Практическая психология



страница1/7
Дата12.02.2016
Размер1.18 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7
ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

М.Ю. Коноваленко



ЛОЖЬ В ОБЩЕНИИ

КАК ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ ОТ ОБМАНА

Творческий - хЦентр (соеоо

Москва 2001ББК 88.8 К64 УДК 159.9



Коноваленко М.Ю.

К64 Ложь в общении. Как защитить себя от обмана. — М.:ТЦ Сфера, 2001. -96 с. ISBN 5-89144-218-3

В книге рассмотрены различные формы и признаки пе­редачи неистинной информации: обмана, лжи, фальси­фикации, подтасовки и т.д. Даны рекомендации по наблю­дению за собеседником для определения истинности или ложности его сообщения, описано и систематизировано поведение человека, который искажает информацию. Ав­тор предлагает практическое руководство, с помощью ко­торого можно оградить себя от лжи и обмана и научиться прогнозировать поведение людей.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

ББК 88.8


Коноваленко Марина Юрьевна

ЛОЖЬ В ОБЩЕНИИ. КАК ЗИЩИТИТЬ СЕБЯ ОТ ОБМАНА

Редактор В В Дремсва

Художник Я С Костюк

Корректор НА Саморезоеа

Компьютерная верстка С Гамзиной

Диапозитивы текста изготовлены

в ТЦ Сфера

Лицензия ИД № 02242 от 05 07 00 Гигиенический сертификат N'° 77 ФЦ 8 953 П 255 3 99 от 26 03 99 г

Подписано к печати 04 07 01 Формат 84х108'/,г Бумага типогоафскпя Уел пл 5,04 Тираж 7 000 экз Заказ № 1207

Издательство «ТЦ Сфера» 129164. Москва, Маломосковская ул , 21 Тел 107-59-15, 216-37-72

ФГУП Владимирская книжная типография

600000, г Владимир, Октябрьский проспект, д 7

Качество печати соответств>ет качеств), представленных диапозитивов

ISBN 5-89144-218-3

© ООО «ТЦ Сфера», 2001Моему мужу,



Коноваленко Валерию Адольфовичу, другу, соратнику и беспристрастному критику

Введение

Словам верить нельзя.

Мы это знаем.

И продолжаем верить.

А потом — переживаем, удивляемся, рвем на себе воло­сы...

Но ведь мы сами не всегда честно поступаем с другими людьми. Ведь так?

Мы постоянно что-то приукрашиваем, о чем-то умалчи­ваем, преподносим даже истинные факты в выгодном для нас свете, немножко привираем и сами же запутываемся в этой мешанине. Как писал Бернард Шоу: «Отец лжи, бес­спорно, дьявол, но по небрежности он не запатентовал свою идею, и теперь его предприятие сильно страдает от конку­ренции». С детства мы опутаны множеством условностей, сопровождающих наше общение с другими людьми. Каж­дый человек понимает это и вряд ли кто-нибудь из нас счи­тает себя обязанным говорить всегда «правду, только прав­ду и ничего, кроме правды».

Давайте попробуем говорить правду и ничего, кроме прав­ды, всего один день. Представили? Что получилось?

Но ведь бывают ситуации, когда нам очень важно знать, что же думает наш собеседник на самом деле. Зачастую это необхо­димо в бизнесе и в личной жизни. Хотя здесь мы часто предпо­читаем «не видеть» даже откровенной лжи — срабатывают ме­ханизмы психологической защиты. Так проще, -так спокой­нее, так, наконец, удобнее. Но об этом отдельный разговор.

Психологические исследования распознавания «лжи-искренности» ведутся вот уже добрую сотню лет. Уже в на­чале двадцатого столетия в переводе на русский язык выш­ло несколько произведений, посвященных этому вопросу. Эта тема актуальна и по сей день. В основном она разраба­тывалась на Западе. Для России это сравнительно мало изу­ченная область. Большое внимание мы уделим анализу слови поведения, вербальных и невербальных признаков, на ко­торые ориентируется человек, считающий, что его собесед­ник искажает информацию.

История великих миллионеров объединяет множество разных судеб. Каждый из них шел своим путем, но одно роднило их — великолепное знание людей. Это подтверж­дается их книгами, воспоминаниями. У одних эта особен­ность — врожденный дар, у других — результат постоян­ной внутренней работы, но в обоих случаях она требует активного тренинга и практики, на что, собственно, и ори­ентирована данная книга.

В нашей жизни бывает немало ситуаций, когда необхо­димо «отделить зерна от плевел», распознать, правду или нет говорит ваш собеседник, чтобы планировать дальней­шие отношения с этим человеком. Мы должны быстро при­нимать решения, и поэтому просчитать, правду или неправду говорит собеседник, становится особенно важно.

Как быть? Можно ли этому научиться? И если можно, то как? На эти и многие другие вопросы и дает ответы кни­га, которую вы держите сейчас в руках.

Глава 1


КЛАССИФИКАЦИЯ НЕИСТИННОЙ ИНФОРМАЦИИ

А теперь давайте разберемся в мешанине терминов. Мы часто слышим такие слова: ложь, обман, вранье, неправда. Что подразумевается под этими понятиями? Подчас мы не совсем ясно осознаем истинные мотивы нашего поведе­ния, зато ясно понимаем свои интересы. Где правда? Где ложь? Оказывается, это зависит еще и от ситуации. Давай­те определим признаки, по которым мы будем судить о сходстве и различии неправды, обмана, лжи. Российский психолог В.В. Знаков предлагает характеризовать различия по трем основным признакам [24]:

— фактическая истинность или ложность утверждения,

— вера говорящего в истинность или ложность утверждения,

— наличие или отсутствие у говорящего намерения вве­сти в заблуждение слушающего.

Эти три признака дают основание для классификации разновидностей правды и психологического анализа отли­чий от ее антиподов — неправды, вранья, лжи и обмана (табл. 1).



Правда, «случайная правда» — человек говорит то, что, по его мнению, соответствует истине, фактам, он верит в истинность своих слов и не имеет намерения обмануть со­беседника.

Способность человека различать правду и ложь в сообще­нии собеседника зависит от умения понимать саму реаль­ность, причинные связи, лежащие в основе природного и социального мира. Этому мы учимся еще в раннем детстве. Взрослые люди понимают различия между правдой и ложью, но не всегда замечают разницы между правдой и истиной.

Например, сотрудник сказал, что едет по делам. Секре­тарь думает, что он солгал и отправился на дачу (потому что пятница и конец дня). Однако на вопрос начальника подтверждает «ложь», потому что сомневался в истинности слов сотрудника, но допускал возможность того, что он сказал правду.Классификация психологических признаков неистинной информации

Таблица 1

Соответствие или несоответствие выс­казывания фактам

Утверждение говорящего соответствует фактам

Утверждение говорящего не соответствует фактам

Наличие или отсут­ствие намерения обмануть партнера

Говорящий верит в истинность

утверждения



Говорящий не верит в истин­ность утверждения

Говорящий верит в истинность утверждения

Говорящий не верит в истин­ность утверждения

Говорящий не имеет намерения обмануть партнера

Правда — субъект говорит то, что соответствует фактам, он верит в истинность утверждения и не имеет намерения обманут^ собесед­ника.

Правда или «случайная правда» —

субъект сомнева­ется в истинности своего суждения, но по тем или иным причинам делает его.



Неправда-заблуж­дение — человек верит в реальность существования чего-то, но ошибается — в результате он говорит неправду, считая ее правдой.

Неправда — человек в шутку сознательно искажает правду. Это метафоры, ирония аллегории.

Вранье — не рассчитано на веру и не ставит целью обмануть собеседника, не ставит целью получения личной выгоды. Фантазии.

Говорящий имеет намерение обма­нуть партнера

Обман — основан на желании создать у собеседника ложное представле­ние о предмете обсуждения без искажения реаль­ных фактов. Обыч­но основывается на эффекте обмануто­го ожидания.

Мнимая ложь — человек может думать, что он лжет, сообщая собеседнику истину. Это мнимая, кажу­щаяся ложь.

Самообман — человек, получая какое-то знание, не верит в его правдоподобие или отрицает его. Субъект знает, что отрицаемое суждение является ложным, и в то же время убеждает себя в его истин­ности.

Ложь — умышленная переда­ча сведений, не соответству­ющих действительности.

Неправда-заблуждение — представлены наиболее характер­ные признаки неправды в общении людей. Такую разновид­ность неправды можно считать эквивалентом заблуждения: че­ловек верит в реальность существования чего-то, но ошибает­ся—в результате он говорит неправду, считая ее правдой.

Возьмем, к примеру, нарушенные обещания. Человече­ские заблуждения могут проявляться как в отношении к ре­альным фактам, так и в прогнозах возможного развития событий. Мы живем в мире, изобилующем парадоксальны­ми ситуациями, в которых один из партнеров не лжет, со­знательно не извращает фактов, но тем не менее часто го­ворит неправду. В частности, нарушенные обещания поли­тиков далеко не всегда следует осуждать как ложь. Могут просто измениться обстоятельства и выполнение обещания станет нецелесообразным. Если же человек, давая обеща­ние, собирался его выполнить, но потом не смог или не захотел, то он говорил неправду.

Человек может говорить неправду не только потому, что заблуждается, но и потому, что неправильно понимает при­чины и следствия; именно это часто и ведет к «случайному» высказыванию неправды. Нельзя считать ложью случайно сказанную неправду.

Неправда это уже другой вид искажения информации. Человек может сознательно исказить факты, но не специ­ально, а в шутку или потому, что не находит других спосо­бов воздействия на окружающих. Сюда можно отнести раз­личные формы иносказания (ирония, аллегория, метафора и т.п.), т.е. слова и выражения, обретающие в контексте речи смысл, противоположный их буквальному значению.

Ирония построена на противопоставлении буквального значения сказанного скрытому за ним смыслу. И, следова­тельно, прямое значение высказывания всегда оказывается неправдой. Получается, что, для того, чтобы понять иро­нию, необходимо сопоставить буквальное значение со скры­тым смыслом, т.е. неправду с правдой. Например, мама пя­тилетнего мальчугана, вернувшегося с улицы перепачкан­ным в грязи, может всплеснуть руками: «Ну и красавец ты сегодня!» Произнося вслух противоположное тому, что под­разумевается, человек хочет, чтобы слушатели поняли смысл, а не буквальное значение сказанного. Таким обра­зом, его утверждение не соответствует фактам, он не верит в истинность произносимого, но не имеет намерения кого-либо обмануть.Вранье — это социокультурный феномен, характерный для российского самосознания и, по мнению В.В. Знакова [23], оно представлено у нас в значительно большей степе­ни, чем у других народов.

Вранье представляет собой чрезвычайно интересное яв­ление. Ф.М. Достоевский в статье «Нечто о вранье» писал: «С недавнего времени меня вдруг осенила мысль, что у нас в России, в классах интеллигентных, даже совсем и не может быть не лгущего человека. Это именно потому, что у нас могут лгать даже совершенно честные люди. Я убежден, что в других нациях, в огромном большинстве, лгут только одни негодяи: лгут из практической выгоды, то есть прямо с пре­ступными целями. Ну а у нас могут лгать совершенно даром самые почтенные люди и с самыми почтенными целями».

Слово «врать» в русском языке употребляется обычно в тех случаях, когда речь идет о чем-либо малосущественном, незначительном. В словаре В.И. Даля слову «врать» соответ­ствуют следующие значения: «лгать, обманывать словами, облыжничать, говорить неправду, вопреки истине; говорить вздор, небылицу, пустяки; пустословить, пустобаять, мо­лоть языком, суесловить, хвастать, сказывать небывальщи­ну за правду» [13. Т. 1. С. 259].

Вранье можно объяснить и социально-экономическими факторами, и индивидуально-психологическими. Оно про­является в конкретных ситуациях. Мы говорим о вранье, когда нужно оценить человека, а не истинность его выска­зываний.

По мнению автора, вранье часто обусловлено психоло­гическими особенностями личности врунов. Так, холерики зачастую врут, чтобы привлечь к себе внимание. Они акте­ры по своей натуре. Сангвиники же приукрашивают ситуа­цию, потому что для них главное — это успех. Меланхолики при помощи вранья надеются избежать неприятности, а флегматики — удержать свою позицию, так как они очень не любят всяческие изменения.

С точки зрения содержательного анализа понятий «вра­нье» ни в коем случае нельзя отождествлять с «ложью». Пси­хологическая структура лжи основана на сочетании трех се­мантических антиподов правды: утверждение говорящего не соответствует фактам, он не верит в истинность произноси­мого и собирается обмануть партнера. В психологическом смысле вранье принципиально отличается от лжи.

Отличительные признаки вранья:1. Вранье — это один из способов установить хорошие отношения с партнером, доставить своей выдумкой удо­вольствие себе и ему. Нет цели дезинформировать партнера. Это, скорее, способ установления контакта и сближения людей. Русские относятся к вранью достаточно снисходи­тельно, что отражено в русских пословицах: «Не любо, не слушай, а врать не мешай!»; «Врать не устать, было б кому слушать»; «Не хочешь слушать, как люди врут, — ври сам!» [41. Т. 1.С. 385].

2. Вранье не рассчитано на то, что в него поверят. Наме­рения обмануть слушателя нет. Рассказывая небылицы, че­ловек и не рассчитывает на веру всему, что он рассказывает. У него нет задачи нанести ущерб партнеру. Эту особенность русского вранья отмечают иностранцы, хорошо знающие Россию.

В русской культуре вранье имеет характер соглашения о принятии к сведению сообщения партнера (в тех случаях, когда правда нежелательна для говорящего). Например, опоз­давший в школу ученик рассказывает учительнице, что при­чиной опоздания послужил ветер такой силы, что сбивал людей с ног. В ответ учительница устало машет рукой и го­ворит: «Садись за парту».

3. Вранье не предполагает унижения слушателя и получе­ния за его счет какой-то личной выгоды. Бескорыстность и кажущаяся бессмысленность вранья всегда приводили в изумление иностранцев.

Хотя трудно согласиться с утверждением В.В. Знакова [23], что вранье характерно лишь для русского народа. Это черта характерна для всех народов, но особенно для тех, которые были схожи с нами по своему социально-эконо­мическому развитию: Китай, Индия, страны Азии и Ла­тинской Америки. Читая сказки этих народов, отмечаешь ту же склонность к вранью, к приукрашиванию жизни.

Казалось бы, у такого обмана нет никаких видимых мо­тивов... Причина вранья заключается в относительной бе­зотрадности жизни м однообразия правды, вызывающей же­лание расцветить, приукрасить ее. Мотивы этого феномена, интуитивно понятные любому русскому, остаются неведо­мы большинству иностранцев, проводящих с нами торго­вые, политические и иные переговоры.

4. Человек, который врет, получает нескрываемое удо­вольствие, наслаждение от самого процесса изложения не­былиц. Он любуется собой, потому что он в центре внима­ния, его слушают, ему внимают! Он ощущает себя болеезначимым, более ценным в глазах окружающих. Главное, чего он хочет, — восторженное внимание публики. Особен­но это характерно для личностей с демонстративной ак­центуацией характера, которым так хочется побольше и почаще быть в центре внимания окружающих. В русской ли­тературе в изобилии представлены вдохновенные вруны — например, Хлестаков.

5. Нередко вранье следует рассматривать как проявление защитных механизмов психики, направленных на устране­ние чувства тревоги, дискомфорта. Стремление человека защитить свой внутренний мир от «несанкционированного вторжения», нежелание обнажать душу перед окружающи­ми — достаточно серьезный повод для вранья.

Вранье может использоваться, когда надо убедить окру­жающих и самого себя, что «все хорошо». В такой ситуации человек часто сознательно или бессознательно начинает искажать информацию.

С неправдой и враньем люди сталкиваются, когда факты искажаются, но без намерения ввести партнера в заблужде­ние. Теперь можно перейти к рассмотрению случаев, когда субъект имеет намерение ввести в заблуждение партнера по диалогу — внешнему или внутреннему.

Обман следует описывать на основании двух его главных признаков.

Человек, который обманывает, не искажает факты, а создает у своего собеседника ложное представление о пред­мете обсуждения. Прямых искажений истины нет. Скорее, это не вся правда, потому что частично факты сообщаются настоящие, а другая часть, важная для понимания целого, просто опускается. Создается эффект обманутого ожидания. Человек, которого обманывают, на основе полученных све­дений прогнозирует развитие событий, тогда как события развиваются совсем иначе. В чем состоит цель обмана? Мыш­ление направляется по стереотипному пути, когда ситуация в общем-то знакома. Именно поэтому обманутый всегда яв­ляется невольным соучастником обмана: он жертва — соб­ственной ошибки. Этот принцип часто применяется при продаже печально известных тайм-шеров. Вы покупаете на определенное количество лет неделю проживания на сол­нечных берегах. Кажется, что это дешевле, престижнее. На поверку же путевка, приобретенная через туристическое агентство на тот же срок и того же класса, оказывается в 2—3 раза дешевле И здесь нет никакой мистики. Просто су­ществуют очень значительные скидки для групп как на би-



10

леты, так и на проживание в гостиницах. Хотя продавцы тайм-шеров и говорят правду, но не всю.

Обман бывает зачастую связан как с реальными действи­ями (мошенничество), так и с материальными потерями Обман нельзя сводить к только словам. Он чаще основыва­ется на определенной роли, чем на утверждениях, которые противоречили бы фактам. Например, некоторые студенты не посещают лекции, а на все лабораторные занятия ис­правно ходят. Почему? А объясняется все очень просто. На лекции сидит целый поток; на лабораторных работах — груп­пы небольшие, отследить посещаемость легче. Имитация бурной деятельности. И не подкопаешься. А конспект лек­ций можно перед экзаменом и взять у кого-нибудь.

Мнимая ложь. В общении людей часто складывается си­туация, когда человек думает, что он солгал собеседнику, а реально лжи не было. Для квалификации лжи как психоло­гической категории достаточно, чтобы один из партнеров по общению думал, что он лжет, т.е. умышленно искажает факты. Но если он ошибается, то это уже субъективная, а не объективная ложь. Человек может лгать, сообщая собе­седнику истину. Нелогично? Да. Но в жизни такое встреча­ется. Например, вам очень не хочется, чтобы любимый че­ловек уезжал куда-то один. Вы ему сообщаете, что самолет или поезд отправляется на час позже. А потом вдруг оказы­вается, что это вы все перепутали и поезд действительно отправляется в то время, которое вы назвали. Объективно сказав истину, вы солгали.

Самообман. «Не робей перед врагом, — писал Козьма Прутков. — Лютейший враг человека — он сам». Только сам человек может наиболее успешно обмануть себя, да так хо­рошо, что никто его не разубедит. Когда человек чувствует, что его обманывают другие, он противится этому, но слож­нее осознать свое заблуждение. Человек оказывается в плену собственных иллюзий. Они есть у всех, у одних больше, у других меньше. С точки зрения психологии общения и взаи­мопонимания самообман представляет собой особый слу­чай внутреннего диалога: здесь и обманывающий, и обма­нутый в одном лице. Ситуации, ведущие к самообману, обыч­но связаны с тем, что человек, получая неприемлемое для него знание, не верит или отрицает его.

Если человек обманывает себя, то он знает, что суж­дение является ложным, и в то же время убеждает себя в его истинности. Отсюда следует, что только логически­ми методами проблема самообмана не может быть реше-



11на — необходимы знания о закономерностях поведения, которое нередко строится на нарушенной логике. Но если знать о существовании защитных механизмов психики, то многое можно понять. Как пишут Д. Креч, Р. Кратч-филд и Н. Ливсон, «человеческий разум способен в оп­ределенных обстоятельствах развивать две логически не­совместимые концепции одновременно, не осознавая их очевидную противоречивость. Этот феномен получил название «логиконепроницаемой перегородки», что яв­ляется одной из форм феномена обособления. Этот ме­ханизм изолирует одно направление мыслей от других таким образом, что взаимодействие между ними ослаб­лено и конфликта не возникает» [44. С. 98].

Можно говорить о существовании феномена самообма­на:

— если человек обманывает себя относительно самого себя (своих качеств, знаний, достигнутых результатов, бу­дущего и т.п.);

— когда он обманывает себя относительно других людей (лиц, групп, организаций и т.п.);

— когда он обманывает себя относительно каких-либо предметов (их существования, стоимости, местоположения, функциональных возможностей и т.д.), событий и обстоя­тельств.

Можно выделить четыре критерия самообмана:

— наличие двух противоречащих друг другу убеждений;

— противоположные убеждения представлены одновре­менно;

— одно убеждение человеком не осознается;

— действие, которое определяет, какое из убеждений является предметом осознания, т.е. мотивировано, а какое не является. (Например, свой голос, записанный на магни­тофон, люди не всегда узнают. Вот вам и самообман.)



Ложь. Точнее всего понятие «ложь» сформулировал Бла­женный Августин: «Ложь — это сказанное с желанием ска­зать ложь». Это передача сведений, которые заведомо не соответствуют действительности. Цель лгущего — дезинфор­мировать партнера. Для этого используются любые средства: вербальные и невербальные. Жертва вводится в заблужде­ние относительно положения дел в обсуждаемой области.

На Западе считается, что права человека, которому лгут, нарушены. В России оценка поведения лжеца носит мораль­но-этический характер.

12И западные, и российские психологи уделяют большое внимание анализу вербальных и невербальных признаков, на которые можно ориентироваться, подозревая собесед­ника во лжи.

Результаты исследований известного американского психолога П. Экмана показывают, что чаще искажают ин­формацию субъекты с низкой устойчивостью к стрессу, повышенной тревожностью, невротичностью, склонные к совершению антисоциальных поступков. Связи между лживостью и уровнем интеллекта и образования испыту­емых не обнаружено. Интересно, что способность успеш­но лгать другим совершенно не связана с умением опре­делять, когда лгут тебе.

Конечно, поведение человека может быть ситуативно. И в то же время от него зависит, примет он решение солгать или нет.

Описанная классификация позволяет систематизировать основные варианты истинных сообщений и их разнообраз­ных искажений, лучше понять мотивы поведения собесед­ника.

Глава 2

«ГРАМОТНЫЙ ОБМАН»,



ИЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ

ИСКАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

Причины искажения людьми информации многообраз­ны. Сообщение заведомо недостоверной информации, не­зависимо от степени преднамеренности, можно обнаружить в любой сфере деятельности — бизнесе, экономике, поли­тике, т.е. там, где часто возникает положение, при котором посредством искажения информации может быть достигну­то преимущество. Именно поэтому индивид или группа не­редко стараются использовать эти механизмы достижения целей. Особенно часто неистинной информацией пользуют­ся в ходе соперничества, враждебной конкуренции, столк­новения противоположных интересов. Она применяется для достижения победы над противником, его дискредитации, намеренного введения в заблуждение.

13Неистинные сообщения могут быть импульсивными, эпизодическими. Однако выделяют и стратегическое иска­жение информации, направленное на постепенное созда­ние желаемого образа человека в глазах партнера по обще­нию. В этом случае искажение информации более сложно организовано, ее соотношение с информацией правдивой обычно заранее рассчитано, формируются специальные комбинации, подчиненные единой цели. Человек, исполь­зующий неистинные сообщения, надевает на себя подходя­щую маску, создает образ, привлекательный для объекта воздействия.

Всех обманщиков можно разделить на две категории: одни искажают информацию потому, что их вынуждают к этому обстоятельства, а другие — потому, что не могут действо­вать иначе. Можно сказать, что это вариант детской защи­ты: соврать, чтобы не поругали. Человек уже давно вырос, но продолжает оставаться в душе маленьким ребенком и как он раньше защищался от гнева родителей, так сейчас защищается от внешнего мира. Он не умеет по-другому. При­чем такие люди, как правило, считают нечестным весь окружающий мир. Ложь является для них механизмом психологической защиты. Человек пытается найти оправда­ние своему поведению, находит для этого реальные или вы­мышленные причины. С другой стороны, если ты искажа­ешь информацию, ты должен быть готов к тому же со сто­роны других людей, ибо действие равно противодействию. Подробнее о существующих механизмах психологической защиты мы поговорим чуть позже.

Бывает, что искажение информации происходит в про­цессе ее передачи, т.е. источником дезинформации служит сам канал передачи. Люди редко задумываются, насколько часто причиной непонимания служат ошибки, возникаю­щие при передаче сообщения. Люди запоминают в основ­ном смысл сообщения, а не слова, которыми оно переда­валось. И если смысл неправильно понят, то тогда на входе и на выходе мы имеем совершенно разную информацию. И никто вроде бы не виноват.

Другой аспект возможного искажения информации — разное толкование одних и тех же слов в зависимости от интонации, знаков препинания, контекста или ассоциаций, возникающих у разных людей на одни и те же слова. Неко­торые люди так умеют строить фразы, что, фактически об­манывая своего собеседника, формально остаются правы­ми О том, как можно двусмысленно составить договор, рас-

14скажет вам любой юрист. Я опять приведу пример печально известных тайм-шеров. Одним из пунктов договора явля­лось то, что все судебные разбирательства происходят там, где зарегистрирована фирма, т.е. где-нибудь в офшорной зоне, а не в России. И кто поедет туда правды искать?

Но главное даже не в этом. Чтобы удалась любая хит­рость, нужно предварительно усыпить подозрения жертвы, потому что, если человек чувствует возможность быть об­манутым, он насторожен. В этом случае в уме взвешивается каждое слово, каждый жест. И наоборот, если мы доверяем человеку, мы ведем себя свободно и раскованно. Поэтому, если человек хочет обмануть, он старается внушить своей жертве доверие и только после этого приступает к искаже­нию информации. Как он это делает? В ход идут все сред­ства, начиная от формирования соответствующей репута­ции и создания имиджа правдивого человека, определен­ной легенды, которая бы обеспечивала некритичное восприятие со стороны жертвы, лесть, игра на индивиду­альных личностных особенностях (вспомним детский фильм «Приключения Буратино» и песню лисы Алисы: «На дурака не нужен нож, ему с три короба наврешь, и делай с ним, что хошь».) У потенциальной жертвы формируется чувство собственной значимости. Еще Дейл Карнеги писал, что «по­чти каждый встречающийся вам человек считает себя в ка­ком-то отношении выше вас, и вы найдете верный путь к его сердцу, если ненавязчиво дадите ему понять, что при­знаете ту важную роль, которую он играет в своем малень­ком мирке, и признаете ее искренне».

Можно выделить несколько приемов искажения инфор­мации. Давайте остановимся на них более подробно.



Манипуляции с информационным потоком. Существует много способов манипулирования информацией для созда­ния у человека ложной модели окружающей действитель­ности. Некоторые из этих приемов мы рассмотрим отдель­но.

Умолчание (сокрытие) — это передача неполной истин­ной информации, в результате чего жертва совершает ошиб­ку. Человек утаивает какую-то информацию, не говоря при этом ничего такого, что бы не соответствовало действитель­ности. Не все считают, что умолчание и ложь — это одно и то же, поэтому, если есть выбор, как солгать, люди чаще предпочитают о чем-то промолчать, нежели открыто иска­жать факты. У сокрытия много преимуществ. Во-первых, скрывать легче, чем подтасовывать факты. Ничего не нужно

15выдумывать. Нет риска попасться из-за того, что не вся «ле­генда» не отработана заранее. Сокрытие предпочтительнее и потому, что оно носит пассивный характер и кажется ме­нее предосудительным, чем фальсификация. Его также много легче прикрыть впоследствии, если оно будет разоблачено. Человек не заходит слишком далеко. Есть много оправда­нии, незнание, желание сказать об этом позже, плохая па­мять и т.д. Имитируя провал в памяти, искажающий инфор­мацию человек избегает необходимости запоминать «леген­ду»: все, что нужно помнить, — это утверждение о плохой памяти. Но на потерю памяти можно ссылаться только, если речь идет о незначительных вещах или о чем-то, случив­шемся некоторое время назад, иначе это будет неправдопо­добно.

В соперничестве с деловым партнером также гораздо про­ще скрыть информацию, нежели оспаривать ее в полемике. Умение грамотно скрывать что-либо от своего оппонента является важнейшим слагаемым искусства дипломатии. Про­фессионализм полемиста и состоит в том, чтобы искусно уходить от правды, не прибегая при этом к откровенной лжи



Селекция — избирательный пропуск к жертве только вы­годной обманщику информации.

Передергивание — это такой способ подачи информации, когда привлекается внимание только к фактам, наиболее выгодным для источника информации, это сознательное подчеркивание только одних сторон явления, выгодных обманщику. Сюда же можно отнести создание соответству­ющего оформления, которое преподносит предмет под оп­ределенным углом зрения.

Искажение — преуменьшение, преувеличение или на­рушение пропорций. Типичный пример искажения пропор­ций передаваемой информации — сводки с мест боев. Аме­риканский психолог Ф. Батлер предложил простой вари­ант внешне объективной двусторонней аргументации, он советовал приводить в пользу «своей» позиции наиболее сильные, убедительные аргументы, а в пользу «другой» сто­роны — наиболее слабые. Так можно показать несостоя­тельность любого оппонента. Можно также сравнивать за­ведомо неравноценные категории. Неспециалисты этого даже не заметят.

Переворачивание — перемена местами, замена «черного» на «белое». Еще польский писатель-юморист Е. Лец писал: «Никогда н€ изменяйте правде! Изменяйте правду!» Это

16может быть подмена целей: когда свой интерес выдается за интерес другого человека. Вспомните, как красил забор Том Сойер («Красить забор — это круто»).



Фальсификация (подтасовка) — это передача заведомо ложной информации по существу рассматриваемого вопро­са. Это может быть лжесвидетельство, фальшивые заявле­ния и опровержения, фабрикация фактов, документов и т.д.

К ней приходится прибегать тогда, когда одного умолча­ния недостаточно. При фальсификации человек делает сле­дующий шаг: не только утаивает правдивую информацию, но и подает ложную информацию как правдивую. Скрыва­ется реальное положение дел, и до партнера доносится за­ведомо ложная информация, которая может быть представ­лена в виде фальшивых документов, ссылок на несуществу­ющие источники, на эксперименты и т.п.

В некоторых случаях неистинное сообщение с самого начала требует подтасовки, одного сокрытия недостаточ­но. Например, если надо исказить информацию о прежнем опыте работы, чтобы получить хорошее место при устрой­стве на работу. Нужно не только утаить неопытность, но и придумать подходящую трудовую биографию. Подтасовка также неизбежна, если нужно замаскировать то, что чело­век хочет скрыть. Это особенно необходимо, когда речь идет о сокрытии эмоций. Легко утаить уже пережитую эмо­цию и намного труднее — переживаемую в данный мо­мент, особенно если это сильное чувство. Ужас скрыть труд­нее, чем беспокойство, ярость — труднее, чем раздраже­ние.

Чаще всего человек терпит неудачу из-за того, что про­является какой-нибудь признак скрываемой эмоции. Чем сильнее эмоция, тем больше вероятность того, что какой-то ее признак просочится, несмотря на все попытки его скрыть. Имитация другой, непереживаемой эмоции может помочь замаскировать скрываемое переживание. Фальси­фицируя эмоцию, можно прикрыть утечку признаков тай­ного переживания. Намного легче надеть личину, затормо­зить или погасить рядом других действий те, которые вы­ражают переживаемую эмоцию. Когда руки начинают дрожать, гораздо легче что-либо с ними сделать — сжать в кулаки или стиснуть их, чем заставить спокойно лежать. Лучшая маска — это ложная эмоция. Чаще всего в качестве маски применяется улыбка. Она является противополож­ностью всем отрицательным эмоциям: страху, гневу, стра­данию, отвращению « т.д. Еще одна причина популярное-

17ти улыбки как маски состоит в том, что это самое легкое для произвольного воспроизведения из всех мимических проявлений эмоций. Для большинства людей труднее фаль­сифицировать отрицательные эмоции. Но не всякая ситуа­ция позволяет замаскировать переживаемую эмоцию. В не­которых случаях нужно решать гораздо более сложную за­дачу: как скрыть эмоцию, не фальсифицируя другую.

Человек также может не таить своих чувств, особенно если у него не получается это сделать, а солгать об их причине.



Ложное объяснение — человек может солгать о причине своих чувств, самих чувств не скрывая. Правдиво признавая переживаемую эмоцию, он вводит в заблуждение относи­тельно причины ее появления.

Дезориентация — это передача не относящейся к делу истинной или ложной информации с целью отвлечь от су­щества рассматриваемого вопроса. Широко используются такие виды дезориентации, как лесть и клевета.

Пустословие представляет собой передачу как истинной, так и ложной информации, не относящейся к существу воп­роса. Сообщается все, что угодно, только не по сути дела. Этот прием особенно широко используется политическими лидерами.

Полуправда — это смешение существенной истинной информации с существенной ложной информацией, лжи и достоверной информации; одностороннее освещение фак­тов; неточная и расплывчатая формулировка обсуждаемых положений; ссылки на источники с оговоркой типа: «Не помню, кто сказал»; искажение достоверного высказыва­ния с помощью оценочных суждений и т.п. Прием полу­правды чаще всего используется тогда, когда необходимо уйти от нежелательного поворота спора, когда нет досто­верных аргументов, но надо непременно оспорить аргумен­ты противника, когда необходимо, вопреки здравому смыс­лу, склонить кого-то к определенному выводу. Говорится правда, но только частично.

Подбрасывание ложных доказательств — известно, что люди намного больше доверяют идеям, которые возникли в их собственных головах, нежели тем мыслям, которые исходят от другого человека. Поэтому опытные обманщики всегда стараются избегать прямого давления на жертву, пред­почитая косвенное, ненавязчивое воздействие. Для этого вроде бы случайно подбрасывают определенную информа­цию, выводы из которой объект должен сделать сам. При грамотной подаче определенных фактов человек должен сам

18сделать именно те выводы, на которые и рассчитывает об­манщик. При этом важно, чтобы был соблюден принцип: доказательства должны быть подброшены как бы случайно, только тогда они не вызывают подозрений. Отсюда напра­шивается вывод: получив доказательства чьей-то вины, по­думайте, существуют ли люди, для которых благоприятно такое развитие событий. Возможно, что эти сведения по­явились у вас далеко не случайно.



Создание «несуществующей реальности» — при помощи мелких, но выразительных деталей вокруг жертвы создает­ся уголок фальшивого пространства, который должен при­дать словам и действиям мошенников особую убедитель­ность.

Маскировка представляет собой попытку скрыть суще­ственную информацию с помощью несущественной. Име­ются четыре основных варианта маскировки:

— маскировка существенной лжи несущественной ложью;

— маскировка существенной истины несущественной ложью;

— маскировка существенной лжи несущественной исти­ной;

— маскировка существенной истины с помощью несу­щественной истины.

Ложный вывод — еще один прием, позволяющий избе­жать произнесения неправды. Заключается в том, чтобы по­зволить собеседнику сделать вывод из сказанного самому, но при этом подвести его к тому, чтобы этот вывод был ложным. Для этого используют такие приемы, как «презум­пция нормальности»: сообщение большого количества ис­тинных и доступных проверке суждений, среди которых лишь одно суждение ложное. В силу этого обнаружить неистинное суждение довольно трудно.

Изменение контекста приводится случай из жизни, который произошел в действительности. Но этот случай пе­реносится в рамки другого контекста. Это дает возможность сохранить в памяти множество мелких деталей, относящих­ся к данному случаю, что создает иллюзию правдивости рас­сказа. Отпадает необходимость специально что-то сочинять и запоминать.

Эффект обманутого ожидания — на нем основывается успешное искажение информации. Человек, которого обма­нывают, прогнозирует развитие событий, а искажающий информацию человек поступает так, что нарушает его ожи­дания. Цель неистинного сообщения в том и состоит, чтобы

19направить мышление собеседника по пути актуализации ча­сто встречающихся знакомых ситуаций. Обманутый всегда является невольным соучастником обмана: он жертва соб­ственных неадекватных представлений о действительности. Так же обманщики могут использовать истинную информацию, провоцируя собеседника на ошибочные выводы из нее.

Ключевым пунктом в анализе того, истинно данное со­общение или нет, является определение мотивов субъекта, установление причин, по которым он считает нужным умол­чать о некоторых известных ему фактах.

В любом из этих случаев какой-то аспект поведения че­ловека, искажающего информацию, может выдать его на­мерения.



Обман «от противного» — поймал волк зайца, и просит его заяц: «Делай со мной, что хочешь, даже съешь меня, только не бросай в терновый куст». «Если он так этого боит­ся, — подумал волк, — то я его туда и брошу». Так умный заяц обманул глупого волка.

Сообщение правды под видом обмана — сказать правду, но с передержками, так, чтобы жертва не поверила ей, т.е. сказать правду лживо. Отто фон Бисмарк говорил: «Если хочешь одурачить мир, скажи ему правду». Обман при помо­щи правды — редкая форма надувательства. Он очень хоро­шо срабатывает. Главное же, люди, как правило, не ожида­ют такого. При этом необходимо либо хорошо уметь владеть собой, либо быть хорошим артистом.

Обманывают тех, кто хочет обмануться. Во многих слу­чаях жертва обмана упускает ошибки человека, искажаю­щего информацию, давая его двусмысленному поведению наиболее благоприятное истолкование. Это делается во из­бежание ужасных последствий, которые может повлечь ра­зоблачение. Часто жертва одновременно и выигрывает, и проигрывает От неистинной информации или от ее разоб­лачения, но эти результаты не обязательно уравновешены.

Обман путем перестановки когда потенциальную жер­тву заставляют примерить на себя роль обманщика. В резуль­тате различных психологических манипуляций жертве на­чинает казаться, что это она обманывает других, настоя­щие же мошенники до определенного момента старательно поддерживают эту иллюзию. И только в финале все встает на свои места.

В любом из перечисленных случаев какой-то аспект по­ведения может выдать намерение человека не говорить правду. Важно вовремя заметить этот признак или группу призна-



Каталог: kopilka -> Podrostki
Podrostki -> Психология преступника содержание
Podrostki -> Психология личности правонарушителя психологическое понятие личности правонарушителя
Podrostki -> Некоторые особенности детей и подростков группы социального риска
Podrostki -> Защитные механизмы психики
Podrostki -> Зачем они воруют?
Podrostki -> -
Podrostki -> Демонстративный характер (истерик)
Podrostki -> Психология лжи (Распознание лжи при заключении коммерческих сделок)
Podrostki -> Психологические признаки неискренности
Podrostki -> Пристрастие к наркотикам, формирование зависимости


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница