф. – М.: Планета, 2011. – С. 247 – 251.

12. Рябец И.А. Реализация музейных проектов, как форма приобщения студенческой молодежи к традициям благотворительности и милосердия в регионе/ И.А. Рябец // Психолого-педагогические аспекты воспитательного процесса в системе высшего образования: Материалы межд. науч.-практ. конф. – Волгоград: ФГОУ ВПО «ВГСХА», 2011.– Т.2. – С. 341 – 344.

13. Рябец И.А. Роль краеведческого компонента в образовании и воспитании учащихся (из истории музейной сети Волгоградской области)/ И.А. Рябец // Формирование исторического сознания учащихся на уроках истории и во внеурочной деятельности: Материалы междунар. науч.-практ. конф. – М.: Планета, 2011. – С. 34 – 40.

14. Рябец И.А. Отражение традиций духовной культуры на территории региона в экспозиционно-выставочной и культурно-образовательной деятельности музея/ И.А.Рябец, И.В. Талдыкина // Музей в региональном пространстве: презентация исторического наследия, культурная и образовательная миссия: Сборник материалов Всерос. конф., посвященной 125-летию СОМК. – Саратов: Изд-во «Новый ветер», 2012 г. – С. 323 – 334.

15. Рябец И.А. Роль музея в формировании исторического сознания молодежи: на примере музейной сети Волгоградской области/ И.А. Рябец //75 лет Волгоградской (Сталинградской) области: история и современность: Сборник материалов межд. науч.-практ. конф. – Волгоград: Принт, 2012. – С.674 – 678.

16. Рябец И.А. Отражение деятельности добровольных медицинских обществ Царицына – Сталинграда - Волгограда в экспозиционно-выставочной деятельности областного краеведческого музея/ И.А. Рябец // Опыт и уроки медицины в годы Второй мировой войны: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ, 2012. – С. 44 – 46.

17. Рябец И.А. Динамика возникновения музейной сети Волгоградской области и её влияние на формирование культурного облика региона/ И.А. Рябец // Материалы Всерос. научн. конф., посвящённой 175-летию Астраханского музея-заповедника. – Астрахань: Издатель Сорокин Роман Васильевич, 2012. – С. 270 – 277.

18. Рябец И.А. Музей – библиотека: поиск путей комплексного воздействия на посетителей / И.А. Рябец//Материалы межрегион. конф. – Волгоград: ВОСБС, 2013. – С. 75 – 81.

РЯБЕЦ


Ирина Анатольевна


Каталог: uploads -> dsovet -> autoref
autoref -> Социально-экономические детерминанты развития донозологических состояний у студентов медицинского вуза 14. 02. 05 социология медицины
autoref -> Медико-социальные механизмы пролонгирования активного образа жизни в пожилом возрасте 14. 02. 05 Социология медицины
autoref -> Взаимосвязь социологии медицины и социологических теорий среднего уровня (На материале инициативных социологических исследований в стоматологии) 14. 02. 05 Социология медицины
autoref -> Социальные факторы формирования стратегий профессионализации студентов медицинского вуза 14. 02. 05 социология медицины
autoref -> Вера как феномен культуры 24. 00. 01 теория и история культуры
autoref -> Имидж в смысловом пространстве культуры 24. 00. 01 теория и история культуры
autoref -> Медико-социальные перспективы реабилитации больных шизофренией 14. 02. 05 социология медицины
autoref -> Оптимизация фармакотерапии бронхиальной астмы у больных с аффективными расстройствами 14. 03. 06 фармакология, клиническая фармакология
autoref -> Профессионально-ролевой репертуар врача-руководителя в условиях модернизации института здравоохранения 14. 02. 05 социология медицины


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница