Психологический тренинг е. В. Сидоренко тренинг коммуникативной компетентности в деловом взаимодействии роль общения в деловом взаимодействии



страница88/133
Дата01.05.2020
Размер1,66 Mb.
ТипКнига
1   ...   84   85   86   87   88   89   90   91   ...   133
Замешательство... После паузы:

И. Это декабрист?

Т р е н е р. Да.

К. Он был поэтом?

Т р е н е р. Да.

Л. Это Рылеев?!

Т р е н е р. Да!

Однажды на одном из корпоративных тренингов группа была на­столько раззадорена упражнением, что кто-то (разумеется, это был са­мый главный по должности человек в группе) предложил мне самой продемонстрировать силу алгоритма и самой отгадать имя человека. Мне понадобилось 17 вопросов, чтобы определить, что загадан был Стаханов. Задача была трудной, я готова была уже сдаться. Но тут мне помогла со-тренер, Екатерина Лебедева, подав какую-то реплику...

С тех пор, если группа справляется с разгадыванием Агаты Кристи, я спрашиваю, хотят ли участники получить задачу потруднее. Как пра­вило, они этого хотят, — и вот тогда они получают имя Стаханова.

Но целесообразно ли отрабатывать алгоритм опроса? Деловое об­щение редко может быть построено по такому алгоритму. В нем недо­стает элемента живого взаимодействия и истинного партнерства. В ал­горитме опроса заложено скрытое послание «вопросы здесь задаю я», а это нарушает основы партнерских отношений (см. гл. 1).

В реальном деловом общении последовательное выполнение алго­ритма в лучшем случае будет казаться неестественным, а в худшем — похожим на допрос. У собеседника может возникнуть ощущение, что его пытаются «загнать в угол», добиться признания в чем-то и т. п.

В последние годы я отказалась от проведения этой игры в режиме закрытых вопросов. Сама по себе игра интересна и содержит «вызов», однако ее практическое значение для развития коммуникативной ком­петентности является ограниченным.

При подведении итогов игры или в процессе ее проведения можно нарисовать на лоске схему открытого и закрытых полей поиска. При обсуждении игры можно поставить на обсуждение вопрос: «Какие вы­воды мы можем сделать об открытых вопросах?» или «Каковы преиму­щества и ограничения открытых вопросов?»

Материалы для возможного сухого остатка. Сухой остаток к этому упражнению может быть логическим, метафоричес­ким и практическим. Иначе говоря, он может быть выражен в форме когнитивных выводов, в форме образа и в форме практической реко­мендации.

Когнитивный сухой остаток. Чаще всего участники приходят к двум выводам: 1) открытые вопросы позволяют выйти за рамки первоначаль­ных предположений и расширить возможности понимания другого человека; 2) открытые вопросы задавать трудно и непривычно, а зак­рытые «вылетают» автоматически.

Если тренер выносит на обсуждение вопрос о преимуществах и ог­раничениях открытых вопросов, то к числу преимуществ участники от­носят обычно расширение возможностей понимания партнера и пре­доставление партнеру свободы самовыражения. К числу ограничений открытых вопросов часто относят их «неэкономность» с точки зрения использования времени и тенденцию провоцировать всевозможные отклонения от основной темы. Как сказал однажды один из участни­ков, «открытые вопросы позволяют узнать и то, что ты не предполагал узнать, и то, чего тебе не нужно знать, и то, чего ты не хочешь знать».



Образный сухой остаток упражнения можно представить, например, так:

Допустим, широкая область — это поле возможностей понимания партнера, а малая область внутри этого поля — то, что имеет в виду партнер. В общем поле смыслов есть эта малая область — тот смысл, который человек сам вкладывает в свои слова, в свое молчание или умалчивание.

Задавая открытые вопросы, мы зигзагообразно движемся по полю возможностей понимания (полю «смыслов»). Это движение можно представить себе в виде направленного «луча понимания». Своим лу­чом понимания мы можем блуждать по полю смыслов свободно. Если открытые вопросы удачны, то, отвечая на них, партнер сам поможет нам его понять.

И даже если пока мы еще не обнаружили искомой области, мы тем не менее продолжаем оставаться в поле смыслов, включающем и тот смысл, который вкладывает в свои слова партнер. Задавая новые открытые вопросы, мы постепенно можем понять, что он имеет в виду.

Если же мы задаем закрытые вопросы, то поле понимания превра­щается в амебу с ложноножками. Каждая наша собственная версия, которую мы прорабатываем с помощью закрытых вопросов, — это сво­его рода ложноножка, бесполезный отросток поля понимания, удаля­ющий нас от «ядра», или «сердца».

Своим «лучом понимания» мы можем углубиться в исследование версии, весьма далекой от главного смысла. Вместо «сердца» мы будем просвечивать «колено» или «пятку», упорно и систематично удаляясь от главного. Если мы слишком углубились в проверку одной версии, нам гораздо труднее из ложноножки вернуться в тело понимания и приблизиться к «сердцу», к сути. Например, мы можем выяснять, ка­кую партию возглавляет данный политический деятель в России, а на самом деле он жил в Древней Греции до нашей эры. Или, в реальной жизни, мы можем начать выяснять, когда человеку лучше начать рабо­ту, в то время как он не планирует в ней участвовать, и т. п.



Практический сухой остаток. Вопросы лучше начинать со слов: «Ка­ким образом?», «Что послужило причиной?..», «Чем отличаются?..» и т. п.

То, какую форму «остатка» выберет тренер, будет зависеть от осо­бенностей группы, ситуации в ней и наконец — от личностных осо­бенностей самого тренера или его настроения в данный момент.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   84   85   86   87   88   89   90   91   ...   133


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница