Петрозаводская городская детская общественная организация Юниорский союз



страница5/8
Дата21.04.2016
Размер1.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Домашнее задание:

  1. Придумай свой вариант игровой модели ученического самоуправления. Обсуди его со своими товарищами по школе.

  2. Какая модель – игровая или неигровая – более реальна в условиях твоей школы? Почему?

Параграф 13. Парламент? Правительство? Актив? (разговор первый)
Профессор Дорога, Федя Пессимистов и Вася Активистов продолжили на новой встрече разговор о проектировании системы ученического самоуправления школы. На этот раз им предстоит разобраться в том, какими бывают постоянно действующие органы самоуправления.
Федя Пессимистов: Ну что, Васечка, рассказывай, что обещал – чем отличаются друг от друга школьный парламент и школьное правительство! Теперь не отвертишься!

Вася Активистов: Погоди-погоди! А как же продолжение истории с твоим директором? Вернее, с его гениальной идеей создания Школьной Республики. Чем всё закончилось-то?

Федя Пессимистов: Чем закончилось? Двоечниками и хулиганами!

Вася Активистов: Ого! Неужели игра в Республику так быстро развалила все школьные устои?

Федя Пессимистов: Пока еще нет! Просто директор всецело погрузился в подготовку совещания по вопросам дисциплины и успеваемости. В нашу школу скоро придёт много разных «шишек», и мы должны оказаться на высоте. Так что сейчас ему – уже не до Республики.

Вася Активистов: Да, тяжёлая у директоров жизнь!

Федя Пессимистов: Еще бы! Указаний много, а директор – один!

Вася Активистов: И девиз у него – «Если не я, то кто же?» Бегает из угла в угол и пытается успеть всё сразу. А на самое-то главное времени и не остаётся!

Профессор Дорога: Заметь, Василий, что та же беда часто постигает и системы ученического самоуправления. Когда непонятно, какие задачи у того или иного органа самоуправления, работа превращается в безрезультатную беготню. Поэтому нужно выбрать такую модель, которая будет работоспособной в условиях конкретной школы.

Федя Пессимистов: Вот и объясните мне, что моей школе подойдёт лучше – парламент или правительство!

Вася Активистов: Так, перевожу твой крик души на понятный язык. Какими бывают постоянно действующие органы самоуправления и чем они отличаются друг от друга – вот в чём твой вопрос!

Федя Пессимистов: Как хорошо, когда люди понимают тебя с полуслова! Между прочим, Васечка, я тоже кое-что понимаю! Например, что органы самоуправления бывают исполнительными и представительными! Профессор как-то об этом упоминал. Только в чём между ними разница…

Вася Активистов: Это, брат Фёдор, очень просто. Представительными называют те органы самоуправления, которым ученики дали право представлять их интересы. Они могут выступать от имени учеников при решении школьных вопросов. А исполнительные органы – это те, которым поручена какая-то конкретная работа. Например, проводить школьные праздники.

Федя Пессимистов: По-моему, это напоминает принцип разделения властей. Мы его недавно проходили. «В любой демократической стране, - говорил наш историк, - есть три самостоятельных ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. У каждой ветви – своя работа. Законы может принимать только парламент, судить – только суд, а управлять – только правительство. Понятно, дети?»

Вася Активистов: Понятно, Фёдор Фёдорович! И что же из этого следует?

Федя Пессимистов: А то, что я, кажется, догадался, в чем отличие школьного парламента от школьного правительства! Парламент – это представительный орган, а правительство – исполнительный!

Вася Активистов: Да? А вот я, Федечка, недавно слушал выступление одной очень авторитетной тётеньки из Министерства образования. Даю краткий пересказ: «Дети, не будьте бюрократами! Нельзя в стенах школы бездумно копировать взрослую жизнь. Детство – это особый мир! Не губите его чиновничьим формализмом! Вы еще успеете стать депутатами, министрами и президентами. А сейчас, пока вы учитесь, пусть у вас будет как можно больше возможностей для творчества. Ни в коем случае не загоняйте себя в узкие рамки!»

Федя Пессимистов: Не речь, а просто песня! Только о чём она, я так и не понял!

Вася Активистов: Для нашего разговора из этой «песни» можно взять вот какой вывод: никто не обязывает ученическое самоуправление копировать устройство взрослого государства. Значит, для некоторых систем принцип разделения властей подойдёт, а в других он будет лишним. И орган ученического самоуправления под названием «школьное правительство» вполне может выполнять как представительные, так и исполнительные функции.

Профессор Дорога: Особенно в том случае, если речь идёт об одноэтажной системе. Небольшой команде активистов лучше объединиться в один ученический совет, который будет представлять интересы учеников в управлении школой и одновременно вести конкретную работу, которая ему по силам.

Федя Пессимистов: Значит, принцип разделения властей могут позволить себе только многоэтажные системы?

Вася Активистов: Причём далеко не все!

Федя Пессимистов: Получается, что разделение властей – это не главное. Тогда на какое же отличие парламента от правительства ты намекал?

Вася Активистов: Дело в том, что постоянно действующие органы самоуправления устроены по-разному. Когда мы обсуждали это на городском сборе активистов, то выделили три модели. И дали им условные названия: парламент, правительство и актив.

Федя Пессимистов: Так вот в чём дело! Ну, давай, выкладывай ваше ноу-хау!

Вася Активистов: Начнём с парламента. Первое, что отличает парламент – это большое количество депутатов. В среднем - человек пятьдесят.

Федя Пессимистов: О-го-го!

Вася Активистов: Верно, Федя, такому количеству людей наладить работу о-го-го как непросто! Поэтому парламент выбирает из своего состава небольшой руководящий орган. Например, президиум. Этот президиум и ведет каждодневную текущую работу, а парламент созывается для принятия самых важных решений. Обычно – не чаще одного раза в месяц.

Федя Пессимистов: И к чему столько сложностей? Не легче ли сразу создать президиум без всякого парламента?

Вася Активистов: Разумеется, легче! Только, если большого парламента не будет, то не будет и многих плюсов. Не догадываешься, каких?

Федя Пессимистов: Догадываюсь! Большой парламент смотрится солиднее! Не то, что какой-то там малюсенький президиум. Мимо него не пройдёшь!

Вася Активистов: Еще бы! Одно дело, когда семеро смелых права качают, а другое – целый парламент!

Профессор Дорога: А может быть, не в этом суть? Согласитесь: в идеале, ученическое самоуправление должно представлять интересы школьников – выражать не частное мнение нескольких активистов, а общую позицию учеников. И чем больше ребят войдёт в орган самоуправления, тем лучше он с этой задачей справится.

Федя Пессимистов: Это почему же?

Вася Активистов: Да потому, что это будет уже настоящий «глас народа»! Одно дело – семеро активистов, которые давно стали лучшими друзьями и имеют свой, особый взгляд на вещи. А другое – ребята, которые живут проблемами обычного школьника. В каждом классе их – абсолютное большинство. И в парламент придут именно они.

Федя Пессимистов: Значит, сила парламента в том, что он точно отражает позицию учеников? Так сказать, является рупором народных масс!

Вася Активистов: Вот именно! Представь: собрались семеро активистов и приняли решение от имени тысячи школьников. Посмотрит на это Сидор Петрович и улыбнётся: «Чудаки вы, ребята! Вас – семеро, а учеников в школе - в 150 раз больше! Откуда вам знать, что они думают? Вот поэтому ваша резолюция для меня - филькина грамота!» А если решение принял парламент, в котором уже не семь, а пятьдесят школьников, то делать нечего: придётся директору согласиться, что позиция парламента – это и есть мнение учеников его школы.

Федя Пессимистов: Итак, парламент не оторван от народа – это его первый плюс. А какие еще?

Вася Активистов: Сейчас расскажу про второй. Мы уже усвоили, что парламент избирает координирующий орган - президиум. В этот президиум могут войти руководители направлений работы – назовём их председателями комитетов школьного парламента. Так вот, у такого президиума гораздо больше шансов хорошо наладить работу, чем у маленького ученического совета, избранного школьниками напрямую.

Федя Пессимистов: С чего это ты так решил?

Вася Активистов: Суди сам! Кого чаще всего избирают школьники во всякие советы?

Федя Пессимистов: Самых тихих и послушных девочек!

Вася Активистов: Ага! Вечных старост! А еще бывает, что избирают какого-нибудь Кузю Лоботрясова – как говорится, «по приколу». Что из этого получается - понятно.

Федя Пессимистов: Абсолютно понятно! «Старосты» сидят на заседании совета и под диктовку завуча всё записывают. А депутат Лоботрясов один раз покажется, и поминай, как звали!

Вася Активистов: Как ты думаешь, почему школьники выбирают именно таких представителей?

Федя Пессимистов: А вот почему: они не понимают, что им предлагают. И рассуждают примерно так: «Какая польза от этого совета? Одни заседания, пустая трата времени.» Вот и реагируют по принципу «только бы не меня».

Вася Активистов: Верно заметил! Как это ни печально, но активистам трудно «достучаться до каждого». А вот добиться понимания у парламента – вполне реально. Зачем необходимо самоуправление, как оно будет работать и что требуется от его лидеров – это парламент поймёт гораздо лучше, чем все ученики школы.

Федя Пессимистов: Еще бы! Ведь люди-то в парламент придут продвинутые!

Вася Активистов: И им вполне под силу оценить, кто больше готов для работы в президиуме – Кузя Лоботрясов или, скажем, Петя Рифмоплётов.

Профессор Дорога: Иными словами, парламент предложит более строгий отбор лидеров ученического самоуправления. И значит, шансы на то, что в президиум попадут случайные люди, будут гораздо меньше.

Вася Активистов: Но это, профессор, еще не всё! Бывает и так, что человек, которого выбрали в президиум, по каким-то причинам «не тянет». Например, приходит он и заявляет: «Я решил, что мне нужно больше времени тратить на учёбу, и поэтому не могу заниматься работой в самоуправлении». В этом случае парламент может быстро заменить этого активиста на другого депутата парламента, который уже в чём-то себя проявил. Если бы члены президиума напрямую избирались учениками, то это было бы невозможно.

Федя Пессимистов: Я понял! Решается проблема «мёртвых душ» в руководстве ученического самоуправления.

Профессор Дорога: Давайте, коллеги, обратим внимание еще на одну деталь. Система «парламент» позволяет формализовать ученический актив…

Федя Пессимистов: Что-что позволяет? Парализовать актив!?

Профессор Дорога: Нет, Федя, не парализовать, а формализовать. Это значит, что школьным активом считаются именно те ребята, которые избраны в парламент.

Федя Пессимистов: Ну, и при чём тут Ваш формализм?

Профессор Дорога: Формализм, Федя, тут вообще ни при чём! Дело в другом. Парламент - это уже не неформальная группа активистов-добровольцев, а формальная структура. В данном случае, выражение «формальная структура» означает, что у парламента есть своё место в управлении школой, собственные полномочия и правила работы, которые закреплены в школьных документах. Например, в положении о парламенте.

Федя Пессимистов: И что хорошего в том, что актив парали… то есть, формализован?

Вася Активистов: Да хотя бы то, что лидеры будут знать, на кого они могут опереться! Вместо того, чтобы искать по всей школе желающих помочь в работе, можно использовать силы членов парламента.

Федя Пессимистов: То есть, всякие комитеты, министерства или штабы можно комплектовать из самих депутатов парламента?

Вася Активистов: Совершенно верно!

Профессор Дорога: При этом активисты становятся не просто добровольцами. Если ты избран в парламент, то у тебя, как у депутата, появляются определенные полномочия. Например, ты можешь голосовать, когда парламент принимает решения. Можешь избирать членов президиума или выдвинуть в него свою кандидатуру. Это значит, что активисты получают в системе самоуправления довольно высокий статус: они могут не только предложить свою помощь в работе, но и серьезно влиять на то, какую политику самоуправление будет проводить. Если бы такого статуса у активистов не было, то они не смогли бы контролировать работу президиума и решать, чем ему нужно заняться. Вот в чём смысл формализации актива!

Федя Пессимистов: Круто! Бедный активист превращается из золушки… в кого?

Вася Активистов: В принца с туфелькой! Ходит по парламенту и примеряет её: кому подойдёт – того и в президиум!

Федя Пессимистов: А если туфелька стала не по размеру – отправляйся обратно! Мне нравится! Слушай-ка, Васька, что же у нас получается: у парламента одни плюсы? А как же минусы?

Вася Активистов: А минусы – это обратная сторона плюсов! Помнишь, мы говорили, что парламент точно отражает мнения учеников? Вроде бы, это здорово. Но ведь одна из главных проблем состоит как раз в том, что у большинства учеников собственного мнения-то и нет! «Не трогайте меня, и больше мне ничего не надо.» Представили себе такой парламент?

Федя Пессимистов: Да, знакомая картина…

Профессор Дорога: В такой ситуации главной задачей на первых порах будет работа с самим парламентом. Ребят нужно научить быть депутатами. Между прочим, в некоторых американских школах подобные парламенты начали создавать еще в семидесятых годах. Это называлось работой по демократизации школы. Учеников в парламенте было подавляющее большинство, но также него входили и представители педагогов. Парламент мог обсудить любой вопрос школьной жизни и принять по нему решение, обязательное к исполнению директором. Если директор был с этим решением не согласен, он имел право наложить вето и возвратить вопрос в парламент для повторного обсуждения. Оказалось, что научить парламент плодотворно работать - не так-то просто. Для руководства парламентом специально подбирался педагог. Он и вёл заседания. Методом проб и ошибок добивались, чтобы заседания не были скучными и приводили к разумным решениям.

Вася Активистов: Не знаю, как в Америке, но у нас в таком подходе есть большая опасность. Если депутаты не будут подготовлены к работе в ученическом самоуправлении, то администрация школы начнет из парламента веревки вить! Скажем, директору школы не нравятся действия президиума. Он приходит в парламент, толкает зажигательную речь, и депутаты дружно этот президиум переизбирают.

Профессор Дорога: Ты говоришь о том, что слабым парламентом легко манипулировать. Если это начнёт происходить, тут-то и сбудется смешная Федина оговорка про «парализацию актива». Еще раз подчеркнём: парламенту необходимы понимание и помощь администрации школы. Другими словами, парламент – довольно энергоёмкая модель, и самостоятельно «держать» её ученикам, в большинстве случаев, не под силу.

Вася Активистов: Кроме того, парламент довольно неповоротлив. Когда требуется принять важное решение срочно, парламент просто-напросто трудно собрать – хотя бы потому, что в нём много народа.

Федя Пессимистов: И правда! А ведь нужно не только собрать, но и объяснить депутатам ситуацию так, чтобы они всё поняли. Теперь я даже не знаю, что всё-таки перевешивает: минусы или плюсы…

Профессор Дорога: Общего ответа на этот вопрос нет. Нужно открыть двери конкретной школы – например, твоей – зайти и изучить ситуацию. Вполне возможно, что в этой школе парламенту самое место. А, может быть, лучше подойдёт другой орган ученического самоуправления.

Федя Пессимистов: Например, правительство?

Вася Активистов: Вполне может быть. Вот о нём мы и поговорим в следующий раз!
Домашнее задание:

  1. Начерти схему, которая показывает, как устроена модель «парламент». Объясни с её помощью материал этого параграфа своим друзьям.

  2. Заполни таблицу «Плюсы и минусы парламента». Попытайся кратко и чётко сформулировать плюсы и минусы, названные в этом параграфе. Если ты видишь и другие плюсы и минусы, также запиши их в таблицу.

Параграф 14. Парламент? Правительство? Актив? (разговор второй)
Как устроены постоянно действующие органы ученического самоуправления? Какие плюсы и минусы есть у различных моделей? Эти вопросы продолжают обсуждать с профессором Дорога школьники Вася Активистов и Федя Пессимистов.
Профессор Дорога: В прошлый раз мы подробно обсудили модель «парламент». И увидели не только сильные стороны этой модели, но и трудности, с которыми можно столкнуться при создании на её основе органа самоуправления.

Федя Пессимистов: Может быть, этих трудностей не будет в другой модели – «правительство»?

Вася Активистов: Для начала мы эту модель нарисуем, а там видно будет! Так вот, модель довольно проста. В правительство обычно избирают не больше десяти-двенадцати учеников. Они имеют право самостоятельно решать все вопросы. И сами же возглавляют текущую работу ученического самоуправления.

Федя Пессимистов: Ага! Сразу видно, что правительство напоминает президиум «парламента». Мы об этом президиуме в прошлый раз говорили. Он тоже небольшой по численности и тоже руководит всей текущей работой. Только президиум должен передавать основные вопросы на обсуждение в парламент, а правительство решает их само.

Вася Активистов: Совершенно верно!

Федя Пессимистов: А раз правительство, в отличие от президиума, не опирается на большой парламент, то у него не будет и многих плюсов.

Вася Активистов: Увы, это так. Ведь в чём главный плюс модели «парламент»? В хорошей связи с учениками! Парламент устроен так, что ему очень трудно «оторваться от народа». А правительство – наоборот: избрали – и делай, что хочешь!

Федя Пессимистов: Я понял! Ученики выбирают тех, кому они доверяют, и дают им карт-бланш.

Вася Активистов: Что-что дают? Бланш?

Федя Пессимистов: Ага, Васечка, не знаешь! Сейчас я тебя просветю… то есть, просвещу. Карт-бланш – это такой французский термин. Проще говоря, полная свобода действий.

Вася Активистов: Хороший термин, запомню. И главное, вполне подходящий!

Федя Пессимистов: То-то же! Стало быть, ученики дают правительству полную свободу действий. И какой же, по-твоему, в этом плюс?

Вася Активистов: Для команды активистов это – идеальная возможность осуществить свою программу. Если они становятся членами правительства, то получают в свои руки все полномочия. Самое время приниматься за реформы!

Федя Пессимистов: Но ведь эта команда окажется будто бы в вакууме…

Вася Активистов: Где-где?

Федя Пессимистов: Ага, два ноль в мою пользу! Словарь надо читать, Васечка! В вакууме, то есть в пустоте. В безвоздушном пространстве.

Профессор Дорога: Да, Федя, твои опасения не напрасны. Первая проблема, с которой столкнётся правительство – на кого ему опереться. Если в модели «парламент» актив определен – это члены парламента, то правительству придётся создать круг активистов самому, то есть собирать вокруг себя добровольцев. Вторая проблема – моральная поддержка учеников.

Федя Пессимистов: Моральная поддержка? А зачем она? Её ведь на бумаге не покажешь…

Вася Активистов: Зато она очень хорошо чувствуется, без всякой бумажки! Если такая поддержка есть, то никакой директор не скажет, что правительство отсебятину несёт!

Профессор Дорога: Действительно, чтобы действия правительства воспринимались серьёзно, все должны увидеть, что за ним реально стоят школьники. Вот поэтому правительству будет необходимо наладить с учениками хороший контакт.

Федя Пессимистов: Да, непросто правительству живётся!

Вася Активистов: Смотря в чём. Например, решать организационные вопросы ему намного проще, чем парламенту. Если нужно что-то обсудить, правительство может собраться даже на школьной перемене! Между прочим, петрозаводские активисты создавали ученическое самоуправление в своих школах именно на основе модели «правительство». И взрослых руководителей у них, кстати, не было.

Профессор Дорога: Почему это стало возможно? Прежде всего потому, что правительство гораздо менее энергоёмко, чем парламент. Значит, «запуск» работы правительства требует меньших усилий. И, как верно заметил Вася, правительство гораздо более оперативно. Каких усилий стоит организация всего лишь одного заседания парламента! Нужно выбрать удобное время для сбора, всех предупредить, подготовить выступающих, интересно организовать дискуссию. А правительство может прекрасно обойтись и без этого. Усилия будут тратиться не на подготовку заседаний, а на нужную работу.

Вася Активистов: Делаю вывод. Модель «правительство» даёт небольшой команде активистов возможность хорошо поставить дело, не отвлекаясь на разные церемонии. Но при этом правительство должно работать так, чтобы не оказаться в вакууме. То есть, завоевать поддержку школьников и авторитет среди педагогов.

Федя Пессимистов: Хорошо сказано! Мне кажется, что такая модель вполне подойдёт школам, которые делают в самоуправлении первые шаги.

Вася Активистов: Погоди-погоди! Мы еще не поговорили о третьей модели – «актив». А она пользуется в школах куда большим спросом! В отличие от правительства, «актив» может быть и не выборным. Часто в него входят не те, кого избрали, а просто добровольцы.

Федя Пессимистов: Как так? Что же это за орган самоуправления, если в него не избирают, а приходят по своему желанию? Ведь тогда у него не будет права представлять интересы учеников!

Вася Активистов: Верно, не будет! В этом и есть главное отличие модели «актив» от модели «правительство». У актива могут быть только исполнительные функции. Представительных функций у него нет.

Федя Пессимистов: Я что-то тебя не пойму! Давай с начала! Недавно я читал статью в очень умном журнале. Там было написано, что выборность – это чуть ли не самый главный принцип работы органов самоуправления! Что же получается, ошибочка вышла?

Вася Активистов: Нет, это верно. Но верно только для тех органов самоуправления, у которых есть представительные функции.

Федя Пессимистов: И из чего же это следует?

Вася Активистов: Из элементарной логики, Федя! Если правительство хочет при решении различных вопросов выступать от имени учеников, то оно должно ими избираться. Ведь только сами школьники могут передать правительству право представлять свои интересы. Но если орган самоуправления не несёт на себе представительных функций, а создан для организации конкретной работы – избирать его совсем не обязательно! Для того, чтобы справиться с порученным делом, вовсе не нужно быть «народным избранником». Но необходимо другое – желание и умение хорошо наладить работу.

Федя Пессимистов: Логично! Кстати, эту логику легко понять на примере государства. Взрослые избирают депутатов парламента? Избирают! Потому их и называют «народными избранниками», что народ поручил им выражать свою волю. А министров избирают? Нет! Ведь правительство страны – это исполнительный орган. В нём работают не представители граждан, а специалисты в своём деле. Менеджеры, или, по-простому, управленцы.

Вася Активистов: Комментарии излишни, так что вернёмся в школу. Итак, все исполнительные органы ученического самоуправления, у которых нет представительных функций, работают на основе модели «актив». Например, школьное министерство культуры, пресс-центр, штаб по шефской работе, правозащитная приёмная…

Федя Пессимистов: Еще ты рассказывал о службе примирения…

Вася Активистов: Совершенно верно – она тоже работает на основе модели «актив».

Федя Пессимистов: А знаешь, что мне пришло в голову? Что многие ученические советы, парламенты, правительства работают вовсе не на основе моделей «парламент» или «правительство»! А работают они на основе той же самой модели «актив»!

Вася Активистов: Какой же ты, брат Фёдор, башковитый! Только вот объясни-ка, почему ты так решил?

Федя Пессимистов: Да потому, что у них нет представительных функций! Создают, например, правительство и говорят: вы должны проводить школьные мероприятия. Вроде бы, называется «правительство», а по сути – «актив». Для того, чтобы быть настоящим правительством, ему не хватает одного – права участвовать в управлении школой от имени учеников. И ведь это – сплошь и рядом!

Профессор Дорога: Федя выделил сейчас два очень важных момента. Первый заключается в том, что названия моделей могут не совпадать с самоназваниями органов ученического самоуправления. Например, орган самоуправления, созданный на основе модели «правительство», активисты вполне могут называть парламентом.

Вася Активистов: Они еще и не такое могут! В одной школе ученический совет назвал себя так: «Школьная тусовочка»! А в другой – вообще закачаешься: «Школьный улей»!

Федя Пессимистов: Это, наверное, потому, что они слетаются и всё время жужжат.

Вася Активистов: Ага! А если растревожишь – покусают!

Профессор Дорога: Думаю, ничего плохого в этом творчестве нет. Здесь главное в том, чтобы не путать названия ученических советов и модели, на которых они основаны.

Вася Активистов: Это понятно! Даже если название – «Школьный улей», то модель-то у этого органа – не улей, а правительство!

Профессор Дорога: А теперь – самый важный момент, о котором говорил Федя. Основное отличие моделей «правительство» и «актив» - не в том, избирается орган самоуправления или же комплектуется из числа добровольцев. Оно состоит в том, имеет он представительные функции или нет. Я совершенно согласен с Федей: если школьное правительство не имеет права участвовать в управлении школой, то следует отнести его к модели «актив». Даже несмотря на то, что оно избирается учениками.

Вася Активистов: Профессор, но ведь в этом признании есть и свой плюс. Он в том, что у «актива» - большая перспектива!

Федя Пессимистов: Ого! Ты так воодушевился, что даже стихами заговорил!

Вася Активистов: Еще бы! Ведь у модели «актив» есть замечательная возможность постепенно превратиться в модель «правительство» или даже «парламент»! Работа в рамках модели «актив» даёт возможность создать сильную команду лидеров. Эта команда может заработать крепкую репутацию, и после этого ей будет легче получить полномочия представлять учеников. А как только «актив» получает представительные функции, он превращается в «правительство» или «парламент».

Федя Пессимистов: Это, конечно, здорово! Но сейчас я снова вспомнил рассказ нашего историка про разделение властей в государстве. Зачеркни хотя бы одну ветвь власти - и демократическое государство уже не может существовать. Нельзя закрыть парламент и оставить правительство работать в одиночку. А если в школе будет работать только модель «актив», то это как раз будет напоминать государство без парламента! У учеников не будет самого главного – возможности участвовать в решении школьных вопросов через своих представителей. Так можно ли вообще называть это самоуправлением?

Вася Активистов: Ничего себе, вопрос! Глубоко копаешь, Федька! Мне это даже в голову не приходило. Тут нам с тобой без помощи профессора не разобраться!

Профессор Дорога: Вопрос, действительно, хороший. Мы с вами исходим из того, что ученическое самоуправление – это способ участия учеников в управлении школой. С одной стороны, управлять школой, не имея представительных функций, орган самоуправления не может. Но это верно только в узком смысле! Даже если у «актива» нет права влиять на школьную политику в целом, он вполне может стать одним из центров управления внутришкольными процессами.

Вася Активистов: Профессор, мы ведь еще дети! «Политика, процессы…» Давайте-ка я попробую перевести Ваш научный язык на наш - понятный. Итак, по-моему, Вы сказали вот о чём. «Актив» не имеет формального права участвовать в принятии школьных решений. Из-за этого его и нельзя назвать «властью учеников». Он не может прийти к директору с требованиями от имени всех школьников. Но может он другое: брать на себя решение конкретных школьных проблем. И тем самым, приобретать влияние. А ведь это и есть один из самых сильных рычагов власти! Давайте еще раз приведём в пример нашу службу примирения. Эту службу создали школьники, которые прошли специальное обучение. Теперь, благодаря им, любой конфликт можно разрешить мирно, путём переговоров. Если раньше администрация школы направляла дела о драках, кражах и других конфликтах в милицию, то теперь она передаёт их в службу примирения. А там людям помогают разрешить конфликт так, чтобы каждая сторона считала найденный выход справедливым. Раньше искали виновных и наказывали, а теперь – помогают договариваться.

Профессор Дорога: Итак, благодаря службе примирения, в школе стала решаться важная проблема, которую до этого не могла решить администрация. Конфликтные ситуации перестали загонять вглубь и начали конструктивно разрешать. Это означает, что служба, работающая на основе модели «актив», стала влиять на внутришкольные процессы. Прежде всего, это процесс криминализации подростковой среды. Служба примирения предложила ребятам новую модель поведения в конфликтных ситуациях. Если раньше разрешить конфликт можно было лишь силовым способом – подраться, объявить бойкот и так далее, то теперь появился другой способ – обсудить ситуацию и самим найти выход. А это очень важно – уметь разрешать конфликты и противоречия не криминальными методами, а мирно. Таким образом, орган самоуправления начал участвовать в управлении школьными процессами: его работа стала помогать снижению конфликтности в школе. Фактически, это означает, что служба примирения обрела власть. Эту власть ей дали не формальные полномочия, а реальная способность влиять на ситуацию.

Вася Активистов: Между прочим, власть-то буквально валялась под ногами! Ведь до создания службы примирения администрация школы ею даже не пользовалась. Администрация просто не умела правильно работать с конфликтами!

Федя Пессимистов: Делаю вывод. Участие в управлении школой - это не только представительство учеников, но и влияние на внутришкольные процессы.

Вася Активистов: Значит, как только в школе появляется официально оформленная команда учеников, которая начинает этими процессами управлять, можно говорить о том, что в школе есть ученическое самоуправление.

Федя Пессимистов: А знаешь, что произойдёт, если мы объясним это нашим педагогам? Они начнут называть органом самоуправления любой кружок! Ходят дети петь после уроков – вот тебе и самоуправление!

Вася Активистов: А при чем тут влияние на то, что происходит в школе?

Федя Пессимистов: Не беспокойся: это разрисуют во всех красках! «Дети приобщаются к искусству, а значит становятся духовными и нравственными! Дети правильно проводят свободное время, а значит не бьют стёкла и не попадают под дурное влияние…» Еще?

Вася Активистов: Железная логика! Предлагаю в корне пресечь все инсинуации на эту тему!

Федя Пессимистов: Что-что пресечь?

Вася Активистов: О! Теперь счёт – два один! Инсинуации – это значит злостный вымысел!

Федя Пессимистов: То, что злостный – это точно! Ну, давай, пресекай их в корне!

Вася Активистов: Первый водораздел: органы самоуправления – это не то место, где взрослые делают что-то для детей. Там, где появляется слово «дети», разговоры о самоуправлении просто неуместны! В самоуправлении школьники работают сами – именно они являются организаторами. Взрослые, конечно, могут помогать, но только не в качестве руководителей, как в кружках или секциях. Они выступают в роли кураторов, которые на первых порах учат организовать работу. Когда ребята это умение освоят, взрослые «отходят в тень». И выходят из неё только тогда, когда активисты их об этом попросят.

Федя Пессимистов: Хороший аргумент против злостных инсинуаций!

Вася Активистов: Но чтобы выкорчевать их с корнем, нужно обозначить второй водораздел между кружком и органом самоуправления. Кружок работает для развития способностей тех ребят, которые в него пришли. Даже если хор даёт концерты для всех школьников, его главная задача – научить петь именно тех детей, которые занимаются в хоре. А органы самоуправления работают не для активистов. Они работают для всех школьников, коллектива учеников в целом.

Федя Пессимистов: Понятно! Для хора школьники – это просто аудитория, перед которой они выступают. А для органа самоуправления – «клиенты», то есть люди, чьи проблемы он решает. Причём, не по большим праздникам, а ежедневно.

Профессор Дорога: Конечно же, различные кружки, секции и другие объединения позитивно влияют на школьный климат. Но они заняты не управлением, а другими видами деятельности: познавательной, творческой, досуговой, трудовой и прочими. Деятельность этих объединений может быть и общественно-полезной. Например, ученики создают «Школьный Красный крест» и разворачивают программу помощи пожилым людям. Но даже такую прекрасную организацию нельзя считать структурой ученического самоуправления. По одной простой причине – объектом её деятельности являются не школьники, а живущие по соседству пенсионеры. Мы можем назвать органом ученического самоуправления только такую структуру, деятельность которой направлена на учеников. А если более точно - на управление внутришкольными процессами.
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница