Политическую культуру патерналистского типа



страница1/3
Дата17.04.2016
Размер0,6 Mb.
  1   2   3
4. Отношение к власти и государству

Российская молодежь, независимо от социальной и региональной принадлежности, продолжает де монстрировать политическую культуру патерналистского типа. Этот тип политической культуры характеризуется отстраненным отношением к власти. Индивид ждет от государства благ и помощи, опасается диктата и притеснений, но в целом согласен с установившимся положением дел. Он в малой степени стремится изменить существующее положение дел и активной политической борьбе предпочитает ворчание или уход в свой микромир.



Анастасия, 20 лет, риэлтор, Красноярск: «Я не сторонник политики, я вообще не люблю нашу политику, она меня раздражает, потому что о нас никто не думает, о нас никто не заботится. Я понимаю, что мы должны думать сами о себе и о своей семье, но государство должно нам давать какие-то квоты, как это объяснять, давать нам какие-то возможности».

Иррациональное негативное отношение к власти в целом характеризует все слои молодежи. Но особенно оно присуще группе студентов технических вузов и специалистов с высшим образованием. Негативизм молодежи базируется на фрагментах исторических знаний, пропагандистских клише и мифологем разных эпох, образующих пугающий коктейль.

В политическом сознании молодежи присутствуют представления о тотальной «нечестности» и «некомпетентности» власти, ее «коррумпированности», о работе «исключительно в интересах личного обогащения». Большинство молодых людей нисколько не сомневаются, что «политика — грязное дело», а люди, попадая во власть, подвергаются ее разлагающему влиянию.

У респондентов создается впечатление, что система власти направлена на максимальное отдаление людей от политики: они отмечают непрозрачность государственных решений, отталкивающее поведение представителей государства и закрытость касты политиков. Респонденты склонны отделять себя от политической жизни страны. Они углубляются в свои бытовые проблемы и включатся в политику, только если будут ущемляться их базовые интересы. Тотальное недоверие власти — вот что объединяет все группы молодежи.

Многие молодые респонденты видят власть как не поддающуюся рациональному пониманию враждебную силу, которая неминуемо развращает людей богатством, но при этом должна помогать неимущим и советоваться с народом. Очевидная противоречивость этих установок не смущает респондентов. Вывод, который делают молодые люди для себя, таков: власть — это монстр, и надо как можно меньше контактировать с ней.

Молодые респонденты практически не проявляют желания требовать от власти проведения грамотной политики, не верят в возможность повлиять на что-то. Ни один из респондентов не признался, что хочет пойти во власть и попробовать что-то изменить.

В ходе исследования проводился контент-анализ лексики, используемой молодежью в ходе интервью и фокус-групп. Для того чтобы элиминировать влияние привычного для конкретного человека набора негативных и позитивных высказываний, принималось в учет два показателя: 1) обычный для человека объем негативной лексики, о чем бы он ни говорил; 2) объем негативной лексики для тех случаев, когда респондент высказывал свое мнение о власти. Оба показателя были нормированы, что позволило обнаружить случаи, когда респонденты, в целом не склонные «все ругать», высказываются негативно исключительно по отношению к власти. Как показано на диаграмме, особенно критически к власти относятся группы студентов-технарей и специалистов, так как только у них объем негатива к власти существенно превышает обычной фон негативной лексики. Это свидетельствует о том, что наибольшим протестным потенциалом обладают именно эти две группы молодежи.

Екатерина, 20 лет, студентка, Саратов: «Простите за бытовое мнение, но я считаю, что все партии одинаковы. Вроде они и хотят изменить что-то, но, добравшись до власти, сразу думают о наживе. Система ломает их. Приходят люди во власть одними, хорошими, а выходят другими, испорченными, порочными, коррумпированными. Все приходит к закономерному концу».

Негативная лексика, использованная респондентами в ходе исследования, более чем в два раза превосходила лексику, окрашенную позитивно.



Наиболее употребляемая лексика, используемая респондентами при описании российской власти

Негативная лексика

Позитивная лексика

беда

благ (-а)

бедные

благодарности (-ь)

беспощадно (-ый

выгода (-но, -ный)

бессмысленна (-о, -ый, -ым)

гармония

боится (-ятся, -яться), побоюсь

гениальный

боль

гордость, гордиться

бунт (-ы)

довольные (-ы)

виновата (-ы)

достоин (-ные)

воевать

друг (дружить)

война (-ы)

заинтересован (-ы)

вор (-ы, -уют, -овать)

замечательный

вредны

интерес (-ы, -но, -ный)

глупо (-сть, -цы, -ые)

лучше (-ие, -их)

гнить

мирные (-ным)

голод (-ать, -али)

польза

грубо (-ый)

помогает, помощь, помочь, поможет

губит

правильно (-е,-ым)

диктатура

прекрасная (-ое)

дурак (-и)

свободы

жадность

смелый

жалобы, жалуемся

смех

жулики

справедливую

запретить

счастливы, счастья

крах

уважаемый, уважение

кровавая (-ые)

удобнее

лениво

удовлетворен, удовлетворение, удовлетворяет

наплевали

улучшений, улучшению

недоверие

умело, умелыми

недовольна (-ы), недовольство

хорошо, хорошему, хорошие, хороших

недостатки (-ок)

честно, честность

неохота

 

неправильно

 

неприятно

 

несправедливости

 

нищета

 

обманет, обманули

 

оскорбила

 

ошибки

 

плох (-ие, -ая, -ими, -о)

 

потеря, потеряли

 

предательский, предатели

 

преступники

 

протест, протесты, протестующие

 

противники

 

противостоят, противостояние

 

разрушать, разрушить

 

расстрелял, расстреляю

 

скучно, скучный

 

старая (-ое, -ые, -ый)

 

страдает, страдают

 

страшная

 

тревожно, -ый, -ая

 

тюрьма, сесть (в тюрьму)

 

убили

 

угрожать, угрожали

 

умирать

 

устал, устала

 

хуже

 

Доля негативной лексики в речи молодых людей

 

Общее количество предложений с упоминанием власти

Количество предложений, содержащих слова категории «Негатив»

Процент предложений со словами категории «Негатив» (%)

Гуманитарии

72

27

37,5

Технари

54

23

42,6

Специалисты

69

33

47,8

Рабочие

37

12

32,4

ВСЕГО

232

95

40,1

Большая часть респондентов власть воспринимают как самодовлеющую силу, не имеющую легитимного источника. Выборы таким источником явно не являются, так как, по их мнению, не зависят от волеизъявления народа.

Контент-анализ когнитивных доменов выявил, что понятие «власть» молодежь прочно ассоциирует с понятиями «деньги» и «коррупция».

 

Данные исследования демонстрируют, какие регионы России имеют наибольший протестный потенциал. Здесь наибольшую тревогу вызывает Дальневосточный и Северо-Западный федеральные округа. Более спокойная ситуация на юге страны.



Невежество и нигилизм

Еще одна особенность: молодежь не понимает, как устроена российская политическая система, как она функционирует, из каких элементов состоит. Как правило, они не отличают чиновников от депутатов, правительство от администрации, лидеров партий от бюрократов. Им неясно, какой смысл в существовании государства. Анализ высказываний молодых людей в ходе исследования показывает, что основными задачами власти респонденты считают:

— раздачу субсидий, кредитов и пенсий,

— помощь молодежи при устройстве на работу,

— организацию досуга.

Политические партии в рамках этой парадигмы воспринимаются как миниатюрные копии государства: их основной задачей также является забота о гражданах.

Из непонимания механизма работы политической системы вытекает отсутствие альтернативных взглядов на происходящие процессы. Молодежь не мыслит «ремонта» системы. Политический мир для нее черно-белый. Можно либо гордиться государством, либо презирать все, что делает власть.

Единственный метод, которым респонденты предлагают решить проблемы страны, — это поменять всю власть целиком. Невозможно корректировать то, что не можешь дифференцировать. Чтобы изменить плохое, нужно выделить его из системы. Можно с уверенностью констатировать, что обществознание как предмет в школах не дает ученикам адекватного представления об общественном устройстве, о политической системе современной России. Молодежь не ориентируется в политическом пространстве, что ведет не только к отчуждению, но и к апатии и абсентеизму.



Основные претензии молодежи к власти

1. «Противоестественный отбор». На вершину политической пирамиды попадают не лучшие и самые достойные, а «свои», лояльные. Лояльность воспринимается как негативная характеристика, связанная с безусловным отсутствием должной квалификации. В данном случае категории «лояльность» и «профессионализм» являются антонимами.

2. В России нет элиты. Правящая элита — это вовсе не элита, потому что элита — это лучшие люди. А в правящей элите нет «лучших». Там собрались только худшие. В стране свирепствует «противоестественный отбор», всасывающий в государственные институты людей глупых, лицемерных, слепо преданных начальству, жадных, своекорыстных. Молодежь не верит, что правящая элита всерьез радеет о величии страны. Напротив, она думает исключительно о собственном кармане и о том, чтобы вывезти свои капиталы и детей за границу.

3. Глупая элита управляет неэффективно. Респонденты очень часто заявляют, что Россия — самая богатая в мире страна, но ресурсы ее из-за коррумпированной, бездарной и неэффективной власти либо разворовываются, либо расходуются самым неэффективным образом (примеры — Сколково или размытая дорога после саммита АТЭС во Владивостоке).

4. Власть плоха, но Россия — великая держава. Другой тезис, столь же распространенный в молодежной среде: власть в России плоха, делает все неправильно, проводит грабительскую политику. В то же время Россия — великая держава, особая цивилизация со своей миссией. Все, что есть в России плохого, сделано властью. Все, что есть в России хорошего, сделано не властью, а возникло само (например, богатые недра) или создано усилиями народа.

5. «Власть — кормушка». Не пекут пирог, а делят. Респонденты в целом склонны оценивать политический процесс как борьбу за некий «пирог», олицетворяющий богатство страны. На их взгляд, «пирог» этот был в основном «испечен» в период существования Советского Союза. Нынешнее поколение чиновников стремится растащить его по кускам. Никто не занимается тем, чтобы увеличить «пирог» общественного богатства. Никто не печет «новый пирог», все делят старый. Поэтому все институты власти респонденты склонны называть «кормушкой». Люди идут во власть, чтобы «присосаться к кормушке», «встать у кормушки». Про человека, испорченного властью, говорят: «его не оторвать от кормушки».

6. Мы должны быть богатыми, но мы бедные. Респонденты уверены, что в России есть все необходимые ресурсы для трансформации страны в передовое государство. Нефть и газ должны сделать каждого российского гражданина миллионером (как в Кувейте, например). Но где это богатство? Чиновничий аппарат расхищает наши ресурсы. И поэтому в России чиновники богатые, а народ бедный.

Требования к власти

Из этих претензий вытекают и основные требования к власти: сделать так, чтобы в элиту каким-то образом прошли действительно лучшие люди, которые будут радеть об интересах страны, не стремиться к высоким должностям, к высоким доходам. Они должны быть благородны и бескорыстны. Только это даст действующей власти действительную (а не мнимую) легитимность.



Людмила, 18 лет, студентка, Владивосток: «Насчет перспектив… пришел бы такой человек, который избавил бы от коррупции, и перестали бы, грубо говоря, разворовывать страну…»

Никто точно не знает, откуда должна прийти «настоящая элита». Но молодежь точно знает, что эта элита должна уйти, добровольно отказавшись от своих постов и, возможно, придя с повинной к следователям. Государственная неэффективная машина должна быть целиком сломана. Надо издать законы, запрещающие воровать и заниматься коррупцией. Такие выводы делает значительная часть российской молодежи, не задумываясь всерьез о необходимых переменах.

Характерно, что для молодежи фактор демократичности выборов не является главенствующим.

Единственная категория молодых людей, которая заявляет о поддержке действующей власти и избегает говорить о проблемах, — представители национальных меньшинств (в исследовании принимали участие члены этнических диаспор). Они являются надежной опорой Кремля и в ответах на вопросы часто отмечают положительные моменты деятельности правящей партии в их регионе.



Государственная идеология: верить — не верить?

Иррациональное отношение к власти как к непознаваемому субъекту проявляется и в обсуждении государственного целеполагания. Те немногие респонденты, которые имели отчетливые политические убеждения (в среднем один из шести), отличались от прочих участников опроса катастрофическим мышлением. Они склонны к резко оппозиционным взглядам социалистического или националистического толка, им присуща надежда на революционное изменение политической ситуации. Они полагают, что без немедленных потрясений страну ждет гибель.

Между политической апатией и абсентеизмом, с одной стороны, и революционным апокалиптизмом, с другой, существует пропасть, угрожающая развитию страны: ни то ни другое мировоззрение не способствует модернизации и развитию государства.

Парадоксально, но респонденты при всем своем негативном отношении к власти были бы совсем не против, если бы она служила источником указаний для дальнейшей деятельности. Респонденты называют нынешнюю политику государства в отношении молодежи слишком пассивной. Молодежь обвиняет государство в непозволительно вялой артикуляции желаемого курса. Из ответов респондентов ясно, что они воспринимают отсутствие директив как «брошенность на произвол судьбы».

Используя модную в молодежных кругах либеральную лексику и ссылки на западный опыт, респонденты в то же время выражали готовность поддержать хоть какую-нибудь официальную идеологию, которая объясняла бы цели общественного развития и говорила людям, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Они ждут идеологии. Но в то же время готовы сразу же начать с ней борьбу. Попытки власти пропагандировать элементы православной этики и патриотизма воспринимаются молодыми людьми с раздражением, как попытка навязать им чуждые и архаичные взгляды. Желая узнать официальную идеологию, они априори не доверяют ей и готовы тот же час начать ее уничтожать. Признавая необходимость государственной идеологии и ясного курса развития, они отказывают и идеологии (в случае ее появления) в легитимности, так как сам источник власти нелегитимен и исходит от «продажных чиновников».

Единственное легитимное, на взгляд молодежи, лицо в стране — президент Владимир Путин. Он могущественен, смел и стоит над схваткой, но — увы — ограничивается лишь указаниями, чего делать нельзя, воздерживаясь от позитивных директив.



Выводы:

1. Молодежь боится власти. Власть представляется ей чем-то отталкивающим, опасным, безжалостным.

2. Особенно критически к власти относятся группы студентов-технарей и специалистов.

3. Непонимание механизма работы политической системы вызывает огульную критику, сводящуюся к стремлению «поменять всю власть целиком».

5. Протестные настроения

Негативизм, охвативший молодежную среду, однако, не позволяет сделать вывод о том, что изучаемая социальная группа настроена революционно. Между вербальной критикой власти и прямыми протестными действиями лежит существенная дистанция. Так, оказалось, что значительная часть респондентов в российских регионах ничего не слышала о митингах, которые проходили в Москве, имеет смутное представление о том, сколько протестных мероприятий было проведено в 2012 году, кто является лидером оппозиции и есть ли у нее своя партия.

Подавляющее большинство респондентов не участвовали в протестных акциях, но при этом к протесту как к идее относятся с явным сочувствием. Они разделяют возмущение коррупцией и несправедливостью. Источником этих социальных пороков, на их взгляд, является власть, чиновники, само государство.

Изучая корреляцию между готовностью к политическим девиациям и другими понятиями, мы выяснили, что «революционный настрой» прямо связан с оценкой коррупции в стране: чем выше респонденты оценили коррупцию, тем больше они оправдывают возможную революцию.

Обратная связь существует между ценностью семьи для респондента и его готовностью участвовать в акциях протеста. Те, кто ориентирован на гармоничные отношения со своими близкими, мечтает создать свою семью, завести детей, показывают низкие показатели ориентации на протест. Хотя это не говорит о том, что «семейно ориентированные» респонденты настроены менее критично. Они готовы говорить о недостатках власти, но не готовы действовать.

Почему же критически настроенная к власти молодежь не спешит на митинги?

Сами респонденты так объясняют свои поступки:

— Это бесполезно, акции ни к чему не приведут.

— Это опасно: можно получить увечье, попасть в полицию.

— Занятость («я же не бездельник, мне работать надо»).

— Не исключено, что митинги протеста подстроены самой властью, что это внутренние разборки политиков, где народ используют «как быдло», втемную.

— Отчужденное отношение к лидерам оппозиции («это ребята из 90-х, не наши ровесники»).

— Недоверие к лидерам оппозиции («эти оппозиционеры в Москве сами за власть борются», «они как до власти дорвутся, сами воровать будут»).

— Внесистемные лидеры «не заботятся» о своих сторонниках, «толкая их на ОМОНовские дубинки».


Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница