Программа: Технические средства для изменения состояния сознания за счет ритмической световой и звуковой стимуляции



Скачать 349.5 Kb.
Дата15.02.2016
Размер349.5 Kb.
ТипПрограмма
Современные технические, аппаратные и компьютерные средства, используемые в психотерапии. Е.В. Безносюк, А.И. Кучинов

Программа:

1. Технические средства для изменения состояния сознания за счет ритмической световой и звуковой стимуляции.

2. Технические средства и приборы биологической обратной связи (БОС).

3. Технические и аппаратные средства для воздействия слабыми электромагнитными полями малой интенсивности.

4. Компьютерные средства, программы и методы для акустического и оптического воздействия на неосознаваемом уровне.

Современные технические и аппаратные средства, применяемые в психотерапии, включают использование компьютерных программ и комплексов компьютеров с приборами биологической обратной связи (БОС), цветомузыкальными установками и целым рядом других аппаратов и механизмов, действие которых основывается на использовании методов ритмического, светового и звукового воздействия. Многие технические средства достаточно хорошо извест­ны в мировой медицинской и психологической практике, но в силу ряда причин пока не нашли широкого распространения в повсе­дневной практике здравоохранения России.

Едва ли не главная цель разработки и применения современных технических средств в психотерапевтической практике — возможность либо изменить состояние сознания пациента, либо обойти контроль или цензуру сознания в условно “ясном” его состоянии, дабы усилить действенность суггестии, чтобы внушаемая информация была усвоена. Только лавинообразное развитие техники и компьютерных технологий в последнее десятилетие дало возможность внедрить в повседневную практику новые пути и методы, решающие эти задачи, в отличие от традиционных и широко известных в нашей стране методов наркопсихотерапии — без использования наркотиков и других средств, изменяющих состояние сознания.

Ритмическая световая и звуковая стимуляция

Люди с древних времен знакомы с эффектами изменения состояния сознания, а также психического и физиологического состояния организма в целом за счет комбинированного сочетания ритмической световой и звуковой стимуляции. Так, древние ритуалы и мистерии сопровождались ритмичными звуками (барабанным боем, хлопаньем в ладоши, ритмичными движениями танца, хоровым пением) и световыми мельканиями, появляющимися от свечей, факелов, костров или движения людей вокруг огня и вызывающим у наблюдателя эффект “ритмизации” света. От древнегреческих театральных действ и классических западноевропейских опер до современных эстрадных гала-концертов наиболее распространенным средством усиления эмоционального воздействия были комбинации света и звука.

Известные композиторы — например, А.Н. Скрябин, — создавали музыкальные произведения, прослушивание которых предполагало сопровождение световыми эффектами. Известно, что А.Н. Скря­бин, обладавший аудиовизуальной синестезией, говорил о том, что синтез света и звука моделирует духовную полноту человека как личности и выражает цельность его культуры. Попытки сочетать эффекты звука и света предпринимали Н.А. Римский-Корсаков, М.К. Чюрленис, В.А. Кандинский и Н.К. Рерих. Современный композитор Ж.-М. Жарр использует совместное воздействие света и звука в своих композициях.

Как свидетельствует опыт применения ритмической светозвуковой стимуляции в медицинских целях, в ряде случаев она является одним из эффективных средств психотерапевтической работы с различными пациентами. Самые простые средства — светоакустические стимуляторы. Почти все устройства состоят из очков со встроенными светодиодами, наушников и блока управления, большинство имеют адаптеры постоянного тока или аккумулятор. Имеется возможность осуществлять стимуляцию определенными частотами или менять частоту. Ряд моделей позволяет “проигрывать” программы, записанные на CD или аудиокассетах, со световой стимуляцией, точно соответствующей записанной музыке, словам, специальным звуковым эффектам.

В сочетании со специально разработанными акустическими программами такие устройства способствуют коррекции состояния человека в разнообразных ситуациях. Специальные исследования подтвердили, что биохимические изменения при ритмической световой стимуляция мозга сопоставимы с эффектами транскраниальной электрической стимуляции. Было обнаружено, что фотостимуляция увеличивала уровни эндорфинов, серотонина, норепинефрина и дофамина. Это объясняет один из возможных механизмов эффективного лечения алкогольной и других зависимостей с использованием светоакустических систем. Была показана высокая эффективность светоакустических систем в ряде случаев “синдрома отмены” при их ежедневном или даже более редком использовании, особенно на частоте стимуляции, соответствующей тета-диапазону ЭЭГ (Будзински).

Светоакустические системы эффективно использовались для улучшения внушаемости и гипнабельности пациентов, а также людей, испытывающих трудности при обучении традиционным методам релаксации, например, при аутогенной тренировке. Весьма показательным является исследование Томаса и Сивера, в котором электромиографически регистрировалась степень мышечного напряжения и температура конечностей у пациентов, использующих светозвуковую стимуляцию на частоте альфа-ритма, и пациентов из контрольной группы, не использующих такую стимуляцию. Обе группы составляли низкогипнабельные, устойчивые к внушению субъекты. На протяжении пятнадцатиминутных сеансов в контрольной группе, несмотря на субъективные отчеты о достижении полного расслабления, степень мышечного напряжения увеличивалась, а температура конечностей снижалась, что, как известно, ассоциируется с психоэмоциональным напряжением и стрессом. В то же время в группе, использующей светозвуковую стимуляцию, было достигнуто состояние выраженной релаксации, которое длилось и после завершения сеансов стимуляции. Седативный и релаксирующий эффект светозвуковой стимуляции в ряде случаев столь выражен, что высказывались идеи ее использования в анестезиологической практике (Косгров).

Биологическая обратная связь

Одним из основных методических приемов, применяемых для обучения пациентов непосредственной произвольной регуляции своих физиологических функций, является биологическая обратная связь (БОС). Она занимает особое место в современной психотерапии, фактически став технологией и заняв прочное место в списке достижений современной медицины. БОС — не только метод, но и концептуальный подход к регуляции функций и состояний организма человека.

БОС — это петля обратной связи (ОС) между телом и мозгом, дополняющая основную петлю, которая существует у всех людей, но в некоторых условиях оказывается недостаточной. В ходе БОС пациенту с помощью специальных технических устройств демонстрируется текущее состояние той или иной функции. Многочисленные работы показывают, что при этом они успешно обучаются управлять теми функциями, которые в обычных условиях не поддаются регуляции (например, температура кожи и кожно-гальваническое сопротивление, частота сердечных сокращений и вазомоторные реакции, амплитуды и частоты ЭЭГ-ритмов, когерентность волн, амплитуда компонентов вызванных потенциалов, ЭМГ “непроизвольных” мышц черепа и многие другие).

В ряде случаев БОС-регуляция весьма специфична: изменение пульса достигается без сопутствующих сдвигов общей вегетативной активации, температура на одной руке меняется вне зависимости от температуры на другой, амплитуда альфа-ритма увеличивается в одной изолированной области коры. В других случаях, наряду с целевой функцией, избирательно изменяется еще какой-либо параметр. Наконец, нередко регистрируются генерализованные сдвиги многих параметров при активной регуляции одного из них. В причинно-следственной цепи физиологических регуляций целевым параметром может стать любое звено. Так, сокращение частоты сердечного ритма может служить механизмом, обеспечивающим произвольное снижение артериального давления, но это же сокращение может стать и предметом саморегуляции, и тогда, наоборот, повышение давления (благодаря деятельности синокаротидных рецепторов) оказывается механизмом такого сокращения. Любой параметр, вынесенный с помощью прибора вовне и тем самым “овне­шненный” и “означенный”, может стать предметом регуляции.

Взаимозаменяемость целей и средств — одна из замечательных особенностей этого метода. БОС всегда включает компонент подкрепления, при этом подкрепление может быть направлено на удовлетворение не только первичных потребностей, но и потребности в информации, в положительной самооценке и т.д. Таким образом, само получение информации об успехе может служить подкреплением. Разнообразие и сложность возможных когнитивных и поведенческих приемов саморегуляции подчеркивается, в частности, той значительной ролью, которую может играть инструкция. БОС может привести к долговременным эффектам, сохраняющимся после прекращения активного обучения.

Анализируя возможные механизмы БОС, Бренер выдвинул предположение, что успешность биоуправления должна быть связана с повышением чувствительности к интероцептивным сигналам. С его точки зрения, при получении сигнала ОС сенсорные системы интероцепции подвергаются рекалибровке, в результате чего формируется перцептивный образ предстоящей активности, который и становится подлинным регулятором вегетативных функций. Эта гипотеза привела к появлению большого числа работ, направленных на изучение роли интероперцепции в психофизиологической саморегуляции. Те люди, которые при обучении использовали активные поведенческие приемы типа задержки дыхания, напряжения мышц и т.п., добивались больших успехов в произвольном учащении ритма, однако достигалось это ценой повышения общего уровня активации.

Миллер с соавторами обратили внимание на существование двух типов телесного самовосприятия: личного (ощущение себя изнутри) и публичного (ощущение “извне” своего физического облика) — и предположили, что успешность БОС должна быть связана главным образом с собственным внутренним телесным самовосприятием. В ряде работ показано, что положение испытуемого перед зеркалом (ситуация, усиливающая самовосприятие) облегчает оценку своего сердечного ритма. Этот эффект наиболее выражен у испытуемых, которые в отсутствии зеркала плохо обучаются процедуре интероцептивного восприятия, в частности у женщин, которые в целом отличаются худшей обучаемостью в таких ситуациях и хуже, чем мужчины, регулируют свой сердечный ритм.

В ряде работ способность к восприятию сердечного ритма связывается с активностью правого полушария мозга. Такие люди отличаются высокой энергией тета-ритма правого полушария.

В последнее время центральная регуляторная структура контроля вегетативных функций рассматривается не как образ, а как иерархически организованная система программ. Опираясь на результаты исследования механизмов регуляции двигательных навыков, Лакруа в 1986 г. выдвинув гипотезу о роли предсуществующих поведенческих стратегий, из которых в процессе БОС выбирается наиболее подходящая стратегия регуляции. Первоначальная активация той или иной стратегии регуляции или программы действий может быть обусловлена внутренней готовностью субъекта, инструкцией, специфическим значением определенной функции. С этой точки зрения сигнал обратной связи как таковой играет лишь вспомогательную роль ориентира для выбора одной программы из имеющегося набора. Эта теория предусматривает наличие двух уровней регуляции. Первый связан с перебором предсуществующих программ и представляет собой, по существу, феномен антиципации (feedforward), а не ОС (feedback). В его функционировании большую роль играют процессы сознательного планирования и оформления программ с помощью вербальных “ярлыков”.

Робертс с соавторами показали, что способность к вербализации планов своих регуляторных действий очень важна для успешности регуляции и что эта успешность тесно связана с глубиной рефлексивного анализа своих регуляторных актов. Более высокая успешность саморегуляции у независимых от поля испытуемых по сравнению с полезависимыми предположительно связана с умением поленезависимых применять определенные приемы соматического воздействия на такие функции, как частота сердечных сокращений (ЧСС) и потоотделение. Произвольное увеличение ЧСС лучше удается индивидам с внутренним локусом контроля, произвольное уменьшение — с внешним; в основе этих различий могут лежать наиболее привычные для данных лиц формы направленности когнитивных процессов вовне или вовнутрь. Направленность внимания “вовнутрь” препятствует использованию сигнала обратной связи.

Описано использование фокусировки хрусталика для подавления альфа-ритма, расфокусировки — для его усиления. Для произвольной регуляции межполушарной асимметрии применяются внутренние когнитивные нагрузки, характерные для правого и левого полушарий. Анколи и Грин показали, что успешность регуляции альфа-ритма выше у лиц, склонных к интроспекции, и отрицательно связана с авторитарностью.

В настоящее время используются многочисленные приемы активной саморегуляции, например различные виды медитации. Имеющиеся данные соответствуют представлению о диффузном состоянии релаксации, включающем доминирование трофотропной системы над эрготропной и проявляющемся в снижении мышечного тонуса, уменьшении ЧСС, повышении электрокожного сопротивления, снижении концентрации стероидов и катехоламинов в крови. Какие-либо данные, указывающие на специфику тех или иных вариантов релаксации, возникающую при применении различных методов саморегуляции, отсутствуют. В качестве механизма пролонгированного действия состояния релаксации выступает, согласно современным представлениям, механизм снижения реактивности клеток-мишеней по отношению к биохимическим факторам стресса.

Более специфическими являются особые состояния сознания, характеризующиеся многочисленными изменениями мышления, восприятия, образа “Я”, эмоционального состояния, повышением внушаемости, чувством “потери контроля” и другими субъективными симптомами. Среди особых состояний сознания необходимо упомянуть не только гипноз и медитативные приемы, основанные на предельной концентрации или, наоборот, расфокусировке внимания, но и депривацию сна, сенсорную депривацию, биохимические и психофизиологические сдвиги, вызванные гипервентиляцией, дегидратацией или введением препаратов типа ЛСД. С точки зрения психофизиологии саморегуляции, наибольший интерес представляют гипноз, медитация и гипервентиляция (холотропное дыхание).

В психофизиологии гипноза в последнее время выделяются два направления. Первое связано с механизмами доминирования правого полушария мозга в состоянии гипноза. Предполагается, что доминирование определяется особенностями образных процессов при гипнозе, связанных с необходимостью подавления механизмов логического мышления, субстратом которого является левое полушарие.

Второе направление характеризуется поиском психофизиологических индикаторов психических изменений при гипнозе. При внушенной возрастной регрессии (например, взрослого человека — до возраста пяти лет) его УНВ приобретает форму, характерную для младшего возраста. Барабаш и Лонсдейл нашли увеличение амплитуды Р3 на запахи при внушении аносмии. Увеличение РЗ отражает конфликт между разными уровнями восприятия стимула: глубинным уровнем, на котором стимул воспринимается правильно, и поверхностным, на котором испытуемый не может дать отчет об этом восприятии (перцептивная диссоциация в гипнозе).

БОС, с одной стороны, и релаксационные и медитативные методы — с другой представляют собой два подхода к саморегуляции (“со стороны физиологии” и “со стороны психики”), хотя и тот, и другой направлены к одной цели — достижению гармоничной психофизиологической саморегуляции. Сравнение этих двух подходов включает, во-первых, анализ вопроса о связи БОС с психическими состояниями (в том числе особыми состояниями сознания), во-вторых, сопоставление эффективности физиологических и психологических методов.

Одной из причин “бума обратной связи” в США в 70-х годах были появившиеся в то время работы, результаты которых свидетельствовали о том, что произвольная активация механизмов альфа-ритма ЭЭГ с помощью БОС вызывает изменение состояния сознания, характеризующееся положительными эмоциями. Однако ряд исследований показали, что наблюдающиеся субъективные изменения могут быть либо результатом внушения, либо следствием резкого сокращения притока информации при пользовании приемом расфокусировки хрусталика. Значительные изменения психического состояния под влиянием БОС отмечались во многих работах, но не были напрямую связаны со спецификой регулируемого параметра. К этим изменениям относятся повышение общего чувства контроля, уверенности в себе, склонности к рефлексии, уменьшение чувства страха в ситуации стресса, существенное увеличение корреляций между самооценкой стресса и его объективными физиологическими показателями.

Заслуживает внимания факт интернализации локуса контроля после применения БОС; если учесть, что эффективность БОС в большинстве случаев у интерналов выше, чем у экстерналов, то использование этого метода само создает условия для повышения собственной эффективности.

Бирд с соавторами описывали состояния, получаемые в результате произвольного усиления различных диапазонов корковой ритмики. Метод Q-сортировки продемонстрировал существенные различия этих самоописаний. Так, для доминирования альфа-ритма характерны выражения: легкое, прохладное, расслабленное, мирное, пассивное и т.п., для “тета-состояния” — сонное, смутное, неясное, туманное, плавающее, размытое, волшебное; для бета-ритма (18—30 Гц) — активное, тревожное, возбужденное, взбудораженное, энергичное, живое, напряженное; при преобладании быстрой ритмики (40 Гц) — внимательное, сфокусированное, поисковое, исследовательское (в отличие от ритмов 18—30 Гц — в этом случае эмоциональные описания отсутствовали).

Использование БОС для активной саморегуляции реакций стресса также отражается на субъективном состоянии. После того, как люди научались реагировать на неприятную стимуляцию уменьшением частоты, а не учащением пульса, их субъективная оценка степени неприятности стимула уменьшалась. Применение БОС для контроля сенсомоторного роландического ритма 14 Гц у подростков, испытывающих серьезные затруднения при обучении в школе, приводило не только к улучшению их адаптации, но и к повышению коэффициента умственного развития, за счет того из компонентов (вербального или невербального), который до тренинга имел худшие показатели.

К несомненным достоинствам БОС относятся удобство демонстрации испытуемому его успехов, легкость смены стратегий регуляции, удобство инструктирования; к недостаткам — возможность “фиксации” на аппарате, атрибуция ответственности “прибором”, чрезмерная физиологичность, иногда мешающая применению когнитивных стратегий.

Сочетание БОС с аутотренингом позволяет сохранить все эти достоинства и компенсировать недостатки. К сочетанию эффектов БОС и медитативных техник стремилась группа психофизиологов под руководством Фрица и Ферми, разрабатывавшая методику “широкофокусного тренинга”, для того чтобы позволить разнообразным стимулам внешнего мира свободно воздействовать на мозг. В комплекс тренинга входило обучение синхронизации альфа-ритма, тренировка рассредоточения, “регуляции без напряжения”. В результате человек становился более устойчивым к стрессу, более инициативным, открытым, менее формальным в общении.

Изучалось ритмовоздействие светом, звуком, инфразвуком, электромагнитными полями в режиме БОС, в том числе по параметру ЭЭГ, КГС, ЧСС, дыхания (И.Г. Чугаев, Е.В. Безносюк, В.И. Пронин, А.Б. Веденяпин) при коррекции вегетативных нарушений. А.Ю. Водяным и С.А. Бугаевым с соавторами описано применение БОС при лечении головных болей.

Сочетанные ритмические сенсорные и электромагнитные воздействия

Гораздо реже в практике психотерапии используется возможность управлять функциональным состоянием ЦНС, причем как глобальными характеристиками (“активация” — “релаксация”), так и локальными, качественными его характеристиками. С этой целью используются способы влияния на психическое состояние с помощью ритмических сенсорных воздействий (слуховых, зрительных, тактильных), осуществляемых по различным сенсорным входам с различными фазовыми сдвигами, в сочетании с воздействием на различные области головного мозга слабыми электромагнитными полями малой интенсивности. Применение сочетанной электромагнитной и сенсорной ритмизированной стимуляции, по специальным алгоритмам под компьютерным контролем, приводит к возникновению особых измененных состояний сознания и позволяет достигать целенаправленного управления функциональным состоянием ЦНС (Квасовец С.В., Дмитриев С.П., Коробченко В.В., Мошкина М.В., Иванов А.В.). Для воздействия на состояние используются эффекты переменных полей с частотой модуляции, близкой к частотам основных ритмов ЭЭГ, и импульсные воздействия.

Объяснения воздействий переменных полей строятся на расчетах вихревых токов, индуцируемых этими полями в ткани; влияние статических полей опосредуется явлениями микроциркуляции крови, процессами обмена кислорода и свойствами парамагнетиков. Известна возможность изменения характеристик деятельности ЦНС под влиянием магнитных полей — так, например, под воздействием переменного электромагнитного поля с частотой, близкой к 50 Гц, наблюдали (Столлери) изменения настроения, лингвистических навыков и времени реакции. Возможность использования локального воздействия на мозг магнитным полем показана в работе В.Л. Татко. Исследовалось выполнение задачи по различению интенсивности зрительных стимулов с использованием стандартных психофизических индексов обнаружения и критерия решения. Напряженность магнитного поля, сфокусированного над затылочными областями коры с помощью катушки, не превышала 22 мТ. Факт воздействия не осознавался испытуемыми. Включение поля в 100% случаев сопровождалось снижением оценок сенсорной способности. Момент смены ориентации поля (смена полюсов соленоида) сопровождался либо увеличением сенсорной способности до значений, превосходящих фоновые, либо дальнейшим ее снижением — в зависимости от исходной величины.

При магнитной стимуляции моторных областей любого из полушарий наблюдался потенциал действия мышц сгибателей контралатерального плеча, то есть имитировали моторную команду. Стимуляция осуществлялась с помощью одиночных импульсов тока, пропускавшегося через закрепленный на черепе соленоид.

Влияние магнитной стимуляции мозга на характеристики двигательной активности человека обнаружено также во время ночного сна (Гесс, Миллс, Мюррей и др.). Единичные стимульные посылки сопровождались пробуждением испытуемых независимо от того, в какой фазе сна они находились. Во время медленноволнового сна амплитуда потенциалов действия снижалась незначительно, а во время парадоксальной фазы сна — в отдельных случаях увеличивалась, ЛП ответов не менялись. Предполагается возрастание чувствительности моторных областей коры к магнитной стимуляции во время парадоксальной фазы сна.

Эффекты, близкие к описанным, получены и при воздействии электрическим током. Так, например, психофизические показатели восприятия, рассчитываемые в соответствии с теорией обнаружения сигнала, различались в сериях, проведенных до, во время и после пропускания постоянного тока через электроды, приклеиваемые к кожным покровам головы (Корсаков И.А., 1987).

Преимущества воздействия магнитным импульсным полем состоят в том, что напряженность магнитного поля меняется только с расстоянием от источника и не ослабляется покровными тканями черепа. Кроме того, величина тока, необходимая для получения эффекта типа зрительного фосфена, достаточно велика, тогда как с помощью магнитного поля эффект легко достижим даже при не­осознаваемом воздействии. Особенностью магнитного воздействия, важной для задач управляемого регулирования, является относительно низкая величина поля, при которой можно наблюдать описанные эффекты. Как правило, она не достигает величины порога осознания. Характеристики зрительного восприятия меняются при помещении магнитной катушки над затылочными областями коры (Амиссан и Кракко). Анализировался результат распознавания букв, предъявлявшихся на экране дисплея компьютера. Время затухания изображения составляло 2 мс. Эффект магнитной стимуляции не был одинаковым у испытуемых: один не видел стимулов, второй видел их расплывчатые изображения, третий видел последовательность букв, совпадавшую с реальной, но считал, что угадывает, а не различает стимулы. Ясное видение было возможным, если момент начала магнитной стимуляции был отдален от момента начала предъявления букв не менее чем на 60—80 мс или следовал с интервалом больше 120—140 мс.

Перспективы управляемой регуляции процессов переработки информации при использовании воздействия электромагнитным полем обусловлены следующими обстоятельствами. Во-первых, метод дает возможность прямого вмешательства на любой стадии обработки информации, чем выгодно отличается от других методов электрофизиологии, обеспечивающих лишь опосредованное наблюдение за состоянием мозга во время обработки информации (через “индикаторы”) и крайне ограничивающих возможность влиять на происходящие при этом события. Во-вторых, воздействие электромагнитным полем позволяет изучать единичные акты перцепции.

Электросон

Метод электросна использует лечебное воздействие на головной мозг импульсных токов в дозировках, вызывающих состояния, поведенчески сходные с покоем, дремотой и сном. Метод предложен и разработан в России (Куликова Е.И., Петрова Э.С., Федоровский Ю.Н.). Уже в ранних исследованиях по изучению электрического наркоза, показано, что сноподобные состояния в этих случаях способствуют снятию утомления, раздражительности, головных болей, улучшению настроения (С.Р. Ройтенбурд, В.С. Ротенберг, И.С. Егорова-Робинер, В.М. Шахнарович). Дальнейшие клинико-экспериментальные исследования способствовали внедрению в практику метода электросна с использованием постоянного прерывистого электрического тока частотой 100 Гц. Другие использовали токи меньших частот (от 1 до 25 Гц).

В последние годы применяются интерференционные токи и токи вращающейся полярности. Несмотря на то, что механизм действия, как и развитие различных состояний, при церебральном воздействии импульсных токов остается не совсем ясным, метод электросна находит широкое применение при лечении различных заболеваний.

В зависимости от исходного функционального состояния в период воздействия импульсными токами этот метод оказывает седативное и стимулирующее действие, способствует снятию эмоциональной напряженности, нормализации ретикуло-кортикальных взаимоотношений, обладает анальгезирующим действием.

В настоящее время в аппаратах “Электросон” используют импульсные токи как при низких (1—35 Гц), так и средних частотах (от 60 до 200 Гц и более). Чаще применяются частоты в диапазоне 100—160 Гц. При наличии выраженной эмоциональной и вегетативной лабильности используются частоты 35 Гц, оказывающие более благоприятное действие в этих случаях. Длительность первой процедуры обычно ограничивается 30 мин, второй — 45—60 мин, все последующие — 60 мин.

Биоэлектрическая активность мозга и ее изменения под влиянием электросна изучались как у человека (Воронин Л.Г., Сенина Р.Я., Егорова-Робинер И.С.), так и на нейронном уровне у животных. При исследованиях с включенным аппаратом электросна записи дельта-, тета-, альфа- и бета-ритмов ЭЭГ проводились в течение каждой процедуры на протяжении курса лечения. При анализе ЭЭГ в состоянии бодрствования, естественного сна и при электросне выявлена закономерность, характерная только для альфа-ритма. В отличие от естественного сна, при котором уже в стадии дремоты амплитуда альфа-ритма снижается, при действии импульсных токов амплитуда альфа-ритма с углублением сна постепенно нарастает и достигает больших значений в глубоких его стадиях. Динамика других ритмов ЭЭГ в состоянии естественного сна и электросна существенно не различается. У большинства больных в период сеанса действия импульсных токов наступает сон. Как показывают электроэнцефалографические исследования, даже у не “спящих” в период проведения процедуры регистрируются изменения биоэлектрической активности мозга.

Изменения ЭЭГ при проведении курса электросна в течение 20 дней характеризуются постепенным выявлением и затем доминированием ритмичных колебаний в коре (частотой 8—12 периодов в секунду). Возникнув в ретикулярной формации среднего мозга, гиппокампе, гипоталамусе, таламических структурах и в коре, они наблюдаются после 4—5 процедур часами, а после 20-дневного его проведения — неделями. Проведенные исследования в клинике подтверждают положительное влияние электросна при лечении агрип­нических расстройств различной этиологии.

Имеются работы, посвященные изучению структуры ночного и дневного сна с использованием современного метода электрополи­графических исследований (Вейн А.М. и др., 1988). Изучалось влияние импульсных токов на структуру ночного и дневного сна у лиц с различной степенью адаптированности к работе в ночных сменах. В частности, проводились исследования во время ночного сна после дневной смены и после работы в ночное время, на вторые сутки после ночной смены, а также дневного сна после ночной смены. Перед началом исследования и после курса электросна проводились электрополиграфические регистрации, включавшие ЭЭГ в лобно-затылочных отведениях, ЭОГ, ЭМГ субментальных мышц, КГР, ЭКГ. При анализе учитывались субъективные отчеты испытуемых о собственном сне. Как показали исследования, изменения в структуре сна после лечения не были однонаправленными и зависели от исходных особенностей сна. При исходной достаточности дельта-сон после курса лечения в 10 исследованиях из 22 уменьшался и в 6 — увеличивался. При исходной недостаточности дельта-сна его уменьшение констатировано в 5 и увеличение в 20 исследованиях. В фазе быстрого сна наблюдались те же изменения: при исходно высокой представленности (25%) чаще наблюдалось его уменьшение, а при исходном дефиците — увеличение. Латентный период быстрого сна в фоне чаще был укорочен. Уменьшение латентного периода быстрого сна и дефицит дельта-сна, по мнению авторов, характерен для лиц, недостаточно адаптированных к сменной работе. У испытуемых с исходно укороченным периодом при воздействии электросна наблюдалось его увеличение, тогда как относительное его уменьшение встречалось вдвое реже и не находилось в зависимости от исходного уровня. По мнению авторов, при исходно повышенной потребности в быстром сне электросон в ряде наблюдений может снижать эти потребности.

Физиологические исследования на животных показали, что под воздействием электросна происходит изменение функционального состояния и электрической активности структур лимбической системы. Роль указанных структур в организации эмоционально-мотивационной сферы животных и человека достаточно хорошо известна, поэтому было высказано положение о восстановлении нарушенного эмоционального и вегетативно-гуморального равновесия под влиянием импульсных токов благодаря их воздействию на указанные системы.

Механизм действия электросна рассматривается в рамках системы биоадаптивного регулирования, поскольку при действии импульсного тока выявляется направленное изменение биоритмов электрической активности.

Особое состояние сознания, возникающее во время терапии электросном, по многим параметрам сходно с состоянием медитации. Сходство это состоит в следующем:

1) во время процедуры электросна регистрируется генерализованный, гиперсинхронный замедленный альфа-ритм;

2) исчезает реакция усвоения ритма световых мельканий;

3) уменьшается ориентировочная реакция на внешние стимулы;

4) снижается чувствительность к болевым раздражителям;

5) иногда появляются своеобразные переживания типа снови­дений;

6) курс электросна повышает гипнабельность субъекта, способствует восстановлению нормального функционирования вегетативных и соматической систем, уменьшает потребность в быстром сне у тех субъектов, у которых эта потребность повышена вследствие непродуктивного тревожного напряжения, восстанавливает качественную полноценность быстрого сна. После процедуры электросна обостряется свежесть и непосредственность восприятия, как и после сеанса медитации.

Все эти данные свидетельствуют о том, что и в данном случае мы имеем дело со сдвигом межполушарной функциональной асимметрии в сторону относительного доминирования правого полушария. Важно отметить, что у подавляющего большинства больных, лечившихся импульсными токами, отсутствовавший или плохо выраженный в фоне альфа-ритм становился доминирующим и обычно коррелировал с клиническим улучшением. Стабилизация альфа-ритма в электроэнцефалограмме свидетельствует о восстановлении нарушенного гомеостаза.

Исследования последних лет в эксперименте и клинике подтвердили терапевтическую эффективность электро- и магнитотерапии в различных ее модификациях на примере нормализации гемодинамических, физиологических и психологических показателей, измененных в стрессовых состояниях.

Неосознаваемая аудио- и визосуггестия

Психотерапия с использованием технических средств, методов и приемов неосознаваемой аудио- и визосуггестии основана на алгоритмах предварительной обработки слышимой или видимой речевой информации, воспринимаемой человеком.

Разработан ряд компьютерных программ, которые разными способами трансформируют слышимую речь и видимое изображение на неосознаваемый уровень восприятия. В такой информации неявно присутствуют корректирующие “речевые формулы” вербальной суггестии, трансформированные для бессознательного восприятия через слуховой или зрительный сенсорные каналы на подпороговом уровне, в том числе и на фоне сигналов, модулированных определенными физиологическими характеристиками.

Существует ряд методов, позволяющих с помощью компьютерных программ обработки таким образом изменять спектральные характеристики акустического сигнала, что в нем будет неявно содержаться вербальная суггестивная информация. Такие вербальные суггестии принципиально не могут быть восприняты на осознаваемом уровне. Применение подобных суггестий позволяет снять контроль сознания и “обойти” механизмы психологической защиты. В различных режимах сочетая осознаваемую и неосознаваемую суггестию, предъявляемую через слуховой или зрительный сенсорные каналы, можно целенаправленно изменять психологические установки пациента.

В психотерапии достаточно давно и подробно описаны и применяются на практике различные методы и методические приемы использования суггестии в измененных состояниях сознания и способы изменения состояния сознания. Гипноз (В.М. Бехтерев, П.И. Бу­ль, Л. Шерток), наркогипноз (М.Э. Телешевская), трансовые состояния (М. Эриксон), медитация различных видов и типов, в том числе ТМ, АТ, ПМТ и др. (И. Шульц, В. Лютэ, А.В. Алексеев, В.С. Лобзин и др.), трансперсональный подход с использованием холотропного дыхания (С. Гроф) — все они, как и многочисленные другие способы, имеют целью обойти контроль или цензуру сознания, для того чтобы усилить действенность суггестии, чтобы внушаемая информация была усвоена.

Известный украинский психотерапевт И.З. Вельвовский проводил исследовательскую работу по выявлению условий видеопсихотерапевтических воздействий, изучая восприятие знаков различных цветов и яркости, фона, скорости предъявлений в секунду. Наличие в сознании самого факта, что имеется какая-то надпись, усиливало ее восприятие и осознание, но при этом все имеющиеся надписи не воспринимались. Американским исследователем Н. Диксоном описано аудиальное восприятие на неосознаваемом уровне в виде реакции спящего человека на свое имя и на псевдонимы знакомых ему людей. Достаточно давно известны модификации тахистоскопического визуального предъявления стимулов с использованием прямой, обратной и комбинированной маскировки, применения эффекта 25-го кинокадра (Р. Фишер). Известны способы подпорогового предъявления акустической информации на очень тихом уровне звучания, путем маскировки речевого сигнала. Предпринимались многочисленные попытки закамуфлировать вербальную информацию с помощью наложения музыки, шума, клиппирования и компрессирования речи, дихотическое предъявление и другие приемы, для того чтобы это сообщение воспринималось, но не осознавалась.

К настоящему вpемени pазpаботано несколько способов мас­киpовки pечи. Hапpимеp, на аудиозапись очень тихой pечи свеpху накладывается очень гpомкая музыка. Hа осознаваемом уpовне pечь пpактически не слышна, но она тем не менее воспpинимается акустической сенсорной системой головного мозга, записывается в памяти и оказывает свое воздействие на установки личности. Звуковой сигнал может записываться со спектpальным сдвигом, с помощью Фуpье-пpеобpазований сигнала. Разработан целый ряд средств кодирования речи, которые применяются практически. В США существует фирма, производящая аудиокассеты с неосознаваемым внушением для различных психологических и медицинских целей (Элдон Тейлор) для отвыкания от куpения и алкоголя. Для людей, говоpящих на английском языке, пpоизводятся аудиокассеты с куpсом ускоpенного обучения.

Технические особенности процессов трансформации слышимой речи в существующих методах различаются, но общим остается возможность исключения сознания человека в когнитивных процессах при восприятии кодированной таким образом информации.

Неосознаваемым вводом вербальной информации в ясном состоянии сознания пользуются для того, чтобы ускорить процесс обучения (В.В. Петрусинский).

Число работ в области создания средств маскировки речи и изображения, психодиагностики и психокоррекции психологического и медицинского назначения в последнее время заметно возросло. Среди них можно упомянуть исследования: Э.А. Костандова 1983 г.; В.М. Смирнова, Ю.Т. Бородкина, Т.Н. Резниковой и др. 1989 г.; А.Е. Боброва 1986 г.; Ю.В. Урываева 1993 г.; С.В. Квасовца и соавт. 1982 г.; А.Б. Салтыкова 1993 г.; И.В. Смирнова, А.Н. Журавлева, Е.В. Безносюка 1996 г. и др.

Один из способов (С.В. Квасовец с соавт. 1982—1995 гг.) за­ключается в спектральном преобразовании, когда звуковой сигнал, содержащий вербальную формулу, преобразованный в форму видимых на экране колебаний, подвергается спектральному анализу, математические значения которого перемножаются со значениями анализа шумового сигнала равномерного спектра, в соответствии с особым алгоритмом и в специфическом представлении спектра мощности полученного сигнала. В результате получено средство кодирования речевого сигнала, которое при помощи ряда операций превращает исходный речевой сигнал в подобие “белого шума”, при прослушивании которого на осознаваемом уровне не распознается смысл речевого сообщения и сам факт его наличия.

Современные компьютерные технологии кодирования вербальной информации путем временной и частотной трансформации (патент РФ на изобретение № 2124371 от 10.01.99 г., Безносюк Е.В., Кучинов А.И., Юртов О.В.) были реализованы в виде пакета компьютерных программ обработки акустического сигнала для неосознаваемого воздействия закамуфлированной трансформированной речью на фоне “звука-носителя”, специально подобранной для конкретного пациента информацией (речь, суггестивные фразы, музыкальные фразы, эмоциональные звуки и т.п.). В результате работы нейрофизиологических механизмов головного мозга такая информация встраивается в семантические поля памяти, декодируется и усваивается.

Неосознаваемое аудиосуггестивное воздействие

Принципы организации неосознаваемой акустической суггестии заключаются в использовании коротких вербальных формул, звучащих примерно одну минуту, состоящих из двух-трех фраз, произносимых на родном языке пациента, закольцованных для обеспечения их многократного непрерывного и длительного предъявления (от нескольких дней до нескольких недель).

В программе имеется аудиобиблиотека вербальных блоков — заго­товок, наиболее действенных в каждом конкретном случае у каж­дого конкретного индивидуума. Например, для психо­терапев­тиче­ской работы с пациентами, у которых диагностируются невротические расстройства тревожного ряда, одним из начальных вариантов исходных блоков — заготовок вербальных суггестий может быть спектр из нескольких видов фразы: “ЛЕГКО, СВОБОДНО, СПОКОЙНО”, “ЛЕГКОСТЬ, СВОБОДА, СПОКОЙСТВИЕ”. Большое значение имеет то, как построено обращение — в сослагательном или повелительном наклонении, от 1-го, 2-го или 3-го лица. Имеют значение особенности, связанные с тем, кто произносит словесные формулы: мужчина, женщина, взрослый, ребенок, мать, отец, жена, муж, брат, сестра, голос известного диктора или актера.

В трансформированном виде речь может сохранять эмоциональную окраску и, следовательно, различное воздействие. При этом для повышения эффективности использовалась индивидуальная информации о пациенте (например, его имя) и его детстве, родственниках, проблемах.

Хотя исследования (Безносюк Е.В., Кучинов А.И., Квасовец С.В., Иванов А.В., Кожевникова В.В. и др.) показали, что существуют некие архетипические трансперсональные семантические поля, ориентация на ассоциативные связи с которыми достаточно действенна в психотерапевтической и психокоррекционной работе (традиционные народные сказки, обрядовые и колыбельные песни, поговорки, причитания, наговоры, заклинания, заговоры, молитвы), выявляется множественность скрытых значений, стоящих за словами в семантических полях и их взаимосвязях, образовавшихся на протяжении развития языка и культуры и сохранившихся как своеобразные многомерные конструкции психосемантических пространств памяти, открываемых по их близкому действию, при исследовании как предъявления, так и ответа на бессознательном уровне — без цензуры, редакции и переструктурирования сознанием.

Например, использование в психотерапии музыки и текстов традиционных народных колыбельных песен на родном языке пациента позволяет добиваться заметного транквилизирующего эффекта при тревожных расстройствах и нарушениях сна. В этом случае действуют сочетания ряда осознаваемых и неосознаваемых психологических и физиологических факторов (в том числе ритмостимуляция), выработанные множеством поколений семантические словесные формулы и многое другое.

Эффективность суггестии увеличивается при ее использовании на неосознаваемом уровне восприятия в интеграции с другими компонентами воздействия, в частности, при ее модуляции определенными характеристиками дыхания или ЭЭГ. Компьютерные программы обработки первичных показателей используются для получения в реальном времени информации о состоянии человека по показателям пульса, дыхания, кожно-гальванической реакции, движениям глаз, основных ритмов ЭЭГ. Управляющие программы осуществляют воздействие на пациента в зависимости от регистрируемых показателей и в соответствии с целями психотерапии.

Входной информацией являются обработанные данные показателей состояния в их взаимосвязи, выходной — определенный алгоритм изменения параметров фото- и фоностимуляции. Алгоритмы построены так, чтобы обеспечивать нужное воздействие, и представляют собой процессы многомерной оптимизации с элементами “навязывания” пациенту оптимальной динамики изменения вегетативных показателей. Программы управления осуществляют воздействие на пациента с помощью модулей и стандартных устройств, применяемых в медицинской практике для ритмизованной фото- и фоностимуляции. Программы управления также оперируют с заранее подготовленными базами акустической осознаваемой и неосознаваемой аудиосуггестии, в зависимости от целей проводимой психотерапии.

Предъявляемая пациенту информация, будучи воспринятой, не осознается в момент восприятия. В результате работы нейрофизиологических механизмов эта информация воспринимается, встраивается в семантические поля памяти, понимается и усваивается.

Комбинирование компьютерных программ с биологической обратной связью позволяет использовать характеристики дыхания, пульса, КГР или спектральной мощности ЭЭГ в каком-либо физиологическом диапазоне, создавать измененное состояние сознания, характерное для медитации, снижать уровень тревоги и напряженности, дает возможность пациенту обучаться управлению своим психофизиологическим состоянием — то есть является инструментом формирования оптимального состояния.

С помощью психотерапевтов, владеющих психотехническими приемами регуляции дыхания, можно записывать эталонные кривые дыхания, соответствующие различным психофизиологическим состояниям. Далее на дисплеях шлема виртуальной реальности можно одновременно отображать эталонные кривые и собственное дыхание пациента (для мониторинга). Постепенно убирая эталонный ориентир, можно достаточно быстро и эффективно обучать нужному типу дыхания и формировать необходимое функциональное состояние мозга, что позволяет управлять качественными характеристиками эмоционального состояния пациента.

Известны данные о функциональной асимметрии полушарий головного мозга и связи левого полушария с положительными, а правого — с отрицательными эмоциями, а также данные о связи неосознаваемой сферы психики в большей степени с правым полушарием мозга и, как следствие, о большей эффективности суггестивных воздействий при активации правого полушария. Осуществляя активирующее воздействие на то или иное полушарие, можно добиваться сдвига эмоционального состояния пациента в положительную сторону. Поэтому для максимальной эффективности не­осознаваемой суггестии необходимо добиваться изменения баланса активности в сторону преобладания правого полушария. Комбинация осознаваемой и неосознаваемой суггестии позволяет воздействовать на состояние, психологические установки и поведение пациента. Суггестия сопровождается специально подобранной музыкой. Можно формировать у пациента состояние релаксации и вовлеченности, это достигается путем вывода дыхания на дисплей компьютера или шлема виртуальной реальности в виде модулированных дыханием изменений формы или цвета фигуры, а также путем модуляции акустической программы дыхательным сигналом.

Возможности шлема виртуальной реальности позволяют сопровождать суггестию зрительными образами (например, пламени свечи или костра, струй фонтана, морского прибоя, игры солнечных бликов, колышущейся травы и т.д.) и акустическими эффектами, добиваясь релаксации и медитативного состояния, что усиливает эффект суггестии. Модуляция осуществляется в виде противоположных изменений громкости в левом и правом наушниках, что создает эффект “перетекания” звука из одного уха в другое в такт дыханию. В качестве акустической программы могут использоваться мелодии старинных народных колыбельных песен, желательно той национальной культуры, с которой отождествляет себя пациент, медитативная музыка (как традиционная, так и современная), естественные или стилизованные фонограммы прибоя, плеска морских или речных волн, журчание ручья или струй фонтана, звуков дождя, завывания ветра, шум листвы в лесу и т.п.

Неосознаваемое визуально-суггестивное воздействие

Сотрудниками кафедры нелекарственных методов лечения и клинической физиологии ММА им. И.М. Сеченова совместно с Инсти­тутом медико-биологических информационных технологий (Кучинов А.И., Безносюк Е.В., Юртов О.В.) разработано и применяется на практике несколько программ. Программный комплекс визуального психотерапевтического воздействия на неосознаваемом уровне включает в себя три группы факторов (механизмов) воздействия на зрительную систему, а через нее — на головной мозг и всю нервную систему: цветовоздействие, ритмовоздействие, неосознаваемое визуальное воздействие.

На экране монитора компьютера высвечивается сложное комплексное изображение:

1. Видимое фоновое цветовое изображение, целью которого является рассеивание внимания по периферии и релаксирующее воздействие. Оно специально рассчитано по спектральному составу, продолжительности, частоте, сменяемости и ритмичности и представляет собой концентрически сформированную цветовую гамму, плавно изменяющуюся, постоянно перетекающую из одной области спектра в другую, что вызывает положительный эффект “цветового массажа” сетчатки, способствует быстрому снятию утомления зрительного анализатора, усилению эффекта рассеивания внимания, возникновению релаксирующего эффекта.

2. Видимое графическое изображение, фиксирующее внимание в центре экрана. В качестве фиксирующего изображения в программе использован либо образ вращающегося трехмерного тела (например, октаэдра или тетраэдра), оказывающий релаксирующее воздействие, либо постоянно сменяющие одна другую фоновые кадры (слайд-фильм), проецируемые на экран с продолжительностью, незначительно превышающей порог восприятия. Последний вариант обладает эффектом “мягкой” активации. Тематический репертуар кадров может постоянно меняться и составляться индивидуально в соответствии с поставленными целями, для чего программа содержит специально разработанную библиотеку фоновых кадров. Библиотека фоновых кадров может настраиваться и дополняться под типологические и индивидуальные психологические характеристики конкретного человека, что увеличивает психокоррекционные возможности программы. Это обеспечивает графическую, видовую и семантическую вариабельность, а следовательно, исключает эффект пресыщения, вызывает активацию и оптимизацию процессов зрительного восприятия и переработки информации, переключаемости внимания, актуализацию в памяти эталонных релаксирующих зрительных образов, что приводит к гармонизации психических функций.

3. Невидимое изображение — предъявление графических объектов на подпороговом (субсенсорном), а, соответственно, неосознаваемом уровне восприятия по принципу “25-го кинокадра” с частотой 10 +- 2 Гц (т.е. с частотой альфа-ритма биопотенциалов головного мозга) и временем экспозиции 22—25 Гц. Визуальное воздействие на неосознаваемый уровень также несет в себе психокоррекционную информацию — цветовую, графическую и семанти­ческую (видовые пейзажные изображения, фотографии и картины, произведения прикладного искусства, орнаменты, изображения животных, геральдические символы, национальные и культовые знаки и символы). Неосознаваемое зрительное изображение реализовано в программе таким образом, что в области проекции вращающегося октаэдра или тетраэдра в первом варианте или в области проекции слайдов в варианте с фоновыми кадрами (т.е. в зоне изображений, фиксирующих внимание) возникают кадры с семантически значимой информацией, выводимой на экран на бессознательном уровне восприятия. Программа содержит специально разработанную библиотеку подпороговых кадров. Библиотека может дополняться под индивидуальные психологические и личностные характеристики конкретного пользователя и содержать индивидуально-ориентированную информацию (изображение значимых для конкретного человека предметов, фотографий родных, друзей и т.п.).

Применение такого рода воздействия (сочетание в различных режимах осознаваемой и неосознаваемой визуальной информации, цветовоздействия и ритмовоздействия) позволяет эффективно оптимизировать психофизиологическое состояние пациента и корректировать его.

Апробация программно-аппаратных средств на пациентах с пограничными психическими и психосоматическими расстройствами показывает его достаточную эффективность. Практически у всех непосредственно после 12—15-минутного сеанса визуального воздействия отмечалось достоверное снижение тревожности по физиологическим и психологическим показателям, причем “шлейф” данного эффекта продолжался на протяжении 2—4 часов. При курсовом воздействии (по одной процедуре ежедневно в течение 12 сеансов) у пациентов отмечались снижение тревоги, седативный, антидепрессивный, снотворный эффекты, а также уменьшение психосоматической симптоматики.

Использование неосознаваемой суггестии позволяет воздействовать на психологические установки пациента, изменять его отношение к тем или иным фрустрирующим ситуациям и в конечном итоге восстанавливать адекватное мироощущение, повышать социальную активность. Создание состояния повышенной внушаемости в сочетании с применением неосознаваемой и осознаваемой суггестии дает возможность избавить пациента от патологических зависимостей (алкогольной, наркотической, лекарственной), подобрать для каждого пациента наиболее подходящий тип и содержа­ние корректирующих программ, оперативно менять их на протяжении курса лечения. Такие методы позволяют сгладить психологиче­ские последствия стресса, тяжелых жизненных ситуаций, что особенно важно при реабилитации лиц, побывавших в экстремальной ситуации.

Литература

1. Аладжалов Н.А., Квасовец С.В. Спонтанные сдвиги эмоционального состояния при монотонии и декасекундный ритм в потенциях головного мозга // Психологический журнал, 1985, т.6, № 2, с. 105—113.

2. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М.: Медицина, 1997.

3. Артемьева Г.Ю. Психология субъективной семантики. М.: МГУ, 1980.

4. Безносюк Е.В., Безносюк Е.Д., Веденяпин А.Б. Саморегуляция функционального состояния ЦНС методом БОС с использованием полимодальной ритмостимуляции // Методы нелекарственной терапии, диагностики и коррекции здоровья. М.: ММА им.Сеченова, 1993.

5. Безносюк Е.В., Кучинов А.И. Способ трансформации вербальной аудиоинформации на уровень подпорогового вос­приятия при психофизиологическом воздействии. Заявка № 98105497/14 (006492) от 02.04.98, Патент № 2124371.

6. Квасовец С.В., Суханов О.О. Установка для регистрации пространственной синхронизации фаз волн ЭЭГ // Вопросы психологии, 1982, № 4, с.138—139.

7. Квасовец С.В, Безносюк Е.В., Дмитриев С.П., Коробченко В.В., Мошкина М.В., Иванов А.В. Психотерапия пограничных психических и психосоматических расстройств с использованием современных технических психодиагностических и психокоррекционных средств: Пособие для врачей. М.: МЗ РФ, 1997.

8. Костандов Э.А. Функциональная асимметрия полушарий мозга и неосознаваемое восприятие. М.: Наука, 1983, с.168.

9. Куликова Е.И., Петрова Э.С., Федоровский Ю.Н. Динамика ЭЭГ и РЭГ под влиянием терапии электросном различными частотами импульсного тока // Некоторые вопросы проблем электросна и электроанестезии. М., 1981, с. 55—58.

10. Кучинов А.И., Безносюк Е.В., Юртов О.В. Способ воздействия на психофизиологическое состояние человека. Патент РФ, заявка № 98115029/20(016496) от 31.07.98.

11. Лебедев А.Н. Кодирование информации в памяти когерентными волнами нейронной активности. Психофизиологические закономерности восприятия и памяти. М., 1985, с. 6—33.

12. Лурия А.Р. Язык и сознание. М.: Изд-во МГУ, 1979, с. 319.

13. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988, с. 208.

14. Петрусинский В.В. О возможности интенсификации процесса обучения за счет использования субсенсорной информационно-суггестивной стимуляции. Взаимосвязь осознаваемых и неосознаваемых компонентов психики в педагогическом процессе. Пермь, 1982, с. 114.

15. Ройтенбурu С.Р., Ротенберг В.С., Егорова-Робинер И.С., Шахнарович В.М. Новые подходы к изучению механизмов электросна. Теоретические и клинические аспекты электросна и электроанестезии. М., 1976, с. 73—78.

16. Салтыков А.Б., Ильин В.И., Дронов А.А. Когнитивная деятельность и неосознаваемая ритмическая стимуляция // Психологический журнал, 1993, т. 14, № 5, с. 42—47.

17. Смирнов В.М., Резникова Т.М., Губачев Ю.М., Дорничев В.М. Мозговые механизмы психофизиологических состояний. Л.: Наука, 1989, с. 148.

18. Спивак Д.Л. Лингвистика измененных состояний сознания. Л.: Наука, 1986.

19. Чугаев И.Г., Безносюк Е.В., Веденяпин А.Б., Лисицина К.А. Способ самоуправления уровнем бодрствования путем одновременного применения БОС и ритмовоздействия по параметру ЧСС // Материалы 3-й Всесоюзной научно-технической конференции. Проблемы создания технических средств для диагностики и лечения заболевания ССС. Львов, 1990, с. 83.

20. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: МГУ, 1983, с. 158.

21. Штарк М.Б. Биоуправление—2: теория и практика. Институт медицинской и биологической кибернетики СО РАМН. Новосибирск: Наука, 1988.

22. Biomagnetism —87. 6th Int.Conf. on Biomagnetism. Tokyo, Japan. Aug. 27—30, 1987. Eds. Atsumi K., Kotani M., Ueno S., Katila T., Williamson S.E. Tokyo: Denki Univ. Press, 1988. P. 571.

23. Day B.L.,Dick J.P.R., Marsden C.D. et al. Interaction between electrical and magnetic stimulation of the human brain. J. Physiol. (Gr.Br.) 1987. P.74.

24. Delgado J.M.R. Biological effects of extremely low freqency electromagnetic fields. J. Bioelectricity. 1985. 4. № 1. P. 63—74.

25. Kimmel H.D. The relevance of experimental studies to clinical application of biofeedback. Biofeedback — basic problems and clinical applications. Berlin: VEB Deutsch. Verlag. 1980. P.19—18.

26. Lacroix J.M. Mechanismus of biofeedback control. Consciousness and Self-Regulation. N.Y. Plenum. 1986. v.4. P.137—162.

27. Lang P.J. The cognitive psychophysiology of emotion. Anxiety and anxious disorders. Ed. A. Tuma, J.D. Maser. — Hillsdale; Erlbaum. 1985. P.131—182.

28. Schwartz G.E. Research and feedback in clinical practice. Biofeedback. Ed. J.V. Basmajian. Baltimore. 1983. P. 379—384.

29. Fritz G., Fehmi L.G. Open Focus Handbook. Prince­ton: Biofeedback Comp. Inc. 1982. 404.

30. Crawford H.J., Allen S.N. Enhanced visual memory during hypnosis as mediated by hypnotic responsiveness and cognitive strategies. J. Exp. Psychol. Gen. 1983. 112, № 4. P.662—685.

31. Delmonte M.M. Physiological responses during meditation and rest.Biofeedback and Self-Regul. 1984. 9, № 2. P.181—200.

32. Hirai T. Psychophysiology of Zen. Tokyo: Igaku Shoin, 1974. P.186.

33. Plotkin W. The Role attribution of responsibility in the facilitation of unusual experimental states during alpha training: An analysis of the biofeedback placebo effect. J. Abnorm. Psychol. 1980. 89, № 1. З. 67—78.



34. Stigsby B., Rodenberg G.C., Moth H.B. Electroencephalographic findings during mantra meditation (transcendental meditation). Electroencephalogr. and Clin. Neurophysiol. 1981. 51, №4. P. 434—442.

35. Taylor E. Subliminal communication eperor s clothes or panacea? Las Vegas. Nevada Ed.2,1990.
Каталог: articles
articles -> Мотивы выбора специальности и вуза как фактор профессионального становления специалиста
articles -> Инновационное образование: вызовы и решения
articles -> Информационно-аналитическое сопровождение в системе факторов эффективности инновационной образовательной деятельности вуза
articles -> Использование инноваций, как составляющих компонентов инфраструктуры рынка образовательных услуг
articles -> Печатается по решению кафедры
articles -> Повышение квалификации педагогов
articles -> Этап Время Деятельность учителя
articles -> Приложение №4 Ответы на вопросы
articles -> Кобаидзе Нина Иванована


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница