Принцип дополнительности в психологии



страница2/11
Дата14.02.2021
Размер92,8 Kb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Введение


Людмила Ивановна Анцыферова, памяти которой посвящен этот сборник трудов, оказала столь сильное влияние на отечественную персонологическую традицию, что сейчас трудно представить какую-то «остроактуальную» научную проблему в этой области, свободную от того, чтобы когда-то в разговоре или собственной статье она явно или мимоходом об этом не упомянула. Из ее оговорок или случайных фраз можно было вывести дизайн отдельного исследования. Верно и обратное: начиная субъективно, казалось бы, новую и свежую работу, я не раз в некоторый момент понимала, что она была навеяна учителем. Думаю, подобное дежавю переживали многие из ее учеников. Мне кажется, что сама Людмила Ивановна, с ее глубокой и разносторонней образованностью, была уверена в том, что первопроходцев в науке не бывает. И сама получала большое удовольствие от того, что прослеживала преемственность идей и их взаимопересечение, особенно – среди ученых из разных стран. Я бы сказала, ей был присущ выраженный научный экуменизм.

Настоящим исследованием хотелось бы продолжить незавершаемую тему психологии личности – взаимодействие и взаимовлияние человека и мира.



Л.И.Анцыферова, будучи необыкновенно диалектичным по мировоззрению человеком и крайне осторожным деликатным исследователем, часто подчеркивала неоднозначность этого взаимодействия, в силу чего точный прогноз поведения представляется весьма проблематичным (Анцыферова, 1981). Это научное мировоззрение Людмилы Ивановны, на наш взгляд, не только отражало научную традицию, к которой она принадлежала (она была ученицей С.Л.Рубинштейна, основоположника субъектного подхода, сложившегося под очевидным влиянием немецкой феноменологии), но также и проявлением ее личной мудрости. Феноменальное и средовое, ментальное и реальное в психике человека находятся в сложных отношениях друг с другом; трудная жизненная ситуация может разрушить личность, а может привести к открытию ресурсов и росту (Анцыферова, 1993; Журавлев, Харламенкова, 2009; Нартова-Бочавер, 2014б; Харламенкова, 2008; Харламенкова. 2013). Мы никогда не можем знать все дополнительные условия, определяющие тот или иной исход. Это и есть сущность гуманитарного познания личности, основанного на двух главнейших методологических посылках – герменевтике и вероятностном прогнозировании.

Многозначность психологической фактологии, ее полидетерминированность и эквифинальность отмечалась всеми значительными персонологами прошлого. К.Г.Юнг, предваряя идеи синергетики относительно развития живых систем, писал: «Мы можем ясно определить причину и следствие, когда явление изолировано и подвергнуто экспериментам, другими словами, когда установлены постоянные, единообразные условия. Однако в случае с биологическими экспериментами2 нам вряд ли удастся установить начальную ситуацию, которая гарантированно вызовет определённый эффект. Здесь мы имеем дело с таким трудным материалом — например, с разнообразием и сложностью условий, — что невозможно говорить о недвусмысленных причинных связях. Здесь больше подходит термин обусловленный: такие-то и такие-то условия могут привести к такому-то и такому-то результату. Так мы пытаемся заменить строгую причинность воздействием множества переплетённых условий, расширить чёткую причинно-следственную связь, открыв её для множества интерпретаций. Причинность как таковая не отменяется, но адаптируется к многослойному материалу жизни» (Юнг, 2015, с. 8).

Иллюстрируя различие между естественнонаучным и гуманитарным подходами к человеку, известный ученый Г.Бейтсон любил рассказывать студентам следующую историю (Бейтсон, 2010). Некоторая молодая мать кормит своего ребенка шпинатом, а затем угощает мороженым. Каких условий нам недостает, спрашивал ученый, чтобы предсказать, что, став взрослым, ребенок будет а) не любить шпинат, б) не любить мороженое, в) ненавидеть свою мать? Гуманитарное познание всегда контекстуально, экологично; факт меняет свой смысл в зависимости от «поля», в котором он имеет место быть, и наблюдателя, который его фиксирует. И в нем всегда недостает каких-то условий. При таком понимании, как нам видится, важнейшая задача гуманитарной персонологии – это поиск недостающих переменных, внесение «поправок» в изначально абстрактную научную модель человека.

В настоящей статье нам бы хотелось, опираясь на общенаучный принцип дополнительности, идеи психологии субъекта и повседневности, продемонстрировать непрямой и неоднозначный характер взаимодействия человека и мира на примере такого внутриличностного феномена, как психологическая суверенность, и такого бытийного объекта, как домашняя среда.



Каталог: data -> 2015
2015 -> Александрова Лада Анатольевна
2015 -> Программа дисциплины Теория отраслевых рынков  для направления 080100. 62 Экономика подготовки бакалавра
2015 -> Программа дисциплины «Иностранный язык»
2015 -> 1 Область применения и нормативные ссылки
2015 -> Рабочая учебная программа по социологии лицея Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
2015 -> Преподаватель: А. А. Абрашкин Число кредитов
2015 -> Программа дисциплины "Культура России Нового времени"
2015 -> Программа дисциплины «История» для направления 01. 03. 04 «прикладная математика» подготовки бакалавра


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница