Проблема актуализации исторических кодов и гуманитарное образование



Скачать 225.31 Kb.
Дата30.03.2016
Размер225.31 Kb.
Нургалеева Л.В., Рачковский П.Ю., Воронцова Э.В.

Проблема актуализации исторических кодов и ГУМАНИТАРНОе ОБРАЗОВАНИе1

Сегодня в гуманитарных науках проблема национального и этнического самосознания приобретает новое звучание. Методы актуализации исторических идентификационных кодов обсуждаются в научной среде с особым пристрастием.(7, 10, 11, 13) Этому способствует ряд объективных причин как регионального, так и мирового характера. С одной стороны, мировое сообщество формируется сегодня как поликультурная, многомерная и динамически усложняющаяся система. С другой, сами условия сближения культур способствуют не только их взаимопроникновению, но и естественной автономизации. Механизм такого явления, по-видимому, связан с наличием "особости" в самой природе целостного культурного мира, в том числе и в структуре его исторических идентификационных кодов. Немаловажную роль в этом процессе играет влияние технологических инноваций и формирование базовой сетевой структуры мирового сообщества.

Исторический опыт конвергенции культур перерастает в процессе формирования сетевого общества в новую структурную коммуникативную модель глобального масштаба. Эти явления не могут не оказывать влияния на традиционный опыт исторического исследования культуры, его методологию, теорию и практику. .(2, 3, 6, 7, 8, 14, 15) Думается, что в новой ситуации потенциал накопленных исторических данных, обработанных при помощи средств гипермедиа, может стать ключом к мышлению будущих поколений. Если следовать логике идей апологета медиа-культуры М.Маклюэна, то новые воспроизводящие практики человеческого опыта имеют принципиально новый образный язык. (5) Становление сетевого общества - это не просто процесс изменения базовой социальной структуры, но и неведомая доселе семиотическая форма обращения к коллективному и индивидуальному сознанию. Преимущество включения в систему сетевой презентации элементов, воссоздающих целостность макро- и микроистории, в этом случае заключается в актуализации социальных идентификационных ключей. Это одно кардинальных условий адаптации и выживания человека в конфликтном мире современной культуры.

Изменение пространственно-временной конфигурации культуры, расширение её коммуникативного поля и форм семиотической репрезентации позволяет говорить о формировании особой многомерной поликультурной формации - культуры интергрессий. Она выстраивается в рамках открывшейся возможности соотнесения культурных сред с разными, но взаимодополняющими друг друга идентификационными кодами в медиапространстве. Сетевая идентичность оформляется через опосредованные формы коммуникации, и очень важно, что в данный момент, когда формируется пространство сетевых субкультур России, Белоруссии, Литвы, Польши и других государств, развиваются очаги коллективного разума, объединяющиеся вокруг идей историзма. Вместе с тем, необходимо признать, что опыт исторической реконструкции в условиях формирования сетевого общества принципиально изменяется.

Сегодня процесс восстановления мировой истории и культуры во всех её уровнях - от индивидуального до глобального - развивается в новом русле. Явление компьютеризации в обработке исторических данных - не столько дань времени, сколько новое его качество. Смена инструментальной базы выстрадана профессиональными историками и любителями исторических раритетов годами тяжелого и порой малопродуктивного труда. Достаточно вспомнить, что на обработку данных переписи населения в конце 19-го века уходило не менее семи лет. О реальной пользе такого статистического анализа можно говорить с очень большими оговорками. Стремясь получить стратегический срез данных для эффективного управления государством, специалисты вынуждены были довольствоваться результатами сугубо исторического характера, поскольку за семь лет цифры статистических отчетов успевали утратить свою актуальность.

Сегодня трудно себе представить обработку исторических данных традиционными методами. Компьютерные способы систематизации, тестирования, диагностики, моделирования позволяют расширить спектр исследовательских возможностей не только профессионального историка. Сегодня и скромные энтузиасты, так называемые "дилетанты от истории", посвящающие себя тематическому поиску, сбору, обработке, анализу архивных и коллекционных данных повелению сердца, получили возможность выйти на новый уровень в своей работе. Наличие околонаучной среды в традиционной практике исторических исследований явление заурядное. Однако важно иметь в виду, что известный ученый Н.Винер, анализируя в конце жизни свой научный опыт, признавал, что за счет энтузиазма непрофессионалов, высокое элитарное знание получает возможность полноценного развития [16, С.155].

Единообразие методов компьютерной обработки информации создает предпосылки для объединения в рамках единого сетевого пространства разнородных исторических реальностей, сформированных под влиянием профессионального и полупрофессионального видения прошлого. Создание таких гетерогенных хранилищ человеческой памяти становится возможным благодаря внедрению информационных систем распределенной обработки данных. Будущее за объединением усилий собирателей частных коллекций с профессиональными музейными фондами на основе сетевых технологий. По-видимому, в дальнейшем электронные ландшафты музейных хранилищ будут распространяться и на коллекционные данные личных архивов. Это новая структурно-топологическая модель воспроизводства и cохранения исторического наследия позволит в конце концов накапливать и поддерживать в актуальном состоянии глобальный массив исторических данных. Он должен представлять собой динамичную, многомерную систему, основанную на информационно-емких формах представления данных коллективного опыта человечества.

Важно отметить, что с внедрением электронных средств обработки данных будет формироваться новая многомерная система межкультурного диалога. Это явление становится одним из смыслообразующих признаков сложной трансформации мирового сообщества. По-видимому, освоенные в сетевой среде формы коммуникативного взаимодействия, в том числе и в сфере накопления, обработки, хранения исторических данных, создадут особую семиотическую базу для формирования нового мировосприятия, что в свою очередь будет определять будущую картину мира.

Речь идет не о простой смене интерьера профессиональной деятельности историка культуролога, этнографа, археолога и т.д. Потребуется разработка новых профессиональных стратегий для анализа и синтеза гигантского объема фактографии, видеоинформации, звуковых и текстовых медиапрезентаций. (1, 4, 8, 9, 12, 14, 15) Возможно, это приведет к методологической "эволюции" в историческом, этнографическом и культурологическом знании. Наблюдается активный поиск новых решений и средств для реализации традиционных исследовательских задач.

Сложная иерархия социальных отношений складывается под влиянием микро- и макроистории, поэтому опыт исторической реконструкции требует анализа различных элементов коллективного опыта. Он может выстраиваться на основе анализа генеалогических данных, сопутствующих демографических процессов, характера связей в коллективной среде, различных интерпретаций исторических фактов и событий, особенностей географической локализации, мифологических сюжетов, языка архитектурных композиций и т.д. Только при таком комплексном подходе из времени восстают реальные черты избранного исторического объекта, возникают предпосылки для правильного прочтения событийной канвы, объективного восприятия примет прошлого и, как итог, глубокого осмысления истории и человеческой культуры как ценности. Использование электронных средств обработки информации создает предпосылки для реализации программ такого широкого масштаба.

Под влиянием электронных форм представления информации культурное бытование тяготеет к поиску разнообразия в репрезентации и идентификации форм. В исторических исследованиях это проявлено так же отчетливо, как и в иных сферах. Требование времени - поиск новых методологических, онтологических, гносеологических подходов к изучению своей истории, её региональной, национальной, этнической вертикалей. Так генеалогия, например, уже не устраивает современного исследователя. Линейная система родственных связей, нередко носящая крайне формальный характер, обедняет восприятие, опираясь на малоинформативную структуру. Генеалогический поиск по существу представляет собой процесс реализации мировоззренческих установок и ценностных ориентиров, экзистенциальных прозрений.

Современные средства обработки и представления исторических данных позволяют расширить границы исследования, изменять методические традиции. Необходим комплексный, межрегиональный, междисциплинарный подход к изучению достояния прошлого, где опыт исследования коллективных биографий послужит основой для формирования мировой системы сохранения исторического наследия и программой освоения новых мировоспроизводящих практик. Это позволит преодолеть нарочитую материальность артефактов истории, их бренность за счет сохранения их виртуального подобия, найти новые методы и средства анализа, обработки, структурирования сведений о прошлом.

Поиск и разработка новых форм исследования исторического диалога культур в пределах одного этнического континуума, которым является Сибирь, может стать одним из ключевых звеньев этой фундаментальной программы. Важно понимать, что речь идет не только о восстановлении истории или культуры как сублимативных форм воспроизведения социального, но и о решении острейших проблем сегодняшнего дня. Даже если ограничить круг исследований изучением проблем переселения в Сибирь, то можно увидеть, как история воспроизводит разнообразные формы этого процесса и в настоящее время. Современная политическая и экономическая ситуация сегодня в мире такова, что "великое переселение народов" продолжается. Его механизмы и сопутствующие проблемы всегда критически обострены. Подобные кризисные явления в современной культуре могут плодотворно изучаться на примерах микроистории. Они, также как и "крупные планы" исторических событий, требуют комплексных исследований. Опыт изучения личных и коллективных биографий, предпосылок и следствий миграционной политики для человеческих судеб, географии и истории ассимиляции рода, генезиса родственных отношений, позволяет исследовать характер пространственно-временных связей социума, что собственно и составляет предмет изучения гуманитарных наук.

В таком подходе проявляется и реализует себя одна из основных тенденций сетевой культуры - её индивидуализированное начало. Приоритет коллективности на современном этапе социального развития сменился доминированием контекстов личностного характера. Впрочем, эта черта сегодняшней культуры порождает определенные противоречия в общественном сознании, обнажает вечный конфликт индивидуальной и коллективной форм культуры.

Трансформация форм современной культуры - "мира опредмеченных сущностных сил" - не может не влиять на мировоззренческие и методологические установки в обществе. Изменяется аксиоматика материальной и духовной деятельности. Место человека в этой сложной динамической системе пока выражено слабо. Тотальность мощного потока символических форм в сетевой культуре ставит перед человеком проблему личностной идентификации как одну из самых жизненно важных. Проблемы культурных трансформаций в современном обществе могут благополучно решаться при сознательной актуализации исторических идентификационных ключей, которые служат основой для оздоровления индивидуального и коллективного сознания. Поиск методических подходов к решению этой задачи является на сегодняшний день чрезвычайно актуальным для научного сообщества.

Исследование процессов, обусловленных актами становления сетевого общества, занимает важное место в современном гуманитарном знании. Электронный мир коммуникационного взаимодействия оказывает свое влияние на методологические, теоретические и практические основы исторических и культурологических изысканий. Это формирует их новые качества, свойства и принципы. Изучение этого феномена необходимо проводить в рамках конкретных проектов, позволяющих продемонстрировать возможности, достоинства и недостатки сетевых форм презентации исторических, культурологических, этнографических данных. Наиболее продуктивной формой является разработка учебно-образовательных моделей, поскольку обычно это локальная по своей тематике и целевому назначению структура имеет конкретные задачи, целевого адресата, создает благоприятные условия для экспериментирования с данными и позволяет получить наглядный результат и в обучении, и в реализации программ научной направленности. Моделирование учебно-образовательных комплексов с использованием средств электронной обработки данных расширяет горизонты профессионального мировоззрения молодых исследователей и создает тем самым перспективу для расширения инновационных практик в опытах исторической реконструкции и моделирования на современной основе.

Решение задач такого плана ориентировано и на изучение реальных проблем, возникающих по ходу реализации государственной программы по формированию единого образовательного пространства России. Как никогда остро стоит задача, поиска новых методологических, концептуальных и образовательных стратегий, позволяющих адаптировать сознание, опыт человека к современным условиям взаимодействия в открытом коммуникационном пространстве. Этот процесс связан и с активизацией особых ресурсных пластов в практике обучения и воспитания молодых специалистов-гуманитариев. Новые подходы, по-видимому, будут обнаруживать себя прежде всего в тех направлениях образования и исследования, в которых решение традиционных проблем без средств компьютерного моделирования становится невозможным или крайне трудоёмким. Немало подобных участков работы существует в исследованиях истории, этнографии, культурологии и других наук.

Поиск новых проектных решений для отражения исторической реальности в разных её ипостасях является процессом закономерным для развернувшегося сегодня мира инноваций и сегментарной культуры. Но образовательный проект как особая форма представления знания всегда несёт в себе особое качество. Электронные версии демонстрационного характера, построенные на базе реальных исторических материалов, должны иметь глубокую проработку внутренней структуры, создавать условия для актуализации информационных ресурсов во всем разнообразии контекстов, способствовать развитию форм представления данных о том или ином объекте исследования.

Основой для создания учебной модели такого рода могли бы служить данные коллекционных собраний. Особую ценность имеют материалы, позволяющие сочетать строгую документальность архивных источников и частных хранилищ культурных и исторических реликвий. Одним из примеров подобного моделирования могла бы служить коллекционная база, выстроенная на комплексном освещении данных по конкретному историческому объекту. Речь идет об исследовании, проведенным в 1998-2003гг., позволившим собрать разнообразную информацию о переселенческом поселке Виленка Томского уезда, одного из многочисленных мест на карте Сибири. В поле исследования попала информация из частных и государственных архивов с конца ХIХ-го до середины 40-х годов ХХ-го века. Сегодня это дачный поселок, относящихся к району г.Северска. Уникальная среда переселенческого быта и истории во многом утрачена. Однако то, что сохранилось представляет интерес, может послужить основой для реализации учебной модели на основе применения метода исторической реконструкции. Она могла бы стать не только учебным пособием для гуманитариев, но и своеобразным адресным обращением к историческому прошлому в виртуальной форме.

Начальная цель проведенного исследования - поиск исторических документов, преимущественного личного характера, ориентированных на восстановление генеалогической мифологемы. Были собраны фотографии, письма, документы, воспоминания, составлены генеалогические деревья, но эти результаты не создавали полного представлению об истории рода, требовали сверки дат, имен, фамилий и иных уточнений. Возникла необходимость изменения подхода к исследованию.

В ходе работы образовался определенный локус данных, характеризующих прошлое деревни Виленка Томского уезда от момента её образования до окончания Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Анализ полученных результатов показывал, что глубина и полнота исследования достигается лишь в изучении коллективной биографии и истории окрестных селений. В Виленке поселились бывшие жители деревень Виленской и Витебской губерний, выехавшие на многоземелье в Сибирь и закрепившиеся здесь на постоянное жилье. Они ассимилировали по районам, окрестным селениям, но продолжали родниться между собой как земляки.

Таким образом, исследователи пришли к выводу, что нужно изучать генеалогию через призму отношений внутри своеобразного родового клана. Это послужило причиной изменения методики и масштабов исследования. Результаты генеалогического поиска были дополнены анализом родовых связей семи переселенческих семей. Они были связаны сходством национальных традиций, близостью исторических мест рождения. Основной особенностью нового подхода явилось объединение генеалогии с просопографией. Семейные легенды стали восприниматься как часть единой Виленской мифологии и коллективной истории. Это потребовало возобновление поиска материалов, анализа состава прежнего фонда собранной коллекции с новой точки зрения.

Дальнейшее расширение базы исследования шло за счет сбора данных архива г.Вильнюса, Государственного архива и районных архивов Томской области, записи и анализа воспоминаний прежних жителей деревни Виленка, переписки с родственниками, рассевшимися по всей территории России. Была составлена карта родственных связей, проведен анализ данных из архивных документов, разработаны схемы для упорядочения полученных сведений и большей наглядности представления результатов, установлены точные выездные адреса, по материалам метрических книг составлен Виленский некрополь (1899-1919гг), список брачных пар с указанием поручителей, уточнены даты рождения, причины смерти жителей деревни и т.д.

Это позволило сформировать более полную картину динамики родственных связей, увидеть их разброс в мировом масштабе и понять ценность избранного метода, поскольку новые методы анализа накопленных данных позволили увидеть их новое качество и наметить ход дальнейшего исследования. Обнаружился отход от жесткой фрагментарности, появилась возможность разработки фабулы одного из нескольких родовых кланов деревни Виленка. По предварительным оценкам он включал в себя семь основных переселенческих семей. Они существенно отличались друг от друга имущественным положением и социальным статусом, но продолжали поддерживать родственные связи чрез браки детей. Коллекция документов, воспоминаний, фотографий, таблиц, списков с комментариями авторов была подвергнута компьютерной репликации и в настоящее время готовится к публикации в книжном варианте.

Обработка материалов второго этапа работы позволила прийти к пониманию, что использование методик исторической демографии позволило бы укрепить методологическую и теоретическую базу исследования. Кроме того, появилась идея создания сетевой версии коллекции под названием "Электронная Виленка". Первоначально обсуждалась идея разработки сайта. Электронное издание кроме особых репрезентативных качеств имеет определенные преимущества: возможность периодического пополнения, углубления начальной структуры макета вширь и вглубь, открывает простор для развития связей с многочисленными родственниками, живущими в России и за её пределами. Кроме того, выход в виртуальное пространство позволяет соотносить свое видение истории с другими держателями подобных коллекций, возможность пополнения накопленных данных.

Однако более интересной и реальной на данном этапе работы является идея создания учебной демонстрационной модели на основе собранной коллекции. Это позволит открыть новый профессиональный ракурс для исследования истории страны, региона, переселенческого движения Сибири, историю заселения поселков, коллективных и индивидуальных биографий, как явления очень сложного, многослойного и важного для современного понимания социальных процессов в России. Новизна и актуальность предлагаемого проекта заключается не только в попытке создания электронной модели для укрепления и развития образовательной базы, но и в стремлении обратиться к молодому исследователю при помощи нового коммуникативного языка, выработанного медиакультурой. По мнению авторов, в электронной символьной среде сегодня реализовано много интересных, но строго симуляционных идей. Виртуальный мир, стремясь реализовать себя как экстра-свободную среду, попал в сети искусственного, квазитворческого авангардизма. Потоки мультимедийной культуры, как правило, направлены на преодоление, маскировку действительности. Они развлекают, удивляют, шокируют, экспериментируют, но нередко такими способами, которые убивают "корневую систему" мышления. Надуманное разнообразие форм, сюжетов, сценариев воспринимается как нечто искусственное, противоречащее самой жизни, сугубо виртуальное. Оно отстраняет человека от естественного, простого и живого в его бытии.

Учебная модель "Электронная Виленка" мог бы стать примером бережного отношения к самой жизненной реальности, которую поддерживает опыт человеческой истории и культуры. Авторы считают, что при таком подходе к созданию наглядных пособий для электронной образовательной среды есть и развивающие, и эвристические, и воспитательные, и креативные моменты. Создание пособий на основе конкретного исторического материала стоит внимания не только как акт уважительного отношения к старшим поколениям или как попытка сохранить ценнейшее историческое наследие для молодых, во многом оторванных от опыта прошлых поколений и воспринимающих жизнь через призму современной телеэкранной культуры, но и реальной попыткой исследования фундаментальных форм национального, этнического сознания. Они формируются внутри "тела" истории и должны сознательно воспроизводиться как фундаментальные идентификационные коды коллективного взаимодействия.

Рано или поздно человек сталкивается с проблемой индивидуальной идентификации сознания. Этот уровень обычно формируется внутри метапозиции: "Что Я знаю себе? Как Я связан с другими людьми? Откуда Я родом? Какова истинная история моих близких?" Здесь историческое звено является базовым. В первой психологической части не может быть требуемой устойчивости, потому что человек - это становление, процесс. Зато для ответа на остальные - "исторические" вопросы - можно найти конкретные ответы и за ними увидеть определенные закономерности. Одним из примеров реализации такого "похода внутрь человеческой судьбы" является учебные модели, построенные на базе исследования конкретных исторических объектов. Это изначально формирует претензию на получение продукта экзистенциального качества, поэтому его инструментальные возможности в образовательном процессе не являются основными.

Если специально говорить о значимости обсуждаемой темы, то она заключается, прежде всего, в её причастности к решению проблемы формирования индивидуального и коллективного самосознания в ходе учебного процесса. Предлагаемые модели репрезентации исторических данных являются результатом теоретического и практического поиска эффективной модели обучения в гуманитарной сфере. Они могут служить примером построения своеобразной социальной аксиологической модели, ориентированной на формирование индивидуальной системы ценностей, что особенно важно в настоящее время. К такому выводу склоняет анализ опыта мировой культуры и проблем ее современного развития, проведённый известным гуманистом А.Швейцером [17, с.183]. Он писал, что последнее слово в вопросе о будущем того или иного общества остается не за совершенством его социальной организации, а за внутренней активностью его индивидов. Одним из самых глубоких источников этой активности и устойчивости является многоаспектный анализ микроистории, вписанной в региональную, национальную, мировую культуру. В таком исследовании "корней" человеческого существования содержится прямое обращение к каждому из живущих.

Литература:



  1. Антонов Д.Н., Антонова И.А. Восстановление истории семей и компьютер // Компьютер и историческая демография. - Барнаул: изд-во Алт. гос. ун-та, 2000. - С.107-137.

  2. Историческая информатика / Под ред. Л.И.Бородкина и И.М.Гарсковой. - М., 1996.

  3. Информатика для гуманитариев / Под ред. Л.И.Бородкина и И.М.Гарсковой. - М., 1997.

  4. Владимиров В.Н., Бородкин Л.И. Интернет для историка: новая парадигма в действии // Информационный бюллетень "История и компьютер". - 1997. - №21.

  5. Кузнецов М. Философия Маршала Маклюэна и коммуникационные стратегии Интернет. - http://www.isn.ru\info\seminar-doc\Mclw.doc

  6. Круг идей: историческая информатика на пороге XXI века. М. - Чебоксары, 1999.

  7. Методологические и историографические вопросы исторической науки. - Томск: изд-во Том. ун-та, 2001. - 189 с.

  8. Носевич В.Л. Зарница или заря? Компьютерное моделирование исторических процессов // Круг идей: развитие исторической информатики. - М., 1995.

  9. Оськин А.Ф. Инструментарий для имитационного моделирования исторических процессов // Круг идей: историческая информатика на пороге XXI века. - М.-Чебоксары, 1999.

  10. Проблемы истории и исторического познания. - Томск: изд-во Том. ун-та, 2001. - 266с.

  11. Пушкарева Н.Л. Историческая феноменология и гендерный подход в исторических науках. - М.: УРСС, 2001. - 18с.

  12. Таллер М. Образ прошлого: хранение и доступ к оцифрованным данным // Круг идей: историческая информатика на пороге XXI века. - М. - Чебоксары, 1999.

  13. Чистанов М.Н. Генезис исторического сознания как проблема социальной философии: автореф. дис. на соиск. учен степ. канд. филос. наук. - Томск: Б.и., 2001. - 21 с.

  14. Шер Я.А. Компьютерные методы в археологии и музееведении // Компьютер и историческое знание. - Барнаул, 1994.

  15. Юмашева Ю.Ю. История, музеи, архивы. Взгляд с помощью multimedia // Круг идей: модели и технологии исторической информатики. - М., 1996.

  16. Винер Н. Я - математик. - М.: Наука, 1967. - 355 с.

  17. Швейцер А. Культура и этика // Самосознание мировой культуры. - СПб.: Петрополис, 1999. - С.179-185.

1 Материал представлен в виде доклада на Всероссийской научно-практической конференции «Культуры и народы Западной Сибири в контексте междисциплинарного изучения», 29-31 января 2003 в г. Томске.

Каталог: kaf -> sotr -> kaf -> scientworks -> nurgaleeva
kaf -> Примерные темы выпускных квалификационных работ
kaf -> Курс лекций Саранск 2011 Лекция введение в сравнительный менеджмент
kaf -> Учебное пособие Воронеж 2012 Н. Б. Трофимова, Т. Ф. Пушкина, Н. М. Трофимова, Н. В. Щиголева Психология
kaf -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Педагогическое обеспечение работы с молодёжью»
kaf -> А. В. Прялухина, кандидат психологических наук, доцент, зав кафедрой социальной работы и психологии Российского государственного социального университета
nurgaleeva -> МОлох социального проектирования1 Особенности социального проектирования
nurgaleeva -> Л. В. Нургалеева
nurgaleeva -> Л. В. Нургалеева проблемы формирования ценностного фундамента
nurgaleeva -> Постгерменевтические принципы и виртуалистика


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница