Речевое поведение личности в системе формирования социального образа


Вторая глава «Коммуникативно-прагматическое описание речевого поведения»



страница2/4
Дата11.02.2016
Размер0,51 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4

Вторая глава «Коммуникативно-прагматическое описание речевого поведения» посвящена описанию речевого поведения личности с точки зрения коммуникативно-прагматической, то есть с позиции его участия в создании и изменении социального образа.

Индивид в процессе социализации, становясь личностью, усваивает определенные фрагменты культуры, аккумулирует социальные нормы, овладевает различными социальными функциями или позициями, традиционно называемыми ролями. В аспекте социализации усвоение тех или иных социальных ролей связано в первую очередь с усвоением стереотипов речевого поведения.

В диссертационной работе принято определение речевого поведения, сформулированное Т.Г. Винокур, которое наиболее органично вписывается в рамки излагаемой концепции: «Речевое поведение – это не столько часть поведения вообще, сколько образ, составляющийся из способов использования им языка применительно к реальным обстоятельствам его жизни» (Винокур 1993). Языковая личность реализует себя в речевом поведении, при этом отдает предпочтение тому или иному стилю общения (фамильярному, официальному, почтительному, пренебрежительному и т.п.), использует высказывания с нужным для своих целей коммуникативным заданием и тем самым оформляет себя, создает свой образ.

Анализ различных вариантов речевого поведения персонажей художественных произведений, выступающих в различных социальных ролях, показал, что социальная роль в ее речеповеденческом воплощении интерпретируема и подвижна, в ней заложен немалый презентационный потенциал. Любая из ролевых позиций становится своеобразной сценической площадкой, на которой разыгрывается театральное представление, и зрителям предлагается одна из исполнительских версий. В связи с этим представляется целесообразным говорить о ролевых инвариантах и исполнительских вариантах, в каждом из которых личность предстает в новом образе.

Под инвариантом социальной роли мы понимаем некий речеповеденческий шаблон, стандарт, взятый в отвлечении от конкретного исполнителя, должностную инструкцию, состоящую из перечня прав и обязанностей занимающих эту позицию индивидов, а вариант – это реализация стандарта с привнесенными индивидуальными дополнениями, представляющий собою социально-речевое образование, ориентированное на другое лицо в конкретной ситуации общения с целью оказания на него определенного влияния. В момент исполнения роли личность находится в состоянии канатоходца, балансирующего между ролевыми (инвариантными) предписаниями и собственными предпочтениями, обусловленными рядом факторов, в числе которых ценностная ориентация стоит едва ли не на первом месте.

Отсутствие жестких ограничений приводит к тому, что каждая из исполнительских версий представляет собою инвариантно-вариантное образование, то есть интернализованную роль (от лат. internus внутренний), которая состоит из двух частей: первая – основная или базовая – инвариант (от лат. invariante – абстрактный элемент, взятый в отвлечении от конкретных реализаций) роли. Вторая часть – постоянно меняющаяся, имеет личностное, субъективное начало, актуализирующееся в конкретной ситуации общения. Именно поэтому каждый исполнительский вариант – это уже не собственно стереотип, а образ, созданный, прежде всего, языковыми средствами, в котором «отражаются ролевые предписания в зеркале личности» (А.А. Леонтьев 1997). Совокупность осуществляемых/осуществленных личностью речеповеденческих мероприятий с целью создания востребованного образа, мотивированных структурой социальной ситуации, компонентами которой являются место, время, участники, отношения между ними, тональность общения, цель общения, средство общения (язык, его подсистема, параязыковые средства – жесты, мимика), способ общения, и/или культурным контекстом, определяющимся нормами, ценностями, типами контактов и совместных действий, а также различными ролевыми предписаниями, мы называем контекстуализацией.

Речеповеденческая контекстуализация, как показывает анализ фактического материала, осуществляется личностью прежде всего из соображений ситуативной целесообразности. Ситуативное развитие многих постоянно меняющихся факторов личностного взаимодействия определяет осознанный или неосознанный выбор той или иной речеповеденческой стратегии и тактики, той или иной манеры общения, детерминирует речевые поступки индивидов, предопределяет соответствующий условиям набор вербальных и невербальных средств, заставляя менять или, наоборот, сохранять код коммуникации. Все ограничения, придающие форму высказыванию, оказывают влияние на образ личности, формируемый прежде всего языковыми средствами и спецификой их использования. Знание и учет ограничений, представляющих собою своеобразную культурно-коммуникативную рамку, способствуют формированию адекватного речевого поведения и, соответственно, социального образа.

Переходя от исполнения одной роли к исполнению другой, личность переключается с одних стереотипов поведения на другие. Способность делать правильный выбор, осуществить необходимое ролевое речевое переключение, адекватно заявив о себе в различных ситуациях общения, является показателем сформированной коммуникативной личности, понимаемой нами, вслед за другими исследователями, как одно из проявлений личности, обусловленное совокупностью ее индивидуальных свойств и характеристик, которые определяются степенью ее коммуникативных потребностей, когнитивным диапазоном, сформировавшимся в процессе познавательного опыта, и собственно коммуникативной или социолингвистической компетенцией, позволяющей человеку быть не просто говорящим, а полноправным членом социально обусловленной системы общения.



В главе 3. Создание и экспонирование образа личности описываются способы самоподачи личности в различных социокультурных ситуациях и механизмы метаморфоз, посредством которых личность изменяет или моделирует собственный образ.

Развитие личности может идти двумя путями: 1) по пути персонализации и 2) по пути персонификации.

Процессы персонификации и персонализации приводят к образованию личностных типов, по-разному заявляющих о себе в ситуациях социокультурного общения:

- персонифицированная личность демонстрирует, какова она есть на самом деле (самоподача Ethos);

- персонализированная личность намеренно и целенаправленно конструирует свой образ посредством вербальных и невербальных средств, предъявляя или, наоборот, скрывая свои собственные черты, качества и свойства с целью создания и экспонирования своего образа (самоподача Persona).

Самоподача Ethos определяется реальными качествами личности. Здесь мы имеем дело с самоактуализацией и самовоплощением. Самоподача Persona – это осознанная самоподача; она может быть обозначена как самопрезентация, т.е. намеренный и осознанный показ востребованных в конкретной коммуникативной ситуации качеств и свойств. Persona представляет собою продукт адаптации, соответствующий жизненному сценарию личности (Иссерс 2002).

Оба механизма самоподачи – самоподача Persona и самоподача Ethos, − будучи социально обусловленными, взаимодействуют друг с другом, и при этом всегда наблюдается динамика в соотношении реальных и смоделированных качеств.

Анализ различных вариантов речевого поведения показывает, что весьма востребованной оказывается вторая поведенческая модель – самоподача Persona, поскольку «человек может быть вполне самим собою, только пока он один: общество требует от него взаимного приспособления» (А. Шопенгауэр).

Под приспособлением (адаптацией) мы понимаем совокупность поведенческих особенностей личности, обеспечивающих возможность более или менее комфортного или безопасного образа жизни в определенных условиях внешней среды.

Одним из средств и показателей успешной адаптации личности в обществе является адекватное речевое поведение, участвующее в оформлении и предъявлении образа личности. С целью формирования или изменения собственного образа личностью предпринимаются такие речеповеденческие действия, как коррекция, трансформация, имитация, которые интерпретируются нами как механизмы осуществляемых метаморфоз. Отличительным признаком, позволяющим дифференцировать названные способы самопрезентации, является прежде всего то, что принимается за ориентир.

При коррекции ориентиром становятся фиксированные или осознаваемые и освоенные личностью нормы и правила коммуникативно-ролевого поведения, соблюдаемые в стандартных ситуациях большей частью социума или группы. Содержание и характер социально-этических норм той или иной общности отражают реальные условия ее существования, а также природу, тенденции развития взаимоотношений и взаимодействий людей в этой общности, В них отражается тип личности, поведения и отношений, необходимых, формируемых или, наоборот, подавляемых данной общностью. Личность, усвоившая нормы, принимающая или отвергающая их, активно реализующая их в своем поведении или пренебрегающая ими, пассивно воспроизводящая стереотип или изменяющая его, соответствующим образом относится не только к самим нормам, но и к самой себе и обществу. Вступая в социальное взаимодействие, индивид, ставший личностью, предпринимает такие действия, запускает такие механизмы, которые позволяют ему так или иначе сбалансировать требования среды и свое внутреннее состояние и на этой основе сконструировать и предъявить востребованный образ. Коррекция речевого поведения нередко осуществляется под влиянием референтной личности или референтной группы.

В случае трансформации ориентиром является интуитивно выбранный образ самого себя и та речеповеденческая модель, которые, в представлении личности, максимально эффективны в сложившейся коммуникативной ситуации для решения возникших проблем. Создавая собственный образ, предъявляя себя в новом качестве, личность что-то скрывает о себе, что-то ослабляет, что-то усиливает, какие-то сведения отрицает, что-то подменяет, что-то приписывает себе, на чем-то делает акцент. Создание и демонстрация образа (самоподача Persona) осуществляется осознанно и целенаправленно как вербальными, так и невербальными средствами. При этом прагматический фактор является самой важной переменной, от которой зависит выбор одного из возможных речеповеденческих вариантов.

Имитация – это подделка под кого-то, и поэтому ориентиром становится этот «кто-то», то есть другой. При имитации личность самовольно присваивает себе чужой образ или речеповеденческую модель (но не социальную позицию) для решения своих прагматических задач, в том числе для получения определенного эмоционального состояния. В этом случае исполняется не социальная роль как таковая, складывающаяся из позиции и функции, свойственной этой позиции, а также нормативного образца поведения, соответствующего позиции и функции, а роль коммуникативная, представляющая собой стратегию, направленную на создание необходимого образа. Коммуникативная роль в нашем понимании – это то, «как человек подает себя в общении, кем он «прикидывается» для достижения определенной цели при отсутствии соответствующей ролевой позиции. При имитации мы имеем дело с неподкрепленным социальной позицией словесным миражем, производящим впечатление на адресата. Явление имитации тесно связано с проблемой взаимодействия «своего» и чужого» слова, переплетения «своей» и «чужой» речевой манеры.

Названные способы оформления речевого поведения и создания образа обычно вступают друг с другом в отношения контаминации.

Так, например, желание скрыть свое бедственное положение и нищенское существование, «прикрыть себя бронею, которая составляла бы некий decorum», чтобы не расстраивать старушку мать и вселить в нее надежду на лучшее будущее, заставляют потерявшего работу и перебивающегося случайными заработками сына предстать в образе преуспевающего чиновника, прибегая с этой целью одновременно к трансформации и имитации:

«Пока Домна ходит за кипятком, мать и сын молчат и быстрыми пронзительными взглядами точно ощупывают друг друга…

- Вид у тебя неважный, Ванек, - говорит старушка и сухой рукой гладит руку сына, лежащую на столе. – Побледнел ты, усталый какой-то.

- Что поделаешь, маман. Служба. Я теперь, можно сказать, на виду. Мелкая сошка, а вся канцелярия на мне. Работаю буквально с утра до вечера. Как вол. Согласитесь, маман, надо же карьеру делать?» (А.И.Куприн «Святая ложь»).

Имеющиеся в тексте рассказа авторские комментарии относительно поведения сына позволяют понять, что здесь представлен типичный случай самопрезентации, которая осуществляется посредством трансформации (неудачник представляется чиновником, успешно продвигающимся по служебной лестнице) и имитации (развязный тон и обращение «маман» скопированы у «прикомандированных» шалопаев):



«Этот робкий, забитый жизнью человек всегда во время коротких визитов к матери держится развязного независимого тона, подражая тем светским «прикомандированным» шалопаям, которых он прежде видел в канцелярии. Отсюда и дурацкое слово «маман». Он всегда звал мать и теперь мысленно называет «мамой», «мамусенькой», «мамочкой» и всегда на «ты». Но в названии «маман» есть что-то беспечное и аристократическое» (Здесь и далее выделение наше – Т.Ч.). (А.И. Куприн «Святая ложь»).
Личность, прошедшая различные уровни социализации, владеет навыками использования адаптивных механизмов, включающих разнообразный и разнородный инвентарь средств и позволяющих достичь определенного уровня комфортности существования, относительно безболезненно вписаться в окружающую среду, а также мимикрировать на фоне реальности, грозящей опасностью.

Изучение и анализ фактического материале показали, что личность обладает способностью не только транслировать, но и трансформировать вербальные и невербальные аспекты своего поведения с целью создания и изменения собственного образа и манипулировать ими в соответствии с поставленными целями и решаемыми задачами. Приведем примеры, демонстрирующие способность одного и того же персонажа (Ретта Батлера из романа М. Митчелл «Унесенные ветром») кардинально изменять собственное речевое поведение в зависимости от целей, им преследуемых:



«He had no hesitation about stripping them verbally, even under his own roof, always in a manner that left them no reply. Unashamed of how he came by his fortune, he pretended that they, too, were unashamed of their beginnings and he seldom missed an opportunity to remark upon matters which, by common consent, everyone felt were better left in polite obscurity.

There was never any knowing when he would remark affably, over a punch cup: "Ralph, if I'd had any sense I'd have made my money selling gold-mine stocks to widows and orphans, like you, instead of blockading. It's so much safer." "Well, Bill, I see you have a new span of horses. Been selling a few thousand more bonds for nonexistent railroads? Good work, boy!" "Congratulations, Amos, on landing that state contract. Too bad you had to grease so many palms to get it" (M.Mitchell “Gone with the wind”).

«Он (Ретт) не задумываясь, мог, что называется, раздеть их догола даже в своем доме – да так, что им и отвечать было нечего. Не стесняясь того, какими путями он сам пришел к богатству, он делал вид, будто думает, что и они не стесняются своих корней, и потому при любой возможности касался таких предметов, которые, по общему мнению, лучше было вежливо обходить молчанием. Никто не мог предвидеть, когда ему вздумается весело бросить за кружкой пунша: «Ральф, будь я поумнее, я нажил бы состояние, как ты, - продавая акции вдовам и сиротам, вместо того, чтобы прорывать блокаду. Оно куда безопаснее». Или: «Эй, Билл, я смотрю, у тебя новые лошади появились. Продал еще несколько тысчонок акций несуществующих железных дорог? Хорошо работаешь, мальчик!» Или: «Поздравляю, Эйсмос», с получением контракта от штата. Жаль только, что тебе пришлось столько народу подмазать, чтоб добиться его» (М. Митчелл «Унесенные ветром. Перевод Т. Кудрявцевой).

Результатом такого поведения было следующее: The ladies felt that he was odiously, unendurably vulgar. The men said, behind his back, that he was a swine and a bastard.

Дамы считали Ретта отвратительно, невыносимо вульгарным. Мужчины за его спиной говорили, что он свинья и мерзавец».)

С другой стороны, тот же персонаж, озабоченный будущим любимой дочери Бонни и желающий обеспечить ей достойное и прочное место в порядочном обществе, а не в обществе «саквояжников» и «подлипал», разрабатывает стратегический план с отдаленной перспективой, направленный на достижение поставленной цели и предполагающий решение ряда частных задач, одной из которых является формирование в глазах общественности собственного положительного образа:



"Do? I'm going to cultivate every female dragon of the Old Guard in this town, especially Mrs. Merriwether, Mrs. Elsing, Mrs. Whiting and Mrs. Meade. If I have to crawl on my belly to every fat old cat who hates me, I'll do it. I'll be meek under their coldness and repentant of my evil ways. I'll contribute to their damned charities and I'll go to their damned churches. I'll admit and brag about my services to the Confederacy.<…> He went about his campaign slowly, subtly, not arousing the suspicions of Atlanta by the spectacle of a leopard trying to change his spots overnight.<…> putting on gravity and charm <…> "Not a change of heart at all. Merely a change of hide» (M.Mitchell “Gone with the wind”).

«Что я намерен предпринять? Буду обхаживать всех драконов «старой гвардии» в женском обличии, какие есть в этом городе, − и миссис Мерриузер, и миссис Элсинг, и миссис Уайтинг, и мссис Мид. И если мне придется ползти на животе к каждой толстой старой кошке, которая ненавидит меня, я поползу. Я буду кроток, как бы холодно меня ни встретили, и буду каяться в своих прегрешениях. Я дам денег на их дурацкие благотворительные затеи и буду ходить в их чертовы церкви. Я признаюсь и даже буду хвастать, что оказывал услуги Конфедерации…<…>Он повел свою кампанию медленно, исподволь, чтобы не вызвать подозрений своим превращением за одну ночь из леопарда в лань. <…> Он надел на себя маску серьезности и обаяния. <…> Однако взглядов своих не изменял. Переменил только шкуру» (М. Митчелл «Унесенные ветром. Перевод Т. Кудрявцевой).
Принятая в качестве приоритетной стратегия, сущность которой состоит в стремлении получить прогнозируемую реакцию, включает следующие шаги: а) планирование говорящим собственного поведения в процессе взаимодействия с окружающими; б) выбор средств и приемов реализации, то есть речевую тактику, которая обеспечивает гибкость стратегии и оперативное реагирование на ситуацию. Такая стратегия является весьма востребованной, если нормальный ход событий не располагает к желательным для говорящего результатам. Итогом разработанной стратегии и предпринятых тактических мероприятий было то, что «люди, никогда не любившие Ретта, теперь улыбались… Матроны, до сих пор считавшие, что ни одна женщина не может чувствовать себя спокойной в его обществе, начали останавливаться и беседовать с ним на улице…<…> Он стал теперь одним из самых популярных жителей города».

Как видим, речевое поведение личности нередко приобретает приметы не индивидуального, свойственного данной личности стиля, представляющего собой нечто уникальное, а некой сознательно избранной модели, «начиненной» такими вербальными и невербальными средствами, которые создают желаемый или востребованный социальной средой образ при отсутствии у личности соответствующей социальной позиции или психологического состояния. Такая речеповеденческая модель получила наименование роли-маски. Под ролью-маской мы понимаем тип поведения и тип сознания личности, представленный в виде своеобразной преднамеренной речеповеденческой модели, включенной одновременно в контекст речи и в контекст жизни и отражающей не сущностные характеристики личности, а ее дискурсивные проявления.

Несмотря на присущую маске семиотичность, установление ее полного инвентаря средств с помощью только лингвистического анализа представляется затруднительным. Присутствие маски и ее составляющих может быть установлено при подключении когнитивно-перцептивного фактора, а также при наложении внешнего речевого поведения и внутренней речи. Последнее оказывается технически возможным только в том случае, если исследователь имеет дело с письменным текстом, в котором имеются данные относительно внутреннего состояния личности, представленные в виде внутренней речи, несобственно-прямой речи, авторских комментариев:

«She knew that he had fallen in love with her some time before he knew it himself. She found it rather comic. ... When Charles realized that he loved her his manner changed a little, he seemed struck with shyness and when they were together was often silent.

"Poor lamb," she said to herself, "he's such a hell of a gentleman he doesn't know what to do about it."

But she had already prepared her course of conduct for the declaration which she felt he would sooner or later bring himself to make. One thing she was going to make quite clear to him. She wasn't going to let him think that because he was a lord and she was an actress he had only to beckon and she would hop into bed with him. If he tried that sort of thing she'd play the outraged tieroine on him, with the outflung arm and the index extended in the same line, as Jane Taitbout had taught tier to make the gesture, pointed at the door. On the other hand if he was shattered and tongue-tied, she'd be ill tremulous herself, sobs in the voice» (S. Maugham “Theatre”).

«Джулия поняла, что он влюбился в нее, еще до того, как он сам это осознал. Ей казалось это довольно забавным… Когда Чарлз догадался, что любит ее, его манера обращения с ней немного изменилась, он стал стеснительным и часто, оставаясь с ней наедине, молчал.

«Бедный ягненочек, сказала она себе, - он такой большой джентльмен, что просто не знает как себя вести».

Сама-то она уже давно решила, какой ей держаться линии поведения, когда он откроется ей в любви… Одно она даст ему понять без обиняков: пусть не воображает, раз он лорд, а она – актриса, что ему стоит только поманить и она прыгнет к нему в постель. Если он попробует с ней такие штучки, она разыграет оскорбленную добродетель и, вытянув вперед руку – роскошный жест, которому ее научила Жанна– Тэбу укажет ему на дверь. С другой стороны, если он будет скован, …она сама будет робка и трепетна, слезы в голосе и все в этом духе; она скажет, что ей и в голову не приходило, …и – нет, нет, это невозможно...» (С. Моэм «Театр». Перевод Г.Островской).

Как только ожидаемое объяснение состоялось, Джулии пришлось внести коррективы в разыгрываемую ею роль и придать иные очертания приготовленной заранее маске:



«Timing it perfectly, she raised her eyes till they met Charles's. She could cry almost at will, it was one of her most telling accomplishments, and now without a sound, without a sob, the tears poured down her cheeks. With her mouth slightly open, with the look in her eyes of a child that has been deeply hurt and does not know why, the effect was unbearably pathetic. <…>

She turned her tear-stained face to him ("God, what a sight I must look now") and gave him her lips <…> She gave a deep sigh of contentment and for a minute or two rested in his arms. When he went away she got up and looked in the glass.

"You rotten bitch," she said to herself.

and then went into the bathroom to wash her face and eyes. <…> Julia managed Charles with wonderful skill. <…> after all she was a creator, when all was said and done he was only the public» (S. Maugham “Theatre”).

Каталог: common -> img -> uploaded -> files
files -> Мультикультурное образование в сша, канаде и австралии
files -> На правах рукописи
files -> Формирование русскоязычной профессиональной коммуникативной компетенции студентов юридического профиля в условиях полиязычия 13. 00. 02 теория и методика обучения и воспитания
files -> Перфекционизм и враждебность как личностные факторы депрессивных и тревожных расстройств 19. 00. 04 Медицинская психология
files -> Современное состояние и тенденции развития поликультурного образования в США
files -> Субкультура детства как источник экологического развития детей в дошкольном образовании 13. 00. 07 теория и методика дошкольного образования
files -> Развитие нравственной сферы личности дошкольника 19. 00. 13 психология развития, акмеология
files -> Роговая Ольга Геннадьевна Становление эколого-педагогической компетентности специалиста в области образования
files -> Развитие профессиональной мобильности педагога в системе дополнительного образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница