Радий Радутный Мозаика странной войны



страница1/13
Дата04.06.2016
Размер2.5 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



Радий Радутный

Мозаика странной войны


http://aldebaran.ru/

«Радутный Р.В. Мозаика странной войны: Фантастический роман»: АСТ; М.; 2003

ISBN 5 17 020108 7
Аннотация
Темпоральные войны Войны, которые ведутся одновременно во Времени и в Пространстве параллельных миров. Войны, в которых опасные – или просто ненужные – «ветви миров» устраняются путем обычного нажатия гашетки. Войны, в которых применяется любое оружие – от штыка до бомбы. Войны без начала и конца, без смысла и цели – просто потому, что остановиться уже невозможно.

Здесь люди не сражаются сами – просто вербуют себе двойников в параллельных реальностях. Но, похоже, даже здесь не избежать противостояния двух героев людей – Пилота и Царицы Амазонок.

Пока что сражаются их двойники. Но рано или поздно сойтись в бою придется им самим...
Эпизод 1
Дворники с мерзким звуком скребли стекло.

Дождь лил, как из пожарного насоса, потоки серой воды с серого неба превратили весь мир за лобовым стеклом в зыбкое марево, и даже стены стандартных девятиэтажек “спального” района казались изогнутыми.

Кроме того, было холодно.

Человек в машине выругался и взглянул на часы.

Сквозь серую мглу угадывался стандартный подъезд стандартного дома со стандартной трансформаторной будкой перед входом. Будка тоже нервировала водителя, поскольку превращала почти половину площадки перед подъездом в мертвую зону.

Он снова выругался, и слегка повернул руку в сенсорной перчатке, смещая машину вправо.

Его “тачка” только снаружи была стандартной. Под трехмиллиметровой броней из высокомолекулярного пластика скрывалось два магнитодинамических тяговых двигателя, в кожухе карданного вала пряталась автоматическая пушка калибра 20 мм, фары маскировали две спарки пулеметов 12.7 мм, а цифровая САУ 1 могла сопровождать одновременно до 16 целей… две из которых, кстати, и приближались со стороны центра города.

Ну вот, – невесело подумал пилот. – Началось…”



А дождь все так же глухо и надоедливо шуршал по стеклу.

Человек выключил дворники, дабы не привлекать внимания, и полностью перешел на виртуальное зрение.

Картинка резко изменилась. Прозрачные скелеты домов не закрывали обзор, несколько неудачливых пешеходов, старательно прикрывающихся бесполезными зонтами, красными искрами спешили в свои теплые многоэтажные норы, немногочисленные автомобили в облаках брызг проносились по шоссе в сторону центра… а вот этими двумя экипажами компьютер заинтересовался не зря.

Дождь все пел свою тоскливую бесконечную песню, и полоски асфальта превращались сначала в узкие речки, а затем сливались с окружающим их грязевым морем.

Два джипа остановились перед подъездом, человек в странном автомобиле вздохнул, поежился, и протянул руку к двери.

Автомобиль был странным даже внешне – одновременно похожим и не похожим на остальные. Дилетант принял бы его за “вольво”, специалист тоже… но бросив второй взгляд, сильно бы в этом усомнился. “Какая то иномарка”, – так обычно отзывались о нем немногочисленные свидетели. Именно так он и проектировался – похожим и неприметным.

Из джипов спокойно и деловито вышли двое, затем еще двое, еще – “Как они там умещаются?” – и, наконец, еще один – потолще и более начальственного вида, чем остальные. Кто то из адъютантов поспешно раскрыл зонт.

Двое остановились под мокрым козырьком подъезда, один заглянул внутрь, вышел, кивнул, и только после этого основная группа исчезла за дверью.

Человек в автомобиле тоже кивнул, приоткрыл боковое стекло, аккуратно уложил на дверцу винтовку с оптическим прицелом и четыре раза подряд нажал спуск. Водитель, второй водитель, охранник, второй охранник. Глухие щелчки выстрелов поглотил дождь, а никто из профессионалов, как он и надеялся, даже не вскрикнул – вместо этого их натаскивали хвататься за пистолет.

Труп одного из охранников свалился в лужу, и вода вскипела кровавыми пузырями, второй, схватившись за сердце, медленно сполз по стене и скорчился чуть в стороне от входа.

Пилот не спеша втянул винтовку обратно, протер тряпкой мокрый ствол, вздохнул, поднял воротник и с брезгливой гримасой вышел наружу.

Ботинки его с верхом погрузились в грязь и сразу промокли, он вполголоса выругался, и размашистым шагом двинулся к подъезду.

Машина включила дворники, приподнялась над землей и двинулась следом.

Те, кто ворвался в квартиру, были явно не дилетантами. Первым получил пулю глава семьи – не успев даже подумать о сопротивлении, затем – мать, после этого двойной очередью срезали зятя, небрежно прострелили голову ребенку и только затем схватили и бросили на пол женщину, которая и была причиной атаки.

Якубович с экрана телевизора все еще продолжал торговаться с непонятливой блондинкой, которая требовала приз, а не деньги, кофе тоненькой струйкой стекал из опрокинутой чашки на лицо все еще дергающегося пожилого мужчины с пробитым горлом, а его жена все еще сползала по стене рядом с диваном.

Дождь все так же мерно шелестел в окне.

– Когда ты последний раз видела его ? – шеф операции носком сапога приподнял голову прижатой к полу молодой женщины.



В шоке от ужаса и непонимания, она закатила глаза и со стоном уронила голову на пол.

– В машину ее! – коротко бросил шеф и повернулся к выходу.



И получил пулю в лоб.

Небольшой автомат с коротким тонким стволом сухо затрещал и еще два здоровяка в темных костюмах отлетели к стене. Третий успел поднять пистолет – следующая очередь разорвала и его грудь. Четвертый оказался умнее – он рывком поднял женщину на ноги и отступил к углу.

– Если ты выстрелишь – я успею прикончить и ее! – поспешно заорал он, вжимаясь в стену.



Человек у двери чуть чуть опустил ствол – совсем чуть чуть , – затем пожал плечами и отступил в сторону, спрятавшись за перегородкой.

– Отпусти бабу – уйдешь живым!



Женщина, уже немного пришедшая в себя, услышав голос, вскрикнула и снова обмякла в руках убийцы.

– Гарантии? – довольно спокойно потребовал тот.

– Никаких, – послышалось из коридора. – А какие есть другие предложения?

Наступила тишина, затем громко и отчетливо всхлипнула женщина.

– Я выхожу с бабой, сажусь в машину, выталкиваю ее и уезжаю! – выкрикнул в пустоту убийца.

– А гарантии? – спокойно отозвался коридор.

– А есть еще предложения? – с мрачным юмором вернул остроту киллер.



Тишина.

– Согласен, – все так же спокойно послышалось в ответ.



Человек в темном костюме осторожно оторвался от стены и на один короткий момент остановился перед окном.

Этого оказалось достаточно.

Рявкнул пулемет. Пули – каждая с косточку сливы величиной – ударили в левый бок, разорвали туловище пополам и отбросили верхнюю часть обратно в угол. Женщина, если не считать брызг крови и мозга, осталась невредимой – и мягко упала рядом.

Сквозь разбитое окно, сминая рамы, в комнату сунулась серая морда автомобиля. Отверстия, обычно прикрытые фарами, все еще дымились. Человек с автоматом взглянул на часы, удовлетворенно кивнул, осторожно поднял женщину на руки, еще раз обвел глазами место побоища и шагнул из окна прямо в открытую дверь машины.

Километрах в двухстах от него человек в форме с голубым петлицами почти одинаковым жестом поднес часы к глазам, кивнул и поднял микрофон.

– Приготовиться к взлету!



Два пилота, затянутых в противоперегрузочные костюмы, очень похожими движениями наклонили головы к часам на приборной доске, слегка удивленно хмыкнули, и совершенно одинаково положили руки на стартовые панели.

Недовольно заскрежетали стартеры. Яростно зашипел сжатый воздух. Пронзительно истерически завизжали турбины и пара истребителей, поскрипывая тормозами, неторопливо двинулась по рулежке.

Здесь дождь только начинался.

Женщина приходила в себя постепенно, с ужасом вспоминая эпизоды мирного семейного вечера, закончившегося вдруг резней. Самыми страшными были абсолютная непонятность и бессмысленность чудовищного убийства, полное равнодушие исполнителей и…

– Когда ты последний раз видела его ?



Этот вопрос также был абсолютно непонятным. Впрочем…

Примерно на восемьсот километров южнее, спрятанная под тремя сотнями метров соленой воды подводная лодка шевельнулась и неторопливо развернулась носом к берегу. Человек в командном посту также взглянул на часы, удовлетворенно кивнул и снова переключил внимание на приборы.

Машина летела над самыми холмами, огибая столбы линий электропередач и высокие деревья, компьютер тщательно обходил стороной города и даже небольшие поселки, а жители сел едва успевали заметить в сером дождливом небе призрачный силуэт.

Да и кто бы поверил в летающий автомобиль? Потребление самогона в этих краях успешно шло в гору, и большая часть необъяснимых фактов не менее успешно этим объяснялась.

А фактов накопилось немало, вот только лежали они несколько в иной плоскости.

На фоне всеобщей разрухи стремительно взлетели вверх сразу несколько конкурирующих фирм. При ревизиях все оказывалось гладко, как стекло, при “наездах” все ощетинивалось стволами охранников, а в нередких случаях, когда очередной недоношенный закон грозил развалить очередную отрасль, капиталы оказывались успешно перемещенными в более безопасное место.

Те же, кто задумывался над подобными совпадениями, странным образом либо работали на одну из “счастливых” организаций, либо уже нигде и никогда не работали.

Женщина в машине пришла в себя.

Она была умной женщиной и не стала это афишировать, но пилот вздрогнул и обернулся:

– Ты в порядке?



Голос был знакомым, а лицо пряталось за маской шлема.

Хотя голоса оказалось вполне достаточно.

– Что… с моим сыном? – впрочем, женщина уже знала ответ, и слезы душили ее и не давали дышать, но безумная и бессмысленная надежда двигала губами и языком.



Пилот отвернулся.

– Что… что случилось с моей семьей? – уже требовательно повторила женщина.

– Все погибли.

Голос пилота звучал глухо – возможно, из за сенсорного шлема.

– Я все равно не смог бы спасти всех.

– Но… кто они были… за что?.. У нас не было врагов!

Пилот молча пожал плечами.

– А ты? Как ты оказался на месте?..



Пилот молчал.

– Отвечай!



Женщина приподнялась на сиденье и с ненавистью смотрела ему в затылок.

– Подсказали, – снова пожал плечами пилот.

– Кто?

– Родственник.

– Зачем?

– Не знаю.

– Не верю!

– Твое дело.



Наступила длинная тоскливая пауза.

– Куда мы летим?

– Пока не знаю, – немного смущенно ответил пилот. – А какие есть предложения?

Вместо ответа женщина заплакала. Слезы копились давно, и теперь хлынули целым потоком. Она уткнулась головой в плечо пилота и тот, неуклюже полуобернувшись, левой рукой мягко прижал ее к себе.

Когда то они обнимались гораздо жарче.

Кто знает, жалела ли женщина о том, что произошло несколько лет назад, трудно сказать, жалел ли мужчина, но время от времени оба прилагали некоторые усилия для того, чтобы узнать о судьбе друг друга – только делали это разными методами.

Истребители с воем прорвались сквозь серое одеяло туч, легли на курс и сблизились до двадцати метров. Сквозь отполированный колпак фонаря ведомый вопросительно взглянул на командира – тот кивнул. Пилот сорвал пломбу, приподнял колпачок и нажал кнопку.

– Полетное задание, – послышалось в наушниках. – Перехват неопознанной цели в квадрате 36 80. Скорость цели около 500 километров в час. Вектор – 175. Высота – 300. Немедленно после контакта цель следует поразить пушечным огнем. Соблюдать полное радиомолчание.



Пауза.

– Цель может выглядеть необычно. Повторяю – цель может выглядеть необычно. Отбой.



Пилот снова повернул голову вправо – командир демонстративно пожал плечами, затем резко увеличил скорость. Ведомый хмыкнул, и тоже включил форсаж.

Цель появилась через десять минут.

– Кажется, нам предстоит еще одна драка…



Женщина оглянулась – но ничего не увидела. Пилот молча мотнул головой влево – из сплошных серых туч вырвалась на мгновение пара таких же серых искр и исчезла.

– Кто?

– Враги.

– С кем ты воюешь?



Пилот снова пожал плечами и резко двинул руку вперед. В кабине потемнело. Серая мгла затянула стекла и вскипела сзади вихрем. В уши ударил рев реактивных двигателей.

– С первого захода промазали… – спокойно сказал пилот и добавил после паузы: – Уже хорошо.



Вой слышался откуда то снизу… впрочем, с таким же успехом низ мог оказаться любой из сторон. Перегрузка вдавила пассажирку в кресло и время от времени дергала в стороны – пилот явно старался не дать истребителям прицелиться.

Послышался грохот. Прямо перед лобовым стеклом промелькнули светящиеся кровавые полосы огневых трасс. Машину тряхнуло.

– Однако… – впервые за все время голос пилота несколько изменился. – Могли и попасть…



Перегрузка на миг стала невыносимой и вдруг исчезла. Машина вырвалась из облаков и женщина вздрогнула, когда ослепительные солнечные лучи ударили в лицо.

– Приподними сиденье и достань…



Снова загрохотало. На этот раз истребители промелькнули сверху.

– Что достать? – немного истерически выкрикнула пассажирка.

– Пулемет! И пригнись!

Пилот обернулся и с левой руки всадил в заднее стекло несколько пуль. Ворвавшийся в кабину вихрь мигом вымел осколки и все незакрепленные предметы. С левого кресла сорвало обшивку.

– Вставляй его в турель!

– Куда?

– Вот в это гнездо!



Истребители снова заходили сзади – неторопливо, но неотвратимо. Щелкнул замок, и оказалось, что оружие сидит в гнезде на удивление удобно.

– Стреляй!!! Поправка влево – я иду со скольжением!



Грохот раздался совсем рядом. Трассы прошли в двух метрах по правому борту. Женщина зажмурилась и нажала на то, что, по ее мнению, было спуском.

Разумеется, очередь прошла мимо. Тем не менее истребители шарахнулись вверх и в сторону, и новый заход начали с осторожностью.

– Молодец! – заорал пилот, перекрикивая рев воздушного потока. – Погоняй их еще пару раз – и все!

– Что – “все”? Я же не попаду! – как ни странно, истерики в голосе пассажирки уже не было.

– У них горючка кончится!



На этот раз пилот применил классический low speed2 и истребители снова проскочили – очевидно, просто не ожидая такого примитивного ответа. Вслед им рявкнула двадцатимиллиметровка – но уже опомнившиеся истребители ушли вверх, и пилот поспешно опустил нос машины. Женщина выстрелить не успела.

– Отлично! – снова выкрикнул пилот. – Ну, еще хотя бы один заход!



Он снова начал скольжение – на этот раз вправо. Затрещал пулемет. Снова послышался грохот… затем удар… вскрик… и почти одновременно в уши ворвался истеричный писк чуть ли не всех аварийных систем сразу.

За машиной мигом вырос пышный дымовой хвост, и истребители поспешно, опасаясь досрочно остаться без топлива, ринулись к базе.

Выслушав доклад пилотов, командир хмыкнул и снова взглянул на часы – но уже далеко не так удовлетворенно.

Машина тяжело грохнулась брюхом о песок, протащилась, вздымая пыль, и замерла в десяти метрах от воды. На мгновение, пока пилот приходил в себя от жесткой посадки, над берегом застыла тишина, затем снова заскрипел металл – пилот выломал заклинившую дверь и кинулся к все еще дымящемуся двигателю.

Бросив на него взгляд, он выругался и метнулся к заднему сиденью.

Пассажирка замерла, скрючившись в неудобной позе, привалившись боком к двери и на действия пилота никак не отреагировала. Мужчина поспешно, но осторожно перевернул ее, приподнял судорожно прижатую к животу руку и, ни слова не говоря, так же поспешно выдернул из под сиденья серый ящичек.

– Что… это… – женщина постепенно приходила в себя.

– Аптечка… кажется, – буркнул пилот. – Лежи молча и старайся не двигаться.

– Больно… – уже чуть громче простонала женщина.

– Потерпи, сейчас…

Аптечка оказалась умной – задала на крохотном дисплее несколько вопросов, попросила прижать себя к раненому месту, затем к артерии на руке, зажужжала и с громким хлопком выстрелила смесью каких то лекарств.

– Больно… – пробормотала женщина чуть потише.



Пилот бессильно смотрел на возню аптечки, затем осторожно приподнял ее с живота раненой и зачем то обтер кровь с нижней панели. Рана была залита чем то вроде медицинского клея.

Опасная рана. Вероятность смертельного исхода 88%. Немедленно доставьте пациента к врачу!”

Слава богу, – подумал он, – что у этой штуки хватило ума не сказать это вслух”.

Дисплей погас и аптечка снова стала тем, чем была – безжизненным пластиковым ящичком.

– Я… умру?.. – женщина сказала это довольно спокойно – очевидно, набор транквилизаторов, анестетиков и эйфориков уже начал работать.

– Конечно, нет!

Врать пилот умел и любил, но сейчас почему то отвел глаза в сторону.

– Сядь рядом.



Он осторожно, стараясь не толкнуть раненую, пристроился на сиденье. Женщина прильнула головой к его рукам и закрыла глаза.

– Скажи честно… – сонно пробормотала она после паузы. – Ты пытался меня спасти?

– Да!

Прозвучало ли это достаточно убедительно? Возможно. Женщина или поверила, или сделала вид, что поверила.

– Откуда все это? – все так же борясь со сном, спросила она. – Кто были те бандиты?

– Я сам знаю очень мало.

Голос мужчины был мягким и успокаивающим, рука осторожно гладила плечо раненой, так же успокаивающе шумело море и не было ни малейших сомнений, что для женщины этот разговор станет последним.

– Ко мне пришел человек, очень похожий на меня самого… Он сказал, что тебе угрожает опасность, указал точное время, дал оружие и… Вот только не сказал, что появятся истребители.



Пилот замолчал.

– А еще он сказал, что существует мир… где мы с тобой вместе, и живем в любви и спокойствии.

– И ты поверил? – оказывается, голос ее еще мог быть насмешливым.

– Нет… сначала – нет. Но он показал фотографию. Там были я, ты, двое детей – мальчик и девочка.



Слеза прокатилась по испачканной кровью щеке пассажирки и сгинула где то, запутавшись в волосах.

– Я рада, – сказала она после длинной паузы. – Тогда умирать мне будет не так обидно.



Пилот грустно улыбнулся и нежно провел ладонью по щеке любимой.

На приборной доске что то затрещало. Мужчина перегнулся через сиденье, щелкнул переключателем – и присвистнул.

– Ты не умрешь! – радостно начал он. – Сюда идет лодка… подводная лодка, которая подберет нас. И…



Внезапно он замолчал.

– И – что?

– И… ты поправишься, – закончил он уже не так уверенно.

Надпись на дисплее гласила прямо противоположное:

Машину и тело подготовь к уничтожению”.

– Не обманывай… – женщина действительно была умной. – Я чувствую, как льется кровь… внутри льется. Я умру раньше, чем она появится, эта лодка – если она появится. Да и…

Она замолчала и попыталась глубоко вздохнуть – но только охнула от внезапной боли.

– …Я не хочу жить. Я потеряла семью, ребенка и мужа. Я потеряла смысл…



Пилот молчал, и только море мерно разбивало волны о песок. Время от времени игриво настроенный ветер бросал соленые брызги в лица людей, но люди почему то не улыбались и не щурились.

– Ты сможешь… сделать для меня то, что я… попрошу? – жизнь ее уходила рывками, срывая дыхание и заставляя вздрагивать обоих.

– Конечно.

Мужчина поймал себя на том, что согласился слишком поспешно. Так и оказалось.

– Возьми меня.



Он замер.

– Ну же! Или я совсем не нравлюсь тебе?



Женщина улыбнулась. Капля крови выкатилась из уголка рта и медленно медленно продолжила свой путь по шее.

Женщина была красивой – даже сейчас. Пилот любил ее – даже сейчас. Некоторое время назад они были вместе и имели все основания предполагать, что останутся вместе надолго – если таковым можно считать срок человеческой жизни. Все разрушилось из за нескольких обидных случайностей – навсегда.

Оба создали семьи, нажили добра и детей, оба жили неплохо – но время от времени оба просыпались от странной тоски и сквозь разделяющие их километры смотрели навстречу друг другу.

– Это убьет тебя, – неуверенно пробормотал мужчина.

– Это позволит мне умереть счастливой, – ослепительно улыбнулась женщина.

Медленными, осторожными движениями она расстегнула окровавленную рубашку, провела руками по роскошной, полной груди и нарочито небрежно дотронулась до розового соска. Тот немедленно напрягся в ожидании следующей ласки.

Так же медленно и осторожно мужчина склонился над ней, погладил ее руки, поцеловал шею, так же неспешно провел языком по второму соску – женщина вздохнула снова – на этот раз неглубоко и порывисто, и мягко притянула пилота к себе.

Постепенно их движения перестали быть осторожными, они снова, как когда то давным давно, приняли друг друга со звериной страстью, женщина стонала и вскрикивала, извиваясь под его натиском, а мужчина был сильным и неистовым, и так же, как когда то, они кончили вместе и замерли, обессиленные, не способные даже шевельнуться.

Вот только вместо обжигающего жара мужчина ощутил вдруг нарастающий холод.

Подводная лодка оказалась хрупкой с виду пластмассовой конструкцией, подошедшей чуть ли не вплотную к берегу, а человек, вышедший из нее, был очень похожим на пилота.

– Умерла?



Тот молча кивнул.

Женщина полулежала в переднем – пассажирском – кресле, на лице ее застыла счастливая улыбка, и только необычайная бледность выдавала правду.

– Ну, давай в лодку.



Пилот оглянулся – ошеломленный.

– Ты так спокоен?

– Ты тоже будешь спокоен, – парировал подводник. – Когда…

Он запнулся.

– Когда – что?

– Когда узнаешь, сколько их умерло на самом деле.

– И… сколько?

– Точно не знаю. Но – не менее тысячи.

– Тысячи – ее ?..

– Угу. И около пятнадцати тысяч – тебя .

– То есть…

– То есть – тебя. И меня. Давай в лодку, не задерживайся. Каждая секунда пребывания здесь стоит столько же, сколько эта леталка.

Он кивнул в сторону машины, еще раз с тоской взглянул на бледное лицо пассажирки и двинулся в сторону уткнувшейся в близкое дно подлодки.

– Подожди, а как же…

– Сожжем. Ты даже сам это сделаешь.

Машина плавно покачивалась в прицеле – вместе с берегом, редкими деревьями, солнцем и небом, рука дрожала на спуске, и первая очередь ударила не в капот, а в лобовое стекло – слева. Во все стороны брызнули осколки стекла и куски мяса.

– Мазила! – поморщившись, прокомментировал подводник.



Вторая и третья очереди ударили точно в капот, машина плюнула белым дымом и лодка поспешно ушла вниз, а через мгновение ударная волна чуть не разбила ее о дно, грохот оглушил и, всплыв на поверхность, оба пассажира увидели только огромный, все еще оседающий столб песка.

– Не беспокойся, – глухо сказал подводник. – Там была вспышка, как при небольшом ядерном взрыве. Там ничего не осталось.



Он достал из шкафа пластиковую бутылку с рыжей жидкостью и два пластиковых же стакана.

– Давай помянем ее, что ли… Заодно и разберемся, что делать дальше.


Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница