Р. С. Гиляревский основы информатики курс лекций


Эгалитарность информационного обслуживания



страница14/54
Дата01.06.2016
Размер1.75 Mb.
ТипЛекции
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   54

Эгалитарность информационного обслуживания


До сих пор мы рассматривали потребителей информации как эле­мент таких общих социальных систем, как наука, культура, производство, стремясь охарактеризовать качественный и отчасти количе­ственный аспекты этого явления в целом. Но реальный потребитель информации предстает перед нами как конкретный абонент информа­ционной службы, и это накладывает на наши рассуждения суще­ственные ограничения. Далеко не все потенциальные потребители информации являются абонентами информационных систем. Статистика показывает, что в течение года в органы информации и научно-технические библиотеки обращается хотя бы один раз лишь половина потенциальных потребителей информации, причем не каждый из них может быть признан абонентом информационной системы.

Здесь действует общий для всех информационных процессов логарифмический закон, по которому лишь незначительная часть потре­бителей информации интенсивно использует услуги информационных органов. Вероятно, половина всех усилий этих органов затрачива­ется на обслуживание такого числа их абонентов, которое состав­ляет корень квадратный из их общей численности.

Мы уже отмечали, потребители информации не являются од­но­род­ной массой людей, они заняты различными видами творческой деятельности, каждая из которых требует специфического информа­ционного обслуживания. Потребители информации в рамках одной определенной деятельности, находятся на разных уровнях иерархии, выполняют различную по характеру работу с далеко не одинаковой значимостью для конечного результата. Их информационные потреб­ности и навыки в получении и использовании информации зависят от их служебного положения, образования, знания языков, возраста и от многих других, часто не поддающихся строгому учету факторов.

Информационная служба достаточно дорога, и по мере усложнения услуг и внедрения в информационные системы современной техники стоимость этих услуг и систем возрастает. В связи с этим все более актуальным становится повышение экономической эффективности информационной деятельности. С самого начала ее интуитивно основывали на традиционной библиотечной этике бесплатного и демократического обслуживания с предоставлением всем абонентам равных возможностей. Однако с течением времени возникли сомнения в правильности такого подхода. Если абоненты информационных систем в разной степени влияют на прогресс в науке, технике, промышленном производстве, то не следует ли дифференцировать и уровень их информационного обслуживания?

Среди подходов к ответу на этот вопрос нельзя не заметить стремления информационных работников оценивать эффективность своей деятельности не только по ее собственным параметрам, но и по результату, достигаемому потребителем, получившим от си­стемы необходимую ему информацию. Один из видных представителей отраслевой информационной службы М. Л. Колчинский давно предлагал определять эффект совершенствования информационной службы отно­сительным сокращением времени, которое потребитель тратит на получение этой информации. Ясно, что общественная стоимость этого времени зависит от значимости результатов труда, выполняемого той или иной категорией потребителей.

Поскольку информационная служба переходит на новую инфор­мационную технологию, необходимо уметь определять эффективность производимых изменений. Понятно, что такие изменения происходят постепенно, так как невозможно перевести сразу всех абонентов информационных систем на тот уровень обеспеченности, который в данный момент признается общест­венно необходимым. В свое время научные сотрудники ВИНИТИ М. В. Арапов и Ю. А. Шрейдер предла­гали решить эту проблему путем ранжирования потребителей по значимости их роли в народном хо­зяйстве страны. При всех трудностях такого ранжирования руково­дители, работники директивных и плановых органов, аппарата уп­равления народным хозяйством, ведущие специалисты учреждений, организаций и предприятий имели бы приоритет перед рядовыми на­учными работниками и специалиста­ми практи­ками.

В данном случае эффект совершенствовании информационной службы можно измерять объемом предотвращаемых потерь, происходящих от недостаточной информированности определенной части потребителей на обще­ственно необходимом уровне. При таком подходе эффективность со­вершенствования оказывается "нелинейной", т. е. потери сокращаются как бы непропорционально затраченным средствам и усилиям. Например, обеспечение современными средствами поиска информации в диалоговом режиме только одной десятой части потребителей, играющих наиболее важную роль в создании национального дохода, может сократить предотвращаемые потери вдвое.

Подобную практику мы и наблюдаем в настоящее время. Возможности информационных систем, обеспечивающих непосредственный доступ к машиночитаемым базам данных, предоставляются в первую очередь руководителям и ведущим специалистам. Подразумевается, что подобное положение имеет временный характер, и по мере оснащения информационных органов современными техническими средствами до­ступ к ним получат все потребители информации. Но ведь предела совершенствованию нет, и нынешняя ситуация, представляющаяся нам временной, может оказаться постоянной. Возникает вопрос, не ут­верждаем ли мы де-факто элитарность информационного обслужива­ния, не пытаемся ли косвенно обосновать новую информационную этику, в которой потребители не должны располагать равными воз­можностями получения информации и доступа к ней? Если это так, то необходимо подумать о последствиях, к которым это может по­вести. Лучше всего это видно на примере науки.

В течение многих десятилетий было распространено мнение, будто научное сообщество организовано таким образом, что каждый его член, независимо от ранга в науке, может вносить небольшой вклад в общую сокровищницу знаний, а на долю выдающихся его представителей выпадает успех крупных открытий и научных переворотов.

Эту гипотезу обычно связывают с известным высказыванием испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета: "Необходимо еще раз подчеркнуть этот чрезвычайный, но неопровержимый факт: экспериментальная наука развивалась в значительной мере благодаря усилиям людей на редкость посредственных, и даже менее чем посредственных. Иными словами, современная наука, этот исток и символ нашей нынешней цивилизации, находит место для интеллектуально заурядных людей и предоставляет им возможность с успехом трудиться в ней. Таким образом, большинство ученых способствует общему прогрессу науки, оставаясь замкнутыми в узких клетках своих лабораторий подобно пчеле в ячейке улья, либо белке в колесе"1.

До последнего времени почти все пишущие о науке явно или не­явно придерживались этого мнения. На нем основано "обществен­ное знание" Дж. Займана, "нормальная наука" Т. Куна, "коммуника­тивное существо науки" У. Гарвея. Однако все чаще справедливость этого общего мнения подвергается сомнению. Оно было поколеблено впе­чатляющими исследованиями Р. Мертона, показавшего, что в науке действует принцип, провозглашенный еще в Евангелии от Матфея ("Кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет"). Об этом же говорится в работах Д. Прайса, раскрывших социальный механизм цитирования научных публикаций, и С. и Д. Коулов, обнаруживших тесную связь между интенсивностью цити­рования и реальным вкладом ученого в науку.

В ходе этих и других примыкающих к ним социологических иссле­дований, проводившихся главным образом на материале цитирования работ физиков, было доказано, что большинство публикуемых в них результатов почти никогда не используется наиболее видными уче­ными, делающими самые значительные открытия.

Следующие из этого выводы хорошо сформулировал Дж. Коул: "Из всех социальных инсти­тутов наука оказывается в числе наиболее стратифицированных. На­блюдается существенный разрыв между небольшой "элитной" группи­ровкой и основной массой ученых. В то же время, несмотря на эту стратификацию, в науке постоянно поддерживается система ценнос­тей, зиждущаяся на принципах эгалитаризма и неуклонном подчерки­вании коллективистского духа"1.

Когда в 60-е годы были впервые сделаны эти выводы, они были поняты буквально. Из признания большой роли неформальных комму­никаций и якобы бесполезности значительной части публикаций вы­текали требования сократить объем и число публикуемых статей, заменить их неформальными "группами обмена" информацией, увели­чить количество симпозиумов и конференций. Все конкретные меро­приятия в этом направлении не имели успеха, а работы Дж. Займана, У. Гарвея и Б. Гриффита восстановили равновесие формальной и неформальной коммуникации в науке.

Принцип эгалитаризма в науке, да и в других общественных ин­ститутах выполняет ряд важных системообразующих функций. Призна­ние этого обстоятельства содержалось в известном высказывании Н. Винера о том, что хотя 95 % оригинальных научных работ принад­лежит менее чем 5 % ученых, они никогда не были бы написаны, если бы остальные 95 % занятых в науке не содействовали бы созданию общего ее высокого уровня.

Нельзя не заметить, что большинство крупных зарубежных социо­логов науки – в прошлом физики. Они неявно считают высшим видом научной деятельности эксперимент, а единственным достойным науч­ным результатом – открытие. В этом невольно проявляется физиче­ский снобизм, связанный с великими достижениями физики недавнего времени. Они не отдают себе полного отчета в том, что не меньшее значение для "нормальной" науки имеет деятельность по "расфасов­ке" и "переупаковке" научных знаний, все то, что ими презритель­но называется компиляцией и популяризацией и несправедливо трак­туется как нетворческая, а порой и как бесполезная работа.

Элитаризм, возведенный в принцип информационного обслужива­ния, угрожает серьезной опасностью для развития науки, так как он не учитывает внутренней иерархии информирования в научном со­обществе. Дело в том, что как раз руководители и ведущие специ­алисты живут в густой информационной среде, создаваемой их со­трудниками. На всех уровнях официальной научной иерархии, и осо­бенно на ее низших ступенях, среди аспирантов, молодых научных работников образуется тип ученого-информатора, который все читает, следит за новыми публикациями, сообщает о них на рабочих се­минарах. В процессе обсуждений эта информация подвергается оцен­ке, интерпретации, затем по неформальным каналам она в сублими­рованном виде поднимается на верхние уровни научной иерархии.

Игнорирование этих внутренних механизмов информирования в на­учном сообществе ведет к резкому снижению эффективности информа­ционного обеспечения научных исследований и разработок. Поэтому вынужденную ситуацию, при которой все потенциальные потребители информации не могут сразу быть переведены на современные методы информационного обслуживания, основанные на новой технологии, не следует возводить в принцип.

Единственно правильным принципом информационного обеспечения специалистов в науке и народном хозяйстве, культуре и образова­нии, во всех сферах человеческой деятельности должен оставаться эгалитаризм, признание равных для всех потребителей информации возможностей ее получения и доступа к ней. Это, разумеется, не исключает дифференцированного подхода к различным категориям по­требителей информации при их обслуживании, учета особенностей их нужд, запросов и привычек.

Какие пути возможны для реализации этого принципа в сложив­шихся условиях? Прежде всего, планируя, создавая и внедряя новые виды и средства информационного обеспечения, нельзя произ­вольно отменять прежние. Пока возможности ретроспективного пои­ска или избирательного распространения информации в режиме диа­лога с автоматизированной системой при непосредственном доступе к маши­ночитае­мым базам данных существуют лишь для ограниченного числа пользователей, не следует сокращать выпуск информационных изданий в традиционной форме. Необходимо продолжать издание бюллетеней сигна­льной информации, кумулятивных библиографических указателей, рефера­тивных журналов и вспомогательных указателей к ним, указателей цитированной литературы и всех других видов текущего оповещения о новых достижениях.

Одним словом, и в данном случае сохраняет силу общий информационный закон, по которому введение новых элементов в систему научной коммуникации не отменяет и не заменяет старых, традици­онных средств. Эволюция в научной коммуникации осуществляется путем перераспределения функций между видами и средствами информационного обеспечения и, конечно, их объемами и тиражами.


Каталог: data -> 2011
2011 -> Проскурякова Н. А
2011 -> Темы магистрам курсовые
2011 -> Программа обязательного учебного курса для специальности «Юриспруденция», уровень подготовки магистр
2011 -> Давыдова Е. А. Ст преподаватель кафедры экономической теории
2011 -> Программа дисциплины «Социология управления»
2011 -> Кафедра психологии личности (new 2011-2012) Старовойтенко Елена Борисовна
2011 -> Общая психология
2011 -> Обязательный минимум содержания основной образовательной программы подготовки бакалавра по направлению 080200. 62 «менеджмент»
2011 -> Профессиональное самоопределение личности сущность профессионального самоопределения
2011 -> Программа дисциплины Организационная психология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   54


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница