Профессиональная идентичность в современных исследованиях 2007 г. Н. Л. Иванова



Скачать 112,5 Kb.
Дата15.02.2016
Размер112,5 Kb.




Профессиональная идентичность

в современных исследованиях

2007 г. Н.Л. Иванова, доктор психол. наук, профессор кафедры организационной и рефлексивной психологии Государственного университета – Высшая школа экономики (Москва).
В статье проводится анализ сложной современной области теоретической и прикладной психологии – профессиональной идентичности, которая в последние годы интенсивно изучается в зарубежной и отечественной психологии. Анализируется, какое место занимает профессиональная идентичность в общей идентификационной структуре личности, а также его роль в профессиональном и социальном самоопределении личности.
Ключевые слова: профессиональная идентичность, профессиональное становление, профессиональное развитие, социальная идентичность, процессы самоидентификации, профессиональное и социальное самоопределение личности.

Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта ГУ-ВШЭ 2007г. " Социальное и профессиональное самоопределение личности в современном бизнесе".

Профессиональная идентичность является актуальной областью современных исследований в психологии. Во многом это связано с растущим интересом к проблеме идентичности, который отражает реакцию науки на трансформацию общественных условий. Резкие социальные перемены, сопровождаются развитием системы коммуникаций, различных видов мобильности, приводят к увеличению субъективной причастности к различным реальным и виртуальным группам, появлению новых статусно–ролевых и профессиональных позиций [8]. В связи с этим, многие отечественные и зарубежные авторы отмечают, что сегодня потребность человека в идентичности выходит по значимости на одно из первых мест [3, 4, 10]. Это понятие становится одним из центральных в психологии, поскольку оно связано с комплексом проблем социальной теории и практики. Исследуются проблемы идентичности и отдельных ее видов [4, 12, 26], направления становления идентичности под влиянием меняющихся экономических, политических и социокультурных условий [22, 25, 29, 39 и др.], проявления кризиса идентичности [19, 25] и т.д.

Общественная динамика сопровождается не только сменой социальных ролей, но и появлением новых требований к подготовке специалистов, которая должна быть качественной, гибкой и порой быстрой. Новые проблемы хозяйственного, экономического, политического и культурного плана постоянно подвергают проверке устоявшиеся критерии профессионального развития и стимулируют стремление ученых к теоретическому осмыслению процесса профессионального самоопределения, профессионализации личности.

Надо отметить, что в современных исследованиях профессиональная идентичность выделяется как основной критерий профессионального развития личности и ведущая характеристика субъекта труда [23]. Подобная точка зрения является развитием сложившейся в отечественной психологии труда логики осмысления критериев профессионального развития от эффективности деятельности исполнителя до характеристик профессионала [18, 24, 27]. Профессионал как субъект труда в отличие от исполнителя сам ставит цели деятельности, определяет пути и средства их достижения, несет ответственность за последствия ее реализации. Он владеет деятельностью в целом, удерживает ее предметность в многообразных практических ситуациях, способен к построению деятельности, ее изменению и развитию [27].

Среди основных проблем подготовки современных профессионалов, на наш взгляд, выделяются две взаимосвязанные предметные области: "идентичность" и "развитие". Идентичность предполагает осознанное внимание к вопросу "Кто Я?", который сопровождает человека на протяжении всей его жизни и обусловливает многие важные моменты жизнедеятельности. Развитие означает направленность на профессиональный рост, новое качество работы, открытость в поиске информации, гибкость в целеполагании и принятии решений.

Идентичность и развитие в ходе профессионализации тесно и сложно переплетены: идентичность, с одной стороны, формируется в процессе профессионального развития, с другой, выступает одним из важных показателей становления личности профессионала. В практическом плане это значит, для того, чтобы выжить в новых динамичных социально-экономических условиях, выдержать конкуренцию, обеспечить благополучие и стабильность на будущее, профессионал должен быть способен к постоянному развитию, а также анализу своего места в социальной и профессиональной среде. Поэтому современным направлением исследования идентичности является изучение тех сторон этого явления, которые связаны с процессами социального и профессионального становления личности.

Профессиональное становление, как превращение индивида в профессионала, сопровождается изменением представлений человека о себе, своем месте в профессиональном и социальном мире, т.е. обретением профессиональной идентичности, в более широком смысле, профессиональным самоопределением личности. Вопросы идентичности наиболее остро проявляются в периоды кризисов профессионального становления [11].

Несмотря на постоянно растущий интерес к проблеме профессиональной идентичности вопрос о природе, структуре, динамике и функциях этого феномена представляется весьма запутанным. На наш взгляд это происходит, прежде всего, по причине слабой разработанности проблемы идентичности и, в частности, социальной идентичности, что отражается на понимании места профессиональной идентичности в общей структуре личности [14]. Для продвижения в исследовании проблемы профессиональной идентичности важно понять, какое место занимает это явление в общей идентификационной структуре личности, а также его роль в профессиональном и социальном самоопределении личности.

Рассмотрим некоторые зарубежные и отечественные подходы к данной проблеме.

В зарубежной литературе прослеживаются два основных контекста исследования проблематики профессиональной идентичности: первый направлен на изучение профессионального развития, личностного самосовершенствования, второй – на социальные стороны и факторы становления профессионала.

Например. М. Аргайл еще в середине семидесятых годов прошлого века писал о связи профессиональной идентичности с профессионализацией индивида. При этом профессионализация рассматривалась как сложный процесс, включающий в себя: профессиональный тренинг, усвоение стандартов и требований к выполнению деятельности, понимание норм поведения в рамках профессиональных групп [30]. Именно взаимодействие с другими членами профессионального сообщества помогает индивиду усваивать точные профессиональные стандарты, оценивать уровень своего владения профессией. Подтверждение профессиональных норм помогает индивиду поддерживать профессиональную идентичность и сохранять на долгое время свой статус. Идентичность в данном подходе выступает как близкая к профессиональному статусу характеристика, связанная с долговременным профессиональным положением.

Дж. Соненфилд показывает, что идентичность появляется и трансформируется в ходе профессионального развития. Карьерный рост сопровождается изменением различных по широте видов идентичности. Происходит переход от частичных, отдаленных друг от друга идентификационных характеристик (знание отдельных качеств как профессионала и члена сообщества) к более общей концептуальной идентичности (знание своего статусного и ролевого положения, обусловленного принадлежностью к профессии). Концептуальная идентичность и является той характеристикой, которая определяет движение по карьерной лестнице и степень вхождения в профессию [46].

В работе Р. Финчман и П. Родес внимание уделяется осознанию профессиональных требований, этических норм, ценностей, которое происходит по мере овладения профессией. Процесс формирования профессиональной идентичности, по сути, выступает как соотнесение индивидуальных особенностей и социальных воздействий в ходе профессионализации, что позволяет человеку осуществлять профессиональную саморегуляцию [34].

В социологическом исследовании С. Джошел на примере анализа работы, идентичности и статуса жителей Рима показано, что идентичность, связанная с деятельностью, формируется на основе соотношения формального и неформального статусов профессии. Название профессии, которое соотносится с устоявшимися представлениями о содержании деятельности, сопровождается определенными нормативными требованиями и поэтому само по себе оказывает определенное влияние на личность. Но кроме содержания профессии на идентичность влияет и контекст отношения, взаимодействие человека с другими людьми [38].

К. Мак-Говен и Л. Харт основной акцент делают на процессе социального научения, включающего в себя приобретение специфических знаний и навыков, которые требуются для выполнения профессиональных ролей, и развитие новых ценностей, установок и компонентов идентичности [42]. Аналогичный вывод был сделан в исследовании профессионализации педагогов, где было показано, что обучаемые должны приобретать специфические знания и навыки в таких областях, как критическое мышление, межличностное общение, разрешение конфликтов, а также умение пользоваться компьютерными технологиями и различными методиками оценивания [45].

Идея соотношения личностного и социального аспектов профессиональной идентичности выражена в полной мере в понятии "психосоциальная идентичность", обозначающем идентичность, связанную с социальным контекстом профессионального развития [44]. Этим подчеркивается роль социального окружения в личностном развитии и осуществлении деятельности. Данный ракурс рассмотрения проблемы идентичности становится особенно популярным после появления теории А. Тэшфела, согласно которой социальная идентичность выступает как та часть индивидуальной Я-концепции, которая происходит от знаний индивида о собственной принадлежности к социальной группе или группам вместе с ценностными и эмоциональными проявлениями этой принадлежности 47. Социальная идентичность, формируясь в ходе различных форм взаимодействия, в том числе и профессионального, оказывает влияние на кооперацию, взаимоотношения членов рабочих групп и, как следствие, разноплановое развитие индивидов [48, 49].

Качественные исследования также показывают связь личностного развития и социального контекста становления профессиональной идентичности, что позволяет глубже понять индивидуальные механизмы формирования этого феномена. Т. Лойд и П. Миллер, анализируя деятельность рыбаков на озере Эри, показывают как формируется и укрепляется профессиональная идентичность [41]. Труд рыбака выполняется индивидуально, в условиях жесткой конкуренции. Поэтому в основе представлений о себе как профессионале лежит знание специфики деятельности, ее требований к человеку и своих возможностей, качеств (физических, интеллектуальных и т.п.), которые позволяют эффективно выполнять деятельность. На первый взгляд возникает впечатление, что профессиональная идентичность носит сугубо личностный характер и не имеет социального контекста. Но в то же время авторы, анализируя конкретные примеры, показывают, что эта индивидуальная деятельность сопровождается постоянным сравнением и конфликтами с другими рыбаками, что способствует пониманию как собственных профессиональных качеств, так и своего места в профессиональной и более широкой социальной среде. Обобщая результаты этого анализа деятельности рыбаков, авторы приходят к выводу о том, что профессиональная идентичность происходит из двух составляющих: осознания своих профессиональных качеств и сопоставления себя с другими профессионалами, т.е. профессиональным развитием и социализацией [41].

Применительно к проблеме профессиональной идентичности уместно уделить внимание литературе, посвященной профессиональному поведению, в которой рассматриваются ситуации, когда человек перестраивает свое вербальное и невербальное поведение под влиянием профессионального окружения. Так, исследование соответствия поведения человека требованиям деятельности и внешнего профессионального окружения нашло отражение в ряде теоретических подходов, таких как типологическая теория Дж. Холланда [37], теория приспособления к работе (Minnesota Theory of Work Adjustment) и др. [33, 40]. В русле этих подходов изучались различные аспекты влияния деятельности и социального окружения на результаты и удовлетворенность трудом, индивидуальное здоровье и т.д.

В исследованиях динамики взаимодействия индивида и его профессионального окружения было показано, что преуспевать в деле могут те, кто подстроился под требования работы и профессионального окружения [31, 35, 36, 46, 50]. Профессиональная идентичность при этом выступает в качестве внутренней схемы, в которой отражаются представления человека о том, каким он должен быть, что уметь делать и как вести себя в профессиональном сообществе для того, чтобы эффективно реализовать себя в профессии.

Близкие данные мы находим в исследовании А. Мишел и С. Вортам, проведенном на банкирах. В нем авторы показывают каким образом процесс вовлечения сотрудников в общую работу воздействует на новую организационную идентичность, изменения индивидуальных идентичностей и когнитивных процессов персонала. Авторы пытаются примирить подходы к пониманию "Я", в которых общие когнитивные ресурсы отводятся либо человеческим особенностям, либо социальному контексту, иными словами, отдается предпочтение либо когнитивным либо социокультурным факторам. В работе показало, что профессиональная идентичность формируется под влиянием тех и других факторов, которые взаимодействуют на уровне организационной культуры группы [43].

Надо отметить, что в зарубежной литературе наблюдаются достаточно противоречивые точки зрения на устойчивость и динамику идентичности, в том числе и профессиональной. Например, идентичность признается изменяющейся и зависящей от контекста ситуации характеристикой. У человека вообще нет зафиксированной, предопределенной идентичности: она подвижна, ее изменение зависит от контекста и от окружающих данного человека людей. Идентичность проявляется в диалоге с другими людьми и зависит от характера коммуникации между участвующими субъектами. Этот подход находит отражение, например, в практике проектного бизнеса, в частности, в управлении взаимодействием между проектно-ориентированными компаниями [6]. Исследование профессиональной идентичности при этом направлено на выявление опыта взаимодействия участников, степень доверия в отношениях, стереотипных образов друг друга.

Другая точка зрения заключается в том, что идентичность – это динамическая, но и достаточно стабильная характеристика. В каждый конкретный период времени под влиянием различных социальных и экономических ситуаций человек по-разному определяет себя и относит к различным социальным общностям. В то же время человек, порой, тяжело отказывается от прошлых определений. Как отмечают американские социологи П. Бергер и Т. Лукман, вероятно, все люди, будучи однажды социализированными являются потенциальными "предателями себя". Сила ощущения собственного предательства зависит от того, какое именно Я было предано в тот или иной момент времени [5]. Аналогично, в русле конструктивистского подхода, идентичность рассматривается сложное явление, функционирующее как личностный конструкт или система конструктов [12, 16, 26]. Реконструкция внутри системы конструктов связывается с возникновением чувства беспокойства и тревоги. Тревожность сигнализирует о столкновении индивида с ситуацией, которую он не может структурировать при помощи имеющихся у него конструктов [16]. Поэтому трансформация социальной идентичности переживается человеком болезненно. Требуется время, порой значительное, для переструктурирования идентичности и принятия себя в новом качестве. Так, в междисциплинарном исследовании Р. Вайнрич, для анализа структуры идентичности используется техника репертуарных решеток, современная интерпретация теста личностных конструктов Дж. Келли [51]. Структура идентичности включает в себя три основные блока: система конструктов, система состояний воздействия, сущностно-деятельностная система. Система конструктов и система деятельности являются основными структурными компонентами идентичности, между которыми существует сложная связь. Несмотря на то, что многие персональные конструкты происходят из нормативных культурных значений, они имеют явно выраженную специфику, связанную с индивидуальной биографией. Поэтому в концепции и деятельности личности проявляются персональные установки, связанные с экспериментальной интерпретацией социального и материального мира.

В этом подходе делается попытка выделения структурных компонентов идентичности на основе анализа функций этого явления, среди которых главными выделяются как конструирование окружающего мира и поиск своего места в нем, так и определение концептуальных границ активности и взаимодействия. Профессиональная идентичность при этом предстает как сложное явление, формирующееся на базе индивидуально- культурного и деятельностного опыта личности.

Во многих работах отмечается важная роль когнитивных регуляторов профессиональной деятельности при отражении субъектом объекта, условий деятельности, окружающего профессионального мира и себя как профессионала.

В зарубежных исследованиях, которые тяготеют к когнитивизму и конструкционизму, на первый план при анализе профессионального развития выдвигаются такие темы, как принятие решений [32]. При этом основное внимание уделяется анализу возможностей человека воспринимать и анализировать проблемные ситуации профессионального развития и способам их разрешения. Основными этапами развертывания процесса принятия решений в ходе профессионального развития: возникновение проблемной ситуации, определение реальных альтернатив, оценка альтернатив по ряду критериев (оценка ценности успеха и неуспеха; антиципация престижа, вознаграждения или удовлетворения; выдвижение критериев профессиональной карьеры, сложности производственной деятельности, доступности образования и рабочих мест), выбор и реализация наиболее адекватной альтернативы, согласование решения в аспекте социальной динамики.

Из этого краткого обзора видно, что социальный контекст профессионального становления и формирования идентичности явно выражен в зарубежных работах.

Проблема соотношения личностного развития и социального контекста профессионализации нашла отражение и в отечественных исследованиях, посвященных профессиональной идентичности. Надо отметить, что традиция комплексного анализа психологических проблем, возникающих в ходе выбора и освоения профессиональной деятельности, была заложена в работах в области психологии труда [18, 27].

В современном подходе к исследованию профессиональной идентичности, развиваемом Л.Б. Шнейдер, данный феномен рассматривается как результат профессионального самоопределения, что проявляется в осознании себя представителем определенной профессии и профессионального сообщества, отождествлении-дифференциации себя с Делом и Другими, в когнитивно- эмоционально-поведенческих самоописаниях Я [28].

Для отечественных исследований профессиональной идентичности характерна опора на принципы системности и структурности психических явлений, поиск генетически взаимосвязанных уровней идентичности, исследование формирования идентичности в процессе освоения и выполнения профессиональной деятельности. Этому способствует сложившаяся методологическая традиция и концептуальная база отечественных исследований: системогенеза в профессиональной деятельности [27], профессионального становления личности [24], трудовой деятельности [18] и т.д.

В рамках идеи профессионального становления личности Ю. П. Поваренкова профессиональная идентичность рассматривается как явление системное, динамичное и уровневое, тесно связанное с другими элементами профессионального развития человека: профессиональным самоопределением, профессиональной самооценкой, профессиональной деформацией [24].

Автор анализирует профессиональную идентичность: а) как тенденцию становления профессионального пути субъекта и ведущий показатель его профессионального развития; б) как эмоциональное состояние, которое возникает на основе отношения к профессиональной деятельности, профессионализации и к себе как профессионалу; в) как подструктуру субъекта профессионального пути, реализующуюся в форме функциональной системы (определенные качества субъекта, которые «задают» содержание и направленность профессиональной идентичности и обеспечивают ее достижение, развитие).

В качестве элементов профессиональной идентичности рассматриваются потребности, интересы, установки, убеждения и другие компоненты мотивационной сферы личности, которые реализуются и удовлетворяются в процессе профессионального пути. Средствами достижения профессиональной идентичности являются соответствующие знания и способности, которые обеспечивают реализацию активности, направленной на достижение заданной профессиональной идентичности [24].

В работе Т.В. Мищенко, профессиональная идентичность рассматривается к контексте профессиональной деятельности, благодаря которой у субъекта выстраивается способ профессионального взаимодействия с окружающим миром и происходит обретение смысла самоуважения. Автор уделяет внимание личностным характеристикам, обеспечивающим ориентацию в мире профессий, условиям более полной реализации личностного потенциала в деятельности, а также прогнозированию возможных последствия выбора профессии. Профессиональная идентичность предполагает понимание человеком профессии, принятие себя в профессии, умение хорошо и с пользой для других выполнять свои профессиональные функции [23].

Е.Н. Кирьянова определяет профессиональную идентичность как устойчивое согласование индивидуальных признаков, условий и содержания профессии, обеспечивающее достижение на конкретном этапе определенного, субъективного уровня профессионализма, обуславливающее дальнейший профессиональный рост и возможность переноса сформированных навыков и умений в измененные условия деятельности [17].

Автором было проведено “пилотажное” исследование, направленное на изучение профессиональной идентичности как одного из факторов адаптации в социокультурной среде. Исследование показало, что профессиональная идентичность носит интегральный характер и является универсальным основанием адаптации специалистов в профессиональной сфере в рамках иной культуры. Это позволяет сделать вывод о многокомпонентности структуры идентичности. Наряду с высоким уровнем профессионализма, способностью к применению умений и навыков в условиях нового профессионального пространства, в ее структуру входят коммуникативные способности, сформированность эмоционально-волевой сферы, активность, целеустремленность, решительность, стрессоустойчивость, а также следование этическим нормам профессионального сообщества [17].

В отечественных исследованиях показано, что профессиональная идентичность – продукт длительного личностного и профессионального развития, зависящий от социальных условий. В полной мере эта идея представлена в концепции профессионгенеза Е.П. Ермолаевой [7]. Автор исходит из того, что профессиональная идентичность складывается только на достаточно высоких уровнях овладения профессией и выступает как устойчивое согласование основных элементов профессионального процесса. Анализ этапов овладения профессией и соответствующих уровней идентичности, показывает, что степень идентификации субъектом себя с профессией определяет возможности реализации преобразующей функции идентичности. Профессиональная идентичность выступает регулятором, выполняющим стабилизирующую и преобразующую функции, сочетание которых обеспечивают профессиональное самоопределение и развитие профессионала.

Стабилизирующая функция профессиональной идентичности заключается в обеспечении необходимой степени профессионального центризма и устойчивой профессионально-ментальной позиции, параметрами которой являются: константность (способность к сопротивлению изменениям), адаптивность (способность к разрушению неадекватных профессиональных стереотипов), дистантность (представление о месте профессии в семантическом, информационном и межкультурном профессиональном пространстве).

Преобразующая функция связана с направленностью на развитие, смену профессиональной позиции и зависит от 1) диапазона изменения профессионально важных качеств и степени идентификации себя с профессией – возможности адаптации выше у людей с широкой идентификацией; 2) дистанцирования образа своей профессии от других – профессиональная самоизоляция затрудняет адаптацию в изменившихся условиях и «наведение мостов» при переходе в иное профессиональное пространство; 3) системности или «рыхлости» структуры идентичности. Все эти фактора составляют преобразующий потенциал профессионала. В основе профессиогенеза лежит цикличность динамики преобразующего, стабилизирующего и реализующего компонентов. Идентичными могут считаться только профессионалы, обладающие как стабилизирующей базой, так и преобразующим потенциалом.

В данном подходе профессиональная идентичность рассматривается как компонент личности, обеспечивающий успешную профессиональную адаптацию, и как доминантный фактор профессиональной карьеры, базирующийся на компетентности, профпригодности, интересе к работе и балансе со средой.

Интересный подход к типологии идентичности на основе обращения к таким сложным явлениям как структура жизненного пути: жизненная позиция, жизненная линия, смысл жизни развивает К.А. Абульханова-Славская [1, 2]. Автор выделяет типы идентичности в соответствии с особенностями самовыражения личности в профессии:

1. Самовыражение происходит через выбор профессии, которая максимально близка к характеристикам личности. В этом случае жизненная перспектива связана с повторением ситуаций, позволяющих личности реализовывать свои возможности.

2. Выбирается профессия, дающая возможность личности двигаться по ступеням профессионального мастерства. В этом случае возникает движение, которое влечет за собой качественные изменения профессиональных позиций, с перспективой их повышения. В основе профессионального движения лежат требования и задачи трудовой деятельности, а так же развитие способностей личности.

3. Самовыражение в профессии происходит через совершенствование и развитие личностных качеств и способностей. Профессия актуализирует способности личности, находящиеся в потенциальном состоянии, открывая тем самым перспективы развития личности.

4. Самовыражение человека основано на развитии способностей и самоконтроля, самоанализа, планирования творческой активности. В этом случае личность способна к движению и развитию в профессии. А также к преобразованию условий труда в направлении необходимом для реализации собственных способностей.

Сложным в исследовании профессиональной идентичности является вопрос о месте этого феномена в общей структуре идентичности личности, а именно в отношении к полюсам "социальный – личностный". Так, понятие «профессиональная идентичность» рассматривается как конкретизация личностной идентичности применительно к содержанию и условиям профессионального становления личности [23, 24].

Надо отметить, что в большинстве работ все-таки наблюдается большее тяготение к социальному полюсу. Например, Л.Б. Шнейдер в профессиональной идентичности выделяет два важных аспекта: осознании себя представителем определенной профессии и профессионального сообщества [28].

Что же все-таки означает понятие профессиональная идентичность? С чем или с кем себя идентифицирует человек в процессе профессионального становления?

Отвечая на эти вопросы, уместно вспомнить, что профессия – это определенная деятельность, которая придает своеобразие жизни людей ее выполняющих. Но это также и отнесение субъекта к определенной группе людей, выполняющих эту деятельность, воспитанных в контексте общих требований, ценностей и разделяющих между собой многие смыслы как самой деятельности, так и культуры взаимоотношений вокруг нее. Поэтому профессиональная идентичность, хотя и формируется в ходе выполнения деятельности, но связана также с пониманием своего места в социальном мире, специфики профессионального сообщества. Именно этот аспект профессиональной идентичности зачастую уплывает из области психологического анализа.

Трудность изучения профессиональной идентичности заключается, на наш взгляд, в том, что этот вид идентичности, с одной стороны, является личностным образованием, с другой – он связан с определенным групповым членством (профессиональная группа, коллектив и т.п.). В процессе идентификации восприятие собственной принадлежности к определенной социальной категории сопровождается формированием соответствующей системы ценностей. В ходе профессионального становления субъект идентифицирует себя с себе подобными, а именно, представителями его профессии, владеющими теми или иными профессиональными качествами, или самим собой как профессионалом на определенных стадиях развития. Поэтому профессиональная идентичность в континууме личностный – социальный находится ближе все-таки к социальному полюсу и обладает свойствами социальной идентичности (самоопределение в социальной группе, принятие группового членства, категоризация и сравнение в обретении и трансформации идентичности, эффект межгрупповой дискриминации и т.д.).

Здесь нам хочется обратить внимание на проблему социальной идентичности, которая уже затрагивалась выше. Проблематика социальной идентичности в целом – достаточно молодая область исследования в психологи, что отразилось на представлениях о структуре социальной идентичности и соотношении различных видов идентичности [14]. Поэтому этническая, профессиональная, культурная, религиозная и другие виды социальной идентичности рассматривались изолированно, без анализа их взаимосвязи в рамках целостного явления. Это отразилось на методологии изучения отдельных видов социальной идентичности, в частности идентичности профессиональной.

Вопрос о месте профессиональной идентичности в общей структуре идентичности еще требует своей проработки, но логика развития научных представлений о феномене и структуре социальной идентичности и отдельных ее видов позволяет рассматривать профессиональную идентичность в качестве важнейшего элемента в структуре социального Я.

В наших исследованиях социальная идентичность рассматривается как динамическое прижизненно конструирующееся в ходе взаимодействия, социального сравнения и активного построения социальной реальности целостное образование, выступающее как система ключевых социальных конструктов субъекта [12, 13].

Мы исходим из того, что социальная идентичность представляет собой единство когнитивных, мотивационных и ценностных компонентов [12, 14]. В соответствии с этим главный фокус пригодности социальной идентичности как системы социальных конструктов находится в зоне сохранения определенности, приспособления к изменяющимся условиям социальной среды, определения своего места в социальном пространстве, построения модели поведения и прогнозирования.

В соответствии с этим подходом профессиональная идентичность может рассматриваться как область самосознания личности, в которой под влиянием деятельности и связанного с ней взаимодействия конструируется индивидуальное эмоционально окрашенное знание собственной принадлежности к профессии как целенаправленной деятельности, реализующейся в определенных профессиональных общностях. Соответственно этому знанию индивид осваивает систему ценностей, а также форм поведения, свойственных профессиональному сообществу и диктуемых целесообразностью как деятельности, так и статусно- ролевыми, ценностными, мотивационными влияниями профессионального сообщества. Профессиональная идентичность, будучи важным компонентом в структуре социальной идентичности, формируется в ходе личностного и профессионального становления и оказывает влияние на многие аспекты жизни человека.



Учитывая вышесказанное, профессиональная идентичность предстает как интегративное понятие, в котором выражается взаимосвязь когнитивных, мотивационных и ценностных личностных характеристик, обеспечивающих ориентацию и взаимодействие в мире профессий, позволяющих более полно реализовывать личностный потенциал в профессиональной деятельности и профессиональном сообществе, а также прогнозировать возможные последствия профессионального выбора и направления развития. Представление человека о своем месте в профессиональной общности, сопровождающееся определенными ценностными и мотивационными ориентирами, а также субъективным отношением к собственной профессиональной принадлежности составляет основу профессиональной идентичности. Эти идеи нашли эмпирическую проверку в ряде исследований, где было показано, что профессиональная идентичность образуется единством когнитивно- мотивационных и ценностных компонентов [24].

В этом подходе подчеркивается важность и взаимосвязь как минимум следующих вопросов социального самоопределения личности: "Кто я? Что и как я делаю?" – собственно вопросы идентичности, направленные на получение знаний о самом себе в контексте существующих социальных отношений и требований деятельности. "Какой я?" – вопрос ценностей, направленный на осознание смысловых компонентов своего Я, на развитие представлений об атрибутах должного по отношению к различным ситуациям и людям. "К чему я стремлюсь?" – вопрос мотивации, эффективно ответить на который можно, только осознав первые два вопроса.



Выделяя когнитивные, мотивационные и ценностные компоненты идентичности, отметим, что особую сложность представляет исследование когнитивных компонентов, которые по нашему мнению составляют ядро идентификационной структуры.

Традиционный взгляд на когнитивную составляющую профессиональной идентичности заключается, как пишет Д.Н. Завалишина, в освоении человеком норм ценностей, традиций соответствующей профессиональной группы. Данное явление отчетливо выступает в ходе профессиональной идентификации: "никакая профессиональная деятельность и личностные новообразования в ней невозможны без когнитивной активности субъекта, направленной как на познание профессионального мира, так и на самопознание" [9, с.105]. Тот же процесс можно, как отмечалось выше, назвать осознанием группового членства по отношению к соответствующей профессиональной группе. Автор считает, что назрела необходимость дополнить когнитивный компонент профидентичности особенностями отражения субъектом профессиональной деятельности профессиональной среды.

Помимо осознания себя как профессионала в процессе идентификации происходит осознание себя внутри профессиональной среды, как части профессионального пространства [15, 20, 21]. Это пространство включает в себя не только социальное окружение – коллег, подчиненных и руководителей профессионала, не только носителей некоторых профессиональных норм. В него входит и объект труда в самом широком смысле слова, то есть та реальность, на которую человек направляет свою активность. Е.В. Конева, которая изучает понятие профессиональное пространство как систему объектов, с которыми имеет дело профессионал, общность людей, с которыми он взаимодействует, круг событий, которые имеют отношение к реализации его профессиональных функций, а также степень его включенности в эти события [20, 21]. Автор показывает, что при таком понимании профессионального пространства легко установить его связь с профессиональной идентичностью: ощущение человеком себя как профессионала – это и представление себя внутри некоторого круга людей, объектов, событий и обязанностей [21].

Таким образом, профессиональная идентичность является актуальным в научном и практическом плане предметом современных психологического исследования. Это явление предстает как интегративное понятие, в котором выражается взаимосвязь когнитивных, мотивационных и ценностных характеристик личности, обеспечивающих ориентацию в мире профессий, профессиональном сообществе и широком социальном окружении, позволяющих более полно реализовывать личностный потенциал в профессиональной деятельности, а также прогнозировать возможные последствия профессионального выбора и намечать перспективы собственного развития. Профессиональная направленность и самосознание (идентичность) являются важнейшими показателями профессионального развития.



Профессиональная идентичность как один из ведущих критериев становления личности профессионала, тесно взаимосвязана с такими категориями как профессиональное развитие, профессиональное самосознание и профессиональное самоопределение. Именно в этом контексте идентичность в последние годы интенсивно изучается в зарубежной и отечественной психологии.
Литература

  1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.

  2. Абульханова-Славская К.А. О путях построения психологии личности // Психол. журн.. 1983. №1 С. 14-29.

  3. Андреева Г.М. Психология социального познания, М.: Аспект-Пресс, 2000.

  4. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М.: Аспект-Пресс, 2001.

  5. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум, 1995.

  6. Викстрем К., Карлсон Р. Проблема идентичности. Управление взаимодействием между проектно-ориентированными компаниями // Персонал МИКС. 2000. № 8-9, с. 46 –52.

  7. Ермолаева Е.П. Преобразующие и идентификационные аспекты профессиогенеза // Психол. журн. 1998. Т.19. №4. С. 80-87.

  8. Журавлев А.Л. Социально-психологическая динамика в изменяющихся экономических условиях // Психол. журн. 1998. Т. 19. №3. С. 3-17.

  9. Завалишина Д.Н. Способы идентификации человека с профессией. //Психология субъекта профессиональной деятельности. М.-Ярославль: ЯрГУ, под. Ред. А.В. Карпова, 2001. С. 104 – 128.

  10. Заковоротная М.В. Идентичность человека. Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 1999.

  11. Зеер Э.Ф., Сымалюк Э.Э Кризисы профессионального становления личности // Психол. журн.. 1997. Т. 18. №6. С. 35 – 44.

  12. Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. Дис…. д-ра психол. наук, Ярославль, 2003.

  13. Иванова Н.Л. Социальная идентичность и профессиональное становление личности. Ярославль, Аверс-Пресс, МАПН, 2005.

  14. Иванова Н.Л. Структура социальной идентичности личности: проблема анализа // Психол. журн. 2004. Т.25. №1. С. 52-60

  15. Иванова Н.Л., Конева Е.В. Социальная идентичность и профессиональный опыт личности. Ярославль: ЯГПУ, 2003.

  16. Келли Д. Теория личности. Психология личностных конструктов. СПб: Речь, 2000.

  17. Кирьянова Е. "Культурный шок" или почему мы выбираем похожих сотрудников? Управление персоналом. 2000.№3. С. 34 – 38.

  18. Климов Е.А. Человек как субъект труда и проблемы психологии // Вопросы психологии. 1984. №4. С. 5 – 14

  19. Климов И.А. Психосоциальные механизмы возникновения кризиса идентичности // Трансформация идентификационных структур в современной России. М., 2001. С. 54 – 82.

  20. Конева Е. В. Применение учебных знаний в профессиональной деятельности на разных этапах становления профессионала. // Психология субъекта профессиональной деятельности / Под ред. А.В. Карпова. М-Ярославль: ЯрГУ, 2001. С. 207 – 221.

  21. Конева Е.В. Особенности индивидуальной классификации опыта в мышлении профессионала //Практическое мышление: специфика обобщения, природа вербализации и реализуемости знаний / Под ред. Ю.К. Корнилова. Ярославль: ЯрГУ, 1997. С.31 – 46.

  22. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла // Психол. журн. 1999. Т.20. №3, с. 48-58.

  23. Мищенко Т.В. Становление профессиональной идентичности у студентов педагогического вуза: Канд. дис. Ярославль, 2005.

  24. Поваренков Ю.П. Психологическое содержание профессионального становления человека. М.: Изд-во УРАО, 2002.

  25. Румянцева Т.В. Трансформация идентичности студентов медицинского вуза в меняющихся социальных условиях: Канд. дис. Ярославль, 2005.

  26. Стефаненко Т.Г. Социальная психология этнической идентичности: Докт. дисс. М., 1999.

  27. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза в профессиональной деятельности. – М.: Наука, 1982.

  28. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность и память: опыт генетической реконструкции // Мир психологии. 2001. №1. С. 64-78.

  29. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования идентичности личности // Психология самосознания / Под ред. Д.И. Райгородского. Самара: Издательский дом «Бахрус». 2000. С. 589-602.

  30. Argyle M. The social psychology of work. L.: Allen Lane, 1972. 291 p.

  31. Bretz, R. D., Jr., Judge, T. A. Person-organization fit and the Theory of Work Adjustment: implications for satisfaction, tenure, and career success. Journal of Vocational Behavior, 1994, 44, 32-54.

  32. Chmiel N. Introduction to work and organizational psychology. Oxford ; Malden, Mass.: Blackwell, 2000.

  33. Dawis, R. V., Lofquist, L. H. A psychological theory of work adjustment. Minneapolis, MN: University of Minnesota Press. 1984.

  34. Finchman R., Rhodes P. The individual, work, and organization: behavioural studies for business and management. Oxford ; New York : Oxford University Press 1994.

  35. Gettys, C. M., Holt, M. A. Survey assessment of Paideia teachers perception concerning professional staff development. East Lansing, MI: National Center for Research on Teacher Learning. (ERIC Document Reproduction Service No. ED 369 742), 1993.

  36. Hall, D. T. Careers and socialization // Journal of Management. 1987. N 13. P. 301-321.

  37. Holland, J. L. Making vocational choices: A theory of vocational personalities and work environments. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1985.

  38. Joshel S.R. Work, identity, and legal status at Rome. University of Oklahoma Press. 1992.

  39. Kloskowska A. The response of national cultures to globalization and its effect on Individual Identity// Polish Sociological Review. 1998. 1(21). Pp. 3-19.

  40. Lawson, L. Theory of work adjustment personality constructs // Journal of Vocational Behavior, 1993, 43, 46-57.

  41. Lloyd T.C., Mullen P.B. Lake Erie fishermen: work, identity, and tradition: Urbana: University of Illinois Press. 1990.

  42. McGowen, K. R., Hart, L. E. Still different after all these years: Gender differences in professional identity formation // Professional Psychology: Research and Practice, 1991. N 21. P. 118-123.

  43. Michel A., Wortham S. Immanent cognition // S. Chaiklin, A. Rubio, S. Medina. Pacting in changing worlds: learning, communication, and minds in intercultural activities. Sevilia, 2005. Pp. 690 – 691.

  44. Peiró J. M. Work and organizational psychology: European contributions of the nineties: proceedings of the Sixth European Congress of Work and Organizational Psychology. Hove: Erlbaum, 1995.

  45. Roden, J. K., Cardina, C. E. Factors which contribute to school administrators hiring decisions // Education, 1996, 117, 262-225.

  46. Sonnenfeld J. A. Managing career systems: channeling the flow of executive careers. Homewood, Ill.: Irwin, 1984. 942 p.

  47. Tajfel H. Experiments in vacuum // The context of social psychology: A critical assessment. L: Academic Press, 1972.

  48. Tajfel H. Social psychology of intergroup relations. Annual Review of Psychology. 1982. N 33. P. 1 – 39.

  49. Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // S. Worchel, W.G. Austin (eds.) Psychology of Intergroup Relations. Monterey, CA: Brooks/Cole 1986. P. 7-24.

  50. Watts, R. Development of professional identity in Black clinical psychology students. Professional Psychology: Research and Practice. 1987. N 18. P. 28-35.

  51. Weinreich P., Saunderson W. Analysing identity: cross-cultural, societal, and clinical contexts. N.Y.: Routledge, 2003.

Каталог: data -> 285 -> 649 -> 1233
data -> Александрова Лада Анатольевна
data -> «Особенности реализации личностно-ориентированного подхода в профессиональной подготовке студентов высших учебных заведений»
data -> Программа «Управление образованием»
data -> Возрастные особенности развития детей
data -> Обретение своего лица. О педагогической программе развития А. Гавралан
data -> Федеральное государственное автономное образовательное
285 -> Программа дисциплины «Социология рекламной деятельности»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница