Правдивое и неправдивое поведение дошкольников: индивидуальные различия



Скачать 143.23 Kb.
Дата22.04.2016
Размер143.23 Kb.
ПРАВДИВОЕ И НЕПРАВДИВОЕ ПОВЕДЕНИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ
О.В.Конькова
Проблема правды и лжи является чрезвычайно сложной, а многочисленные попытки исследователей ее разрешить продиктованы неоднозначностью рассматриваемого вопроса. Истина и ложь присутствуют в жизни, подобно многим другим диаметрально противоположным качествам: твердому и мягкому, громкому и тихому, плохому и хорошему и т.д. Мир состоит из полярностей, но при этом один из элементов пары всегда проясняет смысл и значение противоположного. То же в равной степени относится к истине и лжи. Так понятие истины или истинного предполагает существование лжи или ложного. Поэтому в представленной статье мы не пытаемся выяснить и дать четкий ответ, должен или не должен существовать обман, а делаем акцент на рассмотрении его природы и индивидуальных различий его использования во взаимоотношениях с другими людьми.

Рассмотрение лжи, обмана и притворства как «естественной» составляющей социального мира, диктует необходимость введения разграничения между отдельными видами лжи. А так как ложь не может существовать отдельно от правды, и она всегда является лишь одним из элементов дихотомии «истина–ложь», то в данной статье рассматриваются как классификации лжи, так и правды. В зависимости от точки зрения на проблему, авторы дают понятиям правды и лжи разные определения, в соответствии с которыми они пытаются выделить и описать разные виды правды и лжи, их основные признаки, рассмотреть их развитие в онтогенезе, определить основные факторы, влияющие на формирование отношения человека ко лжи, раскрыть их механизмы.

В психологической литературе теоретические аспекты проблемы правды и правдивости разрабатываются В.В. Знаковым в русле психологии понимания. По его мнению, в ситуациях межличностного общения можно говорить о существовании, по крайней мере, трех типов понимания правды субъектом – инструментальной, нравственной и рефлексивной1. Суть инструментальной правды заключается в том, что субъект, гласно признавая факт совершения кем-либо поступка, руководствуется утилитарными (иногда даже корыстными) целями или следует нравственному императиву, предписательному моральному суждению «люди всегда должны говорить правду». В основе понимания правды как инструмента, средства реализации поведения в коммуникативной ситуации лежит эгоцентрическая ценностно-смысловая позиция субъекта. Нравственная правда характеризуется следующими особенностями. Во-первых, необходимость высказывания правды соответствует сознательной нравственной позиции субъекта и его мотивационной нравственности. Во-вторых, психологическим фундаментом нравственной позиции выступает представление человека о справедливости. Нравственная правда основана на допущениях о том, как справедливо поступать по отношению к людям, а как нет1. Третий тип правды – рефлексивная правда – проявляется в высказываниях людей с развитой способностью к личностной и коммуникативной рефлексии. В ситуациях общения такие субъекты склонны подвергать сомнению адекватность своей нравственной позиции, критически оценивать качества собственной личности. Они делают это главным образом для того, чтобы ответить на вопрос: имеют ли они моральное право сказать партнеру правду о его недостатках. Приверженцы рефлексивной уделяют серьезное внимание моральным аргументам, помогающим обсуждаемому человеку адекватно воспринять правду, избежать конфронтации с ней2,3.

Проявления правдивости многообразны и включают высказывание как правды-истины, так и собственных заблуждений, случаи умолчания правды, высказывания полуправды и неправды, т.е. намеренно искаженной истины, причем все перечисленные линии поведения приобретают характер правды или лжи только при соотнесении с нравственным содержанием намерений субъекта. Нужно отметить, что представители различных направлений в психологии смотрели на ложь с разных позиций и по-разному классифицировали этот феномен.

По мнению К. Мелитана, ложь выступает критерием нравственности. Согласно его утверждению, достаточно узнать, что человек лжет, чтобы иметь право подозревать его в том, что он – нечестный человек. Автор классифицирует ложь на полную, целиком состоящую из вымыслов, и неполную (извращение истины). Причем полная ложь встречается довольно редко, так как любой случай может выдать лжеца. Неполная ложь может выглядеть как: 1) пропуск информации (из сообщения выпускается самый значительный, но смущающий рассказчика факт); 2) преувеличение (говорить больше/меньше того, что сделали, или видели); 3) приукрашивание (неприятные подробности исправляются и корректируются, вплоть до замены их на положительные черты, причем лжец сам начинает верить себе)4.

Однако К. Мелитан рассматривает ложь с позиций только морали и нравственности. На противоположном же полюсе условной шкалы подходов к данной проблеме по типу «мораль–психология» находится психологическая теория О. Липмана о лжи как волевом деянии, направленном на результат5. В своих работах О. Липман перечисляет следующие виды лжи, которые являются ложью с точки зрения морали и нравственности, но не являются таковыми с психологической точки зрения:

1) ложь конвенциональная (условная), источником которой являются сознательные желания не говорить другому ничего неприятного и желание самому не оказаться в неловком положении, т.е. – ложь во имя вежливости; 2) самообман – тот случай, когда в сознании человека существует комплекс верных представлений, но при частом повторении лжи правдивые представления стираются, уходят на 2-й план; 3) фантазирование – в этом случае говорящему важно, чтобы его рассказ выглядел правдоподобно, а не то, чтобы ему верили (он отвлекается от правды так, как если бы ее вообще не было); 4) ложь партийная, если партнеры не осознают себя принадлежащими к одной социальной общности и лгут, отстаивая интересы своей общности (обман врага, конкурента, ложь продавца покупателю и т.п.)6.

Не столь категоричные промежуточные позиции занимают В. Штерн и Ж. Дюпра. В. Штерн определяет ложь как сознательно неверное показание, служащее для того, чтобы посредством обмана других достичь определенных целей7. Он выделяет две разновидности лжи – ложь мнимую и настоящую. Говоря о мнимой лжи, автор выделяет две ее разновидности – провоцированная и самопроизвольная. Ж. Дюпра считает, что введение в заблуждение другого человека, внушение ему ложных «верований» может быть как сознательным (продуманным, намеренным), так и бессознательным8, соответственно и ложь будет или сознательной, или бессознательной.

Современный американский исследователь П. Экман также выделяет два основных способа лжи: 1) умалчивание – сокрытие какой-либо информации, не говоря собственно неправду; 2) фальсификация – представление ложной информации так, как будто она правдивая9.

В классификации видов лжи А. Шеталовой используется несколько различных критериев классифицирования лжи. По мнению автора, ложь бывает «положительной» и «отрицательной» в зависимости от того, утверждает ли она что-либо (клевета, ложное обвинение) или все отрицает (укрывательство, непризнание известных фактов). Преобладают же в обществе смешанные виды лжи, так как исследователь считает, что невозможно видоизменить действительность, не прибавив чего-либо в одном отношении и не убавив в другом. Следующий вид лжи, который описывает А. Шеталова, она называет индивидуальной ложью, подразумевая ложь преступников, истериков и эпилептиков и подчеркивая обусловленность данного вида нравственным недоразвитием человека. Но более опасным видом лжи она считает социальную ложь, под которой понимается ложь в политике, ложь из вежливости, искажение научных истин10.

Приводя пример лжи без повода и цели, И.А. Алешинцевуказывает, что она представляет собой собственное бескорыстное стремление ввести в обман других ради шутки, чтобы взволновать, смутить, напугать, поставить в тупик собеседника. Приятной ложью автор называет лесть, желание понравиться, которые зачастую переходят в общее подлаживание под вкусы других людей, и его поведение тем самым перестает быть искренним. Кроме того, И.А. Алешинцев выделяет два основных вида лжи: мнимую и настоящую. Мнимая ложь возникает вследствие отсутствия у детей строгого и точного разграничения между представлениями и, как следствие, неспособности разграничить образы, которые сложились у него, и которые он непроизвольно объективирует. Он смешивает истинное с ложным, только кажущееся ему с действительно существующим. Говоря о настоящей лжи, И.А. Алешенцев выделяет такие ее основные признаки, как сознательность и наличие цели. Мнимая ложь, по его мнению, является переходом к настоящей лжи11.

В 80-е годы 19 века Ст. Холл разделил все случаи лжи, встречающиеся у детей от 12 до 14 лет, на следующие типы: 1) ложь героическая, или альтруистическая, когда она становится средством достижения благородной цели и когда имеется элемент самоотвержения (ребенок берет на себя вину товарища, чтобы избавить последнего от наказания); 2) ложь «партийная», когда личные симпатии и антипатии влияют на правдивость – правда для друзей, ложь для врагов; 3) ложь эгоистическая, в основе которой лежит личная выгода (ребенок говорит неправду, чтобы избежать наказания); 4) ложь фантастическая, которая проявляется в придумывании необыкновенных рассказов; 5) ложь патологическая, или болезненная, источником которой могут явиться свойственное некоторым детям стремление обращать внимание на себя, болезненное самолюбие, любовь к похвалам12. В данной классификации отдельные виды лжи представлены через ее мотивы (эгоистическая, из озорства и хвастовства).

Необходимо еще обозначить такой вид лжи как самообман. Это особый случай, так как в этом феномене искажения действительности обманывающий и обманываемый представлены одним и тем же лицом. Анализируя это сложное, пока еще мало изученное явление, Д.И. Дубровский рассматривает три области существования этого явления: 1) «когда человек обманывает себя относительно себя самого (своих действительных качеств, знаний, достигнутых результатов, своего будущего и т.п.); 2) когда он обманывает себя относительно других субъектов (отдельных лиц, групп, организаций), оценивая их качества, намерения, возможности, отношения к нему; 3) когда он обманывает себя относительно каких-либо предметов (их существования, местоположения, стоимости, функциональных возможностей и т.д.), событий и обстоятельств»13.

По мнению Е.В. Душиной, при разработке типологии лжи следует иметь в виду сферы существования (реализации лжи). Она считает необходимым отметить, что ложь проявляется в следующих сферах: 1) человек как самость (виды самообмана); 2) человек – человек (ложь в непосредственном межличностном общении); 3) общество – человек (реклама, СМИ, политические интриги); 4) природа (мимикрия, обманное поведение животных)14. Имеются лишь две основные формы существования лжи в представленных автором сферах – сознательная форма и бессознательная. Сознательная форма лжи является приобретенной, усвоенной в ходе социализации посредством воспитания, обучения и принятия традиций. Бессознательную ложь, по-видимому, можно считать биологически обусловленной, примером в данном случае может служить ложь психически больных.

Признавая возможность существования иных классификаций лжи, М. Льюис и К. Саарни останавливаются на разграничении, в основу которого положены такие характеристики, как степень осознания обманщиком своих действий и то, кто является жертвой совершаемого обмана. Так, для обсуждения темы лжи и обмана ими выделяется три типа обмана: 1) обычный обман по отношению к другим людям, совершаемый осознанно; 2) обман по отношению к другим людям, требующий некоторой доли самообмана; 3) самообман, совершаемый даже в отсутствие других людей, т.е. из потребности в иллюзиях15.

В своих работах В.С. Мухина анализирует особенности возникновения детской лжи как негативного личностного образования в процессе социального развития. Ложь как намеренное искажение истины сопутствует социальной потребности в признании, но не является обязательным компонентом этой потребности. По мнению автора, причиной использования ребенком лжи является депривация потребности в признании. Для разрешения ситуации двойной мотивации ребенок может использовать правду или неправду, демонстрируя соответствующее поведение. Так, В.С. Мухина выделяет три типа поведения детей дошкольного возраста, два их которых являются правдивыми, а одно – неправдивое: 1) дисциплинированное правдивое поведение предполагает четкое выполнение правила; 2) недисциплинированное правдивое поведение сводится к тому что правило нарушается, но это не скрывается; 3) недисциплинированное неправдивое поведение характеризуется нарушением правила и сокрытием данного факта16.

Таким образом, в результате изучения теоретических источников мы видим, что, во-первых, нет одной и общепринятой классификации лжи, а во-вторых, существует значительное количество различных видов лжи, которые ученые выделяют и описывают в зависимости от точки зрения на сущность проблемы. По этой причине классификации весьма разнообразны. Взяв за основу представления В.С. Мухиной о типах правдивого и неправдивого поведения, и проанализировав существующие подходы к определению категорий «правда», «неправда», «ложь» и «обман», в представленном исследовании они были дополнены. Так, в настоящей работе правда, реализуемая в правдивом поведении, дифференцируется на дисциплинированное и недисциплинированное правдивое поведение, а неправда, реализуемая в неправдивом поведении, дифференцируется на лживое и обманное поведение. Дисциплинированное правдивое поведение – поведение, при котором демонстрируется вербальное поведение, соответствующее реальному, при соблюдении ребенком требуемого правила поведения. Недисциплинированное правдивое поведение – поведение, при котором демонстрируется вербальное поведение, соответствующее реальному, при несоблюдении ребенком требуемого правила поведения. Лживое поведение – поведение, при котором демонстрируется вербальное поведение, не соответствующее реальному поведению, при наличии прямого искажения образа действительности. Обманное поведение – поведение, при котором демонстрируется вербальное поведение, частично соответствующее реальному, т.е. прямые искажения отсутствуют, а утаивается часть информации, которая является важной для понимания целого.

Для изучения теоретически выделенных видов правдивого и неправдивого поведения был организован эксперимент с применением авторской методики изучения правдивого–неправдивого поведения «Пуговица Карлсона» (ИП-НП «Пуговица Карлсона»)17. В исследовании приняли участие 100 дошкольников в возрасте от 2,6 до 7,1. Количественно-качественный анализ данных, полученных в эксперименте позволил выявить различия в правдивом и неправдивом поведении дошкольников в зависимости от их возраста и когнитивного развития.

Результаты количественно-качественного анализа позволяют говорить о существовании различий в проявлении правдивого и неправдивого поведения дошкольниками четырех возрастных групп. Так, правдивое поведение (дисциплинированное и недисциплинированное) склонны демонстрировать дошкольники в возрасте от 3 до 7 лет, а неправдивое (лживое и обманное) – дошкольники от 4 до 7 лет. Причем частота встречаемости правдивого и неправдивого поведения с возрастом изменяется. Так, в возрасте от 3 до 4 лет поведение детей характеризуется правдивостью (100%). В этом возрасте дети еще настолько наивны, что просто не могут предположить возможности существования неправдивых отношений. Правдивое поведение также характерно для детей в возрасте от 4 до 5 лет – 82 %, от 5 до 6 лет – 65 %, от 6 до 7 лет – 75 % дошкольников. Что касается неправдивого поведения, то впервые его появление было зафиксировано у дошкольников 4–5 лет (18 %). В группе 5–6-летних детей оно было зарегистрировано в 35 % случаев, а в возрасте от 6 до 7 лет – в 25 % случаев. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что на протяжении дошкольного детства наблюдается динамика правдивого поведения, которое преобладает в первой половине дошкольного возраста, а к 6–7 годам частота его использования снижается, зато в этом возрасте дошкольники чаще начинают использовать ложь и обман во взаимоотношениях со сверстниками.

Кроме исследования возрастных различий правдивого и неправдивого поведения, были исследованы когнитивные различия дошкольников в их способности к правде, лжи и обману. Исследование когнитивного развития включало в себя изучение ведущих психических функций с применением методики Д1/Д1, Д2/Д2, Д3/Д3, Д4/Д4, разработанных Е.Д. Беспанской18.

Количественно-качественный анализ данных, полученных в результате проведения экспериментального исследования, позволяет говорить о том, что дети, у которых сформирована ведущая психическая функция осознания и, следовательно, находящиеся в первой фазе дошкольного возраста проявляют лишь дисциплинированное правдивое поведение (100 %). С появлением ведущей психической функции отношения и переходом во вторую фазу дети дошкольного возраста становятся способными проявлять недисциплинированное поведение (85 %), а также проявляют дисциплинированное правдивое поведение, характерное для первой фазы (15 %). При переходе в третью фазу, когда возникает ведущая психическая функция понимания, в поведенческом репертуаре дошкольников появляется наряду с правдивым поведением: дисциплинированным (7 %), недисциплинированным (50 %), такой вид неправдивого поведения как лживое (43 %). Что касается четвертой фазы, то здесь формируется ведущая психическая функция рефлексии, и наряду с уже возникшими и демонстрируемыми видами поведения: дисциплинированным правдивым (10 %), недисциплинированным правдивым (45 %), а также лживым (3 %), в качестве нового, не существующего на предыдущих фазах психического развития, появляется такой вид неправдивого поведения как обманное (42 %). Полученные данные свидетельствуют о том, что возникновение и развитие правдивого и неправдивого поведения обусловлено развитием ведущих психических функций, что составляет содержание когнитивного развития дошкольников.

С целью подтверждения данных, полученных в результате проведения качественного анализа, а также оценки различий в выраженности того или иного вида правдивого–неправдивого поведения между четырьмя выборками, обусловленными, с одной стороны возрастом, а с другой, – определенной фазой психического развития дошкольников, в качестве статистического метода обработки экспериментальных данных использовался Н–критерий Краскала–Уоллиса. Результаты, полученные в ходе его расчета позволяют сделать вывод о том, что существуют статистически значимые различия в демонстрируемых дошкольниками видах правдивого и неправдивого поведения в зависимости от их возраста (Н=8,25, р=0,04), также виды правдивого и неправдивого поведения значимо отличаются друг от друга в зависимости от той фазы психического развития (уровня когнитивного развития), в которой находятся дошкольники (Н=27,59, р=0,0001). Представляет интерес тот факт, что значимость когнитивных различий выше, чем значимость возрастных различий. Это свидетельствует о том, что способность ко лжи и обману, возникающая на определенном этапе дошкольного детства, определяется в большей степени не возрастным развитием, а психическим развитием ребенка. Таким образом, сам по себе возраст не является критерием уровня психического развития ребенка, и не возраст определяет психическое развитие человека. Именно сформированность ведущей психической функции дает нам возможность оценить уровень психического (когнитивного) развития ребенка, обусловливающий способность ребенка в отношении его правдивого или неправдивого поведения, и соотнести его с определенным возрастным этапом.


Библиографический список:

  1. Знаков, В.В. Психология понимания правды / В.В. Знаков. – СПб., 1999. – 279 с.

  2. Знаков, В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания / В.В. Знаков // Вопросы психологии. – 1993. – № 2. – С. 9–16.

  3. Знаков, В.В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана / В.В. Знаков // Психологический журнал. – 1998. – Т. 19, № 1. – С. 39–49.

  4. Мелитан, К. Психология лжи / К. Мелитан. – М.: Издание А. Сомова, 1903. – 30 с.

  5. Липман, О. Ложь в праве / О. Липман, Л. Адам. – Харьков: Юрид. изд-во Украины, 1929. – 48 с.

  6. Липман, О. Ложь в праве / О. Липман, Л. Адам. – Харьков: Юрид. изд-во Украины, 1929. – 48 с.

  7. Штерн, В. Воспоминание, показание и ложь в раннем детстве / В. Штерн, К. Штерн. – СПб.: Изд-во О. Богдановой, 1911. – 173 с.

  8. Дюпра, Ж. Ложь / Ж. Дюпра. – Саратов, 1905. – 118 с.

  9. Экман, П. Почему дети лгут? / П. Экман. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. –272 с.; Экман, П. Психология лжи / П. Экман. – СПб.: Питер, 1999. – 272 с.

  10. Шеталова, А. О лжи / А. Шеталова // Вестник воспитания. – 1904. – № 4. – С. 132–147.

  11. Алешинцев, И. Ложь у детей / И. Алешинцев. – Псков: Электро-типография Г.А. Румеля, 1908. – 20 с.

  12. Холл, Ст. Социальные инстинкты у детей и учреждения для их развития / Ст. Холл. 2-е изд. – М.: Школа и жизнь, 1920. – 109 с.

  13. Дубровский, Д.И. Проблема самообмана / Д.И. Дубровский // Российский психоаналитический вестник. – 1991. – № 1. – С. 35–48.

  14. Душина, Е.А. Особенности отношения ко лжи современных школьников: дис. … канд. психол. наук: 19.00.11 / Е.А. Душина. – М., 2000. – 163 л.

  15. Льюис, М. Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / М. Льюис, К. Саарни; под ред. М. Льюиса, К. Саарни. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. – 288 с.

  16. Мухина, В.С. Феноменология развития и бытия личности / В.С. Мухина. – М.: НПО «МОДЭК», 1999. – 640 с.

  17. Конькова, О.В. Изучение лживого поведения дошкольников / О.В. Конькова // Психологическая служба. – 2005. – № 4. – С. 73–77.

  18. Беспанская, Е.Д. Методики диагностики ведущих психических функций в дошкольном возрасте / Е.Д. Беспанская // Психологическая служба. – 2004. –№ 2. – С. 68–72.

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Лекция Предмет и основные концепции современной философии науки 2
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Особенности регуляции учебной активности у студентов гуманитарных и технических специальностей
123456789 -> Учебное пособие для студ ф-та референт-переводчик / Харков гуманит ин-т «Народная украинская академия»
123456789 -> 1. проблемы бытия в современной философии
123456789 -> Способы защиты компании от хэдхантингов
123456789 -> Диагностика психического развития ребенка
123456789 -> Особенности формирования профессионально-коммуникативной компетенции будущего преподавателя иностранного языка на современном этапе
123456789 -> Учебная программа для специальности 1-23 01 73 Средства массовой информации


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница