По страницам зарубежных журналов



Скачать 158.54 Kb.
Дата27.04.2016
Размер158.54 Kb.
ТипКраткое содержание



ПО СТРАНИЦАМ ЗАРУБЕЖНЫХ ЖУРНАЛОВ.

Лечение хронической шизофрении у взрослых
Автор: Пескен Ж.
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Шизофрения - хроническое прогрессирующее заболевание, неуклонно ухудшающее социальное функционирование и характеризующееся разрушением связей пациента с внешним миром. Некоторые больные выздоравливают, однако в большинстве случаев болезнь приобретает хронический рецидивирующий характер. Лечить шизофрению очень трудно; больные склонны бросать лечение, многие из них страдают от сопутствующих заболеваний. При оценке эффективности нейролептика необходимо учитывать все его свойства - в том числе удобство применения, способность обеспечивать социальную и профессиональную адаптацию и высокое качество жизни. Практический опыт и результаты клинических испытаний указывают на то, что из всех имеющихся на сегодня атипичных антипсихотиков кветиапин наиболее полно устраняет проявления шизофрении при минимальном риске развития побочных эффектов. Самочувствие больных улучшается, они охотно принимают препарат, что положительно сказывается на долгосрочном прогнозе заболевания. Как и при лечении любым атипичным антипсихотиком, важную роль играет подбор адекватной дозы. Результаты последних исследований указывают на то, что для большинства взрослых больных шизофренией терапевтическая доза кветиапина составляет 600 мг/сут1 .


ВВЕДЕНИЕ

Шизофрения - тяжелое прогрессирующее заболевание, характеризующееся неуклонным снижением социального функционирования и разрушением связей пациента с внешним миром. Риск заболеть шизофренией в течение жизни составляет 1 - 1,5% [30]. Хотя некоторые больные выздоравливают, в большинстве случаев болезнь приобретает хроническое рецидивирующее течение [41].

За последнее десятилетие атипичные антипсихотики стали препаратами выбора для лечения хронической шизофрении. Атипичные антипсихотики все больше вытесняют типичные нейролептики, применение которых связано с высоким риском развития побочных эффектов, в частности острой и хронической экстрапирамидной симптоматики (ЭПС). Атипичные антипсихотики не только значительно реже вызывают ЭПС, но и обладают значительно более широким спектром действия в отношении симптомов шизофрении.

Если раньше под эффективностью нейролептика понимали только его способность устранять проявления психоза при приемлемом риске побочных эффектов, то сегодня это понятие трактуется значительно шире. С показателей, полученных в клинических испытаниях, акцент перемещается на эффективность в условиях повседневного практического применения. От антипсихотика теперь требуется способность обеспечить хорошую социальную и профессиональную адаптацию, возможность вести полноценную жизнь и надежно предупреждать рецидивы.



1 Оригинал статьи: European Neuropsychopharmacology. 2004. N 14. S453-S459.

Автор: Жозеф Пескен (Joseph Peuskens). Университетская клиника св. Иосифа, Левенский католический университет (Universitair Centrum St. Jozef, Katholieke Universiteit, Leuven, Leuvensesteenweg 517, B-3070 Kortenberg, Belgium).

В этой статье рассматриваются основные факторы, которые влияют на эффективность лечения. Основное внимание мы уделим тем трудностям, с которыми сталкиваются врачи, занимающиеся лечением взрослых больных, страдающих шизофренией в течение многих лет.
Факторы, влияющие на эффективность лечения

Лечение хронических больных шизофренией представляет особо трудную задачу.

Недостаточно устранить клинические проявления психоза. Не меньшее значение имеет обстановка в семье, отношения с лечащим врачом, общее состояние здоровья и степень социальной и профессиональной адаптации. У хронических больных шизофренией, как правило, отмечаются нарушения общего самочувствия (за счет ЭПС, синдрома дефицита, вызванного нейролептиками, ожирения) и социального функционирования (потеря работы и социальная изоляция) - все эти факторы должны учитываться при оценке эффективности препаратов. Нейролептик должен обеспечивать возможность жить самостоятельно, обходясь без посторонней помощи; кроме того, многие больные - это люди зрелого возраста, на которых лежит ответственность за семью и которые выполняют определенные профессиональные обязанности.

Лечение хронических больных представляет трудности, которые не характерны для лечения более молодых пациентов. Многие из них заболели задолго до того, как были разработаны новые, более эффективные препараты. Результаты клинических испытаний свидетельствуют о преимуществах перехода на атипичные антипсихотики [33, 34, 38, 40]. Однако в реальной жизни нередки ситуации, когда больной уже принимает нейролептик, который дает хотя бы частичный эффект и не вызывает чрезмерно тяжелых осложнений. Хотя смена препарата в этом случае может повысить эффективность лечения, но может быть достаточно сложно убедить в этом больного и его родных. Многие больные уже получали лечение различными препаратами и пережили целый ряд разочарований, что может сказаться на их отношении к новому нейролептику. В конечном итоге решение сменить нейролептик определяется взаимоотношениями врача и больного, а также тем, какими сведениями о новом препарате располагает больной.


Эффективность лечения атипичными антипсихотиками

Типичные нейролептики достаточно надежно устраняют продуктивную симптоматику [13], однако врач нередко встречается с ситуациями, когда эффективность лечения определяется возможностью воздействовать на значительно более широкий круг симптомов. Атипичные антипсихотики по меньшей мере столь же эффективны в отношении продуктивной симптоматики, как и типичные. Однако если типичные нейролептики подавляют только продуктивную симптоматику, атипичные антипсихотики положительно влияют также на негативные и аффективные симптомы и когнитивный дефицит [7, 8, 28, 31]. Более того, клинический опыт показывает, что у больных, сменивших типичные нейролептики на атипичные, нередко происходит улучшение когнитивных функций. Преимущество атипичных антипсихотиков в переносимости и широте терапевтического действия доказано в нескольких испытаниях, однако их результаты до сих пор подвергаются сомнению. По мнению оппонентов, на результатах испытаний, в которых атипичные антипсихотики сравнивали с галоперидолом, могла сказаться ЭПС, которую часто вызывает этот препарат. Необходимы, следовательно, дальнейшие испытания с использованием либо более низких доз галоперидола, либо других, менее активных типичных нейролептиков, таких, как фторфеназин или перфеназин.

Вопрос о том, существуют ли значимые различия в эффективности и переносимости различных атипичных антипсихотиков, изучался в ряде исследований. Тем не менее мы сих пор не располагаем достаточной информацией относительно краткосрочной и долгосрочной эффективности этих препаратов в условиях практического применения. Ниже мы рассмотрим подробнее данные по эффективности и переносимости атипичных антипсихотиков; кроме того, мы затронем более широкий круг вопросов - влияние препаратов на функциональное восстановление, индивидуальное благополучие, нагрузку на семью - а также укажем на ряд факторов, которые препятствуют клинической эффективности лечения в условиях реальной жизни.
Эффективность

Эффективность атипичных антипсихотиков сравнивали как в отдельных клинических испытаниях, так и в метаанализах. На сегодня ни в одном из этих исследований не удалось доказать преимущество какого-либо из препаратов. В 4-месячном многоцентровом открытом испытании с участием больных различными психозами кветиапин и рисперидон оказывали одинаковое действие на показатели шкалы продуктивной и негативной симптоматики, однако кветиапин показал лучший результат по снижению показателя шкалы депрессии Гамильтона (p = 0,028) [42]. В более позднем кооперированном двойном слепом испытании с участием больных шизофренией эффективность кветиапина (средняя доза 626 мг/сут) и рисперидона (6 мг/сут) тоже оказалась одинаковой [58]. Сравнительные испытания не выявили различий в эффективности рисперидона и оланзапина [9, 53], рисперидона, оланзапина и клозапина [56], зипрасидона и оланзапина [51], амисульприда и рисперидона [49], амисульприда и оланзапина [39].

Равная эффективность атипичных антипсихотиков при лечении шизофрении подтвердилась и в метаанализах. В исследовании, обобщившим результаты 19 испытаний продолжительностью 4 - 8 нед с участием 4430 больных, эффективность кветиапина, оланзапина и рисперидона оказалась одинаковой (рис. 1) [52]. Позднее еще один метаанализ, куда вошли 18 испытаний, не выявил разницы в эффективности между амисульпридом, рисперидоном и оланзапином [12]. Наконец, обзор сравнительных испытаний оланзапина, рисперидона и кветиапина выявил одинаковое уменьшение выраженности негативной симптоматики под действием всех трех препаратов [31].
Переносимость

Типичные нейролептики часто дают побочные эффекты, в особенности двигательные нарушения - острую и хроническую ЭПС, которая включает паркинсонизм, акатизию, острую дистонию и позднюю дискинезию. ЭПС может стать причиной выраженного дискомфорта и стигматизации и нередко переносится тяжелее, чем основное заболевание [29]. Хотя для атипичных антипсихотиков в целом ЭПС нехарактерна [57], однако рисперидон и оланзапин вызывают дозозависимые экстрапирамидные расстройства [5, 31, 45, 48], а при применении зипрасидона в высоких дозах отмечено статистически незначимое увеличение потребности в антихолинергических препаратах [11]. В отличие от этих препаратов кветиапин практически не вызывает экстрапирамидных расстройств, в том числе акатизии. По способности вызывать ЭПС кветиапин в любой дозе не отличим от плацебо (рис. 2) [4].

Ряд атипичных антипсихотиков способен вызывать метаболические и эндокринные нарушения, среди которых при длительном применении наибольшее значение для оценки эффективности имеет ожирение, а также гиперпролактинемия и ее последствия [17].

Прибавка веса ведет к снижению самооценки и ухудшению выполнения назначений. Значительная прибавка веса повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний и инсулинонезависимого сахарного диабета [1]. Прибавку веса вызывает ряд атипичных антипсихотиков, причем наиболее выражен этот эффект у клозапина и оланзапина [21]. Напротив, кветиапин при длительном применении оказывает на вес тела нормализующее влияние (рис. 3) [6].

Повышение уровня пролактина ведет к галакторее, нарушениям менструального цикла, гипогонадизму, нарушениям половой функции и бесплодию, а при длительной аменорее - к остеопорозу. Важно отметить, что именно нарушения половой функции нередко заставляют больного прекратить лечение [17].

Показано, что рисперидон вызывает дозозависимое повышение уровня пролактина, в то время как кветиапин, клозапин и зипрасидон существенно на него не влияют [22]. Более того, показано, что кветиапин снижает уровень пролактина в тех случаях, когда его повышение вызвано применением другого атипичного антипсихотика [40].


Повседневное функционирование и качество жизни

Эффективность и переносимость - важнейшие характеристики нейролептика, однако на практике качество жизни больного хронической шизофренией может ухудшаться за счет таких факторов, как курение, ожирение, ишемическая болезнь сердца и сахарный диабет [23]. Консультирование по этим вопросам может оказать существенное положительное влияние на функционирование и качество жизни больного. На качество жизни значительно влияют и такие проявления болезни, как депрессия, тревожность, снижение мотивации и эмоциональная тупость [27, 44]. Нейрокогнитивный дефицит, в частности ухудшение внимания, памяти и исполнительных функций, затрудняет социальное функционирование [15, 20, 54]. Для пациента успешное устранение этих проявлений означает улучшение общего самочувствия, формирование более позитивного мировосприятия, улучшение взаимоотношений с семьей и друзьями. Кветиапин, как и другие антипсихотики, способен уменьшать проявления нейрокогнитивного дефицита [32]. Проспективное сравнительное испытание кветиапина и галоперидола показало, что прием кветиапина в течение 6 месяцев способствовал улучшению общего показателя когнитивных функций в большей степени, чем прием галоперидола (рис. 4) [55]. В неслепом испытании показано, что у больных с впервые возникшим психозом (шизофрения, шизоаффективный и шизофреноподобный психоз, психоз без дополнительных уточнений) кветиапин значимо улучшал внимание, исполнительные функции и беглость речи [19].



Роль семьи

Та поддержка, которую пациент с хронической шизофренией получает со стороны семьи, играет важную роль в клинической эффективности любого нейролептика [2]. Необходимость заботиться о пациенте обусловливает высокую физическую и психологическую нагрузку на семью, тогда как сама семья зачастую не получает существенной поддержки [18, 37]. В связи с хроническим характером течения шизофрении те, кто успешно справлялся со своими задачами в тот период, когда заболевание было впервые диагностировано, вступая в пожилой возраст, начинают сталкиваться со значительными трудностями. Есть основания надеяться, что высокая клиническая эффективность атипичных антипсихотиков при длительном лечении больных шизофренией повысит общий уровень их функциональной адаптации и способность к самостоятельной жизни и тем самым снизит нагрузку, испытываемую семьей пациента.



Соблюдение назначений

Долгосрочный эффект лечения в немалой степени определяется тем, насколько четко пациент выполняет назначения. Между тем значительная часть больных не принимает препараты в режиме и дозах, которые были назначены врачом. Согласно оценкам, около 50% больных шизофренией соблюдают назначения не полностью; несоблюдение назначений, в свою очередь, становится причиной рецидивов, повторных госпитализаций, низкой эффективности лечения и значительных экономических потерь [46, 47].

В конечном счете соблюдение назначений определяется удовлетворенностью больного. Хорошая переносимость препарата и высокое качество жизни снижают вероятность несоблюдения назначений. Кооперированное исследование удовлетворенности лечением и его приемлемости показало высокий уровень приемлемости и удовлетворенности при лечении кветиапином в течение 6 мес. Кроме того, продолжение лечения было более вероятно при приеме кветиапина, чем при приеме галоперидола, рисперидона и оланзапина [14, Simons W. R., личное сообщение].
Оптимизация клинической эффективности

Соблюдение назначений - ключевой фактор, определяющий успех применения нейролептика [35]. Эффективность и переносимость могут обсуждаться только при условии, что пациент действительно принимает назначенный препарат. Хотя побочные эффекты несомненно имеют важное значение для соблюдения назначений, ряд убедительных данных говорит о том, что важную роль играет отсутствие понимания сущности болезни (рис. 5) [26]. Некоторые пациенты отказываются признать себя больными, боясь социальной стигматизации, обусловленной психическим расстройством. Другие считают, что после того, как препарат оказал терапевтическое действие, в дальнейшем приеме нет необходимости [36]. При шизофрении, в отличие, например, от диабета, последствия прекращения терапии дают себя знать не сразу, однако в долгосрочной перспективе это существенно ухудшает функциональное состояние. Иногда пациент осознает необходимость длительного лечения только после второго-третьего обострения. Будет ли пациент принимать препарат в соответствии с назначениями, может определяться также отношением врачей и среднего медицинского персонала. Показано, что заинтересованность медицинских сестер и других амбулаторных работников в успехе лечения способствует выполнению назначений [50]. Менее очевидные факторы, такие, как отсутствие препарата в аптеке, советы медсестер или членов семьи прибегнуть к альтернативным средствам, могут отрицательно повлиять на соблюдение назначений, а следовательно, и на результаты лечения.

Стигматизация больных шизофренией со стороны общества и медицинских работников также влияет на успех применения нейролептиков. Отрицательные последствия стигматизации, в том числе дискриминация при предоставлении жилья, работы и образования, ведут к усилению чувства безнадежности и тем самым - к снижению эффективности терапии. Многие больные шизофренией отмечают, что стигматизация и предрассудки, связанные с их заболеванием, переносятся тяжелее, чем сама болезнь. Клинический опыт свидетельствует, что эти факторы образуют барьер на пути к полноценной адаптации [25]. Наша экспертная группа считает, что отношение медицинских руководителей к больным шизофренией имеет важнейшее значение и ни в коем случае не должно способствовать стигматизации, от которой они страдают.

При лечении всеми атипичными антипсихотиками важнейшее значение для эффективности лечения имеет адекватность применяемой дозы. Клинические испытания дают ценную информацию по подбору дозы, однако они не отражают ситуацию, в которой проходит лечение в реальной жизни. Опыт применения атипичных антипсихотиков свидетельствует о том, что, подбирая адекватную дозу, врач может столкнуться с необходимостью отступления от принятых рекомендаций. Клинический опыт показывает, что в амбулаторных условиях начальная терапевтическая доза кветиапина может составлять 400 мг/сут при ежедневном повышении на 100 мг/сут. По данным последних исследований, терапевтическая доза кветиапина при лечении взрослых больных шизофренией в большинстве случаев составляет 600 мг/сут [10, 16]. Однако поскольку переносимость кветиапина не зависит от дозы, ее можно повышать и далее, добиваясь максимальной клинической эффективности.

В остром периоде часто требуется более быстрое повышение дозы. В предварительном двойном слепом испытании, где доза кветиапина в 400 мг/сут достигалась к 2, 3 или 5-му дню терапии, показано, что повышение дозы на 200 мг/сут (при начальной дозе 200 мг/сут) переносится хорошо [3]. В некоторых случаях при резистентной симптоматике могут применяться дозы, превышающие 800 мг/сут (иногда эффект достигается при дозе 1600 мг/сут; каких-либо побочных эффектов при этом не отмечено [43]). Следует учитывать, что приведенные данные по терапевтическим дозам кветиапина и режимах их наращивания основываются на новейших данных и не отражают действующие рекомендации производителя по применению препарата.

Один из немногих побочных эффектов, с которым можно столкнуться при применении кветиапина, - это сонливость. Как правило, она выражена нерезко, со временем проходит (или, по крайней мере, ослабевает через 2 нед) и не зависит от дозы [4]. Сонливость редко вынуждает прервать лечение; обычно ее легко устранить, назначив основную часть суточной дозы на ночь. Больного и его родственников необходимо предупредить, что сонливость, которая может возникнуть в первые дни лечения, представляет собой нормальное явление и обычно со временем проходит.

Способ перехода на новый препарат также имеет немаловажное значение. При "двойной терапии" (когда доза кветиапина наращивается без снижения дозы предыдущего нейролептика, и лишь затем тот постепенно отменяется) нужно, чтобы терапевтическая концентрация кветиапина была достигнута до того, как будет отменен предыдущий нейролептик. Кроме того, важно довести переход до конца, не останавливаясь на "двойной терапии". Такая остановка иногда происходит по желанию больного, который настаивает на продолжении "двойной терапии", чувствуя улучшение на ее фоне. В этом случае для достижения максимальной клинической эффективности переход следует довести до конца. При "перекресте" (когда дозу кветиапина постепенно увеличивают, а дозу предыдущего нейролептика постепенно снижают) важно, чтобы суммарная доза нейролептиков была достаточно высокой, чтобы обеспечить поддержание терапевтической концентрации препаратов на протяжении всего периода смены препаратов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Хроническое течение шизофрении ставит перед врачом трудные задачи. Важную проблему представляют сопутствующие заболевания и несоблюдение назначений, которые могут существенно снизить эффективности терапии. Успех терапии определяется не только эффективностью и переносимостью нейролептика, но и тем, насколько сам пациент и его родственники удовлетворены лечением. Среди современных нейролептиков кветиапин выделяется широтой терапевтического действия при минимальном риске клинически значимых побочных эффектов. Клинические испытания свидетельствуют о высоком уровне приемлемости и удовлетворенности лечением, что в свою очередь дает основание полагать, что применение препарата будет способствовать соблюдению назначений и позволит улучшить результаты лечения больных хронической шизофренией.


ЛИТЕРАТУРА

1. Allison, D. B. Antipsychotic-induced weight gain: a comprehensive research synthesis / D. B. Allison, J. L. Mentore, M. Heoetal. // Am. J. Psychiatry. 1999. Vol. 156. P. 1686 - 1696.

2. Aquila, R. Compliance and the rehabilitation alliance / R. Aquila, P. J. Weiden, M. Emanuel // J. Clin. Psychiatry. 1999. Vol. 60. Suppl. 19. P. 23 - 27.

Arango, C. Managing acute exacerbations of schizophrenia: focus on quetiapine/ C. Arango, J. Bobes // Curr. Med. Res. Opin. 2004. Vol. 20. P. 619 - 626.

4. Arvanitis, L. A. Multiple fixed doses of "Seroquel" (quetiapine) in patients with acute exacerbation of schizophrenia: a comparison with haloperidol and placebo / L. A. Arvanitis, B. G. Miller and the Seroquel Trial 13 Study Group // Biol. Psychiatry. 1997. Vol. 42. P. 233 - 246.

5. Bhana, N. Olanzapine. An updated review of its use in the management of schizophrenia / N. Bhana, R. H. Foster, R. Olney et al. // Drugs. 2001. Vol. 61. P. 111 - 161.

6. Brecher, M. The long-term effect of quetiapine (Seroquel) monotherapy on weight in patients with schizophrenia / M. Brecher, I. W. Rak, K. Melvin et al. // Int. J. Psychiatry Clin. Pract. 2000. Vol. 4. P. 287 - 291.

7. Bridler, R. Atypical antipsychotics in the treatment of schizophrenia / R. Bridler, D. Umbricht // Swiss Med. Wkly. 2003. Vol. 133. P. 63 - 76.

8. Collaborative Working Group on Clinical Trial Evaluations. Atypical antipsychotics for treatment of depression in schizophrenia and affective disorders / Collaborative Working Group on Clinical Trial Evaluations. // J. Clin. Psychiatry. 1998. Vol. 59. Suppl. 12. P. 41 - 45.

9. Conley, R. R. A randomized double-blind study of risperidone and olanzapine in the treatment of schizophrenia or schizoaffective disorder/ R. R. Conley, R. Mahmoud // Am. J. Psychiatry. 2001. Vol. 158. P. 765 - 774.

10. Cutler, A. J. Dosing and switching strategies for quetiapine fumarate / A. J. Cutler, J. M. Goldstein, J. A. Tumas // Clin. Ther. 2002. Vol. 24. P. 209 - 222.

11. Daniel D. G. Ziprasidone 80 mg/day and 160 mg/day in the acute exacerbation of schizophrenia and schizoaffective disorder: a 6-week placebo-controlled trial / D. G. Daniel, D. L. Zimbroff, S. G. Potkin et al. // Neuropsychopharmacology. 1999. Vol. 20. P. 491 - 505.

12. Davis, J. M. A meta-analysis of the efficacy of second-generation antipsychotic / J. M. Davis, N. Chen, I. D. Glick // Arch. Gen. Psychiatry. 2003. Vol. 60. P. 553 - 564.

13. Dixon, L. B. Conventional antipsychotic medications for schizophrenia / L. B. Dixon, A. F. Lehman, J. Levine // Schizophr. Bull. 1995. Vol. 21. P. 567 - 577.

14. Dolder, C. R. Antipsychotic medication adherence: is there a difference between typical and atypical agents? / C. R. Dolder, J. P. Lacro, L. B. Dunn et al. //Am. J. Psychiatry. 2002. Vol. 159. P. 103 - 108.

15. Elveveg, B. Cognitive impairment in schizophrenia is the core of the disorder/ B. Elveveg, T. E. Goldberg // Crit. Rev. Neurobiol. 2000. Vol. 14. P. 1 - 21.

16. Emsley, R. A. A comparison of the effects of quetiapine ("Seroquel") and haloperidol in schizophrenic patients with a history of and a demonstrated, partial response to conventional antipsychotic treatment / R. A. Emsley, J. Raniwalla, PJ. Bailey et al. // Int. Clin. Psychopharmacol. 2000. Vol. 15. P. 121 - 131.

17. Finn, S. E. Subjective utility ratings of neuroleptics in treating schizophrenia / S. E. Finn, J. M. Bailey, R. T. Schultz et al. // Psychol. Med. 1990. Vol. 20. P. 843 - 848.

18. Gall, S. H. Training nurses to support carers of relatives with schizophrenia / S. H. Gall, L. Elliott, J. M. Atkinson et al. // Br. J. Nurs. 2001. Vol. 10. P. 238 - 241.

19. Good, K. P. Improvement in cognitive functioning in patients with first-episode psychosis during treatment with quetiapine: an interim analysi / K. P. Good, I. Kiss, C. Buiteman et al. // Br. J. Psychiatry. 2002. Vol. 43. S45-S49.

20. Green, M. F. Neurocognitive deficits and functional outcome in schizophrenia: are we measuring the bright stuff? / M. F. Green, R. S. Kern, D. L. Braff et al. // Schizophr. Bull. 2000. Vol. 26. P. 119 - 136.

21. Guthrie, S. K. Clinical issues associated with maintenance treatment of patients with schizophrenia / S. K. Guthrie // Am. J. Health-Syst. Pharm. 2002. Vol. 59. Suppl. 5. S19-S24.

22. Hamner, M. The effects of atypical antipsychotics on serum prolactin levels / M. Hamner // Ann. Clin. Psychiatry. 2002. Vol. 14. P. 163 - 173.

23. Harris, E. C. Excess mortality of mental disorder / E. C. Harris, B. Barraclough // Br. J. Psychiatry. 1998. Vol. 173. P. 11 - 53.

24. Hellewell, J.S.E. Patient satisfaction and acceptability of long-term treatment with quetiapine / J.S.E. Hellewell, A. H. Kalali, S. J. Langham et al. // Int. J. Psychiatry Clin. Pract. 1999. Vol. 3. P. 105 - 113.

25. Hocking, B. Reducing mental illness stigma and discrimination - everybody's business/ B. Hocking // Med. J. Aust. 2003. Vol. 178. S. 47-S48.

26. Hoge, S. K. A prospective, multicenter study of patients' refusal of antipsychotic medication / S. K. Hoge, P.S. Appelbaum, T. Lawlor et al. // Arch. Gen. Psychiatry. 1990. Vol. 47. P. 949 - 956.

27. Huppert, J. D. Quality of life in schizophrenia: contributions of anxiety and depression / J. D. Huppert, K. A. Weiss, R. Lim et al. // Schizophr. Res. 2001. Vol. 51. P. 171 - 180.

28. Jibson, M. D. New atypical antipsychotic medications / M. D. Jibson, R. Tandon // J. Psychiatr. Res. 1998. Vol. 32. P. 215 - 228.

29. Kane, J. M. Extrapyramidal side effects are unacceptable / J. M. Kane // Eur. Neuropsychopharmacol. 2001. Vol. 11. Suppl. 4. S. 397-S403.

30. Kaplan, H. I. Biological therapies/ H. I. Kaplan, B.J. Sadock // Synopsis of Psychiatry. - Baltimore: Lippincott Williams & Wilkins, 1997. P. 932 - 1127.

31. Kasper, S. Review of quetiapine and its clinical applications in schizophrenia / S. Kasper, F. Müller-Spahn // Expert Opin. Pharmacother. 2000. Vol. 1. P. 783 - 801.

32. Keefe, R.S.E. The effects of atypical antipsychotic drugs on neurocognitive impairment in schizophrenia: a review and metaanalysis / R.S.E. Keefe, S. G. Silva, D. O. Perkins et al. // Schizophr. Bull. 1999. Vol. 25. P. 201 - 222.

33. Keller, R. Switch to quetiapine in antipsychotic agent-related hyperprolactinemia / R. Keller, F. Mongini // Neurol. Sci. 2002. Vol. 23. P. 233 - 235.

34. Lee, C. T. Switching to olanzapine from previous antipsychotics: a regional collaborative multicenter trial assessing 2 switching techniques in Asia Pacific / C. T. Lee, B.J.L. Conde, M. Mazlan et al. // J. Clin. Psychiatry. 2002. Vol. 63. P. 569 - 576.

35. Lindstro{:}m, E. Patient compliance with drug therapy in schizophrenia. Economic and clinical issues / E. Lindstro{:}m, K. Bingefors // J. Emerg. Med. 2000. Vol. 18. P. 105 - 124.

36. Loffler, W. Schizophrenic patients' subjective reasons for compliance and noncompliance with neuroleptic treatment / W. Loffler, R. Kilian, M. Toumi et al. // Pharmacopsychiatry. 2003. Vol. 36. P. 105 - 112.

37. Magorrian, K. Responding to the needs of carers of people with schizophrenia / K. Magorrian // Prof. Nurse. 2001. Vol. 17. P. 225 - 229.

38. Malla, A. K. Switching from therapy with typical antipsychotic agents to risperidone: long-term impact on patient outcome / A. K. Malla, R.M.G. Norman, V. Kotteda et al. // Clin. Ther. 1999. Vol. 21. P. 806 - 817.

39. Martin, S. A double-blind, randomised comparative trial of amisulpride versus olanzapine in the treatment of schizophrenia: short-term results at two months /S. Martin, H. Ljo, J. Peuskens et al. // Curr. Med. Res. Opin. 2002. Vol. 18. P. 355 - 362.

40. Meats, P. Quetiapine ("Seroquel"); an effective and well-tolerated atypical antipsychotic / P. Meats // Int. J. Psychiatry Clin. Pract. 1997. Vol. 1. P. 231 - 239.

41. Meltzer, H. Y. Outcome in schizophrenia: beyond symptom reduction / H.Y. Meltzer// J. Clin. Psychiatry. 1999. Vol. 60. Suppl. 3. P. 3 - 7.

42. Mullen, J. A comparison of the relative safety, efficacy, and tolerability of quetiapine and risperidone in outpatients with schizophrenia and other psychotic disorders: the Quetiapine Experience with Safety and Tolerability (QUEST) Study/J. Mullen, M.D. Jibson, D. Sweitzer // Clin. Ther. 2001. Vol. 23. P. 1839 - 1854.

43. Nagy, J. Effectiveness of quetiapine up to 1600 mg/day: short-term results with 14-month follow-up / J. Nagy // Eur. Neuropsychopharmacol. 2003. Vol. 13. Suppl. 4. S 340.

44. Norman, R. M. The relationship of symptoms and level of functioning in schizophrenia to general well-being and the Quality of Life Scale / R. M. Norman, A. K. Malla, T. McLean et al. // Acta Psychiatr. Scand. 2000. Vol. 102. P. 303 - 309.

45. Owens, D.G.C. Extrapyramidal side effects and tolerability of risperidone: a review / D.G.C. Owens // J. Clin. Psychiatry. 1994. Vol. 55. Suppl. 5. P. 29 - 35.

46. Perkins, D. O. Adherence to antipsychotic medications / D. O. Perkins // J. Clin. Psychiatry. 1999. Vol. 60. Suppl. 21. P. 25 - 30.

47. Perkins, D. O. Predictors of noncompliance in patients with schizophrenia / D. O. Perkins // J. Clin. Psychiatry. 2002. Vol. 63. P. 1121 - 1128.

48. Peuskens, J. Risperidone in the treatment of patients with chronic schizophrenia: a multi-national, multi-centre, double-blind, parallel-group study versus haloperidol. The Risperidone Study Group / J. Peuskens // Br. J. Psychiatry. 1995. Vol. 166. P. 712 - 726.

49. Peuskens, J. Amisulpride vs. risperidone in the treatment of acute exacerbations of schizophrenia / J. Peuskens, P. Bech, H.-J. Moller et al. // Psychiatry Res. 1999. Vol. 88. P. 107 - 117.

50. Reda, S. Prompts to encourage appointment attendance for people with serious mental illness / S. Reda, S. Makhoul // Cochrane Database Syst. Rev. (CD002085). 2001.

51. Simpson, G. M. Ziprasidone vs olanzapine in schizophrenia / G. M. Simpson, R.R. O'Sullivan, R. L. Home et al. // World J. Biol. Psychiatry. 2001. Vol. 2. Suppl. 1. P021-P027 (305S Abstract).

52. Tandon, R. Efficacy of newer generation antipsychotics in the treatment of schizophrenia / R. Tandon, M. D. Jibson // Psychoneuroendocrinology. 2003. Vol. 28. Suppl. 1. P. 9 - 26.

53. Tran, P. V. Double-blind comparison of olanzapine versus risperidone in the treatment of schizophrenia and other psychotic disorders / P. V. Tran, S. H. Hamilton, A. J. Kuntz et al. // J. Clin. Psychopharmacol. 1997. Vol. 17. P. 407 - 418.

54. Velligan, D. I. The functional significance of symptomatology and cognitive function in schizophrenia / D. I. Velligan, R. K. Mahurin, P. L. Diamond et al. // Schizophr. Res. 1997. Vol. 25. P. 21 - 31.

55. Velligan, D. I. Does cognitive function improve with quetiapine in comparison to haloperidol? / D. I. Velligan, J. Newcomer, J. Pultz et al. // Schizophr. Res. 2002. Vol. 53. P. 239 - 248.

56. Volavka, J. Clozapine, olanzapine, risperidone, and haloperidol in the treatment of patients with chronic schizophrenia and schizoaffective disorder/ J. Volavka, P. Czobor, B. Sheitman et al. // Am. J. Psychiatry. 2002. Vol. 159. P. 255 - 262.



57. Weiden, P. Atypical antipsychotic drugs and long-term outcome in schizophrenia / P. Weiden, R. Aquila, J. Standard // J. Clin. Psychiatry. 1996. Vol. 57. Suppl. 11. P. 53 - 60.

58. Zhong, K. X. Acomparison of the efficacy and safety of quetiapine and risperidone / K. X. Zhong, D. Sweitzer, J. Russo et al. // Eur. Neuropsychopharmacol. 2003. Vol. 13. Suppl. 4. S340.
Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница