Речевые жанры обвинения и оправдания в диалогическом единстве



Скачать 471.13 Kb.
страница1/2
Дата22.02.2016
Размер471.13 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2
На правах рукописи
УДК 81 + 811.161.1

Лаврентьева Елизавета Владимировна


Речевые жанры обвинения и оправдания в диалогическом единстве

Специальность 10.02.01 – русский язык

(филологические науки)

Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Новосибирск – 2006

Работа выполнена на кафедре современного русского языка ГОУ ВПО

«Новосибирский государственный педагогический университет»

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент

Татьяна Ивановна Стексова

Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор

Татьяна Викторовна Шмелева

кандидат филологических наук, доцент

Ольга Павловна Сологуб

Ведущая организация – Московский государственный университет

Защита состоится 17 октября 2006 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 172. 03 в Новосибирском государственном педагогическом университете по адресу: 630126, г. Новосибирск, ул. Вилюйская, 28.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан 15 сентября 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Е. Ю. Булыгина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено комплексному описанию речевых жанров (далее – РЖ) обвинения и оправдания, вступающих в отношения прагматико-семантической корреляции в составе диалогического единства (далее – ДЕ). Обвинение и оправдание – это особые полиинтенциональные жанры, коммуникативное назначение которых содержит сложный иерархический комплекс интенций, что обусловливает их неоднозначное положение в системе речевых жанров.



Актуальность исследования предопределена интенсификацией изучения речевых жанров в современной лингвистике и актуализацией интереса к воплощению жанровых форм в диалогической речи. Предпринятое исследование находится на пересечении трех направлений современного антропоцентрического языкознания – жанроведения, диалоговедения и лингвистической конфликтологии: диалогическая взаимосвязь обвинения и оправдания рассматривается сквозь призму конфликтной коммуникации. Жанрологический подход к описанию единиц диалогического взаимодействия позволяет описать обвинение и оправдание как самостоятельные типы речевых жанров и обратить внимание на специфику использования языковых средств, обусловленную контекстом конфликтного диалога.

В современных жанроведческих работах концептуального характера, развивающих идеи М.М. Бахтина, активно обсуждаются актуальные проблемы и спорные вопросы теории речевых жанров: способы идентификации жанров, выделение конституирующих признаков, типология жанровых форм, методология и терминология жанрологического исследования, функционирование и модификация жанров в различных сферах общения и т.д. (А. Вежбицкая, В.В. Дементьев, К.А. Долинин, М.Н. Кожина, В.А. Салимовский, К.Ф. Седов, О.Б. Сиротинина, М.Ю. Федосюк, Т.В. Шмелева и др.). РЖ стали рассматривать в составе диалогических единств, тем самым диалог был включен в парадигму жанроведения (Н.Д. Арутюнова, И.Н. Борисова и др.). Но, несмотря на глубокую теоретическую и практическую разработку понятия РЖ, по мнению ряда ученых [Федосюк 1997; Гольдин 1999], в жанроведении остаются проблемные зоны, которые требуют дальнейшего исследования, уточнения и конкретизации.

В настоящий момент детально изучены и подробно описаны так называемые моноинтенциональные «ядерные» жанры, занимающие центральное положение в системе жанров, в то время как лакуну жанрологических исследований, на наш взгляд, составляют пограничные жанровые формы, отличительной чертой которых является сложность интенционального содержания.

В отдельных работах предпринимались попытки рассмотреть высказывания с семантикой обвинения. Однако обвинение описывалось авторами либо в сопоставительном аспекте с интенционально близкими жанрами (Т.В. Дубровская, М.А. Кормилицына, Н.В. Орлова), либо в рамках теории речевых актов (Т.В. Булыгина и А.Д. Шмелев, М.Я. Гловинская, В.И. Карасик). Специальной работы, посвященной описанию специфики функционирования РЖ оправдания, в лингвистической литературе в настоящее время не представлено. Лишь в работе М.Я. Гловинской подробно анализируется семантика перформатива оправдать/оправдаться с точки зрения теории речевых актов [Гловинская 1993], а в исследовании Р. Ратмайр, в котором в сопоставительном межкультурном аспекте рассматриваются речевые акты извинения, упоминается о близости извинения и оправдания, о возможности переходных случаев между ними, но цель их разграничения не ставится [Ратмайр 2003]. В отдельных работах только упоминалось о диалогической взаимосвязи обвинения с оправданием, что не создавало целостного впечатления о коммуникативно-прагматических особенностях воплощения жанров.

В последнее время появились диссертационные исследования, авторы которых проявляют интерес к судебной коммуникации, причем в основном внимание направлено на коммуникативное поведение и речевые приемы обвинителя и адвоката (Н.В. Варнавских, О.В. Демидов, И.А. Зюбина, Е.А. Кузнецова). В то время как оправдательные и обвинительные высказывания, осуществляемые в бытовой конфликтной практике, остаются вне зоны интереса исследователей. Таким образом, заявленная проблематика диссертационной работы представляется необходимой и актуальной.

Объект исследования – высказывания с семантикой обвинения и оправдания.

Предмет исследования – полиинтенциональные разговорно-бытовые жанры обвинения и оправдания, функционирующие в составе ДЕ.

Цель диссертационной работы состоит в описании семантико-прагматического своеобразия диалогически связанных РЖ обвинения и оправдания в аспекте бытовой конфликтной коммуникации. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1) с учетом существующих способов систематизации жанровых форм обосновать место обвинения и оправдания в системе РЖ;

2) на основании анализа жанрообразующих признаков разграничить стилистические модификации обвинения, функционирующего в судебно-правовой сфере и повседневной речевой практике;

3) на основе сопоставительного анализа отграничить обвинение от смежных жанров, обслуживающих ситуацию речевого неодобрения;

4) выявить существующие ДЕ с инициальной обвинительной репликой и установить ведущую диалогическую модель;

5) выявить прагматические факторы, влияющие на функционирование высказываний с семантикой обвинения, и описать систему вербальных и невербальных способов репрезентации РЖ обвинения;

6) описать механизм функционирования РЖ оправдания путем анализа жанрообразующих параметров и выявления дифференциальных признаков на основе сопоставления со смежными жанрами;

7) систематизировать типичные способы оправдания и возможности интенсификации оправдательной интенции;

8) на основе анализа доминирующих речевых стратегий и тактик, применяемых личностью, составить речевой портрет Оправдывающегося.

Материалом для исследования послужили художественные произведения отечественных писателей и тексты современной массовой литературы. Выбор материала был обусловлен наличием в текстах вербальных конфликтных ситуаций. Кроме того, критерием при отборе материала явилось наличие в диалогах реплик коммуникантов или авторских ремарок, фиксирующих про­явление речевой рефлексии говорящих, способных подтвердить правильность интерпретации жанровой принадлежности высказывания, успешность/неуспешность осуществления жанра. Часть примеров взята из разговорной речи. Общее количество проанализированных фрагментов составляет около 1500.

Методы исследования. В работе использовались метод наблюдения и сопоставления, дефиниционный анализ, контекстуальный и интерпретативный анализ проявлений речевой рефлексии и психологического состояния говорящих, отраженных в авторских ремарках.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые 1) осуществлено комплексное семантико-прагматическое описание разговорно-бытовых РЖ обвинения и оправдания; 2) рассмотрена диалогическая интенционально-смысловая взаимосвязь высказываний с семантикой обвинения и оправдания; 3) установлена детерминированность конфликтогенных свойств РЖ обвинения средствами репрезентации интенции и различными прагматическими факторами; 4) описана коммуникативно-прагматическая специфика РЖ оправдания с точки зрения его способностей регулировать процесс диалогического взаимодействия; 5) выделены типы оправдывающихся языковых личностей в ситуации речевого конфликта.

Теоретическая значимость исследования. Изучение пограничных полиинтенциональных жанров позволяет углубить существующие представления о системе речевых жанров, конкретизировать и внести коррективы в существующие жанровые систематизации. Прагматико-семантическое описание диалогической корреляции речевых жанров обвинения и оправдания с учетом их семантической специфики, языкового воплощения и функционирования дает возможность расширить представление об особенностях диалогического взаимодействия в процессе конфликтной коммуникации.

Практическая значимость работы. Результаты работы могут быть использованы для разработки спецкурсов и спецсеминаров по теории коммуникации, прагматике, жанроведению, диалоговедению и лингвистической конфликтологии, в практике обучения русскому языку как иностранному, а также при описании языковой личности.

Положения, выносимые на защиту

1. Диалогические единства, в которых в качестве реплики-стимула осуществляется разговорно-бытовое обвинение, характеризуются вариативность ответного реплицирования. Реактивные реплики носят позитивный и негативный характер (эксплицированный отказ дать объяснения, игнорирование обвинения, экспликация непонимания ненормативности ситуации, контробвинение и т.д.). С точки зрения прагматико-смысловой согласованности оправдание является ожидаемой нормативной реакцией на высказывания с семантикой обвинения. В силу этого диалогическая модель РЖ обвинение (стимул) → РЖ оправдания (реакция) признается в качестве ведущей. Интенционально-семантическая корреляция жанров в составе ДЕ не отменяет их самостоятельности как отдельных жанровых форм.

2. Обвинение – это полиинтенциональный жанр, в аспекте коммуникативной направленности обладающий признаками эмотивно-оценочных и императивных жанровых форм. Обвинение вступает в отношения семантико-функциональной синонимичности с осуждением, порицанием и упреком, что обусловливает возможность семантической диффузности высказываний и нейтрализации средств выражения жанров. Смысловая сущность жанра – приписывание ответственности за сознательно совершенный предосудительный поступок – определяет семантико-прагматическое своеобразие обвинения на фоне смежных интенционально близких жанровых форм.

3. РЖ оправдания занимает переходную зону между эмотивно-оценочными и информативными жанрами. Характер коммуникативной цели и диктумное содержание определяет его внутреннее расслоение на два жанровых подтипа, каждый из которых отличается своим смысловым своеобразием (подтверждение/опровержение тезиса обвинения) и спецификой средств выражения. Отличительной чертой оправдания является комплексный характер структуры высказывания. В качестве тезиса оправдание включает в свой состав жанры, обслуживающие ситуацию согласия/несогласия, а функцию его доказательства выполняют различные информативные жанровые формы. Интенциональная общность оправдания с жанрами согласия/несогласия и с РЖ извинения обусловливает явление семантического синкретизма и формальной контаминации высказываний.

4. Обвинение, функционирующее в повседневном дискурсе, – это речевой жанр, в максимальной степени предрасположенный к порождению конфликтности коммуникации, что предопределено его интенциональным содержанием, семантико-прагматической спецификой и средствами репрезентации. Самоопределение говорящего как лидера коммуникации обусловлено наличием социально-правовых или личностных полномочий на конфликтные речевые действия. Осознание говорящими конфликтогенных свойств обвинительного высказывания определяет частотность косвенных и имплицитных трансформаций обвинительной интенции.

5. Оправдание, функционирующее в бытовой коммуникации, в силу своей способности к нейтрализации конфликтогенных свойств обвинения выполняет регулятивную функцию в диалогическом и межличностном взаимодействии. Исследование функционирования речевых жанров обвинения и оправдания как коррелирующих в диалогическом единстве дает возможность описать возможные причины возникновения и способы разрешения коммуникативного конфликта.



Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были представлены на следующих научных конференциях: Пятых Филологических Чтениях «Интерпретатор и текст: проблема ограничений в интерпретационной деятельности» (Новосибирск, октябрь 2004); Шестых Филологических чтениях «Проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении: мета- и реинтерпретация» (Новосибирск, октябрь 2005), Международной научно-практической конференции «Коммуникативистика в современном мире: человек в мире коммуникаций» (Барнаул, АГУ, апрель 2005), конференции молодых ученых (Новосибирск, апрель 2006), научной конференции «Дни науки» (Красноярск, КрасГУ, май 2006). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры современного русского языка Новосибирского государственного педагогического университета (май 2006). Основное содержание работы отражено в шести публикациях.

Структура работы определяется последовательностью поставленных задач. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, характеризуется направление, в русле которого проводится работа, анализируется степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи, а также положения, выносимые на защиту, кратко описываются используемые методы и языковой материал диссертационной работы, указывается новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации и структуре работы.

В первой главе «Речевой жанр как объект лингвистического исследования и единица речевого взаимодействия» осуществляется аналитический обзор релевантных для темы диссертационного исследования проблем современного жанроведения, диалоговедения и лингвистической конфликтологии. В параграфе 1.1 «Теория речевых жанров как модель описания текста» особое внимание уделяется трем ключевым моментам теории речевых жанров: осмыслению понятия РЖ, систематизации жанровых форм и методики их описания. С опорой на концепцию М.М. Бахтина вслед за Т.В. Шмелевой, в работе постулируется понимание РЖ как типовой модели построения речевого произведения, формирующейся рядом жанрообразующих признаков [Шмелева 1990, 1997]. Описание РЖ обвинения и оправдания осуществлялось путем анализа жанрообразующих параметров, в качестве которых были выделены: 1) интенциональная направленность высказывания, 2) коррелирующие образы автора и адресата, 3) фактор будущего и прошлого (речевого и неречевого характера), 4) событийное содержание, 5) тональность общения, 6) система языковых средств выражения жанра с учетом ее полевой организации.

В целях более точного определения границ предмета исследования на основании анализа жанрообразующих критериев были разграничены судебное и разговорное обвинение. Единство коммуникативной цели (оценочное воздействие), а также вариативность и дополнительность жанрообразующих параметров позволили установить, что судебное и разговорно-бытовое обвинение представляют собой функционально-стилистические варианты, модификации одного самостоятельного жанра, различающиеся сферой воплощения. Экстралингвистический план реализации жанра обусловливает стилистическую принадлежность высказываний: обвинение, обслуживающее официальную судебно-правовую сферу, воплощается в официально-деловом стиле, а обвинение, функционирующее в повседневной речевой практике, соответственно, в разговорной речи. В соответствии с предложенным М.М. Бахтиным делением жанровых форм на первичные и вторичные разговорно-бытовое обвинение было определено как первичный жанр, а судебное обвинение как вторичный РЖ. Несмотря на устный характер воплощения судебного обвинения, дополнительным критерием обоснованности определения его природы как вторичного жанра является предварительная подготовленность в письменной форме. Судебное обвинение – это строго нормированный, формализованный жанр. Употребление обвинения в судебной коммуникации подчиняется ограничениям, обусловленным спецификой процедуры судебного разбирательства. Жесткая регламентированность рамками закона и правовой культуры определяет содержание, структуру и композицию судебного текста, клишированный характер средств выражения. В практике судопроизводства обвинение развивается по каноническому, ритуализованному сценарию. Единственно возможным способом выражения судебной разновидности РЖ обвинения являются прямые обвинения, центральное положение в которых занимает перфомативная формула: Подсудимый Х обвиняется в…. С точки зрения структурной классификации [Федосюк 1996] судебное обвинение представляет собой комплексный монологический тип текста, контаминацию высказываний различной жанровой принадлежности. Оно обязательно включает в себя доказательство аргументирующее сообщение, подтверждающее факт обвинения.

В сфере непосредственного естественного общения представлены различные модификации коммуникативно-прагматической модели жанра. Характерной чертой разговорных обвинений является отсутствие предварительного обдумывания высказывания, что обусловливает непринужденность отбора средств выражения, допустимость косвенных обвинений и широкое использование в целях интенсификации категоричности высказывания эмоционально-экспрессивной лексики.

Известность, очевидность обстоятельств или стандартность ситуации делает естественной структурную неполноту обвинительных высказываний, определяет отсутствие доказательной части жанра, иными словами, возможность осуществления разговорного обвинения в форме элементарного высказывания, например: – Доносчик?! – истерически закричала Нина. – Семен, ты доносчик! (В. Аксенов. Московская сага).

Коммуникативно-прагматическая специфика РЖ обвинения и оправдания отражена в классификациях, в основании которых лежит определение коммуникативной цели высказывания. При рассмотрении исследуемых жанров в аспекте интенциональной направленности в качестве базовой принимается систематизация жанров, разработанная Т.В. Шмелевой [Шмелева 1990, 1997], в соответствии с которой РЖ обвинения занимает пограничное положение между оценочными и императивными жанрами, а РЖ оправдания представляет собой промежуточную зону между оценочными и информативными жанровыми формами. Особенностью обвинения и оправдания является их способность каузировать изменения в эмоциональном состоянии коммуникантов, что дает основание включить их в широкую группу эмотивных жанров, выделяемую М.Ю. Федосюком [Федосюк 1996], – жанров, ориентированных на мир личностных ощущений коммуникантов. Согласно жанровой типологии Н.Д. Арутюновой [Арутюнова 1992], рассматривающей жанры в их диалогической взаимосвязи, обвинение и оправдание квалифицируются как содержательные компоненты диалога, цель которого – установление и регулирование межличностных отношений.

Использование различных интенциональных классификаций для описания прагматической специфики исследуемых жанров мотивировано их полиинтенциональностью, сложной иллокутивной структурой коммуникативной цели. В обвинении говорящий воздействует на эмоциональное состояние адресата путем выражения отрицательной оценки его поведения с целью приведения межличностных отношений в состояние, которое отвечало бы интересам обвиняющего. При помощи оправдания говорящий стремится аннулировать негативную оценку путем сообщения о некотором положении дел в действительности, тем самым стремясь стабилизировать эмоциональное состояние коммуникантов и нормализовать коммуникативный процесс.

В параграфе 1.2 «Диалогическое единство как конструкт речевого взаимодействия и его типы» в целях уточнения минимальной единицы анализа диалогической речи раскрывается понятие диалогического единства. Под ДЕ в работе понимается последовательность из двух смежных реплик – реплики-стимула и реплики-реакции, в которой ответная реплика обусловлена интенцией исходного высказывания. Таким образом, в качестве единицы исследования на макроуровне признается ДЕ, на микроуровне – РЖ обвинения и оправдания как инициирующая и реагирующая реплики, как составляющие компоненты ДЕ. Было установлено, что в зависимости от того, какие реакции может вызывать обвинение, можно выделить 9 типов ДЕ:

ДЕ-1. Обвинение → оправдание

ДЕ-2. Обвинение → эксплицированный отказ от оправдания

ДЕ-3. Обвинение → экспликация непонимания ненормативности ситуации

ДЕ-4. Обвинение → игнорирование обвинения

ДЕ-5. Обвинение → возражение

ДЕ-6. Обвинение → несогласие

ДЕ-7. Обвинение → отрицательная оценка речевого поведения собеседника

ДЕ-8. Обвинение → отрицание

ДЕ-9. Обвинение → контробвинение

Оценка поступка с позиции обвинителя и оправдывающегося является стержнем, который на интенциональном уровне связывает обвинение и оправдание в составе ДЕ, что дало основание определить диалогическую модель обвинение (стимул) → оправдание (реакция) как ведущую, в которой оправдание представляет собой естественную, прогнозируемую и нормативную реакцию на обвинение. Иллокутивное согласование обвинения и оправдания в структуре ДЕ отчетливо проявляется в ситуации осуществления косвенных обвинений, когда интенционально связанная реплика-реакция реконструирует и фиксирует коммуникативное намерение автора стимулирующего высказывания: – А почему он писал тебе записку?

Вы опять хотите обвинить меня в распущенности. А я его жалела! И любила!

(Е. Токарева. Кто мне заменит ее?).

Если стандартному речевому общению свойственна согласованность речевого стимула говорящего и реакции адресата, то оправдание является позитивной реакцией на обвинение: говорящий пытается изменить оценку в своих интересах, не ущемляя интересов обвинителя. Однако далеко не всегда интенция второго высказывания соответствует ожидаемой нормативной реакции. Отрицательная оценка, получающая речевое оформление в обвинении, нередко воспринимается как неприемлемая, недопустимая, что обусловливает возможность негативного реагирования на обвинительное высказывание (ДЕ 2 – 9). Два типа реплицирования были разграничены на основании согласованности/рассогласования интенций стимула и реакции, позитивности/негативности, нормативности/ненормативности реплики-реакции, успешности/неуспешности осуществления реплики-стимула, конфликтности/кооперативности дальнейшего общения.

Речевые ситуации, в которых в качестве инициирующего высказывания осуществляется РЖ обвинение, коммуникативно нестабильны, обладают свойством модифицироваться из кооперативной в конфликтную. Это объясняется наличием в обвинительном высказывании прагматического «провокатора» – отрицательной субъективной оценки, выражаемой по отношению к партнеру по коммуникации. Негативное реагирование на обвинение в большинстве случаев способно деструктурировать процесс общения: либо коммуникация прерывается, либо возникает коммуникативный конфликт. Таким образом, было установлено, что обвинение обладает способностью формировать конфликтную диалогическую модель общения.

В заключительном параграфе первой главы «Конфликт как коммуникативный феномен и причины его возникновения (психологический и лингвистический аспект)» уточняется понятие коммуникативного конфликта путем определения возможных причин его возникновения, разграничиваются понятия коммуникативной неудачи и речевого конфликта. Релевантным для данного исследования является определение конфликта, предлагаемое в работах В.С. Третьяковой [Третьякова 2003]. Под конфликтом понимается ситуация, в которой происходит столкновение двух сторон (участников конфликта) по поводу разногласия интересов, целей, взглядов, в результате которого одна из сторон сознательно и активно действует в ущерб другой (физически или вербально), а вторая сторона, осознавая, что указанные действия направлены против ее интересов, предпринимает ответные действия против первого участника. Эта противонаправленная интеракция и есть речевой конфликт. Подобное понимание конфликта, взятое нами за основу, максимально учитывает и отражает психологические и лингвистические параметры конфликтной ситуации общения и помогает осмыслить сущность обвинения как конфликтоопасного жанра. Продуцируя обвинительное высказывание, говорящий наносит коммуникативный ущерб адресату, провоцирует его эмоциональный дискомфорт, что объясняет вероятность возникновения коммуникативного конфликта, способного перерасти в межличностный. Коммуникативные действия собеседника становятся фактором, от которого во многом зависит в каком ключе (гармоничном или дисгармоничном, конфликтном или кооперативном) будет протекать дальнейшее общение.


Каталог: upload -> nauka -> obyav zaw
obyav zaw -> Семантически тождественные синонимы-существительные в лексикографическом аспекте
obyav zaw -> Механизмы и языковые средства манипуляции в текстах сми
obyav zaw -> Русский литературный сборник середины xx-начала XXI века как целое: альманах, антология
obyav zaw -> Романы Гайто Газданова: Динамика художественной формы
obyav zaw -> Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты
obyav zaw -> Коммуникативная стратегия «речевая маска»
obyav zaw -> На правах рукописи Макеенко Елена Владимировна
obyav zaw -> Концепты Тоска и Радость в художественной картине мира
obyav zaw -> Франция в творчестве А. С. Пушкина: топика, характерология, универсалии
obyav zaw -> Провинциальные сюжеты русской литературы XIX века


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница