Программа конференц-зал Палеонтологического института ран 25 января 2010 г



страница1/5
Дата14.02.2016
Размер1.04 Mb.
ТипПрограмма
  1   2   3   4   5


ПАЛЕОСТРАТ-2010

Годичное собрание секции палеонтологии МОИП и Московского отделения Палеонтологического общества

ПРОГРАММА

Конференц-зал Палеонтологического института РАН

25 января 2010 г.

Утреннее пленарное заседание, начало в 11 часов

11.00–11.10

А.С. Алексеев. Вступительное слово

11.10–11.40

М.А. Рогов, В.А. Захаров. Биотический кризис на рубеже юры и мела: реальность или иллюзия?

11.40–12.00

А.Н. Соловьев. Позднепалеоценовые морские ежи

12.00–12.20

В.К. Голубев. Физико-географические условия обитания тетрапод в позднепермскую эпоху в Оренбургской области

12.20–12.40

И.А. Стародубцева, В.В. Митта. Д.Н. Соколов – геолог, палеонтолог, краевед

12.40–13.00

А.П. Ипполитов Влияние курсовых работ на становление специалистов-палеонтологов: опыт социологического изучения на основе анализа статистических данных

Перерыв 13.00–14.00

Вечернее секционное заседание

14.00–14.20

Е.А. Сережникова. Эдиакарская «фауна»: многоклеточные, простейшие, лишайники, грибы или бактериальные колонии? Некоторые pro et contra

14.20–14.40

В.С. Вишневская. Некоторые особенности строения скелетных элементов кремневых губок и Radiolaria

14.40–15.00

В.М. Назарова, Л.И. Кононова, С.Ю. Харитонов. Среднедевонские конодонты и аулопориды из скв. 16 Щигры (Курская область)


15.00–15.20

О.А. Орлова, А.Л. Юрина. Первые данные об анатомическом строении позднедевонского хвощевидного растения Pseudobornia


15.20–15.40

Э.В. Мычко. Новые данные о трилобитах из среднепермского олистолита Кичхи-Бурну (Юго-Западный Крым)

15.40–16.00

Т.В. Филимонова. Схема расчленения нижней перми Западного Тетиса по мелким фораминиферам

16.00–16.20

В.К. Голубев, А.Г. Сенников. Уникальный разрез пограничных отложений перми и триаса на востоке Владимирской области

16.20–16.40

В.В. Силантьев. Микроструктура раковин пермских неморских двустворчатых моллюсков и ее значение для систематики

16.40–17.00

В.В. Митта. Верхний байос в Среднем Поволжье (Татарстан)

17.00–17.20

А.П. Ипполитов, А.Ю. Березин. Необычные белемниты из верхнего кимериджа Республики Чувашия: недостающее звено в филогении «безростровых» белемнитов?

17.20–17.40

С.Ю. Малёнкина. Связь палеогеографических условий и морфологии юрских строматолитов Русской плиты

26 января 2009 г.

Утреннее секционное заседание, начало в 10 часов

10.00–10.20

В.Н. Манцурова. О подъярусном расчленении аптского и альбского ярусов в разрезах Северного Каспия


10.20–10.40

Е.Ю. Закревская. Крупные фораминиферы верхнего мела украинского и российского секторов Донбасса: стратиграфическое положение, систематика, экология и биогеография

Семинар «События палеогена в средних-высоких широтах Центральной Евразии»

10.40–11.00

М.А. Ахметьев, Н.И. Запорожец. Формирование слоев с Azolla на рубеже среднего и позднего эоцена в результате опреснения поверхностных вод в Тавдинском морском бассейне Западной Сибири

11.00–11.20

Г.Н. Александрова, Т.В. Орешкина, Э.П. Радионова, А.И. Яковлева. Событие PETM на границе палеоцена – эоцена по данным изучения диатомей и диноцист в разрезах Среднего Зауралья

11.20–11.40

В.Н. Беньямовский. Палеоэкосистемные перестройки ассоциаций фораминифер раннего палеогена Тургайского прогиба и Западно-Сибирской плиты

11.40–12.00

Дискуссия

12.00–12.20

С.С. Лазарев. Регрессивный параллелизм в эволюции продуктид (Brachiopoda) и механизм его формирования

12.20–12.40

О.В. Амитров. О состоянии секции палеонтологии в 2009 г.

Перерыв 13.00–14.00

Вечернее секционное заседание

Выездное совещание Международной подкомиссии по каменноугольной стратиграфии и новые данные по карбону России

14.00–14.20

А.С. Алексеев, С.В. Николаева, В.А. Коновалова, Е.И. Кулагина, Н.В. Горева. Полевое совещание Международной подкомиссии по каменноугольной стратиграфии «Исторические типовые разрезы, предложенные и потенциальные GSSP карбона в России», 11–18 августа 2009 г.

14.20–14.40

Н.Б. Гибшман, М.А. Мошкина. Биостратиграфия визейского и серпуховского ярусов Подмосковного бассейна (разрезы Заборье и Новогуровский) по фораминиферам

14.40–15.00

Кабанов П.Б., Алексеев Т.В., Алексеев О.А., Т.В. Татьянченко. Окско-серпуховские разрезы типовой местности серпуховского яруса: новые данные по литофациям и стратиграфическим несогласиям с предварительной интерпретацией

15.00–15.20

Т.Н. Исакова. Гжельский ярус международной стратиграфической шкалы: объем и границы в фузулинидовой зональной шкале типовой местности

15.20–15.50

Н.Б. Гибшман. Фораминиферы Janischewskina Mikhailov, 1935, emend. Mikhailov, 1939. Морфология, эволюция и биостратиграфический потенциал в определении границы визейского и серпуховского ярусов

15.50–16.20

М.А. Мошкина. Раннекаменноугольные фораминиферы рода Omphalotis Shlykova, 1969: морфология, разнообразие, стратиграфическое значение

16.20–16.40

Ю.А. Гатовский, Л.И. Кононова, С.А. Слепов. Конодонты нижнего карбона юго-запада Московской синеклизы

16.40–17.00

Г.В. Миранцев. Представители морских лилий рода Allosocrinus (Cladida, Crinoidea) в среднем и верхнем карбоне Московской синеклизы

Событие PETM на границе палеоцена – эоцена по данным изучения диатомей и диноцист в разрезах Среднего Зауралья
Г.Н. Александрова, Т.В. Орешкина, Э.П. Радионова, А.И. Яковлева

Геологический институт РАН, Москва


Термический максимум на границе палеоцена–эоцена вызвал значительные изменения в составе и структуре практически всех групп морской и наземной биоты в глобальном масштабе (Zachos et al., 1993; Crouch et al., 2001; Гаврилов, Щербинина, 2004; Sluijs et al., 2006). Большой интерес представляют проявления этого события в отложениях «Русского палеогена» – в краевых фациях бассейнов Среднего Поволжья и Зауралья с широким распространением биогенных кремнистых фаций. По данным комплексного биостратиграфического изучения кремневого и органикостенного микропланктона (Radionova et al., 2001; Oreshkina, Oberhänsli, 2003; Oreshkina et al., 2004; Aleksandrova, Radionova, 2006; Орешкина, Александрова, 2007; Iakovleva et al., 2001) событие PETM соответствует acme Аpectodinium (зона Apectodinium augustum) по диноцистам, зонам Trinacria ventriculosa (верхи) и Hemiaulus proteus по диатомеям, зоне Petalospyris foveolata по радиоляриям (интервал зоны NP9 по нанопланктону). Изучение этого интервала в разрезах Среднего Зауралья показывает, что здесь, в отличие от других районов (в том числе и Тургая) таксономические и структурные изменения комплексов диатомей, силикофлагеллят и диноцист имеют свои особенности, вероятно, связанные с лавинной биогенной седиментацией в условиях берегового апвеллинга. В карьерах Камышлов (Свердловская область), Коркино и Чумляк (Челябинская область), где интервал перехода от палеоцена к эоцену представлен толщей диатомовых глин и глинистых диатомитов мощностью до 45 м, по диатомеям можно проследить всю стратиграфическую последовательность зональных подразделений этого интервала. Как и в разрезах Среднего Поволжья (Aleksandrova, Radionova, 2006; Орешкина, Александрова, 2007), верхняя часть зоны Trinacria ventriculosa характеризуется резким обогащением видового состава за счет появления нескольких новых родов – Craspedodiscus, Fenestrella, Moisseevia, Soleum, Pseudotriceratium, радиацией родов Grunowiella, Hemiaulus, Stephanopyxis, Trinacria. В комплексе силикофлагеллят отмечено стабильное присутствие нового таксона с атипичными морфологическими новациями. Зона Hemiaulus proteus, совпадающая с кульминацией термического максимума – интервалом негативной изотопной экскурсии углерода, характеризуется появлением нескольких короткоживущих таксонов, включая зональный вид-индекс. Следующая зона Coscinodiscus uralensis отражает окончание РЕТМ, проявляющееся в выраженной редукции таксономического разнообразия, acme зонального индекс-вида Coscinodiscus uralensis, спорадическом появлении видов, которые будут шире представлены в более молодых комплексах вышележащей зоны Coscinodiscus payeri. Что касается диноцист, то главной особенностью комплексов конца танета–инициального эоцена является единичная встречаемость представителей рода Apectodinium на фоне доминирования Deflandrea и Glaphyrocysta spp., Areoligera spp., а иногда и их полное отсутствие в отдельных интервалах разреза. Нижней части диатомовой зоны Trinacria ventriculosa соответствует комплекс диноцист с Alisocysta sp. 2. Интервалам зон Trinacria ventriculosa (верхи) и Hemiaulus proteus по диатомеям отвечает интервал диноцистовой зоны Deflandrea oebisfeldensis. Комплексы зоны Deflandrea oebisfeldensis в Среднем Зауралье с таксономической точки зрения являются обедненными и представлены видами диноцист широкого стратиграфического распространения и указывают на эвтрофные условия в бассейне седиментации.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ 08-05-00548, НШ 4185.2008.5, программ Президиума РАН № 15 и 16.



ПОЛЕВОЕ СОВЕЩАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОДКОМИССИИ ПО КАМЕННОУГОЛЬНОЙ СТРАТИГРАФИИ «ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПОВЫЕ РАЗРЕЗЫ, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ GSSP КАРБОНА В РОССИИ», 11–18 АВГУСТА 2009 г.
А.С. Алексеев1,2, С.В. Николаева2, В.А. Коновалова2, Е.И. Кулагина3, Н.В. Горева4

1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, aaleks@geol.msu.ru

2 Палеонтологический институт им А.А. Борисяка РАН, Москва

3 Институт геологии УНЦ РАН, Уфа, kulagina@anrb.ru

4Геологический институт РАН, Москва, goreva@ginras.ru
Актуальной задачей, стоящей в настоящее время перед Международной подкомиссией по каменноугольной стратиграфии – выбор видов-маркеров и стратотипов нижних границ ярусов. 11–18 августа 2009 г. впервые в России было организовано и проведено полевое совещание подкомиссии. В его организации приняли участие Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН, Институт геологии Уфимского научного центра РАН, Геологический институт РАН, а также Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского и Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова.

Необходимость проведения такого совещания именно в России связана с тем, что из 7 ярусов карбона в МСШ вошли пять российских ярусов. Однако обоснование маркеров и стратотипов их нижних границ, к настоящему времени, дано только некоторых ярусов. Перед российскими специалистами стояла цель продемонстрировать исторические типовые разрезы ярусов, вошедших в глобальную хроностратиграфическую шкалу карбона, и разрезы, предлагаемые в качестве эталонных для некоторых границ каменноугольной системы.

В совещании участвовали более 50 специалистов из 11 стран – России, Словении, Великобритании, Ирландии, Канады, США, Израиля, Японии, Китая, Узбекистана и Казахстана. Среди них были 8 (из 21) голосующих членов Подкомиссии. К совещанию были изданы путеводитель по разрезам подмосковного карбона на английском языке (Alekseev, Goreva, 2009) и сборник материалов по южноуральской части, содержащий описания демонстрируемых разрезов, а также расширенные тезисы представленных докладов (Пучков, 2009).

В программу полевого совещания входил осмотр типовых разрезов серпуховского, московского, касимовского и гжельского ярусов Подмосковья, т. е. местности, где они впервые были выделены, а также опорных разрезов карбона в Башкортостане на Южном Урале, где находятся стратотип башкирского яруса и разрезы, которые могут служить эталонными для ряда границ стратиграфических подразделений карбона. Совещание проходило в два этапа. 11–12 августа в Подмосковье были проведены две экскурсии. Были показаны четыре разреза в интервале от верхней части визейского яруса (карьеры Новогуровский и Заборье) до верхнего карбона (карьеры Домодедово и Гжель). В путеводителе по разрезам подмосковного карбона на английском языке приведены описания и биостратиграфическая характеристика типовых и опорных разрезов серпуховского (карьер Новогуровский и лектостратотип Заборье), московского (неостратотип московского яруса и мячковского горизонта, разрез Домодедово), касимовского (неостратотип касимовского яруса, разрез Афанасьево) и стратотип гжельского яруса (разрез Гжель). Для каждого из вышеуказанных разрезов проведен биостратиграфический анализ микро- и макрофауны, изображены наиболее стратиграфически важные таксоны.

Основная часть совещания прошла на Южном Урале. 13–19 августа участники посетили 10 разрезов на Южном Урале, в том числе такие как Басу, Усолка, Дальний Тюлькас, Зиган, Сиказа, Верхняя Кардаиловка. Один день был посвящен докладам и обсуждению предложенных кандидатов в стратотипы. Было заслушано 16 сообщений и представлено 11 стендовых докладов.

Особое внимание на совещании было уделено нижней границе серпуховского яруса. Ее определение и выбор GSSP включены Подкомиссией в число приоритетных задач, над которой с 2002 г. работает Международная рабочая. Большинство специалистов высказало мнение о том, что наилучшим корреляционным потенциалом на сегодня обладает эволюционное появление вида конодонтов Lochriea ziegleri Nemirovskaya et al. в линии Lochriea nodosa – L. ziegleri. Разрез Верхняя Кардаиловка, расположенный южнее г. Сибай (правый берег р. Урал), где серпусерпуховский ярус представлен в полном объеме в относительно глубоководных, иногда конденсированных фациях, не только демонстрирует этот эволюционный переход, но и охарактеризован такой важной группой как аммоноидеи. Однако в нем не обнажено основание, а таксономия в этой группе конодонтов требует уточнения.был предложен в качестве кандидата на роль GSSP серпуховского яр

Участники совещания отметили в целом высокий уровень детальности и комплексности исследований, выполненных российскими геологами на типовых разрезах и потенциальных GSSP. В ноябре 2010 г. планируется провести в г. Нанкин (Китай) совместное заседание рабочих групп по границам каменноугольных ярусов. Задача российских ученых – успеть к этому сроку осуществить максимум намеченного в отношении доизучения отечественных потенциальных GSSP.

ОСНОВНЫЕ ТРЕНДЫ В ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА КАМЕННОУГОЛЬНОГО ПЕРИОДА
А.С. Алексеев1,2, А.Н. Реймерс1

1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, aaleks@geol.msu.ru

2 Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН
Каменноугольный период был переходным временем от в целом весьма теплого климата в девоне (теплая биосфера) к холодному климату второй половины карбона и начала перми. Основными инструментами, которые позволяют выявлять климатические изменения, служат (1) данные о возрасте тиллитов в разрезах Южной Америки и Южной Африки, где располагались центры позднепалеозойского оледенения; (2) реконструкции эвстатических колебаний уровня в эпиконтиннтальных морях платформ, выполненные на основе циклического анализа; (3) изотопные исследования биогенных карбонатов (прежде всего неизмененных раковин брахиопод) и фосфатного вещества конодонтовых элементов, которые не подвержены существенным диагенетическим изменениям. Эти данные не вполне совпадают.

Распространение тиллитов на территории Гондваны (Isbell et al., 2003) говорит, что первый импульс (оледенение I) имел место вблизи рубежа и девона (хангенбергское событие), второй (оледенение II) – в серпуховском и башкирском веках, то есть в середине карбона, а третий (оледенение III) – ассельском и сакамарском веках ранней перми.

Изотопный состав кислорода и углерода боле чем 2000 раковин каменноугольных и ранне-среднепермских брахиопод из разрезов Русской платформы, Южного Урала и Мидконтинента США свидетельствует о том, что наибольший прирост объема льда совпадал со срединно-каменноугольной границей (конец серпуховского и начало башкирского веков) (Grossman et al., 2008). Следовательно, именно в это время оледенение достигло максимума, а не в начале пермского периода, как это обычно считается.

Результаты изотопного анализа кислорода фосфата конодонтовых элементов опубликованы только частично (Buggisch et al., 2008; Joachimski et al., 2006), причем по Русской платформе и Южному Уралу эти исследования находятся на стадии завершения. Ранний карбон демонстрирует лишь небольшое утяжеление кислорода на рубеже девона и карбона. Турнейский век выглядит еще достаточно теплым, но к его концу температура имела тенденцию к снижению. Большая часть визейского века характеризовалась стабильным и более прохладным климатом, чем турнейский. Однако наиболее резкое падение температуры по разрезам Западной Европы установлено в серпуховском веке. Этот минимум сохранялся в самом начале башкирского века, после чего происходило непрерывное повышение температуры морских вод. Общее снижение температуры поверхностных слоев морей приэкваториального пояса на протяжении раннего карбона (миссисипия) могло составить до 15 градусов, что представляет собой весьма значительную величину. Вторая половина карбона была временем относительно теплого климата, но с частыми резкими флюктуациями температуры, которые для более глубоководных циклов Мидконтинента США, для сокращенных циклов Московской синеклизы и циклов глубоководных обстановок Предуральского краевого прогиба (Южный Урал), если не принимать в расчет изменения водного фона, могли составлять около 10 градусов. Причина столь большой амплитуды неизвестна, вероятно, она кроется в региональных и локальных особенностях генерации и водообмена в морских бассейнах с различным уровнем речного стока, гумидности, испарения и т.д.

До сих пор недостаточно используются биотические показатели климата, но они часто бывают весьма чувствительны к иным параметрам среды, чем температура. Так, массивные колониальные четырехлучевые кораллы в центральных районах Русской платформы получали распространение в верхнем визе и серпухове, в конце каширского, подольском и мячковском горизонтах московского яруса, но полностью отсутствовали в касимовском и гжельском морях при сохранении их мелководности.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проекты 08-05-00828 и 09-05-00101.


К ВОПРОСУ О ВНЕВРЕМЕННÓЙ ЭКВИФИНАЛЬНОСТИ, ОБУСЛОВЛЕННОЙ СКОЛЬЖЕНИЕМ ГРАНИЦ ЛИТОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ТЕРРИГЕННОГО СОСТАВА
В.П. Алексеев1, Э.О. Амон1, Ю.Н. Федоров2

1Уральский государственный горный университет, Екатеринбург

2КогалымНИПИнефть, Тюмень
Временнóе и латеральное скольжение литологически четко выраженных границ стратонов, обусловленное действием закона Н.А. Головкинского, является часто наблюдаемым и необходимым явлением среди терригенных образований осадочной слоистой литосферы. Оно достаточно хорошо изучено в неокомской части разреза Западной Сибири, подтверждено многочисленными данными бурения и изучения сейсмопрофилей, нашло отражение в клиноформной модели строения неокома, впервые предложенной А.Л. Наумовым в 1977 г. Скольжение верхней резкой литологической и диахронной стратиграфической границы (СГ) баженовского горизонта (свиты) хорошо прослеживается для регионально выдержанного отражающего горизонта (ОГ) Б. Широкое развитие диахронности СГ в платформенной осадочной оболочке Западно-Сибирской плиты (ЗСП) позволило многим исследователям даже поставить вопрос о «кризисе бассейновой стратиграфии» с ее плоско-параллельными границами осадочных тел.

Продолжающееся накопление и (пере)осмысление материалов позволяют предположить наличие механизма скольжения СГ для иных возрастных интервалов мезозоя Западной Сибири, формировавшихся в более континентальных условиях. На наш взгляд, он применим при рассмотрении границы малышевского (в основном тюменская свита) и васюганского горизонтов (ОГ Т), а также нижних контактов ханты-мансийской и алымской (кошайской) свит (соответственно ОГ М1 и М).

При общей инвариантности механизма, его реализация в каждом случае специфична. Для ОГ Т, где возраст фиксируется по подошве абалакской и других свит васюганского горизонта, стратиграфический возраст границы меняется от верхнего бата (центральные районы Западной Сибири) до келловея и оксфорда (Шаимский район и юг Казым-Кондинской фациальной зоны). Непосредственный контакт тюменской свиты и васюганского горизонта являет собой фиксированный результат всплеска интенсивной тектонической деятельности в весьма короткое время, выразившегося в перерыве. В конкретных точках бурения скважин, например в Шаимском НГР, перерыв может составлять либо значительную, либо очень малую величину, в последнем случае он скрытый.



Что касается временнóго «сдвига» ОГ М в М1 (от верхней части нижнего апта до границы апта и альба), то его с модельных позиций можно рассматривать инвариантно крайним позициям в латеральном перемещении ОГ Б (см. выше). Это подчеркивается высокой схожестью продуктивных горизонтов А1-3 и ВК1-3 по их литологическому составу, включая широко известную «рябчиковую» текстуру пород. Возможно впервые отметим, что подобная «рябчиковость», то есть интенсивная биотурбированность мелководных приливно-отливных отложений, нередко присуща и коллектору Ю2, венчающему разрез тюменской свиты.

Все перечисленное хорошо объясняется проявлением эквифинальности, впервые рассмотренной Л. фон Берталанфи полвека назад для биологических систем. Это явление заключается в способности открытых систем достигать одинакового конечного состояния независимо от различий в начальных условиях. С нелинейных позиций механизм реализации эквифинальности легко объясним в рамках самоорганизованной критичности или СОК (self-organized criticality). Заметим, что СОК характеризуется масштабной инвариантностью и может быть проиллюстрирована для процессов слоеобразования, где каждый слой является суммой множества самоограниченных конусов с конечной симметрией гравитационного поля LPT, образующей тело пласта, и контролируемой площадью бассейна осадконакопления (Дмитриев, 1971).



Каталог: media -> publications -> articles
articles -> Манипуляция и ее функции
articles -> О социокультурных основаниях типов рациональности
articles -> Постнеклассическая методология в клинической психологии: научная школа л. С. Выготского а. Р. Лурии
articles -> Предмет, которого нет в школе
articles -> Г. А. Глотова, Е. С. Набойченко Формирующее пространство личности с атипичными особенностями внешности
articles -> Г. А. Глотова, И. В. Неуймина, О. С. Андрущенко
articles -> Г. А. Глотова, Е. С. Набойченко
articles -> Г. А. Глотова, О. С. Чаликова
articles -> Трудная жизненная ситуация: критерии когнитивного оценивания 2006 Е. В. Битюцкая


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница