Речевые средства реализации стратегии доминирования



Скачать 47.95 Kb.
Дата22.04.2016
Размер47.95 Kb.
ОТЗЫВ

о выпускной квалификационной работе

на соискание степени магистра филологии

ОБЛИНОВОЙ Дарьи Сергеевны

РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ ДОМИНИРОВАНИЯ

(НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ)


Квалификационная работа Дарьи Сергеевны выполнена в рамках изучения коммуникативного поведения носителей языка и представляет собой попытку описания единиц коммуникативного уровня, которые используются в речевой стратегии доминирования. Под стратегией доминирования понимается «такой план речевого поведения, при котором говорящий воспринимает свою коммуникативную роль (в некоторых случаях – социальный статус) выше роли собеседника и осуществляет контроль над коммуникацией. Данная стратегия может избираться для реализации одной из коммуникативных задач (убеждение, внушение, оскорбление, угроза, насмешка, требование, упрек) или использоваться для эмоционального подавления собеседника» (стр. 20). В работе рассматриваются не лексические единицы (которые и без того достаточно изучены), а именно единицы коммуникативные единицы, регулярно воспроизводимые как специфическое единство выражения и содержания, обладающие определенной, понятной носителям языка коммуникативной интенцией. Это лексико-грамматические единства, которые «не обязательно имеют постоянное, закрепленное наполнение, но могут иметь обязательные лексические элементы» (стр. 22). Согласно утверждению автора, в настоящее время речевая обстановка в целом складывается так, что принцип кооперации отходит на второй план, а люди всё чаще прибегают к стратегии доминирования. Данное исследование как раз и ставит своей целью изучение вербальных средств реализации стратегии доминирования. Таким образом, актуальность и новизна работы Д.С. Обиновой бесспорна.

В 1-й главе работы представлен обзор литературы по вопросам теории речевого и коммуникативного актов, теории сценария как основы речевого взаимодействия, рассмотрены коммуникативные и речевые стратегии, социальные и коммуникативные роли говорящего, принцип кооперации и некооперации, стратегия доминирования и ее связь с речевой агрессией. Обзор литературы очень изящен: выстроен логично, содержит все основные моменты и не содержит ничего лишнего, т.е. демонстрирует блестящее владение предметом, умение анализировать научную литературу и лаконично и четко излагать суть вопроса.

Во второй, собственно исследовательской, главе анализируются грамматические и семантические средства стратегии доминирования. К первым автор аргументировано относит употребление личных и притяжательных местоимений, использование форм 3-го лица глагола вместо 2-го, использование определенных конструкций с глаголами говорения и др. В качестве семантических средств реализации стратегии доминирования рассматриваются различные способы принуждения собеседника к отказу от критического осмысления информации, гиперболизация и разные способы осуществления контроля над коммуникативным актом.

В итоге Д.С. Облинова приходит к выводу, что реализация стратегии доминирования может происходить на разных уровнях, но один их них может становиться лидирующим. В первую очередь стратегия доминирования реализуется за счет противопоставления себя собеседнику, поэтому часто средствами реализации этой стратегии становится категория лица, выражаемая через местоимения и личные формы глагола. Кроме того, используются специальные слова и конструкции, позволяющие говорящему руководить в диалоге, влиять на ролевое распределение собеседников и т.д.

Рецензируемая работа выполнена на очень высоком уровне, демонстрирует блестящее владение автора исследуемым вопросом, исчерпывающее знакомство с научной литературой, умение автора анализировать материал, аргументировать любое свое высказывание, четко выполнять все поставленные цели и задачи в рамках обозначенного материала.

Тем не менее возникает несколько замечаний и вопросов.

1) На стр. 25 сказано, что материал для исследования «выбран методом сплошной выборки с учетом хронологии: используются пьесы, написанные русскими авторами (В. Лоза, Е. Гришковец, Т. Москвина и др.) после 2000 года». Дополнительное условие - не рассматривается речь «социального низа». В приложении есть ссылка на тексты 12 пьес. Видимо, это не весь материал русской драматургии за указанный период. Были еще какие-то принципы отбора? Или брали всё подряд, пока не решили, что материала достаточно?

2) На стр. 33 сказано, что «при использовании определения с негативной оценкой притяжательное местоимение отражает позицию говорящего: с его точки зрения, отрицательное отношение к предмету усугубляется отрицательным отношением к самому собеседнику». Приведенные примеры (Но ваши жалкие тайны меня не волнуют и Вечно ты со своими идиотскими шутками!) говорят скорее о том, что в 1-м случае притяжательное местоимение не усугубляет отрицательного отношения, это притяжательное местоимение - и всё. Во 2-м случае дело не в прияжательном местоимении, а в том, что оно именно местоимение свой. Как показывают специальные исследования (в том числе эксперименальные) эти местоимения вопреки данным словарей не синонимичны; в частности при экспрессивном употреблении с оттенком пренебрежения возможно только употребление местоимения свой. Что мы и видим при сравнении этих двух примеров.

3) На стр. 35 говорится, что при употреблении неопределенных местоимений «появляется оттенок пренебрежения к предмету, имеющему отношение к адресату, и нежелание разбираться в этом вопросе. То есть, умаление значимости становится отстранением и отчуждением». Примеры: Все равно, бизнес у вас какой-то несерьезный; Опять не успел приехать, обратно спешит… бирюк какой-то; Ты вообще сегодня какой-то странный...; Какой-то ты, Иван, подозрительный стал... Трудно согласиться с такой оценкой роли неопределенного местоимения в приведенных примерах. Местоимения употреблены в своем словарном значении («употребляется при затруднении вполне точно определить качество, свойство»; «употребляется при примерном сопоставлении по каким-либо свойствам, признакам, примерном приравнивании» (какой-то бирюк, какой-то странный). Более того, если попробовать изъять это местоимение из контекстов, они будут звучать более резко. То есть функция местоимения скорее в смягчении оценки, о пренебрежении, как кажется, в приведенных речи не идет вовсе.

Высказанные замечания носят исключительно рекомендательный характер, нисколько не умаляют достоинств исследования, проведенного Д.С. Облиновой. Несомненно, ее работа, сильно превосходящая средний уровень работ такого плана, засуживает самой высокой оценки.

Кандидат филологических наук,

ст. преп. кафедры русского языка

филологического факультета СПбГУ А. И. Рыко

04.06.2015






Каталог: ucheba -> zaschity -> zaschita-magisterskih-rabot-v-2014-g-1 -> kafedra-russkogo-yazyka-1
ucheba -> Методы диагностики организационных конфликтов
ucheba -> «Коммуникативная стратегия самопрезентации в современном профессиональном интернет-дискурсе»
ucheba -> 1 глава управление индивидуальной, групповой и организационной результативностью 3
ucheba -> «Ветла» Разработал: Ганзина Марина Евгеньевна методист город Ветлуга, 2014 год Упражнение «Невербальный подарок»
ucheba -> Урок кубановедения, 1 класс. Тема урока: «Школьная дружба». Тип урока: вводный
zaschity -> «Актуальные ценностные конфликты как тематическая база современной американской поэзии»
kafedra-russkogo-yazyka-1 -> На выпускную квалификационную работу на соискание степени магистра лингвистики Ковригиной Ольги Андреевны Абстрактные существительные с семантикой эмоции в повестях Ф. М


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница