Последняя женщина Пьеса из современной жизни Действующие лица: Сергей



Скачать 318,77 Kb.
Дата25.04.2016
Размер318,77 Kb.
Шанина Ирина

Последняя женщина
Пьеса из современной жизни
Действующие лица:
Сергей (40 лет) –бывший тележурналист, бывший клипмейкер, в настоящий момент перебивается случайными заработками

Татьяна (26 лет) – его бывшая любовница, ныне замужняя дама

Олег (23 года) – муж Татьяны, начинающий дизайнер по интерьерам

Марта – женщина, с которой Сергей познакомился в интернете

Анастасия – бывшая жена Сергея, в настоящий момент живет в Амстердаме, замужем за голландцем

Алексей Алексеич – друг Сергея

Евгения – сестра Алексича, женщина, на которой Сергей чуть не женился

Лена (25 лет) – любовница Сергея, приехавшая «поставить точку в отношениях»

Эльвира – подруга Насти, пытавшаяся выйти замуж за Сергея

Мама Сергея – мама, она и есть мама
Действие первое
На сцене кровать, задник – большой экран (это экран телевизора), сбоку – компьютерный стол, на котором стоит компьютер.

Худой мужчина в очках разговаривает с кем-то по телефону


Сергей: Так вы во сколько приедете?? К восьми будете? Отлично!!! Да, я еще приглашу одну знакомую. Нет, ты ее не знаешь. Я сам ее никогда не видел. Да, в интернете познакомился.
Кладет трубку, берет в руки мобильник и набирает какой то номер, периодически, заглядывая в лежащую около компьютера бумажку.
Сергей: Привет. Это я. Вот, ты мне написала свой телефон, и я решил позвонить. У меня вчера был сумасшедший день. Я проснулся в полдень и вдруг понял, что вечером обязательно должен пойти в казино, что мне должно повезти. Нужны были деньги. К трем часам я нашел, у кого занять. Я выиграл четыре тысячи долларов. Представляешь? Четыре тысячи. А потом все спустил. Абсолютно все!

(старается говорить бодро и непринужденно) кстати, если хочешь, можешь приехать ко мне. У меня сегодня в гости придет моя бывшая любовница. Мы с ней жили лет восемь назад и ее муж. Ты приедешь??? Записывай адрес…



Действие второе

На диване сидят Сергей, Татьяна и Олег и смотрят видеокассеты, на которых записаны пьянки с участием Сергея и Татьяны. Сергей и Татьяна оживлены, Олег, напротив, очень мрачен, ему явно не нравится, что его жена так живо реагирует на другого мужчину.


Татьяна: Сережа, смотри, смотри… Это Светка… Ой… А Это Алексеич, он тогда помнишь, медведем дрессированным нарядился и водку глушил из бутылочки.
Татьяна и Сергей непроизвольно пододвигаются ближе друг к другу, Олег остается один. Он все больше и больше мрачнеет.
Татьяна (поворачиваясь к Олегу): Ты даже представить себе не можешь, как я тогда старалась Сергея закадрить. Вокруг него всегда была толпа девчонок. Надо было как-то выделиться. Ну, я и придумала. Он тогда клип снимал. В сценарии было написано, что нужен бассейн. Вместо бассейна поставили ванну. В перерыве между съемками я как бы случайно в ту ванну и грохнулась. Поскользнулась. Вылезаю, вся мокрая, соски торчат, мужики об меня глаза обломали, зато Сергей сразу меня заметил, подошел и пригласил вечером составить ему компанию. Я была так счастлива, потому что я по уши в него влюблена была. Первый мужчина, первая любовь…
Татьяна совершенно не замечает, что ее законный супруг с каждым словом все больше мрачнеет. Зато это замечает Сергей и пытается как то сгладить допущенную Татьяной неловкость.
Сергей: Сейчас должна приехать одна моя знакомая. Я с ней познакомился (задумывается) года полтора назад. Может, даже и два. Умная девчонка.
Татьяна (с невольной ревностью в голосе): Красивая?
Сергей (разводит руками): Не знаю… Я никогда ее не видел.
Татьяна: Она что, даже фотографий не присылала?
Сергей (качает головой): Н-нет…
Татьяна: Не боишься??
Звонок, все невольно замолкают. Сергей вздыхает, медленно идет к входной двери, на мгновение останавливается, а потом, словно решив про себя – «была, не была», открывает.

Действие третье

Те же и Марта.


Марта: Добрый вечер.
Татьяна и Олег (хором): Добрый…
Марта (обращаясь к Сергею): Где я могу вымыть руки? А то я на заправку заехала, теперь руки бензином пахнут.
Сергей (суматошно и бестолково машет руками в сторону ванной): Вот там… Там все есть – и мыло, и полотенце…
Идет за Мартой, останавливается в дверях ванной комнаты и задумчиво говорит
Сергей: Ты красива, ты очень красива… Это меняет дело. Вечер обещает быть приятным.
Марта входит в гостиную, садится на диван.
Сергей: Знакомьтесь… Это Танька, мы вместе жили лет восемь тому назад. Это ее муж, Олег. А это Марта.
Все шумно здороваются. Как-то сама собой организуется маленькая группа – Сергей, Татьяна и Марта. Олег опять остается «за бортом». Сергей, не отрываясь, смотрит на Марту.
Сергей: Та знаешь, мне кажется, что мы с тобой поженимся…
Марта: А вот мне так совсем не кажется.
Сергей: Почему?
Марта (неопределенно помахав в воздухе руками): Слишком мало точек соприкосновения.
Сергей уходит на кухню, принести еще пива. Марта тем временем обращается к Татьяне:
Марта: Вы давно женаты?
Татьяна: Мы? Три года уже. У нас дочке скоро годик.
Марта: А фотографии есть?
Татьяна: Есть.
Вскакивает, достает из сумки маленький альбомчик. Вместе смотрят фотографии.
Марта (Олегу): Вы знаете, Олег, дочка удивительно похожа на Вас. Такая милая девчушка. У меня тоже дочь. Только она намного старше – ей скоро 14 лет.
Олег, на которого в первый раз за вечер обратили внимание, расцветает.
Олег: Вам принести пива?
Марта: Спасибо, но я за рулем. Вот если Вы принесете воды, я буду Вам очень признательна.
Олег скрывается на кухне. Татьяна пододвигается к Марте.
Татьяна (шепотом): Вы в разводе?

Марта кивает.


Татьяна: Я вот тоже понимаю, что рано или поздно мы с ним разведемся. (неожиданно переходит на «ты») Я его старше. Мне уже 26, а Олегу только 22. рано или поздно он найдет себе другую, помоложе. (совершенно неожиданно спрашивает у Марты) Ты останешься у Сергея?
Марта: А вы что, скоро уезжаете?
Татьяна: Да нет, мы еще часик посидим, но потом надо ехать. Мы далеко живем, в Южном Бутово.
Марта: Скорее всего, я уйду вместе с вами.
Татьяна (удивленно): Тебе не нравится Сергей?
Марта неопределенно пожимает плечами.
Татьяна (с энтузиазмом): Да ты что! Та его просто плохо знаешь. Как только ты его узнаешь получше… (слегка смущается) Ну, ты понимаешь, о чем я. Тебя за уши от него не оттащишь. Может быть, ты меня стесняешься??? Не надо. У нас с Серегой давно уже только дружеские отношения.
Марта (улыбается и молча кивает). Тем временем возвращаются Сергей и Олег. Сергей приносит Татьяне бутылку пива, Олег – стакан воды, протягивает его Марте.
Марта: Спасибо, Олег.
Татьяна (отхлебнув пива): Сережа, а ты так и не женился? Почему один?
Сергей: Нет, Танюх, не на ком жениться. Нету «правильной» женщины.
Татьяна (удивленно): Как это, не на ком? (делает жест в сторону Марты) Вот Марта, хорошая женщина, почему бы тебе на ней не женится.
Марта (смеется): Таня, может быть, Вы позволите и мне поучаствовать в решении данного вопроса?
Татьяна (не слушая Марту, хватает Сергея за руку и тащит за собой на кухню): Пойдем поговорим. Я тебе мозги вправлю.
В комнате остаются Марта и Олег.
Марта: Олег, а Вы кем работаете?
Олег: Я – дизайнер по интерьерам.
Марта: Как интересно. Вы делаете клубы или квартиры?
Олег: Я больше люблю работать с квартирами. Потому что надо чувствовать людей, с которыми работаешь. Клубы – это, конечно, тоже интересно, но я гораздо больше люблю работать с людьми.
Марта: Вы знаете, это здорово… Это, наверное, очень интересно – приходить в квартиру, в полуразрушенную, где ничего еще нет, только старые обои на стенах и кривые двери, и видеть, как из-за этого кошмара выступает новый облик. Вы почти творец.

Олег (смущенно улыбается): Ну, это Вы уже загнули.


Тем временем на кухне Сергей целуется с Татьяной. Наконец, они возвращаются в комнату.
Татьяна: Олег, нам пора вызывать такси. (начинает звонить по телефону, выясняя сколько стоит доехать до Южного Бутова) Представляете, первые двадцать минут – 180 рублей, а дальше каждые 10 минут дополнительны деньги.
Марта: Ну, что же, у вас нет другого выхода. Садитесь в такси, накидываете водителю на горло шнурок и говорите – «мужик, у тебя есть двадцать минут, чтобы доставить нас в Южное Бутово, не успеешь за двадцать минут, пеняй на себя».

Сергей удивленно смотрит на Марту. Она делает «невинное» лицо. Татьяна и Олег смеются.


Наконец Татьяна заказывает такси.
Татьяна: Они сказали, что приедут минут через двадцать. Сережа, а у тебя машина есть?
Сергей (мотает головой): Она мне не нужна. Я прекрасно доезжаю троллейбусом. А если очень нужно, то тут рядом, в соседнем подъезде живет мужичок, я ему плачу, он меня возит. Так удобнее.
Олег (неожиданно и не к месту): Тут недавно звонил Ваш друг. Алексеич, кажется.
Сергей: Да, у него был роман с Танькиной сестрой. Помнишь, Тань?
Татьяна: Да, но, Сережа, ты ему скажи…
Олег: Он позвонил в два часа ночи, в хлам пьяный. Сначала спрашивал Светку, потом стал Татьяну просить к телефону. Я старался… Я ОЧЕНЬ старался ему не хамит. Я понимаю, он почти в два раза меня старше, но Вы ему скажите, чтобы он больше не звонил. Потому что мне это не нравится, и в следующий раз я его просто пошлю.
Возникает неловкая пауза, в этот момент звонит Татьянин мобильный, приехало такси.
Все идут к дверям. Сергей, пытается обнять Марту за талию.
Сергей: Вы уезжаете, а мы остаемся. (поворачивается к Олегу) Завидно, да?
Марта (протягивает Олегу руку): До свидания, Олег. Было очень приятно с Вами познакомиться. (подмигивает ему) Все ОК!
Олег: До свидания. Взаимно.
Татьяна и Сергей целуются на прощанье. Затем Татьяна и Олег уходят.

Действие четвертое

Сергей и Марта сидят на кухне.


Сергей: Ты ведь знаешь, что я был женат?
Марта молча кивает головой
Сергей: Мы тогда были такими молодыми, нас все прикалывало. Мы не хотели жить как обычная семейная пара. Нам казалось, что это так круто – приходить на одну и ту же вечеринку порознь. Как будто мы не знакомы. И флиртовать со всеми подряд. Все знали об этой нашей особенности … Поэтому вокруг Насти всегда крутились мужики, им казалось, что это очень почетно – увести ее прямо из под носа мужа. А девчонки липли ко мне. А потом мы с ней рассказывали друг другу, что, как и с кем у нас было. Это была такая игра. Мы договорились, что не будем ревновать. Потому что, то, что между нами, это и есть настоящее, а все остальное – так, развлечения. Так продолжалось довольно долго, пока она не забеременела. Родилась Аленка… Я был так счастлив, что гулял неделю, наверное. А потом началось. Она уже не могла ходить на тусовки, а я не мог не ходить. Ведь ты понимаешь, в нашем деле имидж – вещь далеко не последняя. Она стала дико ревновать, набрасываться на меня по поводу и без повода. Я потом где то прочитал, что это называется послеродовая депрессия. Когда Аленке исполнилось 3 месяца, она заявила, что теперь мы будем сидеть по очереди. И некоторое время мы так и жили: договаривались, чья на этой неделе очередь сидеть с дочкой, чья – ходить на светские рауты.

А потом она вдруг заявила, что познакомилась с Эриком и уезжает к нему в Голландию. Я даже не знаю, где она его подцепила. Я был в шоке. Тогда она нас не познакомила. Это уже потом, через несколько лет, я узнал его поближе, и понял, что он, в сущности хороший мужик. Мы даже подружились. Ведь у нас было много общего – Настя. А тогда она уехала с Эриком, оставив мне Аленку. И я целый год растил ее один.

Через год она вернулась и сказала, что подает на развод. К тому времени первый шок и первая боль уже прошли, и я не возражал… Развели нас быстро, тем более, что Настя не стала делить имущество. У нее в Голландии был хороший контракт на тамошнем телевидении. Эрик помог, конечно. Естественно, что дочь она забрала с собой. Наверное… Наверное, я не должен был ей отдавать Аленку, но ведь там и образование лучше, и условия.

После отъезда Насти я начал пить по черному, ведь меня больше ничего не сдерживало. Я ругал себя за то, что позволил увезти дочь. Хотя, может быть, может быть, я немного лукавил. Дело было не в дочери. Просто… У меня тогда вдруг появилось очень много денег. Пошла мода на клипы… Знаешь, сколько у меня было денег? Я открывал шкаф, а оттуда вываливались пачки. И я запихивал их обратно, приминая ногами. Не реально было все потратить. Хотя я очень старался. (смеется) Вот тогда я и познакомился с Танькой. Ей было 17 лет, они с сестрой все время крутились возле съемочных площадок. Не знаю, кто их туда пускал, но они все время мелькали у меня перед глазами. Она и сейчас еще ничего, а тогда была такая молоденькая, хорошенькая, наивная… Она мне потом уже призналась, что на студию ходила только для того, чтобы познакомиться со мной. Представляешь? Чтобы со мной познакомиться, а я ее не замечал долго. А она терпеливо ждала своей очереди. И дождалась.

Знаешь, в отличие от остальных, она ничего не просила. И мы стали жить вместе. А через год решили даже пожениться, даже заявление в ЗАГС подали. И день свадьбы был уже намечен, но тут приехали Настя с Эриком и Аленка. И мы так хорошо начали общаться, потом Эрик с Аленкой уехали, а у нас с Настей началась весна. Она купила себе шикарную квартиру в районе Арбата, начала делать там ремонт. Я помогал. На время ремонта Насте надо было где-то жить, и я предложил ей поселиться у меня. Естественно, что Таньку я предупредил, чтобы она не подумала, что там что-то такое. Но она дурочка была молоденькая, психанула, собрала вещи и ушла. Когда Настя уехала, я ей позвонил, она отказалась со мной общаться, а через полгода позвонила сама и сказала, что выходит замуж. Да ты их видела сегодня, ее и ее мужа.

В общем, я опять остался один. И вот тогда я вдруг понял, насколько я одинок и несчастен. (хватает Марту за плечи, трясет, заглядывает ей в глаза и громко кричит) У меня ВСЕ было, и я был несчастен. Мне ничего, ну совсем ничего не хотелось делать? Зачем? Чтобы заработать еще денег? Купить еще более навернутую тачку? А чем меня эта не устраивает? Ну, если откинуть в сторону понты… Чем меня эта не устраивает? Или женщины… Их было так много… И все одно и то же.

Я подумал тогда, наверное, мне не нужно всего так много. Наверное, настало время поискать простое человеческое счастье. Я решил жениться. И вот парадокс – женщин вокруг было много, но ни с одной из них мне не хотелось создавать семью. Ну, не объявление же давать, в самом деле, в брачную газету.

А тут Настасья приехала, в ее квартире закончился ремонт, и она решила ее обставить. Конечно, заехала ко мне в гости, мы долго разговаривали по душам, вспоминали нашу совместную жизнь. (смеется) Лучше Насти меня никто не понимал, да и, наверное, не будет понимать. Я ей рассказал, что хотел бы жениться, да не на ком. Она пошутила на эту тему, но приняла к сведению. Буквально через две недели позвонила одна ее подружка, потом еще одна. Настя стала знакомить меня со женщинами, которые тоже поуезжали в Европу. Большая часть использовала старомодный, но проверенный многими поколениями искательниц хорошей жизни способ – замужество. Многие, приехав, быстро развелись, и вот с этими, которые развелись, она и стала меня сводить. Заграничные разведенки оказались еще хуже, чем девушки из тусовки. У меня было несколько «романтических» свиданий, после чего я позвонил Насте в Амстердам и убедительно попросил больше не подсылать ко мне неустроенных подружек.

Все они разыгрывали один и тот же сценарий. Сначала гнули пальцы: дескать, я такая крутая, у меня роскошные апартаменты в Амстердаме (Париже, Брюсселе – нужное подчеркнуть). Через некоторое время выяснялось, что вся ее «крутизна» – это алименты от добропорядочного бывшего мужа. Далее были варианты: либо денег ей было мало, и она искала себе спонсора; либо денег хватало, но томящаяся от безделья душа требовала признания. Вторая разновидность Настасьиных подружек горела желанием продемонстрировать почтеннейшей публике свои певческие таланты, а также умение красиво раздеваться перед камерой. Естественно, что снимать клип, договариваться, чтобы этот клип крутили по центральным каналам, должен был я. Иногда попадались удивительные сочетания первого и второго, то есть, когда и денег нет, а петь охота.

Действие пятое

Меняется свет, Марта с Сергеем уходят в тень. Ярко освещена кровать, на которой лежит Сергей и какая то женщина. Они только что закончили заниматься сексом.

Сергей нагибается, берет стоящую на полу бутылку пива, жадно делает несколько глотков. Протягивает бутылку женщине.
Сергей: Хочешь??
Эльвира (молча кивает головой, делает несколько глотков, после чего кладет руку Сергею на плечо): Сережа, ну когда же ты пригласишь меня на съемочную площадку?? Мне ТАК интересно…
Сергей: Что тебе ТАК интересно???
Эльвира: Посмотреть, как ты работаешь. Настя мне говорила, что ты – большая шишка на телевидении. Что от тебя зависит, кого будут снимать в клипах… Это правда?
Сергей: А ты что, собралась в клипах сниматься???
Эльвира: Ну да… Настя говорила…
Сергей: Погоди, я не знаю, что тебе наболтала Настя, но ты же говорила, что у тебя крутой муж. Банкир, кажется, или я ошибаюсь? Это он хочет твой клип проспонсировать?

Эльвира (смущенно): Ну… Я думала, что… Раз уж мы с тобой в таких близких отношениях. Что ты как-нибудь договоришься. Я знаю, что ты это делал, мне Настя говорила.



Сергей: Стоп, стоп, стоп. При чем тут наши отношения? Тьфу… И что ты вообще называешь «отношениями»?
Эльвира: Ну… Как что… (неопределенно обводит рукой кровать)
Сергей (несколько секунд ошарашено смотрит на нее, а потом начинает истерически хохотать): Так ты что??? (давясь от хохота) Ты ради этого сюда пришла??? Ой… РЖУНИМАГУ… Нет уж, дорогуша, мы не будем рисковать твоим семейным счастьем. А то вдруг муж банкир увидит случайно этот клип, и будут у тебя большие неприятности… Личного характера.
Эльвира (злобно и деловито): СКОТИНА ТЫ…

Действие шестое

Меняется свет, опять за столом сидят Марта с Сергеем.


Сергей: Она сказала, что у нее не будет у меня неприятностей личного характера. Оказалось, что банкиром был не ее муж, а его папаша. Муж, правда, тоже учился здесь по финансовой части, в МГУ. Собственно, там она с ним и познакомилась. А когда они, уже как законные супруги приехали в Амстердам, родители подарили им романтическое путешествие на пароме. Вот там они и познакомились с Тимом. Тим работал официантом. Супруг Эльвиры проявил завидную лояльность к пролетарию. Она еще тогда подумала, ну, надо же, не зазнается, нос перед обслуживающим персоналом не задирает. Почти коммунизм в этой Голландии. Социальной лестницы как будто нет. А если и есть, то вся страна топчется на одной ступеньке. Ей и в голову не приходило, что супруг ее – бисексуален. У нас тогда таких было мало. А те, которые были, предпочитали не афишировать свои пристрастия в сексе.

Стало быть, вернулись они из путешествия, супруг ей и заявил, что есть у него серьезный разговор. Она, конечно, подумала, что сейчас насчет детей разговор будет. У них планирование семьи – дело ответственное, не то, что у нас: собирались получить удовольствие, а получили заботу на ближайшие лет 20. Элька тоже о детях подумывала, потому что на работу она устроиться никак не могла, а сидеть дома на пособие, тоже удовольствие сомнительное. Но вместо разговора о детях супруг объявил, что жить без Тима не может. Но, поскольку, он ее из России увез, то чувствует свою ответственность за ее судьбу. Поэтому предлагает следующее: Элька будет жить в доме его родителей, а они с Тимом снимут квартиру неподалеку. И будут ходить в гости друг к другу. Она просто обалдела… Не за этим она в эту чертову Голландию ехала. Дальше – больше, супруг с официантом ревновали друг друга страшно… Ее это даже обижало, потому что ЕЕ муж никогда так не ревновал. В итоге Тим бросил работу, и Роб (муж Элькин) тоже. Ну, для таких в Голландии все продумано. Они начали работать на дому, штамповать гашиш. Это не шутка. В этом плане – насчет гашиша, у них там свобода, какая нашим и не снилась. Раз в день специальная машина объезжает всех «надомников», привозит «сырье», забирает партию товара. Так что Роб с Тимом были при деле, а она при его родителях. С утра свекор чесал в свой в банк, свекровь до обеда сидела дома, а к шести вечера тоже шла на работу. На общественную, она в каком-то тамошнем благотворительном обществе состояла. Это общество занимается тем, что патронирует неблагополучные слои населения. И вот мамаша Элькиного дражайшего супруга на общественных началах сидела с детьми какой то проститутки. Проститутке к 18.00 на работу, а с детьми сидеть некому. Вот это жизнь. Папа – банкир, мама сидит с проституткиными детьми, в соседнем доме два педика штампуют гашиш, один из них по документам законный супруг. У нее потихоньку начала съезжать крыша, и тут она познакомилась с Настей. Моя же бывшая супруга, памятуя наш разговор, сказала Эльвире, что я свободен, в поиске, к тому же работаю на телевидении. Они посовещались и решили, а почему бы нам с Элькой не попробовать. Я потом Насте позвонил и сказал ей отдельное СПАСИБО. За такую своеобразную заботу. Можно подумать, что я вот просто спал и видел, как бы мне порешать сраные проблемы незнакомых мне баб.


Сергей закуривает, после чего продолжает.
Сергей: Настя вняла моим просьбам, поток заграничных «невест» быстро иссяк. А я уже совсем ничего не хотел. Я даже перестал ходить на светские тусовки. Лежал дома, читал Бунина, и никого не звал к себе в гости. Кроме Алексеича.

Действие седьмое

Меняется свет, вместо Марты за столом сидит мужчина лет тридцати с небольшим. Мужчина изрядно навеселе.


Алексеич: Серега, я тебя не понимаю. Отказываюсь понимать. У тебя ж все есть (осматривается). Квартира, ремонт вон сделал хороший.
Сергей (мрачно): Счастья нет, Алексеич. Счастья… Ничего достойного в жизни. Все уже было как вариант, и иного ничего не ожидается… Неужели это и есть конец?? Когда вот так, в один не самый прекрасный день тебе становится просто не интересно жить… У меня пропало ощущение праздника. То самое чувство, которое ты испытываешь в детстве, когда просыпаешься в день своего рождения и, еще полусонный, засовываешь руку под подушку, а сердце сладко сжимается в ожидании сюрприза.

А теперь что? Просыпаешься, а рядом – никого. А если и есть кто-то, то уж на сюрприз никак не тянет. Или тянет – на неприятный. Скучно так жить, Алексеич… Что делать то?


Алексеич (молча наливает себе еще рюмку водки, выпивает, закусывает куском хлеба): Я так думаю, что тебе нужно жениться. Ведь когда ты на Насте был женат, все у тебя было в порядке. Я так думаю, что тебе просто нужна женщина в доме.
Сергей (как бы про себя): Женщина в доме, это как женщина на корабле…

Где ж ее найдешь то, женщину?


Алексеич: Ты Женьку знаешь? Сестру мою младшую? Хорошая девчонка. Связалась с каким-то мудилой, он ее бросил. Теперь лежит, тоскует, ничего не ест. Помирает от любви. Давай, Серега, ты ей предложение сделаешь. Как принц на белом коне приедешь.


Сергей: Точно… Поехали делать предложение. Подарок надо купить. Шубу, например.
Алексеич: Ты – голова, Серега. Женщины, они любят, чтобы им под ноги шубы бросали. Приедем, ты ей норку в ноги бросишь, небрежно так. Думаю, она сразу согласится за тебя замуж пойти.
Сергей (надевая куртку): Хватит болтать. Поехали. Невеста ждет.

Действие восьмое

Свет гаснет. Опять Сергей и Марта сидят на кухне.



Сергей: И мы поехали. Сначала заехали в магазин, и я купил обалденную шубу «в пол» из серебристой норки. Потом в ювелирный, я выбрал ей кольцо с бриллиантом в пол карата. Мы вышли, погрузили подарки в машину, купили цветы и поехали. Я тогда в Митино жил, а к Алексеичу по Ленинградке надо было. Машина у меня тогда была обалденная, крайслер, из Америки привезенный. Ни у кого в Москве больше такого не было. Цвет – темно синий металлик. На такой машине ездить – одно удовольствие. Нам повезло, Ленинградка была свободна, мы шли 150, не меньше. И тут, знаешь, где развилка Ленинградки с Волоколамкой? Там еще в туннель мы уходим?
Марта кивает головой
Сергей: Так вот, иду я 150, залетаем в туннель, а на выезде, в крайнем левом ряду стоит какой то мудак, мигает аварийкой. Ну, я на тормоз, но скорость то у меня – 150!!!! Короче – разнес я ему всю задницу. Ну, вышли мы с Алексеичем, я этому мудиле и говорю – надо знак аварийной остановки выставлять за 40 метров. А ты? Короче, вызвали ГАИ, протокол, то, да се. У меня капот весь покорежило, мы его проволокой скрепили. Но машина, как ни странно, заводилась и ехала. Но настроения уже было не то. Какой принц приезжает на разбитом крайслере, с капотом, подвязанным проволокой? Так в тот раз я и не женился.
Марта: И что же было потом?
Сергей: Мы начали жить вместе через 4 года. Она к тому времени успела родить дочку от того мудака, по которому сохла. Я все же привез ей шубу, начали встречаться, а потом я предложил ей переехать ко мне вместе с Дашкой. Мы прожили… (задумывается) месяцев семь, наверное. Или нет, вру, больше – почти год. Потом она ушла. Забрала дочку и ушла. Поводом послужили какие-то прививки, которые надо было делать Дашке. А от мамы ей быстрее и проще было добираться до поликлиники. (некоторое время молчит, а потом начинает оправдываться) она все время боялась, что ребенок будет мне мешать. (горделиво) Я приходил с работы, садился к компьютеру, Дашка рвалась ко мне. Ей хотелось поиграть. А Женя нервничала, уводила ее, начинался крик, слезы. Я раздражался. Ну, и с этими анализами или прививками. Она что, не могла мне сказать? Она должна была меня шпынять – «Сергей, надо сделать то, Сергей, надо отвезти Дашу в поликлинику». Я бы ворчал, ругался, но делал бы.
Сергей: Наверное, это была моя последняя попытка. Я плюнул на все, засел дома, начал перечитывать классику. И постепенно отпала вся шелуха… Отвалились люди, которым ты вынужден был улыбаться на светских раутах. Я честно сказал сам себе – «Серега, хватит метать бисер… Тебе же на них наплевать, так какого черта ты изображаешь интерес». И на душе стало так спокойно… Я лежал, читал Бунина, не подходил к телефону, который звонил все реже и реже. И меня уже не раздражало, что на автоответчике почти не появляются новые записи.

Мне позвонил Настин знакомый из Амстердама и предложил вести колонку в одной из тамошних русскоязычных газет. Гонорар не Бог весть какой, но зато не надо ежедневно ходить на работу, можно спокойно сидеть дома, писать потихоньку на интересующие тебя темы… А еще я начал сочинять музыку. Хочешь послушать?


Марта кивает. Сергей ставит диск, некоторое время звучит музыка из разряда «электронных».
Сергей: Я предложил свою музыку для спектакля, который ставила в Амстердаме маленькая театральная студия. Музыка понравилась, они ее использовали…
Молчит, потом берет Марту за руку и продолжает…
Сергей: Я никогда не задумывался, какая мне нужна женщина… Умная, глупая, красивая или уродливая… Наверное, у меня просто было мало свободного времени и много женщин. А тут вдруг образовалось колоссальное количество времени, а женщины куда то исчезли. Я лежал, читал Бунина, и вспоминал… Когда то я, подобно многим, искал «идеал». Как это там, у Толстого – «тот некий прототип, тот образ совершенный, для каждой личности заране припасенный». Я метался, знакомился, встречался, бросал… И всякий раз было одно и то же – при ближайшем рассмотрении «идеал» оказывался очередной пустышкой. (вскакивает и с пафосом декламирует, приняв соответствующую позу) «Но лишь захочет он, своим огнем томим, в объятиях любви найти себе блаженство, исчезнет для него виденье совершенства, и женщина, как есть окажется пред ним».

(садится и устало продолжает)

Они все от меня чего то хотели… Например, чтобы я их ревновал. Или они ревновали меня. По поводу и без повода. Удивительно, почему женщины так уверены, что если мужчина ревнует – стало быть, он любит. А если не ревнует, стал быть, охладел. Или, что еще хуже, завел себе другую. Объяснить им, что ты не видишь смысла в ревности (пусть даже она и вполне обоснована), НЕ ВОЗ МОЖ НО.

Я так устал от скандалов, от истерик… От этой дурацкой ревности. Хотя, было время, когда я тоже ревновал: они уходили в гости «к подружке», а потом возвращались под утро. Таинственные подружки все, как одна, жили за городом. Или в спальных районах, в новых домах, и телефонов у них не было. А мобильников тогда еще ни у кого не было, а ближайшие телефоны автоматы, как назло, были с оборванными трубками – стараниями хулиганов из этих жутких спальных районов.

(входит в роль и говорит капризным детским голоском) «Ну, ты же не хочешь, чтобы меня там изнасиловали поздно ночью?»… При этом она делает мне «страшные» глаза. Конечно, я не хочу, чтобы ее изнасиловали, но у меня появляются смутные подозрения, что насиловать то, в принципе, не обязательно. Что там, в далеком спальном районе, все происходило по взаимному согласию и для взаимного же удовольствия. Наверное, это были попытки вызвать во мне ревность… И некоторое время я даже прятался за машиной, чтобы увидеть, кто ее подвозит. Один раз сидел довольно долго под дождем. Потихоньку под меня натекла приличная лужа, ноги совсем промокли, но уйти я не мог. Выдерживал характер, желал «дойти во всем до самой сути». Она в тот вечер приехала на такси. И никто ее не провожал. Так что мое бдение оказалось напрасным, но промокшие ноги дали себя знать - я простудился и три недели захлебывался соплями. После того как я выздоровел, она торжественно объявила мне, что встретила, наконец, настоящую любовь. И уходит к нему. Просто она, оказывается, ждала, когда я совсем поправлюсь, боялась, что в болезненном состоянии я могу что-нибудь с собой сотворить. А мне уже было все равно. Во время болезни я пришел к выводу, что все мои подружки, невзирая на цвет волос, рост, вес и сексуальные привычки взаимозаменяемы, как… Стаканы из ИКЕА. Даже если случайно разобьешь один, всегда можно купить другой, точно такой же. Разве кто-то накладывал на себя руки из-за разбитого стакана?? Смешно… Я про такое не слышал.

(берет со стола бутылку пива, делает глоток)

В общем, они исчезли. Женщины, я имею в виду. А я, перечитав Бунина, взялся за Чехова. С одной стороны мне стало легче: никто не ходил вокруг меня, не дергал… И вдруг… Появилась паника. Я испугался, что родители стареют, и, рано или поздно, я останусь один. У Насти с Аленкой своя жизнь, они уже никогда не вернутся сюда. Приехать на пару недель, от силы – на месяц, - это можно. А вот насовсем, чтобы снова жить всем вместе – это уже никогда. Я запаниковал. Мне стыдно в этом признаться, но я жутко запаниковал. И у меня совершенно пропал аппетит. Я мог по несколько дней ничего не есть. (наклоняется к Марте и громко шепчет, как будто сообщает страшную тайну).

И есть мне совсем не хотелось. Я похудел, стал плохо спать. Мама приехала и пришла в ужас. У нее был какой то знакомый доктор, она уговорила его приехать ко мне домой, потому что понимала, что я никогда сам не пойду к врачу.

Он прописал мне кучу таблеток. Я скандалил, говорил, что вполне здоров, что не буду пить эту гадость. В итоге – мама переехала ко мне и зорко следила за тем, чтобы я принимал их по часам. Именно тогда она впервые заговорила, чтобы я «зашился».

Тогда я отказался. Был большой скандал, я орал на нее…



Действие девятое

Свет гаснет, на кухне Сергей и его мама.


Мама: Сережа, я хочу с тобой серьезно поговорить.
Сергей: Мамуля, все, что ты хочешь мне сказать, ты уже говорила мне много раз. Если у тебя есть что-нибудь новое, то, пожалуйста, если же ты опять заведешь старую песню о главном, то уволь. УВОЛЬ. Не хочу больше.
Мама: Михаил Григорьевич считает, что тебе срочно нужна помощь.
Сергей: Мама, я крайне признателен Михаилу Григорьевичу за столь горячее участие в моей судьбе, но Я УЖЕ ВЫРОС, МАМА. И вполне могу сам решать, что мне нужно, а что – НЕТ.
Мама: Михаил Григорьевич говорит, что у тебя очень сильная депрессия, что если сейчас не взяться, то последствия могут быть ужасны.
Сергей: Мамуля, ты знаешь, у жизни всегда ужасное последствие – называется смерть. И, что самое смешное, никому еще не удавалось избежать последствий жизни.

Действие десятое

Свет гаснет, снова на кухне сидят Сергей и Марта.


Сергей: Мама плакала, звонила в Амстердам Насте, просила повлиять на меня. Настя перезванивала мне, я не брал трубку, они созванивались между собой…

Удивительно, когда мы с Настей были женаты, моя мама была от нее не в восторге. Настя тоже предпочитала лишний раз не ездить в гости к моим. Но тут они редкостно сплотились. Дело дошло до того, что Настя пригласила маму летом погостить у них с Эриком. И мама с удовольствием поехала. Думаю, что ее больше привлекала не возможность увидеть Европу, а то, что теперь они могли выработать совместный план – как вывести меня из депрессивного состояния.

(делает еще глоток пива, затем продолжает) Один плюс в мамином вояже за границу все же был, она категорически протестовала против того, чтобы навесить мне на шею какую-нибудь тамошнюю невесту.

Когда они перестали на меня давить, я потихоньку, без помощи уважаемого Михаила Григорьевича стал выползать из депрессняка. Сначала принимал таблетки, потом очень постепенно стал от них отказываться. Теперь, чтобы заснуть, мне уже не требовалось снотворное. Здоровье улучшалось, но оставалась тоска и страх перед одиночеством. Я попытался вернуться в прежнюю тусовку, но быстро понял, что это невозможно. Мне были не интересны их проблемы… То, что Они называли проблемами. Это было мелко и скучно. И секса тоже не хотелось. Говорят, что мужчина умирает дважды… Сначала как мужчина и только потом, много позже (если очень уж не повезет), как человек. Я не могу сказать, что тогда умер как мужчина, хотя таблетки, прописанные заботливым Михаилом Григорьевичем, дело свое знали туго – от депрессии лечили, но на потенцию тоже влияли, причем далеко не лучшим образом. Я решил, раз уж прежних – легких любовных интрижек больше нет, стало быть, пришла пора чистой дружбы… Через некоторое время я с удивлением обнаружил, что ни с кем из моих вчерашних подруг мне дружить не хочется. Они милы, смешливы, но, если исключить секс, с ними больше нечего делать.

И вот именно в период воздержания, я вдруг понял… Как озарение нашло: мужчине нужна одна, только одна женщина – та, с которой он чувствует себя… уверенно.

(берет Марту за руку и, глядя ей прямо в глаза, говорит очень проникновенно) Мне кажется, что сегодня я ее нашел.


Сергей быстро идет вглубь комнаты и возвращается с «дипломатом» в руках. Открывает его, достает ворох газет, протягивает Марте.

Сергей: Вот, прочти, я считаю, что это – лучшее из того, что я написал.


Марта читает, Сергей внимательно смотрит на нее.
Сергей: Ты такая умная, Марта.
Марта (поднимает голову): Да с чего ты взял, что я умная?
Сергей: Я смотрел, как ты читаешь. Ты очень быстро читаешь, ты смеешься в тех местах, где надо смеяться. Ты ПОНИМАЕШЬ, что я хотел сказать. Ты – первая женщина, равная мне по уму.
Пока Марта читает, Сергей приносит мобильный.
Сергей: Видишь, какой у меня мобильник? Мне его Настя подарила, когда приезжала летом. Я смотрел по каталогам, такого здесь ни у кого еще нет. Я даже еще не все навороты изучил.

Представь, она вручила мне этот телефон и сказала – «Серега, если бы я хотела второго ребенка, то только от тебя». Ее Эрик уже несколько лет с ней не спит. Хотя живут по-прежнему вместе, и на развод подавать не собираются. Мы даже к врачам сходили, чтобы выяснить, сможем ли мы. Ведь нам уже далеко не по 20… А потом она передумала, хотя я очень хотел, чтобы у нас был еще один ребенок. (задумывается, на его лице появляется мечтательная улыбка, он мыслями где-то далеко, потом внезапно Сергей хмурится и резко, как бы споря с кем-то, продолжает) Да, я понимаю, что и этого ребенка она увезла бы в Голландию. Да, я понимаю, что отцом ребенка считался бы Эрик. И деньги, конечно же, он бы давал. Но все равно, это был бы МОЙ ребенок, МОЙ.

(резко меняет тему) Давай, давай я тебя сфотографирую.
Марта картинно поворачивается профилем.
Марта (кокетливо): Ну, давай… Только в профиль. В профиль я лучше получаюсь.
Сергей делает несколько снимков, потом показывает их Марте. Она выбирает один.
Сергей: Теперь, когда ты будешь мне звонить, я буду смотреть на экран и видеть тебя. Ты знаешь, когда я читал твои письма, я представлял, как ты можешь выглядеть. Я, почему то думал, что ты маленькая, толстая с длинным носом. А ты очень красивая. У тебя такие красивые умные глаза. (проводит пальцем по ее животу) И такой мягкий животик. Иди ко мне.
Марта молча пересаживается к нему на колени, Сергей начинает целовать ее в шею. У Марты на лице выражается целая гамма чувств. Сначала удивление, потом скепсис, потом ехидная ухмылка. Наконец она принимает решение включиться в предлагаемую игру, деловито поворачивается, обхватывает правой рукой затылок Сергея и целует его.
Сергей: Пойдем…
Оба медленно перемещаются к кровати.
Сергей (медленно, как в тумане): Я думаю, что мы с тобой поженимся…
Марта (скептически усмехаясь, стягивает с себя свитер, снимает джинсы и ложится на кровать)
Сергей снимает майку, путаясь в рукавах, начинает снимать брюки, теряет равновесие, падает на Марту, пытается ее обнять и… засыпает.
Марта аккуратно выбирается из-под Сергея, улыбается. Натягивает свитер и джинсы. Подходит к все еще звучащему музыкальному центру, выключает музыку. Затем подходит к кровати, пытается растолкать Сергея.
Марта: Проснись, мне надо ехать….
Сергей (ничего не соображая спросонья): Куда? Что? Где? Зачем тебе ехать, оставайся.

Марта: Не могу. Мой ребенок привык, что, когда она просыпается, я должна быть дома. Я не вижу причин, по которым нужно нарушать это правило. Закрой за мной дверь.


Сергей, пошатываясь, подходит к входной двери, открывает ее…
Сергей: До свиданья… Звони…
Марта уходит.

Действие одиннадцатое

Сергей просыпается. Рядом с его кроватью батарея пустых бутылок из-под пива. Н хватается за голову, медленно встает, идет на кухню и достает еще бутылку пива. Открывает ее и с наслаждением выпивает половину. Нажимает на кнопку автоответчика, чтобы прослушать сообщения.


Женский голос: Сергей, привет. Мы договаривались встретиться, но ты мне так и не перезвонил… Мне надоело…

Сергей резко нажимает на кнопку и останавливает запись… Других сообщений на кассете нет.

Он шарит в кармане брюк и достает свой мобильник, долго ищет чей-то номер, звонит.
Голос Марты: Да, я слушаю
Сергей: Привет, это я.
Марта: Здравствуй…
Сергей: Вот, только проснулся и решил тебе позвонить…
Пауза

Сергей: Ну, что ты молчишь?
Марта: Я хотела поблагодарить тебя за приятный вечер…
Сергей: У нас что, был секс? Черт, я не помню…
Марта: Расслабься, секса не было.
Сергей (облегченно вздыхает): А ты что сейчас делаешь?
Марта: Направляюсь в салон красоты.
Сергей: Куда?
Марта (буквально по складам, с выражением): В са-лон кра-со-ты. Женщины иногда ходят в такие заведения.
Сергей (открывая еще одну бутылку пива): А… А ты не можешь приехать ко мне в гости сегодня?
Марта (после небольшой паузы): Пожалуй, смогу… Но только вечером. После шести тебя устроит?
Сергей: Вполне, вполне… Жду…
Он выключает мобильник, подходит к холодильнику, задумчиво смотри на бутылки с пивом. Затемнение.

Действие двенадцатое

Свет. Сергей лежит на кровати, количество пустых бутылок, по меньшей мере, удвоилось. Он уже совершенно пьян. Раздается звонок в дверь. Сергей идет открывать, входит сильно рассерженная молодая женщина.


Сергей: А, Ленка, привет…

Пытается ее поцеловать



Лена: Ты, конечно же, забыл, о чем мы с тобой договаривались.
Сергей, покачиваясь, смотрит на нее, потом опять пытается обнять.
Сергей: Леночка, дорогая, я тебе всегда страшно рад, но ко мне сейчас должен приехать один человек.
Лена: Женщина?
Сергей: Да, мы с ней встретились позавчера. Леночка, когда она приедет, давай мы скажем, что ты моя сестра… Хорошо?

Заглядывает ей в глаза.
Лена: Ты сошел с ума. Я, в общем-то, приехала, чтобы сказать, что мне все это надоело.
Звонок в дверь. Сергей вздрагивает, хватает Лену за плечи и шепчет…
Сергей: Может быть, ты спрячешься?? Нет? Точно не спрячешься? Ну, тогда я пошел открывать…
Идет к двери, Лена идет за ним. Дверь открывается, входит Марта.
Сергей (пытаясь улыбнуться): Привет… Вот, познакомься, это – моя двоюродная сестра.
Обнимает Лену за плечи. Она решительно снимает его руку.
Марта: Добрый вечер. Очень приятно познакомиться.
Лена: Здравствуйте, он врет. Я никакая ему не сестра. Мы с ним уже почти год встречаемся, у нас отношения. И у нас нет никаких секретов друг от друга. Он мне о Вас рассказывал. Он, конечно же, обещал на Вас жениться??? Ведь обещал???? Было бы очень странно, если бы НЕ общеал. Он всем обещает, но не женится.
Сергей: (глупо усмехаясь, пытается прервать ее): Ну что ты всякие глупости говоришь???? Это моя сестра… Двоюродная… (икает) Кузина….
Лена, не слушая его, продолжает нервно и быстро
Лена: А он рассказывал Вам о том, что ему нужна одна единственная??? Что он ее ищет всю жизнь, единственную??? И, наверняка сказал, что, только встретившись с Вами, он вдруг понял, что нашел ее … Вы ведь, кажется, не так давно знакомы?
Марта (задумывается): Ну, если быть точной, то познакомились мы года полтора назад, но только переписывались. А встретились впервые позавчера. Кстати, меня зовут Марта. А вас?
Лена (слегка опешив от полученных сведений): Лена.
Марта (ее глаза загораются нехорошим блеском, как у скандального репортера, только что своими глазами увидевшего министра в компании с проституткой): Очень приятно познакомиться.
Лена (не в силах поменять тему, которая, как видно, очень и очень ее волнует): Он, наверное, много Вам наобещал? Наверное, сказал, что вы поженитесь… Не верьте, он всем это обещает. Мне он тоже говорил, что мы обязательно поженимся… (молчит, после чего горько добавляет) и я поверила, как дура.
Сергей пытается вклиниться в разговор.

Сергей: Ну что ты такое говоришь. Я вообще не понимаю, о чем ты (поворачивается к Марте) Не слушай ее, никто ей замуж не предлагал…
Лена: Вот он опять врет. Еще как предлагал… Стала бы я с ним столько встреча… (замолкает, сообразив, что сказала, что-то лишнее)
Марта (обращается к Лене, никак не реагируя на реплики Сергея): Может быть, пройдем на кухню, выпьем чаю и поговорим.
Женщины уходят на кухню, Лена наливает в чайник воду. Они садятся за стол.
Марта: Так вы давно знакомы?
Лена (почувствовав некоторую уверенность): Да, мы познакомились прошлой осенью. Вы не подумайте, у нас все серьезно. Я прекрасно знакома с Сережиной мамой. Его мама ОЧЕНЬ за него волнуется. Вы, наверное, уже догадались, что у Сергея большие проблемы. (она понижает голос) У него бывают периоды, когда он вообще не может заснуть. Сидит на таблетках. (кивает на подоконник, где стоит коробка, наполненная упаковками от лекарств). Его мама очень обеспокоена этим. (торжественно заканчивает) Мы с ней неделю назад об этом разговаривали.
В закрытую дверь кухни сначала стучится, а потом и вваливается Сергей.
Сергей (Марте): Я не хочу, чтобы она тебе говорила обо мне гадости.
Марта (улыбаясь): Успокойся, мы разговариваем на другие темы. У тебя мания величия. Ты считаешь, что, кроме как о тебе, разговаривать больше не о чем? Впрочем, если ты хочешь находиться на кухне, мы можем перейти в комнату, чтобы не мешать тебе.
Сергей: Издеваешься? Да? (поворачивается к Лене) Что ты ей успела наболтать?
Марта и Лена встают.
Лена: В принципе, я приехала, чтобы сказать тебе, что между нами все кончено. Я ухожу…
Пауза, Лена ждет реакции от Сергея. Сергей молчит, но вдруг начинает говорить Марта.
Марта: Лена, а Вам куда? Я могу Вас подбросить, я на машине.
Лена: С удовольствием… Мне на Авиамоторную.
Женщины направляются к дверям. Сергей идет вслед за ними.
Сергей: Марта, ты куда? Ты уходишь? Ты вернешься?

Спотыкается и чуть не падает. Марта и Лена уходят.



Действие тринадцатое

На сцене 2 стула – это передние сиденья автомобиля

Марта за рулем, Лена рядом.

Марта: А куда Вам на Авиамоторной? Может быть, зайдем куда-нибудь выпить кофе? Мне кажется, что Вам надо успокоиться. Вы слишком разнервничались
Лена: К сожалению, не могу. У меня… (слегка смущается) У меня свидание около метро.
Марта (улыбается): Свидание? Свидание – это хорошо. Я знаю, как проехать до метро.
Лена (торопливо, как бы оправдываясь): Вы знаете, мы с Сережей уже 8 месяцев встречаемся. И он обещал жениться. Ну, Вы понимаете, мне уже 25 лет, у меня ребенок. Мой первый брак, был гражданским. Я тогда совсем молодая была. Ну и вот… Ребенку нужен отец. Хотя… Какой из него отец.
Марта: Он что, все время так пьет?
Лена: У него…У него были проблемы. Мне его мама рассказывала, 5 лет назад он даже зашился. А потом – не знаю… Депрессия у него была… Он и сейчас все время на таблетках. Да я Вам об этом уже говорила. Нет, когда он со мной познакомился, и мы начали встречаться, он клялся, что бросит пить. И Вы знаете, бросал… Несколько раз бросал…
Марта (вполголоса): Бросить курить – нет ничего легче, я сам бросал много раз…
Лена: Что Вы сказали?
Звонит мобильный телефон Марты, она берет его правой рукой, продолжая левой держаться за руль.
Голос Сергея: Алло… Алло… Ты почему ушла? Ты вернешься?
Марта (очень ровным спокойным голосом): Здравствуй, Сережа. Я отвезу Лену, а потом тебе перезвоню. Хорошо?

Нажимает на кнопку «конец связи».


Лена (пытается сделать вид, что ей все равно, но видно, что на самом деле она очень расстроена): И что ОНО хотело?
Марта (по-прежнему ровно и спокойно): Он не трезв…

Опять звонит мобильник.


Голос Сергея: М-марта, я не понял, ты приедешь?
Лена: Опять ОНО? Ну, надо же, какой назойливый…

По тону чувствуется, что ей страшно неприятно, ведь, как ни крути, именно она приехала, чтобы «поставить эффектную точку». А тут получается, что поставленную точку никто не заметил.


Марта: Сергей, мне сейчас не очень удобно разговаривать, я захожу в поворот, и было бы желательно держать руль обеими руками.
Голос Сергея (с надеждой): Ты приедешь?
Марта: Сергей, как только я отвезу Лену, я тебе перезвоню… Обязательно. Я обещаю. Извини, я не могу больше разговаривать.
Некоторое время женщины едут молча. Наконец Марта прерывает молчание.
Марта: Лена, так Вас где лучше высадить?
Лена: Мы договорились около метро, где палатка Евросеть. Я там работаю.
Марта: А этот кавалер, он кто?
Лена: Я с ним познакомилась осенью. Приблизительно в то же самое время, что и Сережей. Мы встретились несколько раз, а потом он пропал. Не звонил, вообще никак. Я его набирала несколько раз, абонент был недоступен. Мне кажется… Мне кажется, он женат. А Сергей, а Сергей свободен. Но, конечно, его проблемы с алкоголем. (несколько секунд молчит, опустив голову, после чего с жаром говорит Марте) У нас с ним был серьезный разговор перед майскими праздниками. И он дал слово, что все. И держался, мы несколько раз встречались в эти две недели, он все время был трезвый. А пару дней назад вдруг объявился тот, Андрей его зовут. Как ни в чем ни бывало и предложил встретиться. Я согласилась. Он богатый, не то, что Сережка. Вы же понимаете, Марта, мне уже 25, и мне нужны серьезные отношения с серьезным мужчиной.
Марта: Лена, я все могу понять, но я не понимаю, ЗАЧЕМ… Зачем Вы встречались с Сергеем? Я не вижу в этом смысла. Он старше вас на 15 лет, у него нет работы, нет денег, но зато есть много-много проблем – со здоровьем и с алкоголем. Объясните мне, пожалуйста, ЗАЧЕМ Вам так был нужен мужчина без денег и с проблемами? Ведь Вы занимались этим «проектом» в течение 10 месяцев. Право, все это время можно было использовать с гораздо большим толком. (задумывается и после небольшой паузы с интересом произносит) Вы любите его?
Лена (смущенно): Ну… Я даже не знаю… Когда я вчера позвонила ему и поняла, что он лыка не вяжет, я разозлилась. (огорченно почти кричит) Ведь обещал же, что больше не будет пить. И я ему сразу сказала, что наши отношения закончились. И приехала, чтобы сказать это ему прямо в лицо.

(несколько минут молчит, потом с подозрением спрашивает Марту) А Вам он нравится?


Марта (качая головой): Нет.
Лена: То есть как, нет? Не может быть. С Сережей интересно, он так много знает, умеет рассказать…
Марта (перебивает Лену): Нет, Леночка, МНЕ не интересно. Все, что может рассказать Сережа, я сама могу рассказать не хуже. И даже лучше, судя по конечному результату наших деятельностей. Профессия у меня такая – рассказывать.
Лена: А кто Вы по профессии?
Марта: Журналист… Вопросы есть?

Эпилог

Темнота, прожектором освещена только сидящая на стуле Марта. Она сидит, скрестив ноги.


Марта: Прошел год с момента нашей второй и последней встречи. Недавно он прислал мне смс – «позвони, пожалуйста». Я написала «зачем». Он ответил «ну, хоть по телефону пообщаемся». Мне стало его жалко, и вечером, вернувшись с работы, я набрала его домашний номер. Он обрадовался моему звонку и долго рассказывал о грандиозных проектах, в которых ему, якобы, предлагали принять участие: начиная со съемок полнометражного фильма на голливудские деньги, где он должен был выступить в качестве режиссера и заканчивая серией рекламных роликов для какого-то «солидного инвестора». И какие замечательные сюжеты он уже придумал для этих роликов, и как обалдели те самые «солидные инвесторы», услышав, что именно он придумал. Он настолько увлекся, что даже подробно описал мне эти сюжеты. Я похвалила его креативность и спросила, чем же все закончилось. По большому счету, можно было и не спрашивать. Естественно, что в последний момент голливудцы предпочли вложить деньги в другой проект, естественно, что в последний момент «солидный инвестор» передумал. Что и требовалось доказать.

Положив трубку, я долго думала о Сергее. Ему было так много дано на старте, и он не смог воспользоваться своими преимуществами. Что помешало? Наверное, тому есть несколько объяснений, но мне кажется, что ключевым является попытка избежать ответственности. Он называет это свободой. Свободой жить так, как ему нравится, не напрягая (как ему кажется) никого. Очень удобная позиция, но не для окружающих. Потому что, декларируя на словах свободу от всех и вся, он на самом деле мучительно ищет плечи, на которые с удовольствием взвалил бы ответственность. Ответственность за то, что с ним сейчас происходит. И ведь находит… Взять хоть ту же Лену. Я, кстати, спросила, как у нее дела. Они продолжают общаться. Наверное, у нее не выгорело с состоятельным Андреем. Или он действительно, как она подозревала, оказался безнадежно женатым.

Возраст дает нам мудрость, но отнимает кое-что другое – веру в то, что человека можно вытащить из того угла, в который он себя загнал. Никто никого не может вытащить. С каждым прожитым годом начинаешь понимать верность прописных истин. Например, про то, что каждый сам творит свою судьбу. И если «весь мир – театр, все женщины, мужчины в нем актеры», то жизнь Сергея – это очень печальная пьеса. Сказка о потерянном времени. Когда я впервые увидела его, я сразу подумала – этого не может быть в реальной жизни. Это театр. Сначала мне казалось, что это трагедия. Трагедия талантливого, но слабого человека.

Когда появилась Лена, трагедия превратилась в фарс. И я уже тогда знала, что напишу эту пьесу. Наверное, мне должно быть стыдно, я злоупотребила доверием. Все хотят быть героями, хотя бы в своих собственных глазах. И вряд ли кто-то мечтает о роли неудачника. Да, наверное, мне должно быть стыдно. Но… Если честно, мне НЕ стыдно. За все, происходящее с нами, мы должны платить. Я плачу по своим счетам тем, воспринимаю людские судьбы, лишь как… сюжет для небольшого рассказа.





Ирина Шанина

Тел. 8 906 775 32 72

Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница