Проблема смерти-бессмертия и смена пола



Скачать 190.73 Kb.
Дата01.06.2016
Размер190.73 Kb.
Д.филос.н., проф. С.П. Парамонова

Пермский государственный университет


Проблема смерти-бессмертия и смена пола

(дискуссия студентов старших курсов философско-социологического факультета о проблемах биоэтики)
Отношение к смерти и бессмертию в условиях

современности и в историко-философской мысли

Студентам IV и V курса философско-социологического факультета (ФСФ) Пермского государственного университета было предложено высказать свое мнение по поводу нескольких проблем биоэтики. В статье отражены материалы состоявшейся дискуссии и спонтанной (не подготовленной специально) самостоятельной работы студентов на семинарских занятиях. На наш взгляд, пермскую философскую школу в лице ее выпускников можно сравнить с симфоническим оркестром, призывающим общество музыкой к осмыслению сложных проблем современности.

Во-первых, определимся с объектом и предметом, методами и направлениями биоэтики. К.Тугай (IV курс), считает, что «объект биоэтики – это человек и общество; предмет – отношение человека к смерти, к своему телу; методы – методы танатологии, деонтологии, а также социологии – изучение мнений философов, других ученых, религиозных деятелей, врачей … по обсуждаемым проблемам. Основные направления исследований: отношение людей к проблеме смерти-бессмертия (Платон, средневековые схоласты, русские космисты, Хайдеггер), проблемы ксенологии, генной инженерии, прерывания беременности, клонирования человека, эвтаназии, меры наказания за преступление, проблемы смертной казни, выживания человечества в условиях исчерпания ресурсов планеты, экологического кризиса – охранение живого». В биоэтике, отмечает Ю.Маслянка (V курс), рассматриваются три основных отношения: 1) человека к планетарному миру, 2) человека к животному миру и 3) человека к человеку. Если М.Степанова (V курс) отмечает, что биоэтика – скорее идеология, чем наука, и спекулятивный аспект здесь преобладает над экспериментальным, то, по мнению Е.Калачиди (IV курс), в медицине и биологии появилось много новых технологий, которые подлежат этической оценке со стороны общества. Вопросы жизни и смерти человека являются ключевыми и не могут быть неоцененными с моральной стороны, однако их можно оценить при глубоком знакомстве с медицинскими и биологическими данными, в этом и состоит специфика биоэтики как особенного по отношении к этике как общему. Весь категориальный аппарат этики в биоэтике применяется к конкретным проблемам сохранения и развития жизни человека. Объект биоэтики – человек как существо общественное, моральное и как существо, обладающее материальным телом.

Во-вторых, чрезвычайно интересным было сообщение А.Барышникова (V  курс) о креонике, направлении, определяющем практику перехода к индивидуальному бессмертию в США, – процессе замораживания тел по собственному желанию за очень большую плату (=140 тысяч долларов). Это связано с тем, что некоторые болезни пока неизлечимы. Мотивацией может быть и желание увидеть в будущем новое общество. Риск при этом велик: нет еще адекватных способов разморозки. На семинаре были представлены фотографии замороженных тел, висящих на ремнях вниз головой, при этом отмечается, что за датчиками мозга следят ученые (данные журнала «Форчун»).

Попытка обрести бессмертие человечеством – это его несогласие со своей конечностью, это попытка выбраться за рамки этой конечности при наличии, казалось бы, бесконечных возможностей в мире. Возможно ли бессмертие в будущем? Какие средства нужны для этого? То есть, для того чтобы стала реальностью возможность «разморозки» человека в будущем, должен функционировать некий аппарат, который будет контролировать данный процесс. Помимо того, науке необходимо развиться до такой степени, чтобы реализовать этот процесс без вреда для человека и человечества в целом. Иначе это будет противоречить, например, такой исходной цели, как реализация потенциала человека «в заморозке» в будущем. И если человек идет на процедуру «заморозки» целенаправленно, то не факт, что, «очнувшись» в будущем, он будет удовлетворен состоянием развития окружающего мира. Помимо всего, это – попытка переместиться во времени, но пока направленная только в будущее. Если же человек не может найти себе применение в современных условиях, то сможет ли он в будущем, после «разморозки», реализовать себя? И здесь, может быть, проблема бессмертия пересекается с проблемой не силы устремления в будущее, а с проблемой «слабости» в настоящем. То есть человеку проще надеяться, мечтать, чем действовать в данном ему мире. Сильный человек, считает Ю.Маслянка, может обойтись без «заморозки», найти смысл именно в сегодняшнем мире. Вопрос в том, что человек даже и не пытается иногда сделать это здесь и сейчас.

Проблема индивидуального бессмертия сталкивается с проблемой: может ли вынести планета существование бесконечного множества людей? В таком случае встает вопрос о прекращении рождений, что порождает еще большие моральные коллизии, – отметила М.Степанова (V курс). Разрешение противоречия предполагает освоение космических пространств, выход человечества из земной колыбели. Предстоит борьба искусственного и естественного миров.

«Преставление о смертности и бессмертии можно рассмотреть на уровне философского рассуждения о конечности человека и бесконечности мира. Отсюда закономерно возникает вопрос: абсолютна ли и непреодолима ли конечность человека, и возможна ли длительность жизни, не имеющая пределов? Подобным вопросом задавались русские космисты, желавшие воскресить умершие поколения (Федоров, Циолковский, Вернадский). В русской религиозной мысли представляет интерес идея Человекобога Бердяева. Для человека характерно восприятие мифа (иллюзии) о бессмертии. Рационально человек понимает собственную конечность, но отгоняет от себя эту мысль. Идея личного спасения дана человеку религией, но религия предлагает лишь духовное спасение. «Тело дано душе в услужение», по Августину. Сторонники двойственной истины также настаивали только на духовном бессмертии» (Н.Мехрякова, V курс).

«Предлагает ли проблема смерти какое-либо практическое решение? Прежде следует ответить на следующие вопросы: возможно ли способствовать осознанию собственного бытия-к-смерти? Какова содержательная поведенческая начинка здесь-бытия при осознании человеком возможности больше не присутствовать? Человек (здесь-бытие) не может нарушать логику круговорота заботы посредством спонтанного волевого усилия. Поэтому осознание смерти возможно только в определенный момент, в определенной точке круговорота. Нельзя искусственно приблизить этот момент. Поэтому осознание смерти не предполагает выработки по отношению к ней какого-либо алгоритма поведения. Ведь нетрудно предположить какой императив поведения следовало бы избрать. Он заключался бы в преодолении страха перед смертью. Например, Монтень предлагал бороться со смертью постоянными размышлениями о ней, лишая ее главного козыря – внезапности. Но отнюдь не так поступает здесь-бытие в момент «х», в момент осознания смерти, как собственной возможности. Любой императив и императивное поведение предполагает ответ на вопрос «как», в то время как здесь субъект в своем уединении отвечает на вопрос «что»? Вопрос, требующий понимания, а не побуждения и повеления. Поэтому практическое решение проблемы смерти – способность понимать бытие-к-смерти как свою возможность. В чем отличие такого понимания от ежечасного императивного думания о смерти? Оно естественно. Для этого не требуется никакого волевого усилия, или, возможно, волевое усилие лишь маскирует, скрывает его» (А.Заякин, V курс).

«Все люди разные, но смерть уравнивает всех. Кто рождается, тот непременно умрет. И от этого никуда не уйти. Смерть присуща каждому, и смерть у каждого своя. Никто не может умереть за другого. Если счастье, любовь, предательства могут быть исключены из жизни человека, то от смерти еще никто не убежал. Поэтому интерес к «Ее Величеству» был всегда и не исчезнет. Человека волнуют главным образом два вопроса: «А что после смерти?» и «Можно ли ее победить?» Ну не хочет человек умирать. Почему? Смерть лишает жизнь смысла: смерть уравнивает богатого и бедного, удачливого и неудачника. Зачем тогда все эти мирские успехи, переживания, заботы? Однако, с другой стороны, именно смерть делает жизнь жизнью, наполняет ее смыслом. Успеешь добиться чего-то в жизни, «прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Пока человек существует, до тех пор он будет заглядывать в неизвестное для того, чтобы улучшить известное. Так устроен человек. И даже тогда, когда тайна будет приоткрыта, интерес не исчезнет. Смерть это – другая реальность, но с которой мы тесно связаны. Эта реальность влияет на нас. И ее влияние велико. И не так важно то, во что ты лично веришь: в вечную жизнь после смерти, в переселение душ, в полное ничто – именно это наполняет твою жизнь “жизненностью”» (Е.Тиунова, V курс).

«Бессмертие всегда было самой безумной и самой навязчивой идеей человечества. Любой фольклор любого народа в своих истоках имеет некие повествования о бессмертии персонажей, от которых собственно и произошли люди. Смерть – абсолютно данная фактичность, от которой невозможно уйти. И в то же время смерть глубоко противна природе человека, потому что все –действительно человеческое – занятия, они по сути виртуальны и сохраняются в виртуальных же смыслах. Исчезнут ли смыслы после их разрушения? Действительно человеческие роды деятельности и существования – творчество, мышление, любовь, способность принимать решения. Наша жизнь структурируется виртуальными смыслами. Биологическая смертность противоречит природе человека. Человечество никогда не откажется от идеи бессмертия и обязательно его достигнет. Право умереть – должно быть моим личным выбором. Это вполне в духе идеологии биоэтики» (М.Степанова, V курс).

«Тема смерти и бессмертия волнует практически всех: философские, научные, литературные, религиозные круги общества. Согласно экзистенциалистским концепциям Сартра, Камю, только умерев, человек полностью сбывается, обретает свою сущность (так как существование идет впереди сущности). Но в большинстве своем философия экзистенциализма пессимистична. Фундаментальная онтология Хайдеггера видит в смертности человека его сущность. На первом месте идет его бытие, а только потом «здесь-бытие» (человек) или сущее. Такая фундаментализация бытия в какой-то степени принижает серьезность вопроса о смертности конкретного сущего, человека.

Если атеистический экзистенциализм – пессимистичен (Хайдеггер, Сартр, Камю), то религиозный в конечном счете оптимистичен и характеризуется бегством от реальности к божественному (Кьеркегор, Шестов, Ясперс).

Многие писатели мучались и мучаются вопросом о смерти и бессмертии, такие как Достоевский, Толстой. Не обнаружив смысла в жизни, они задавались вопросом о самоубийстве. Переживали этот вопрос и все-таки приходили к определенному решению – к царствию Божьему. Если нет смысла жить, то следует самоубийство, поэтому Бог, останавливающий самоубийство, должен существовать.

Фантастика и наука тесно переплетаются в попытках решения вопросов о смерти и бессмертии. То, что в прошлом было только идеями, сейчас воплощается в жизнь. Поэтому, возможно, обретут реальность самые абсурдные идеи о нестареющем теле – путем модификации ДНК, о переносе (и тем самым будет достигнуто бессмертие), открытия торсионных, информационных полей и, следовательно, возрождения мертвых.

Вопросы смерти и бессмертия в различных религиях… здесь все глубоко оптимистично: вечная жизнь, вечное счастье и блаженство. Однако принятие на веру той или иной религии или философии – дело сомнительное, опасное, сугубо индивидуальное. Ясно одно, этот вопрос должен быть рано или поздно решен» (Е.Чащухин, V курс).

«Человеческое бытие, по Хайдеггеру, есть бытие к смерти, и никто никогда не мог превозмочь этого. Жизнь человека – это путь, конечное назначение которого – смерть. Отсюда всеохватывающий страх перед смертью. Этот страх, с одной стороны, подавляет человека, а с другой – толкает его на творческие поиски. Русские космисты решают этот вопрос, связывая воедино и христианские догмы, и научное познание. Человеческая мысль вечна, передается последователями и учениками. Мысль вечна, пока существует наша цивилизация. Но как преодолеть трагедию смерти каждому человеку индивидуально? Человек всеми силами цепляется за ниточки, ведущие к жизни.

Мы не знаем, где и когда смерть встретит нас. Смерть – характеристика всего сущего в мире, на мой взгляд. Не исключено, что бессмертие будет достигнуто, однако появятся проблемы другого порядка: что будет с человеком? Какие цели он начнет преследовать?» (М.Ахмина, V курс).

«Проблема смерти и бессмертия – неприятная тема для обсуждения, поэтому многие люди стремятся избежать ее, уйти от нее. Смерть как нечто неизвестное вызывает страх, но в то же время и интерес. Конечно, у людей всегда была мечта стать бессмертными, еще в средние века алхимики пытались найти эликсир бессмертия. И потом ученые продолжили «фантазии» на эту тему. Загадка бессмертия до сих пор не разгадана. Однако серьезно проблемой бессмертия стали заниматься лишь последние два столетия, и чем дальше – тем больше. Для поиска путей бессмертия вначале важно определить, что такое смерть? Ученые (биологи, физиологи, химики, врачи, социологи) в настоящее время очень серьезно озабочены темой смерти, естественно, и философы не хотели бы им уступать (это и экзистенциалисты с определением бытия к смерти, и марксисты с сущностью человека, и представители психоаналитических школ с противостоянием Эроса и Танатоса). Также можно отметить, что решение отыскивается, но отсутствует. В поэзии и живописи постоянно возникает эта тема, но связана она с тайной, с тем, что скрывается за этой тайной. Современная музыка тоже не обходит стороной эту тему, в одной из современных песен есть строка: «Это значит, что мы никогда не умрем». Примечательно, что именно эта строка в песне акцентируется. В художественной литературе, естественно, затрагивается данная тема, например в книге Ю.А.Никитина «Я живу в этом теле». Не имеет смысла пересказывать относящееся к теме, вся книга посвящена теме бессмертия. Раскрывается эта тема через поиски смысла жизни человека. Главное, задумываться в жизни нужно над каждым словом. В итоге становится даже страшно, жутко жить. Все ищут бессмертия, и лишь церковь не заботит этот вопрос: церковь и верующие уверены в бессмертии (правда, только душевном, хотя в даосизме признается и телесное бессмертие). А что делать неверующим? Ждать, когда появится научное решение проблемы?» (К.Иванова, V курс).

«Проблема смерти и бессмертия существует столько, сколько существует человечество. Научная мысль, в противоположность религиозной, определяет конечность, смертность отдельного человека, но бесконечное развитие сущности человека. Современного человека, как и много веков назад, интересует личная жизнь и личная смерть. Хотя жизнь может быть как раз общественной, а смерть к каждому приходит своя. Мы видим, как вокруг умирают люди по разным причинам, но мы не хотим, чтобы это случилось с нами. Конкретная смерть, смерть конкретного человека – непреложный факт. И здесь есть только два пути: 1) смириться и ждать своего часа или 2) искать позитивное решение вопроса: развивать науку, создавать «эликсир» бессмертия, который мог бы свободно продаваться, продлять человеческую жизнь и молодость либо можно ссылаться на бессмертие свой души и предполагать счастливую загробную жизнь. Ведь по сути человека не интересует, будет ли дальше существовать все человечество, будет ли человеческая сущность бесконечно развиваться, выражая бесконечное развитие материи, или нет, поскольку конкретного человека прежде всего волнует своя судьба и своя кончина. В конечном итоге, что бы ни создавалось учеными и что бы ни разрабатывалось мыслителями – все это не удовлетворяет простого, обычного человека, живущего здесь и сейчас. Единственное, что ему остается, это – надежда. На что надеяться? На Бога? А если человек – атеист? На себя, на свои труды, на своих потомков… Так или иначе, но человек боится той черты, грани, за которой, может быть, ничего и нет. Поэтому мы так не любим говорить о смерти. Она – чужда жизни. И мы пытаемся (либо не пытаемся) взять от жизни все. Если взглянуть на феномен смерти с другой стороны, то если бы смерти не существовало, могло ли бы существовать и рождение? (Они как две противоположности замыкаются в круг.) Положим, ученые создали бы условия или препарат, позволяющие человеку «консервироваться» и жить в одном облике бесконечно, тогда и вкус к жизни был бы утерян. Без страха смерти мы потеряем всю остроту ощущения жизни. Мы не будем ценить незабываемых, уникальных моментов, происходящих в нашей жизни, они просто смогут повторяться. Интерес к жизни прямо зависит от страха перед смертью» (Л.Микова, V курс),

«Смерть пугает потому, что это – неизвестность, но еще больше потому, что это – превращение человека в Ничто. Это полное исчезновение человека, полное небытие. Самым интересным в человеке является то, как он осознает факт своей смертности и какие выводы он делает для жизни, как влияет осознание свой смертности на жизнь человека. По-моему, в отношении к смерти человек проявляет свое величие или низость, смелость или малодушие» (Е.Калачиди).

В-третьих, закономерным завершением дискуссии студентов ФСФ о современном состоянии проблемы смерти-бессмертия, очевидно, будет обращение к суждениям о смерти титанов всемирной философской мысли, приведенные К.Тугаем. «В античной философии один из последователей сократической школы киренаиков философ Гегесий утверждал, что высшее благо для человека – смерть. В этой школе считалось, что для человека высшее благо – удовольствие, однако жизнь наполнена страданиями. Следовательно избавление от страданий – благо, удовольствие. Значит, надо избавиться от жизни. Еще раньше тему смерти поднял Платон. Тело – темница души, душа – бессмертна. После смерти человек попадает в загробный мир, там он может выбрать себе судьбу. И рождается снова, но без прошлой памяти. Известны случаи, когда люди после выступлений Платона и Гегесия заканчивали жизнь самоубийством. В индийской философии – буддизм, брахманизм – утверждалось, что душа бессмертна. Она перерождается, перемещаясь после смерти тела в другие тела, это – колесо сансары. Если человек жил честно и выполнял все требования своей варны (касты), то в следующей жизни он может оказаться в более высокой варне, чем при этой жизни. Если его поведение хуже, чем должно быть, – он попадает в низшую варну или даже в тело животного, растения, неорганическое тело. Исходя из платоновской «Апологии Сократа», Сократ считал, что смерть – это благо. После смерти либо не будет ничего, либо человек попадет в загробный мир. В первом случае – после смерти нет ничего. Ведь даже цари считают, что им лучше всего бывает во время сна без сновидений ночью, чем при бодрствовании. Значит, в этом случае смерть лучше, чем жизнь. Во втором случае – если человек попадает в загробный мир, то там он будет вести беседы целую вечность с известными людьми, подобными Гомеру. А для Сократа беседа с человеком знающим – любимое занятие. Стоики считали, что судьба человека предопределена, но, учитывая это, они хотели доказать свою власть над собственной жизнью. Поэтому самоубийство было среди них распространено. В средние века считалось, что жизнь дана человеку Богом, и человек не имеет права на самоубийство. Поэтому надо запретить и прерывание зарождающейся жизни. И.Кант полагал, что моральный закон настолько же истинен, как и законы природы. Значит, моральный закон запрещает человеку самоубийство.

Ницше в работе «Рождение трагедии из духа музыки» отмечает: чем больше человек задумывается над жизнью, тем больше он видит абсурдность, бессмысленность жизни, ее ненужность. Первым обратил внимание на роль интеллекта в изменении жизнеустройства Сократ, отсюда начала развиваться наука. Ее принцип: изменить жизнь человека в лучшую сторону путем ее изучения и целенаправленного изменения. Но наука не может этого сделать: ее ограниченность показали И.Кант и А.Шопенгауэр. Интеллектуализация жизни человека приводит к отвращению от жизни. Поэтому требуется искусство, например, музыка, литература, которое удерживает человека в мире с жизнью».


Гендерные приоритеты в России и США

«Существует мнение (статистические данные подтверждают это), что если люди решаются на дорогостоящую операцию смены пола, то в России предпочитают переход в мужской пол, а в США – в женский. С чем это связано?

Проблема изменения пола имеет ряд аспектов: социальный, психологический, физиологический. Современное общество и общество ближайшего будущего таково, что оно смирилось с нечеткостью границ между естественным и искусственным. Психологический аспект проблемы, по-видимому, неизменен на протяжении всей истории человечества. Всегда были люди, которые предполагали, что они будут чувствовать себя комфортней, если их пол будет иным. Современное общество таково, что оно технически и социально позволяет сделать это, т.е. оно достаточно цинично, прагматично для того, чтобы поставить какие-то моральные преграды, аппелировать к страху утраты в связи с этим классических жизненных ценностей. Социальный барьер снят как в США, так и в России, специфика зависит от экономических, возможно, демографических и географических факторов, но последние важны в меньшей степени. Возникает, конечно, проблема воспроизводства потомства, но смена полов – тенденция, не грозящая перерасти в повальное увлечение. Вряд ли она может достичь угрожающих масштабов, а если масштабы локальные, можно прибегнуть к достижениям современной медицины, науки и техники. По большому счету это проблема психологии, но не этики и философии» (А. Заякин).

«Проблема смены пола связана с несколькими причинами: 1) человек рождается мужчиной с женской душой или женщиной с мужской душой, отсюда дискомфорт и неустроенность жизни, следовательно, больше проблем, а отсюда и мысли о смене пола; 2) это модно: в последнее время об этом говорят все больше и больше. Людей, сменивших пол, считают (средства массовой информации) чуть ли не героями, отсюда возникает зависть к ним, желание повторить их «подвиг», появляется мысль о смене пола; 3) проблемы, случившиеся в жизни человека, в результате которых он не может больше быть особью того же пола (аварии, сильное нервное потрясение), тоже имеют следствием мысль о смене пола; 4) перечислены нами выше – основные проблемы, но есть и другие – индивидуальные в каждом отдельном случае.

Если в США чаще приоритет отдается переходу в женский пол, то это связано, во-первых, с тем, что США – женская страна – там процветает феминизм, там – культ женщины, там женские законы, там женский образ мыслей. Россия – мужская страна. Для нас главное – сила, ум, смелость, мощь. Отсюда – культ мужчины. Во-вторых, смена пола на женский упирается в денежный вопрос, операции по превращению в женщину дороже, а в США люди – богаче, хотя это ставится в последнее время под сомнение (лично я так не считаю). Я против смены пола. Природа не ошибается, а врач может ошибиться» (К.Иванова).

«Стремление изменить пол – это не абсурдное желание человека, оно генетически обусловлено. Это отклонение от нормы. Другими словами, человек не виноват в том, что он рожден в «другом теле». И задача любого общества – не изолировать таких людей, оставив их наедине с проблемами, а всячески помочь им обрести себя, гармонию своего «я» с телом.

США и Россия представляют собой разные культуры, потому и отношение к данной проблеме разное. В США относятся к проблеме адекватно и пытаются помочь личности. По статусу и мужчины, и женщины там равны. Поэтому там легче стать «мужчиной» или «женщиной». В России у мужчины прав больше, чем у женщины, женщина находится в более зависимом положении, поэтому стать женщиной для «мужика» «не престижно», даже унизительно. Лучше, наоборот, превращаться из женщины в мужчину, если, конечно, имеются генетические предпосылки» (Л.Микова).

«Ошибочно полагать что пол – это лишь биологическая характеристика человека. Пол – социален. Он может быть приобретен. Желание изменить пол связано не столько с тем, что человек ощущает себя не тем, кем он физиологически является. Но еще и с тем, что в определенной ситуации выгоднее, удобнее быть мужчиной или женщиной.

Различие России и США в том, что в США женщины – это символ красоты, роскоши, легкой жизни. Такому восприятию во многом способствует киноиндустрия. Типичный образ – Мерилин Монро. В России иначе. Хотя ветерок из Штатов ощутим. В России женщина – героиня, работает сама, бегает по магазинам, воспитывает детей, ведет хозяйство. Все чудом держится на ее хрупких плечах» (Л.Шутова, IV курс).

«Стало скучно жить, и человечество не знает, как поэкспериментировать над собой. Именно пол – в глубине души каждого. Можно ли остаться тем же человеком сменив его? Да и человек ли ты после того? Так, подобие человека. То, что было раньше недоступным, стало открытым. Если раньше осуждалась даже мысль о ненормальной ориентации, то сейчас иначе. Стремление к смене ролей женщины и мужчины обусловлена тем, что женский организм выносливей мужского, психика женщины – крепче. Женщина становится сильнее – почему бы не претендовать на главенствующую роль? Идет частичная подмена статусов со сменой пола. Может быть, кому-то из властных структур понадобилось это, чтобы ослабить народ. Это удобно. При изменении пола психика страдает, для нее это – стресс. Однако надо учитывать и то, что есть отклонения от нормы, и человек, будучи генетически мужчиной по каким-то непонятным законам природы должен жить как женщина. Дело, видимо, в психике.

Смена пола в России и в США имеет разную направленность. До России этот бум еще не дошел. В США – он на среднем этапе. Просто человечество развивается, после экспериментов над собой человек успокоится. США развиваются более быстрыми темпами, более критически. В России темпы изменений замедлены. Однако нельзя считать, что США развиваются в другом направлении. Можно сравнить с действием факторов: не процессы они влияют по-разному (ускоряют, замедляют их), но суть развития – одна» (В.Попкова).

«Суть стремления к изменению пола в России и США одна и та же: человек не чувствует себя собой в своем теле, поэтому он считает, что смена тела позволит ему существовать более комфортно и более полно себя реализовать» (И.Шарнина, V курс).

«Стремление изменить пол, на мой взгляд, основывается на том, что люди не осознают, что в любом случае, в любой роли будут сталкиваться с большим числом трудностей. Изменяющие пол не хотят бороться с жизненными сложностями, они предпочитают от них уходить. Насколько мне известно, в мире распространено такое явление, как гомосексуализм, что некоторые мужчины-гомосексуалисты предпочитают брать на себя женскую роль, т.е. большинству мужчин-гомосексуалистов свойственны такие женские черты, как слабость, беззащитность. По-моему, этот факт красноречиво свидетельствует о том, что мужские роли слишком тяжелы в современном мире, что мужчины начинают мечтать о роли опекаемых и защищаемых. На мой взгляд, в России мужская роль так же тяжела, как и женская, и мужчины нередко с ней не могут справиться. Доказательство этому – широкое распространение алкоголизма (именно мужского). Алкоголизм я расцениваю как одну из форм ухода от своих обязанностей и ролей. Таким образом, современный мир слишком тяжел для мужчин» (Е.Калачиди).

«Смена пола в США предпочтительно с мужского на женский происходит потому, что жизнь там на порядок лучше, к тому же широко распространен гомосексуализм. Сменить пол на женский могут только гомосексуалисты. Таким образом они обретают способность к новым ощущениям. Кроме того, женский образ в современном обществе более привлекателен, «раскручен» и востребован. Мужские образы приближаются к женским. Быть женщиной – значит, иметь больше свободы для самовыражения, возможность для воплощения почти любых фантазий (во внешнем и внутреннем виде).

В России же жизнь не достигла такой стабильности, как в США. Женщины меняют пол на мужской, т.к. это дает им больше возможностей для уважения. Для того чтобы достичь статуса мужчины, женщина должна сделать в три раза больше, чем мужчина. Андрогинизация в России не достигла еще того уровня, что в США» (Е.Чащухин).

«Осенью в поисках работы обнаружила, что зарплата женщины низка до слез: 2 тыс. рублей у преподавателя; оплата труда мужчин в структурах охраны (без образования, условие – после службы в армии) – 5 тыс.рублей. В любом случае изменение пола – это не решение проблемы, а лишь иллюзия решения. Быть человеком сложно: и мужчиной, и женщиной» (Е.Тиунова).

«Когда человеку нужно для большей уверенности в жизни измениться биологически, то это предполагает и изменение сознания. Когда человек приходит к врачу с просьбой о смене пола, врач должен помочь человеку разобраться в себе: сможет ли человек ощущать себя так же, если будет обладать другим телом, поскольку с изменением тела сознание может остаться прежним. Здесь вопрос, наверное, и в неприятии обществом гомосексуалистов и лесбиянок. Если человека принимают таким, каков он есть, нужна ли ему будет операция но смене пола? Может быть, и обществу стоит избавиться от стереотипов – воспринимать друг друга такими, какими нас создала природа, как в биологическом строении, так и в сознании» (Ю.Маслянка).

«В самом факте предпочтения мужского пола в России и соответственно всего набора маскулинной социальности нет ничего удивительного. Это очень грустно, очень диагностично и очень про нас.

Соединенные Штаты Америки в этом отношении очень продвинуты, собственно вектор развития они демонстрируют очень правильно. Сегодня в социальной психологии, во всяком случае американской, существует понятие о четырех социальных полах: чисто маскулинный, чисто феминный, андрогинный и вообще без выраженной половой (социальной опять же) принадлежности. С первым и вторым – все понятно. Андрогинный – это ярко выраженный смешанный тип, в котором в зависимости от ситуации могут быть сильно выражены и те, и другие стереотипы поведения. На сегодняшний день нормой и оптимально устойчивым признается именно третий, андрогинный, тип. Это следствие развития гуманитарных идей вообще и феминизации в частности. Еще классики сформулировали идею о том, что история развивается по пути слабого (физически). К тому же именно в жизни женщины может быть реализовано политическое разнообразие социальных ролей – не только как творческой, успешной профессионально личности, но еще и как матери, жены, сестры, – большего разнообразия в природе не существует. Таким образом, можно прийти к выводу, что быть женщиной престижно, актуально и необыкновенно перспективно. Америка это поняла, когда-нибудь поймем и мы» (М.Степанова).

Итак, в дискуссии обнаружены пограничные проблемы внутри самих проблем смерти и бессмертия: пока неразрешимое противоречие вечности общества и конечности человека, его вечности лишь как личности, как носителя идей – может быть, это светская форма религиозной веры в бессмертие души. За продление жизни человечество должно заплатить большую цену: из естественного перейти в искусственное состояние, эта же проблема борьбы естественного и мира культуры (искусственного) неотступно встает в дискуссии о перемене пола. Как чувство гибнет под ударами разума, так и естественное становится беззащитным перед искусственным. Консерватизм здесь – не спасение.




 © С.П. Парамонова, 2004


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница