Принцип дополнительности в психологии


Принцип дополнительности в психологии личности



страница3/11
Дата14.02.2021
Размер92,8 Kb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Принцип дополнительности в психологии личности


Предварим наше эмпирическое исследование необходимой методологической преамбулой. Авторитетные гуманистические тенденции современной персонологии стремятся изучать и понимать личность каждого субъекта в контексте его бытия, экологически - таким образом личность предстает как эмпирическое явление. Категория повседневности (которую часто переводят как «обыденную жизнь») появилась в психоанализе Фрейда, возникшего как реакция на методологический кризис, вызванный недостаточной конструктивностью ассоцианизма, очень абстрактного и оторванного от жизни течения. В исследовательских научных школах этот взгляд на сущность личности наиболее последовательно реализован в психологии повседневности и субъектном подходе.

Понятие повседневности (Alltag), восходящее к гуссерлианскому термину «Жизненный мир» (Lebenswelt), и раскрывающее молярность, неделимость личностных проявлений, было конструктивно использовано в одноименном направлении немецкой психологии, развиваемом К.Хольцкампом, Х.Томе, У.Лер (Holzkamp, 1970; Lehr, Thomae, 1991). Обозначая миссию данной научной школы, К.Хольцкамп писал: «Не конкретный поддельный абстрактно-изолированный индивидуум должен быть законной темой психологии, а действующий, живущий, историчный человек» (Holzkamp, 1970, c.117).

Изучение конкретного человека в его бытии может быть осуществлено только как опосредствованное реальной жизненной ситуацией. Так как один и тот же объективный мир может быть представлен когнитивно совершенно по-разному, основная задача психологии повседневности – это изучение вариантов обыденных миров и повседневного мира вообще, отмечали У.Лер и Х.Томе. «Поскольку психика проявляется в первую очередь в повседневности и не может быть отделена от нее, мы можем понять функционирование и структуру психических процессов, только если получим возможность изучать повседневные психические явления» (Lehr, Thomae, 1991, с.5). Они полагали, что именно обыденные события (Alltagsepisoden) – главные источники развития обобщений в общей психологии личности.

Близкие идеи высказывались в работах С.Л.Рубинштейна и его последователей. Мир по Рубинштейну – это бытие, преобразованное человеком, включающее в себя самого человека и систему отношений, которые он устанавливает с миром (Рубинштейн, 1973). Бытие – процесс воплощения смыслов в фактах средовых преобразований личностью, писала З.И.Рябикина (Рябикина, 2005). Таким образом, существование и бытие связаны между собой не причинно, а именно обусловленно, посредством системы биографических, диспозициональных и разных других переменных.

Для того чтобы реализовать это понимание в исследованиях, в персонологии необходимо опираться, наряду с принципами системности, детерминизма, развития, на важнейший общенаучный принцип дополнительности (комплементарности). Принимаясь во внимание различными дисциплинами, на протяжении многих лет он недооценивается психологией, хотя именно для нее он, на наш взгляд, исключительно необходим.

Принцип дополнительности был сформулирован в физике Нильсом Бором (Бор, 1970). Основной его смысл заключается в том, что, познавая некоторую реальность, мы одновременно изменяем и интерпретируем ее, так что в результате исследования она предстает с качествами, отличными от тех, что изначально привлекли внимание ученого. То, каким будет видеться факт, зависит от метода и от познающего субъекта. В психологии основной герменевтический инструмент – это и есть сам воспринимающий факт человек; гносеология и онтология неразрывно связаны между собой. Принцип дополнительности наносит мощный удар по иллюзии возможности позитивистского изучения личности, так как ни один квант информации не может быть свободным от анализирующего человека (в терминологии Декарта - «сознания-свидетеля») (Декарт, 1989). Понимание психологических явлений невозможно в отрыве от интерпретации того, как их переживает субъект, вне его персонального опыта. Взаимодействие человека и мира меняет свое содержание также и в зависимости от траектории жизненного пути – находится ли человек в процессе восхождения или в моменте упадка, стремится к стабильности и равновесию или, напротив, к развитию и творчеству.

С другой же стороны, принцип дополнительности акцентирует не-целостность всего сущего, потребность быть дополненным. Возникают вопросы – чем и до чего3? Психологические течения, использующие крупные интегративные категории для описания функционирования личности, такие, как бытие или повседневный мир, снимают давнее искусственное субъект-объектное противостояние, потому что в любом акте отношения к миру, будь то наблюдение, оценка или изменение, всегда содержится субъектность как форма пристрастности и селективности. Если нечто попало в поле внимания субъекта – это уже не просто данность, а элемент его жизненного мира; оно отвечает потребности субъекта – в информации, общении, достижениях или чем-то еще, что позволит ему восстановить целостность своего бытия. Приспосабливаясь к своему бытию или воссоздавая его, человек приобретает определенные индивидуальные особенности, по которым, в свою очередь, можно «считать», раскодировать содержание его биографии.

Таким образом, принцип дополнительности, помимо «объективного» факта, позволяет открыть смысл этого факта, его место в жизненном мире личности, акцентируя непрямой характер связи между человеком и миром.

В социальной психологии принцип дополнительности часто привлекается для интерпретации эффектов межличностной совместимости. Так, описывая психологические типы, К.Г.Юнг отмечал, что представители противоположных по функциям типов часто испытывают влечение друг к другу, однако по-настоящему понять друг друга могут только представители одного психотипа (Юнг, 2001). Очевидно, если человек испытывает дефицит понимания, он будет стремиться к себе подобным, если дефицит информации – к отличающимся, иным. Таким образом, связь есть, однако непрямая.

Другой пример – теория комплементарности, развиваемая американским психоантропологом А.Фиске (Fiske, 2000). Согласно его взглядам, изначальные биологические склонности человеческих существ стимулируют создание особых культурных «дополнений» (правил взаимоотношений, языка, ритуалов и пр.), которые позволяют этим склонностям реализовываться в конструктивной форме. Разнообразие культур есть бытийный ответ на вариативность изначальных потребностей, которые вне этих культур удовлетворяться не могут.

В системной семейной психологии принцип дополнительности позволяет интерпретировать особенности и нарушения функционирования отдельного человека как ответ на неосознаваемую потребность семьи, так же, как и явление семейного программирования, в ходе которого личность «работает» не на собственное благополучие, а на укрепление семьи как целостности.

В психологии личности принцип дополнительности используется также неявно, однако регулярно. Обсуждая взаимодействие человека и жизненной ситуации, неоднозначность поведенческого и феноменального ответа отмечали Р.Б.Кеттелл в своем уравнении спецификации (Cattell, 1983), У.Мишел, выделяющий сильные и слабые ситуации (Mischel, 1968), М.Маршалл и Дж.Браун, описавшие синергетические и компенсаторные эффекты (Marshall, Brown, 2006).

Дополнительность как системоорганизующее свойство личности особенно признается в разных направлениях психоанализа. Знаменитое даосское «Высокое стоит на глубоком», положенное в основу аналитической психологии К.Г.Юнга, побуждает интерпретировать избыточность некоторых психологических феноменов как компенсацию дефицита других – способностей, черт, установок. Причем эта компенсация также возможна в масштабе семейной истории – описывая путь собственной индивидуации, К.Г.Юнг любил отмечать, что сын священника должен много согрешить, чтобы стать нормальным человеком (Юнг, 1994). А.Адлер, который ввел в психологию категорию компенсации, одновременно предупреждал о том, что не всегда воля к власти есть следствие детских унижений, и асоциальные психопаты могут быть изначально, эндогенно, уверены в том, что у них есть право подчинять себе других (Адлер, 1995). Таким образом, личность в своем развитии иногда отвечает на обстоятельства, а иногда поступает вопреки им.

Дополнительность феномена по отношению к бытию учитывается и в разных направлениях психодиагностики. Так, еще Артемидор в своей «Онейрокритике» различал сновидения прямосозерцательные, отражающие реальность, и аллегорические, дополняющие ее; трудность категоризации сновидения отмечалась также К.Г.Юнгом, в явном виде указавшим принцип дополнительности как методологию интерпретации сновидений (жениху не снится его невеста) (Артемидор, 1999; Юнг, 2015). Есть и другие примеры полярности в диагностике – в графическом тесте «Рисунок человека» крупное изображение может иногда толковаться как признак высокой самооценки, иногда - как компенсация низкой; в интерпретации личностного теста MMPI проявлением параноидных тенденций считается как повышение, так и понижение по шкале номер шесть (Венгер, 2003; Березин и др., 1976).

Принцип дополнительности показывает, что психологические сущности иногда продолжаются и дублируются, а иногда компенсируются в реальном бытии.


Каталог: data -> 2015
2015 -> Александрова Лада Анатольевна
2015 -> Программа дисциплины Теория отраслевых рынков  для направления 080100. 62 Экономика подготовки бакалавра
2015 -> Программа дисциплины «Иностранный язык»
2015 -> 1 Область применения и нормативные ссылки
2015 -> Рабочая учебная программа по социологии лицея Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
2015 -> Преподаватель: А. А. Абрашкин Число кредитов
2015 -> Программа дисциплины "Культура России Нового времени"
2015 -> Программа дисциплины «История» для направления 01. 03. 04 «прикладная математика» подготовки бакалавра


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница