Рефлексивность и её взаимосвязь с психологическим благополучием у лиц с разным уровнем психической ригидности


Значение рефлексивности для психологического здоровья



Скачать 190,06 Kb.
страница11/26
Дата06.10.2019
Размер190,06 Kb.
#79131
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26
1.2.2. Значение рефлексивности для психологического здоровья

В рамках различных подходов к психологическому здоровью (см. раздел 1.1.) подчеркивается важность для благополучия личности таких компонентов, как: осознанная деятельность и целеполагание, адекватное восприятие мира и принятие его, гармония с миром и собой, чувство общности с окружением при оптимальной автономии, самопознание и саморазвитие, смысловой аспект действительности. Все вышеперечисленные характеристики согласуются с взглядом на рефлексию как на осознание человеком себя, своего положения относительно других, своих мыслей и действий во временной перспективе. Вполне обоснованно предположение, что именно такое психическое свойство, как рефлексивность, способствует обеспечению этих характеристик личности.

Интегративные и субъектные подходы к психологическому здоровью, подразумевающие активную жизненную позицию личности и поиск себя, жизнь в соответствии со своим истинным Я как залог психологического благополучия, в той или иной мере обращаются к сути свойства рефлексивности. Так, развитой самости (проприуму) по Г.Олпорту присущи самоидентификация – что по определению является функцией рефлексивности; а также рациональное самоуправление – которое невозможно без осознания личностью своих мотивов, побуждений и видения своей деятельности в общем контексте, что также обеспечивается рефлексивностью. Перспективная рефлексия способствует проактивности личности и ориентации её в будущее; в самом деле, не осознавая себя в будущем, человек не может планировать свою деятельность и ставить долгосрочные цели. В концепции К.Роджерса, необходимым условием психологического здоровья личности является реализация ею своего потенциала через самость, ощущение своего Я, восприятие человеком самого себя, каковые не могут сложиться без применения процесса рефлексии. Непосредственной функцией рефлексии является самосознание, иначе говоря, без рефлексивности не может сложиться целостной Я-концепции. По Ф.Перлзу, психологическое здоровье человека непосредственно зависит от его осознания себя (то есть степени проявления рефлексивности) и действий в согласии со своим истинным Я. В основе экзистенциального подхода лежит представление о свободе человека, которая присуща в силу его способности осознавать себя. Свобода личности, её ответственность, целенаправленная творческая активность, управление средой невозможны без сформированного ею представления о себе, своей деятельности и об окружающей действительности.

Рефлексивность как развитие и частое использование процессов рефлексии, как уже упоминалось ранее, способствует изменению сознания, насыщению Я-концепции новыми смыслами соответственно с обогащением личностного опыта в ходе взаимодействия со средой. В ходе рефлексии осуществляется вербализация ранее неосознаваемых аспектов жизнедеятельности личности, установление новых когнитивных связей. Таким образом, рефлексивность способствует возникновению и трансформации ценностно-смысловых образований в Я-концепции. В то же время, смысловое существование, индивидуальный смысл жизни и её цель, связанная с ним, являются ключевыми факторами психологического здоровья во внутренне-целостных подходах к проблеме личности.

Р. Корсини и А. Ауэрбах в ходе анализа понятия здоровой личности в различных психологических школах заключили, что психологическое здоровье имеет следующие основные функции:

1. Побуждение. Психологическое здоровье характеризуется наличием характеристик, побуждающих человека к действию; после изменения уровня интенсивности некоей универсальной внутренней силы идут изменения поведения.

2. Регулирование. В результате побуждения активизируется определенный паттерн действий, выражающий нужное состояние. Реализация выбранного паттерна осуществляется внутренними регулятивными системами, установками.

3. Переживание и осмысление. Регулирование сопровождается процессом переработки информации, обеспечивающим интеграцию обратной связи от среды с деятельностью человека. Воспринимаемые факты и связанные с ними переживания сохраняются и изменяются параллельно с формированием и усвоением понятий, генерирующих смыслы.

4. Индивидуальный стиль. Каждая личность обладает своим уникальным набором характеристик, поэтому действия разных людей будут отличаться друг от друга даже в том случае, если побудительный стимул, процессы регулирования и переработки информации у них были схожи между собой (М.В.Москвина, 2013).

Рефлексивность может послужить успешной реализации вышеперечисленных функций. Так, в роли побуждающей «внутренней силы» личности может выступить чётко поставленная цель, взвешенный план, осознаваемое и осмысленное желание достичь чего-либо. Регуляция деятельности, как было отмечено выше, осуществляется как неосознаваемыми, интериоризированными в психику механизмами (установка), так и посредством рефлексии, осознанного осмысления. Индивидуальный стиль деятельности человека также может характеризоваться особенностями рефлексивности, её выраженностью, частотой применения процессов рефлексии, интенсивностью рефлективного состояния.

Рефлексивность как способность осознания себя и своего состояния, может оказать благоприятное воздействие на психотерапевтический процесс, выступая как основа когнитивной терапии. Так, осознанность (awareness, черта когнитивно-личностного стиля, близкая по реализации к процессу рефлексии) означает способность сосредотачивать внимание на себе, своих переживаниях, текущих событиях при ощущении подконтрольности процесса сосредоточения. В качестве элемента концепции «mindfulness-based therapy», осознанность вкупе с психологической внимательностью (mindfulness) является мощным неспецифическим фактором психологического благополучия. Многочисленные исследования свидетельствуют о прямой связи осознанности с высокой удовлетворенностью жизнью, жизнестойкостью, психологическим благополучием, оптимизмом, компетентностью, самоконтролем, позитивной самооценкой, эмпатией и другими факторами, в то время как наблюдается обратная взаимосвязь между осознанностью и депрессией, нейротизмом, реактивным сопротивлением, социальной тревожностью. Осознанность может нивелировать такие дисфункциональные стратегии совладания со стрессом, как избегание, подавление и чрезмерная озабоченность негативными переживаниями и мыслями (в ошибочном убеждении, что переживание негативных эмоций на пике как-то приведёт к конструктивному решению) (О.Д.Пуговкина, З.Н. Шильникова, 2014). Интересно, что последняя стратегия также может реализоваться в процессе рефлексии, как и собственно осознанность. Тем не менее, важно отделять рефлексивность от смежных понятий. Так, при исследовании таких процессов самопознания, как инсайт и саморефлексия, в качестве возможных предикторов психологического благополучия, была выявлена положительная роль именно инсайта («интуитивного», неожиданного озарения) в формировании психологического благополучия. В то же время, инсайт и рефлексия (как более длительный и осознанный процесс) не были связаны между собой (Silvia P.J., Phillips A.G., 2011). Рассматривая инсайт, «размышление» (rumination) и саморефлексию в связи с шестью компонентами психологического благополучия по К.Рифф, Харрингтон и Лоффредо (2011) обнаружили, что инсайт вляется статистически значимым положительным предиктором всех шести, тогда как размышление было негативно связано с тремя из них, а саморефлексия положительно детерминировала один из них (Harrington R., Loffredo D.A., 2011).

Как мы рассмотрели выше, «внимательность» (mindfulness) в концепции соответствующей когнитивной терапии, проявляется в процессах осознания и рефлексии. Шапиро, Карлсон, Остин и Фридмен (2006) выделяют в данном свойстве такие компоненты, как «внимание», «намерение» и «отношение», которые и производят изменения в сферах саморегуляции, эмоциональной, когнитивной и поведенческой гибкости, выяснении ценностей и степени раскрытия. Neff (2003) выделяет внимательность как «доброту по отношению к себе перед лицом страданий, видение своего опыта в контексте более масштабного опыта человечества, удержание негативных мыслей в сбалансированном состоянии сознательности, а не чрезмерная идентификация с ними». Vago и Silbersweig (2012) выделяют следующие процессы, посредством которых внимательность осуществляет свой положительный эффект:

1) самоосознание;

2) саморегуляция;

3) самотрансценденция, то есть «выход за пределы себя» в поиске иных смыслов (Gu J., Strauss C., Bond R., Cavanagh K., 2015).

Независимая самоинтепретация личности – понимание и объяснение себя в контексте окружающего мира посредством выявления информации о своей уникальности, отличия от других – положительно связана как с общим показателем рефлексивности, так и с показателями ситуативной, ретроспективной и перспективной рефлексивности. Выявляя особенности себя и других, проводя сравнение, такой человек формирует положительное представление о себе. В свою очередь, взаимозависимая самоинтерпретация личности – понимание и объяснение себя в контексте окружающего мира посредством определения сходства себя и окружающих – не связана с рефлексивностью, за исключением показателей рефлексии внутреннего мира других людей (О.Р.Тучина, 2012). Таким образом, целесообразно предположить, что рефлексивность непосредственно влияет на положительную самооценку и психологическое благополучие более автономных личностей.

До сих пор мы вели речь об общей важности такого свойства, как рефлексивность, для психологического здоровья личности, о некоем «оптимуме» его выраженности, без которого невозможно психологическое благополучие, о ключевой роли наличия рефлексивности вообще в функционировании человеческой психики. Неясно, в какой степени должна быть выражена рефлексивность у психологически здоровой личности и к каким последствиям может (если может) привести её «избыточность», уже не отвечающая запросам среды, либо некорректное с точки зрения адекватного соответствия окружению протекание процессов рефлексии.

Лучше всего эту двойственность можно продемонстрировать в рамках когнитивного подхода. Рефлексия, как когнитивный процесс, подвержена тем же закономерностям, что и остальные когнитивные процессы. Рефлексия как познание себя и окружающего мира, попытка «выхода за пределы Я», тем не менее, в какой-то мере остаётся в рамках Я – личностных свойств, организации когнитивного процесса. Так, отталкиваясь от модели когнитивного диссонанса Дж. Келли, согласно которой способность варьировать и корректировать свои личностные конструктные схемы – залог психологического здоровья человека (см. раздел 1.1.1.), целесообразно заключить, что способность человека осознать, в чём именно его текущая система когнитивных конструктов оказалась несостоятельной, является ключевой для дальнейшего изменения конструктной схемы. Подобный анализ осуществляется через процесс рефлексии.

Итак, ключевое понятие когнитивной психологии – базисная схема, то есть глубинные мировоззренческие конструкты – некогда интериоризовавшиеся установки, представления, убеждения, которые, запечатлевая прошлый опыт, переживания, создают определённую основу для восприятия и интерпретации окружающей реальности впоследствии, обусловливая специфику аффективных, когнитивных, мотивационных процессов. Базисные схемы могут варьироваться по широте (узкая область применения либо универсальность), возможности их изменения (гибкие либо ригидные), интенсивности (месте в когнитивной организации), уровню активации (латентные либо гипервалентные). При психопатологических синдромах базисные схемы универсальны, ригидны, интенсивны и оказывают подавляющее воздействие, замещают другие схемы, которые могли бы быть более адаптивны в данной ситуации. Таким образом, они приводят к систематическим искажениям в обработке информации (А.Бек, А.Фримен, 2002). Важными понятиями, связанными с пониманием базисной схемы, являются автоматические мысли (то есть неосмысляемые стереотипные конструкты, быстро откладывающиеся в подсознании), а также когнитивные ошибки (неадекватные когнитивные конструкты, умозаключения, гипервалентные и эмоциональные). Рефлексивные процессы личности, чьи когнитивные схемы не являются адаптивными, будут допускать большее количество когнитивных ошибок и в конечном итоге приведут к неверным выводам.

Среди ошибок когнитивных схем можно выделить:

1. Произвольное умозаключение, то есть такое умозаключение, которое сделано при неналичии фактов, его подтверждающих, или даже при наличии фактов, противоречащих заключению. По сути, эмоциональное обоснование, убеждение индивида, что нечто должно быть правдой только потому, что он это «чувствует».

2. Сверхгенерализация, сверхобобщение – формулирование обобщающих негативных выводов, выходящих далеко за пределы текущей ситуации, но основанных на единичном эпизоде.

3. Дихотомическое мышление, в максималистском ключе, «чёрно-белое», то есть представление о том, что существуют только две категории для оценки событий, людей, поступков; при этом человек оказывается оценивать ситуацию во временной перспективе, то есть если что-то является «чёрным» или «белым», значит, оно такое всегда.

4. Негативные предсказания будущего, катастрофизация, неадекватная сигналам извне. Сродни такой когнитивной ошибке является обесценивание позитивного. Туннельное мышление.

5. Стереотипизация, наделение окружающих явлений безусловными характеристиками, ассоциирование со стереотипными типажами, своего рода, «навешивание ярлыков».

6. Магнификация/минимизация, то есть оценивание себя, окружающих или ситуации при преувеличении негативных аспектов и преуменьшении позитивных.

7. Избирательное абстрагирование – безосновательный учет только одних деталей и игнорирование других; в частности, учёт лишь неудач вместо полной картины всех событий.

8. Предсказание последствий окружающих событий даже без знания и учёта всех факторов; «чтение мыслей», то есть уверенность человека в том, что проницательно угадывает мысли и настроения окружающих.

9. Персонализация – придание себе большего значения, чем оно может быть, в контексте отношений других людей; мнение о сторонних событиях как касающихся меня лично, представление о себе как о причине негативного поведения других людей – при этом не учитываются более вероятные объяснения их поведения; уверенность в том, что собственные ошибки всегда замечаются другими.

10. Долженствование – чрезмерная фокусировка на мышлении «я должен»; наличие четкой непреложной идеи о своём долге и долге других (Бек Дж., 2006).

Дисфункциональная базисная схема, то есть не способствующая адаптации, нарушает взаимодействие личности с окружающим миром и приводит к своего рода замкнутому кругу неадекватных и неадаптивных когнитивных конструктов. Проистекающие из неё эмоциональные и поведенческие последствия могут негативно сказаться как на состоянии психологического благополучия, так и на соматической симптоматике человека. Особенно ярко это проявляется, если когнитивные схемы вступают между собой в конфликт при принятии определённого жизненного решения. В данном случае, осмысление и последующая работа с дисфункциональными когнитивными схемами, автоматическими мыслями и когнитивными ошибками могла бы помочь человеку преодолеть расстройство и достичь психологического благополучия. Процесс рефлексии оказывает благотворное воздействие на ход рациональной терапии; впрочем, для преодоления им привычной базисной схемы может потребоваться дополнительное вмешательство извне в лице постороннего носителя новой, непривычной человеку информации, здесь – психотерапевта.

Отталкиваясь от положений П.Д.Успенского о чертах человека, препятствующих развитию его личности и сущности, М.Сандомирский выделил следующие базовые когнитивные стратегии, приводящие к психологическим проблемам, в той или иной степени находящие отражение в различных подходах к возникновению психосоматических расстройств:

1) неискренность перед собой, внутреннее непостоянство – ложь себе, избирательность, переоценка своих возможностей, иллюзия контроля над своей жизнью даже тогда, когда человек явно не справляется с задачами, которые ставит перед ним окружающий мир;

2) воображение: человек начинает «додумывать» реальность, вместо того, чтобы её наблюдать и по возможности беспристрастно её воспринимать, он торопится вынести суждение. Сюда можно также отнести попытки рационализации, логического (и псевдологического) объяснения всего, как можно более комфортного «увязывания» нового знания в старую картину мира. Таким образом человек может придумать проблему там, где её нет, либо – совершенно непроизвольно – увидеть её там, где её нет, превратно восприняв действительность;

3) отождествление себя с какой-то идеей, объектом, действием, невозможность отделить себя от них. Механизм отождествления может рассматриваться в контексте «незрелого» мышления (например, маленький ребёнок не разделяет субъект и объект, отождествляя себя со всем миром, ему свойственно самозабвенное поглощение игрой). Однако патологические последствия несёт в большей степени отождествление себя с эмоцией и объектом, чем с деятельностью. По сути, это прямое нарушение самоидентичности, самодостаточности «Я»;

4) учитывание – главным образом, мнений окружающих; учитывание избыточного числа явлений окружающего мира, точек зрения из боязни ошибиться, то есть сюда можно относить сложившуюся у человека ориентацию на избегание неудач. Вклад в этот процесс вносят такие свойства человека, как конформность, неуверенность в себе, неустойчивая самооценка, колеблющаяся между завышенным самомнением, беспечностью и полным самоуничижением, гипертрофированной критичностью в отношении себя и своих достижений.


Стоит отметить, что и процессуально близкая рефлексии рационализация как механизм психологической защиты, поиск объяснения своим проблемам, также может послужить как формированию психосоматического расстройства, так и его коррекции. В первую очередь, осмысляя свои проблемы, человек пропускает их через призму субъективного восприятия, активно перерабатывает их, выделяя одни моменты и игнорируя другие, встраивая в уже сложившуюся у него систему знаний и отношений. Проявления же своего критического, проблемного состояния человек также не воспринимает целиком и полностью, обрабатывая их – в этой обработке участвуют многочисленные бессознательные процессы, психологические защиты. Исходя из вышесказанного, уместно заключить, что переформулировка проблемы с разных сторон, учитывание тех сведений, которые остались для человека скрыты либо отброшены в результате защитных механизмов, совместно с терапевтом, могут помочь человеку скорректировать патологические психические симптомы и вылечить соматические.

Итак мы видим, что индивидуальные процессы рефлексии, их характер, базируются на уже имеющихся базисных схемах как структурах цельного мировоззрения личности. Рефлексия может осуществляться в рамках уже существующей системы когнитивных конструктов – некогда состоятельных, но неадаптивных в текущей ситуации, или никогда не бывших адаптивными – и в конечном счёте работать на их подтверждение, но по мере развития и накопления личностью информации может в полной мере выходить за их пределы и выполнять функцию соотнесения деятельности субъекта с актуальной ситуацией. Следовательно, важна не рефлексивность сама по себе, но её «критичность», степень преодоления посредством рефлексии привычного паттерна поведения и образа мышления сообразно сложившимся условиям.

Переживание психологического благополучия напрямую зависит от таких особенностей личности, как уровень её тревожности, от эмоционального аффекта. Важными предикторами психологического неблагополучия являются тревожность, депрессивность и нейротизм (Д.С.Корниенко, 2014). Ощущение психологического благополучия личности напрямую связано с её способностью отдавать себе отчёт и управлять своими эмоциями, то есть эмоциональным интеллектом.
Основоположниками теории эмоционального интеллекта и авторами термина «эмоциональный коэффициент» являются П. Сэловей и Дж. Майер. Согласно их концепции эмоционального интеллекта, тот включает в себя следующие способности:

1) распознавание и выражение своих эмоций, эмпатия, опознание чужих эмоций;

2) регуляция своих и чужих эмоций;

3) стратегическое использование эмоциональной информации в мышлении и деятельности.

Впоследствии Р.Бар-Он определяет эмоциональный интеллект как все некогнитивные способности, знания и компетенции, позволяющие человеку успешно справляться с различными ситуациями. Он выделил пять сфер компетенции, в каждой из которых представил специфические навыки, ведущие к достижению успеха:

1) познание своей личности (знание собственных эмоций, уверенность в себе, самоуважение, самореализация, независимость);

2) навыки межличностного общения (межличностные взаимоотношения, социальная ответственность, сопереживание);

3) способность к адаптации (решение возникающих задач, оценка реальности, приспособляемость);

4) управление стрессовыми ситуациями (стрессоустойчивость, импульсивность, контроль);

5) преобладающее настроение (счастье, оптимизм) (Д.В.Люсин, 2006; А.М.Двойнин, Г.И.Данилова, 2012).

Д.В.Люсин предлагает свою концепцию эмоционального интеллекта, отталкиваясь от предположения, что эмоциональный интеллект предстает в виде двойственного конструкта, связанного как с когнитивными способностями, так и с личностными характеристиками. Он формируется в ходе жизни человека под влиянием следующих групп факторов, которые обусловливают его развитие и индивидуальные особенности: когнитивных способностей (скорости и точности переработки эмоциональной информации), представлений об эмоциях как о ценности и источнике информации; особенностей эмоциональности (эмоциональная устойчивость и чувствительность). Люсин выделяет следующие способности эмоционального интеллекта:

1) Понимание эмоций, которое включает как распознавание самого факта наличия эмоционального переживания у себя или у другого, так и идентификацию конкретной эмоции в словесном выражении, а также понимание причин, вызвавших ту или иную эмоцию и её следствий;

2) Управление эмоциями: контроль интенсивности своих эмоций, их внешнего выражения, способность произвольно вызвать ту или иную эмоцию.

Обе эти способности могут быть направлены как на собственные эмоции, так и на эмоции других людей (внутренний и внешний эмоциональный интеллект). Оба варианта актуализируют разные когнитивные процессы, но при этом связаны друг с другом.

Таким образом, эмоциональный интеллект выступает как способность распознавать эмоции и управлять ими, корректировать своё эмоциональное состояние и эмоциональное состояние других людей. Целесообразно предположить, что эмоциональный интеллект положительно влияет на общее переживание психологического благополучия, которое, как мы помним, зависит и от когнитивных, и от эмоциональных аспектов. И если осознание, понимание своих – и чужих – эмоций непосредственно связано с процессом рефлексии, то есть когнитивный компонент эмоционального интеллекта положительно связан с рефлексивностью, то на управление эмоций рефлексивность может повлиять только опосредованно, при участии других личностных факторов. Как воля к действию и планирование не тождественны самому действию, так и осознание своих эмоций и причин их возникновения не обязательно ведёт за собой управление эмоциями – по всей видимости, последнее зависит от других факторов. Это подтверждает исследование А.М.Двойнина и Г.И.Даниловой, в котором не было обнаружено статистически достоверной взаимосвязи между управлением эмоциями и рефлексивностью. Авторы подчёркивают, что это может быть обусловлено разной природой и функциональным назначением эмоционального интеллекта и рефлексивности в регуляции поведения личности: тогда как первый осуществляет управление на основе переживания, рефлексия детерминирует поведение в процессе самопознания (А.М.Двойнин, Г.И.Данилова, 2012).

При изучении взаимосвязи рефлексивности с таким явлением, как психическое выгорание личности (её физическое, умственное и эмоциональное истощение, проявляющееся, в частности, в профессиональной деятельности), были получены противоречивые результаты. Так, в исследовании С.В.Волканевского, общий уровень развития рефлексии и показатели процессов рефлексии положительно взаимосвязаны с индексом выгорания и структурно-динамическими компонентами синдрома психического выгорания личности. Высокая общая рефлексивность выступает как фактор формирования данного синдрома, впрочем, в контексте управленческой деятельности данная закономерность проявляется менее значимо. Поскольку психическое выгорание личности – феномен, противоположный её психологическому здоровью и благополучию, было бы логично предположить, что высокая рефлексивность обратно связана с психологическим благополучием. Тем не менее, в ходе вышеупомянутого исследования были выявлены следующие положения: в процессе усугубления психического выгорания повышается дифференцированность, разрозненность отдельных процессов ситуативной, ретроспективной и перспективной и рефлексии, заметно снижается интерпсихическая рефлексия, с общей высокой рефлексивностью коррелирует только рефлексия прошлой и будущей деятельности, а также рефлексия межличностных отношений. Компоненты психического выгорания у высоко рефлексивных людей также более разрознены и дифференцированы, чем у низко рефлексивных. Целесообразно предположить, что синдром психического выгорания связан скорее не с рефлексивностью в целом, но с рефлексией отдельных аспектов жизнедеятельности (здесь – будущие перспективы, прошлая деятельность, сложившиеся отношения), которые в результате оцениваются как неудовлетворительные; впоследствии эта оценка положительно влияет на степень выгорания. С.В.Волканевский отмечает, что негативному воздействию синдрома психического выгорания часто подвергаются добросовестные профессионалы, оценивающие свою деятельность как личностно и общественно значимую, многосторонне включенные в ее выполнение и тратящие на неё большие психологические и эмоциональные ресурсы. В ситуации несоответствия поведения окружающих миссии, которую видит такой человек в своей деятельности, у него «опускаются руки», происходит профессиональная маргинализация и психическое выгорание протекает быстрее (С.В.Волканевский, 2010).

В ситуации психического выгорания перед человеком встаёт вопрос переидентификации (выгорание происходит в случае утраты значимой идентичности) и нового личностного выбора. В ситуации психического выгорания на личность положительно влияет ценностно-смысловая регуляция и осознанность этого процесса, осознанность самих смыслов и их структурная организация (широта смысловых связей человека с миром, иерархия этих связей, общий структурный профиль личности), телеологичность поведения (направленность на смысл) в противовес его каузальности (направленность на причину), временная локализация смыслов (Д.А.Леонтьев, 2003). Психическое выгорание предстаёт здесь как болезненное разочарование в каком-либо аспекте жизни, который ранее был способом обретения её смысла. Поиск новых, более полно отражающих реальную картину смыслов жизни, многосторонний анализ смыслов, самопознание, рефлексия, нивелируют степень психического выгорания как экзистенциальной проблемы (Н.Е.Водопьянова, 2013).

Таким образом, рефлексивность (будучи в общем связанной с психическим выгоранием на начальном этапе и в процессе выгорания теряющая свою целостную структуру) может, в свою очередь, благотворно повлиять на ценностно-смысловую регуляцию личности – при условии комплексного вовлечения всех процессов рефлексии. Что касается ценностно-смысловой регуляции личности, то вкупе с когнитивными, мотивационными, поведенческими и эмоциональными ресурсами, которые она активирует, она положительно влияет на устранение синдрома психического выгорания и достижение психологического благополучия личности.



Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Модели манипуляторов для автоматизации сборочных операций кулаков Феликс Михайлович д т. н., профессор
11701 -> Problems of professional motivation of employees in the sphere of education on the example of a pedagogical collective Выпускная квалификационная работа по направлению
11701 -> Личностные особенности влияющие на успешность спортсменов при экстремальных нагрузках
11701 -> Результаты эмпирического исследования связи учебной мотивации и профессиональной идентичности студентов
11701 -> Основная образовательная программа «общая психология и психология личности»
11701 -> Диссертация на соискание степени Магистра по направлению 030300 Психология
11701 -> Основная образовательная программа «Общая психология и психология личности»
11701 -> Кафедра эргономики и инженерной психологии
11701 -> Родительские установки и образ ребенка у взрослых в связи с их психологическим благополучием

Скачать 190,06 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   26




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница