Петрозаводская городская детская общественная организация Юниорский союз



страница4/8
Дата21.04.2016
Размер1.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
ГЛАВА 3. МОДЕЛИ УЧЕНИЧЕСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
Параграф 11.Этажи ученического самоуправления.
Какой должна быть структура ученического самоуправления? С обсуждения этого вопроса наши собеседники начали свою новую встречу. Профессору Дорога, Васе Активистову и Феде Пессимистову предстоит разобраться в новой сложной теме: как создать в школе работающую систему ученического самоуправления.
Вася Активистов: Коллеги! Мне кажется, что наши читатели вполне готовы создавать самоуправление в своих школах. По-моему, мы им уже многое рассказали!

Федя Пессимистов: А толку-то? Знаний - море, а как их применить – непонятно.

Профессор Дорога: Ты прав, Федя! Одно дело – объяснить людям, что ученическое самоуправление необходимо, а другое – научить их, как его создать. Давайте-ка мы с вами этим и займёмся!

Вася Активистов: Давайте! Федя, ты по этой науке в учителя или в ученики подашься?

Федя Пессимистов: Пока что в ученики. Ведь в нашей школе самоуправление еще не прижилось.

Вася Активистов: Значит, первый вопрос именно к тебе. С чего бы ты начал создавать самоуправление в своей школе?

Федя Пессимистов: С похода к директору, естественно! Пришёл бы к нему и убедил создать этот самый… парламент. Или правительство!

Вася Активистов: Так всё-таки: парламент или правительство?

Федя Пессимистов: А что, между ними есть разница?

Вася Активистов: Есть, брат Фёдор. Очень даже существенная разница!

Федя Пессимистов: А я-то и не знал! Отложу-ка я встречу с директором до той поры, пока в этом не разберусь!

Профессор Дорога: И будешь прав. Ведь, прежде чем что-то делать, нужно создать проект. Например, строительство дома начинается не с возведения стен, а с создания чертежей – проекта дома.

Вася Активистов: Так же – и с самоуправлением! Сначала мы должны спроектировать, каким оно будет.

Федя Пессимистов: А как это сделать-то? Про дома каждый рассуждать может – они у всех на виду! И любой ребенок знает, что дома бывают многоэтажными и одноэтажными, каменными и деревянными, новыми и старыми. А вот ученическое самоуправление на улице не увидишь! Откуда же мне знать, каким оно бывает?!

Вася Активистов: Такие знания на улице не валяются – это точно! А вот если бы ты зашёл в нашу школу…

Федя Пессимистов: «Наша школа, наша школа…» Ну и что такого я бы узнал в твоей распрекрасной школе?

Вася Активистов: Да хотя бы самые элементарные вещи! Что наш орган ученического самоуправления называется «Школьный совет». В нём - десять депутатов. Их избирают на школьной конференции учеников в конце учебного года. На конференцию приходят делегаты от каждого класса – с пятого по одиннадцатый. Депутатами нашего школьного совета могут быть избраны ребята не младше восьмого класса.

Федя Пессимистов: Ну, и что такого? У нас в школе – почти то же самое! Только у нас – не совет, а парламент. Да, и выбирают в него не на конференции – просто посылают по одному человеку от класса.

Профессор Дорога: Давайте-ка, коллеги, не будем торопиться. Лучше скажи, Фёдор, на какой дом похожа система самоуправления, про которую нам поведал Василий – на одноэтажный или многоэтажный?

Федя Пессимистов: На одноэтажный, конечно! Ведь получается, Васечка, что у вас всего лишь один орган самоуправления – школьный совет!

Вася Активистов: Не один, Федечка, а целых два! Ученическая конференция – это тоже орган самоуправления. Так что дом у нас – двухэтажный! И, кстати, с пристройкой – ведь у нас есть еще школьная служба примирения!

Федя Пессимистов: Да, в таком доме можно и заблудиться! Зато в моей школе с ученическим самоуправлением всё абсолютно ясно: у нас, кроме парламента, ничегошеньки нет! Один этаж, да и тот без крыши!

Вася Активистов: Скорее, без фундамента... А впрочем, тебе, брат Фёдор, виднее! Профессор, я догадываюсь, что бывают и «многоэтажные» системы самоуправления. Вы ведь на это намекаете?

Профессор Дорога: Совершенно верно, коллега!

Федя Пессимистов: И сколько же в них этажей?

Профессор Дорога: Думаю, Федя, что вопрос заключается не в этом. Дело – в подходе. Некоторые школы стремятся построить многоуровневую, разветвлённую систему ученического самоуправления. Такую, которая старается включить в себя каждого ученика школы. Как правило, в подобных системах органы самоуправления создаются не только на уровне школы, но и на уровне класса. Высшим органом ученического самоуправления класса становится классное собрание. Оно решает наиболее важные вопросы и избирает постоянно действующий орган самоуправления – ученический совет класса. На уровне школы, в свою очередь, высшим органом самоуправления является общее собрание или ученическая конференция. Постоянно действующим органом становится ученический совет школы.

Федя Пессимистов: И почему же Вы сказали, что такие системы стремятся включить в себя каждого ученика?

Вася Активистов: Элементарно, Федя! Если классное собрание - это орган ученического самоуправления, значит, все ученики автоматически оказываются на первом этаже многоэтажной системы. Даже если половина из них на классных собраниях спать будет, как на уроке!

Профессор Дорога: Формально, Вася, ты прав. Но я имел в виду совершенно другое. Такие многоэтажные системы для того и придуманы, чтобы в них могло «вместиться» как можно больше учеников. Причём, не формально числиться, а выполнять в этой системе собственную роль. Самый типичный пример: при ученическом совете создаётся большое количество комиссий по самым разным направлениям работы – от культурно-массового до спортивного. Руководят этими комиссиями члены ученического совета, а входят в их состав представители из всех классов. Таким образом, практически каждый ученик попадает в какую-нибудь комиссию.

Вася Активистов: Профессор, похоже, я уже слышал о подобной системе! Недавно я был на сборе школьных активистов, и там одна сельская школа делилась своим опытом работы. Орган ученического самоуправления у них называется Правительством. Возглавляет его Премьер-министр, а все остальные члены правительства становятся Министрами. Министр внутренних дел, к примеру, отвечает за порядок в школе. Министр спорта – за спортивную работу. Министр культуры – за культмассовую работу. В общем, создаются почти такие же министерства, как в настоящем взрослом правительстве. В состав каждого министерства классы направляют по одному человеку. И все они получают должности заместителей министра! А, поскольку школа маленькая, то в итоге оказывается, что каждый ученик – либо министр, либо его заместитель!

Федя Пессимистов: Интересно, как себя учителя чувствуют, когда двойки этим министрам ставят?!

Вася Активистов: Думаю, это дело привычки! В конце концов, даже настоящие министры когда-то учились в школе, и отнюдь не все были круглыми отличниками.

Профессор Дорога: Увы, коллега, отнюдь не все… Но вернемся к нашим рассуждениям. Ты, Василий, привёл вполне удачный пример. Он иллюстрирует основной принцип, по которому строятся многоэтажные системы. Этот принцип звучит так: «Каждому направлению работы – свой орган самоуправления».

Вася Активистов: Получается, что в той школе, о которой я рассказывал, выбрали, какие направления работы будут у ученического самоуправления, и под каждое направление создали свой орган самоуправления, то есть министерство.

Профессор Дорога: Совершенно верно! В некоторых школах такие профильные комиссии называют не министерствами, а штабами, или секторами, или комитетами. Но суть от этого не меняется – это структуры ученического самоуправления, созданные для организации работы по отдельным направлениям.

Федя Пессимистов: Значит, этажи в многоэтажных системах – это органы самоуправления класса, органы самоуправления школы и профильные комитеты. Верно я понял?

Профессор Дорога: Твоё резюме абсолютно точно! Но его нужно немного дополнить. Очень часто в многоэтажных системах создаются органы самоуправления на уровне возрастных ступеней и даже в параллелях. К примеру, если в школе много классов, и занимаются они в разные смены, то регулярно собирать всех активистов вместе почти невозможно. Тогда основная, каждодневная работа перемещается в органы самоуправления по возрастам. Например, создают ученические советы семиклассников, восьмиклассников, и так - в каждой параллели. А председатели этих советов, в свою очередь, объединяются в ученический совет школы.

Федя Пессимистов: Помню, был такой лозунг: «Вся власть советам!» По-моему, это как раз про то, о чём сейчас профессор рассказал!

Вася Активистов: Федя, не будем допускать исторических ошибок! Не стоит современному ученическому самоуправлению брать на вооружение лозунги 1917 года! А вообще-то, профессор, в чём-то Федя прав: получается, что в школе и шагу ни пройти без ученического самоуправления!

Профессор Дорога: Именно на это и нацелены «многоэтажные системы»! Кстати, кроме постоянных органов самоуправления, в них создаются и временные – по принципу «каждому делу – свой орган самоуправления». Например, это может быть оргкомитет, который создали специально для проведения какого-либо праздника.

Вася Активистов: А почему бы организацией этого праздника не заняться тому же Министерству культуры? Зачем специально создавать оргкомитет?

Профессор Дорога: Возможно, в программе праздника есть и культурные, и учебные, и спортивные мероприятия. Значит, нужно, чтобы участвовали чуть ли не все министерства, и оргкомитет будет координировать их работу по подготовке к празднику. А вообще-то, создание временных органов самоуправления может диктоваться совершенно разными причинами. К твоему сведению, Василий: есть системы самоуправления, которые стремятся к тому, чтобы постоянных органов самоуправления было как можно меньше, а временных – как можно больше. Их девиз таков: «Есть дело – есть совет!» Они считают, что всяческие постоянные советы и комиссии рискуют быстро превратиться в формальные структуры, которые только заседают и ничего не делают. А вот создание так называемых «советов дела» - например, оргкомитета праздника – нацеливает на конкретный результат.

Федя Пессимистов: Да-а, получается, что в некоторых многоэтажных системах столько этажей, что их даже сосчитать трудно!

Вася Активистов: И не мудрено! Ведь, как мы выяснили, этажи в таких системах всё время достраиваются и перестраиваются!

Профессор Дорога: Итак, Федя, вернёмся к ситуации в твоей школе. С чего же ты всё-таки начнёшь проектировать систему ученического самоуправления?

Федя Пессимистов: С ответа на вопрос: маленький дом я буду строить, или большой. То есть, простую систему самоуправления или же сложную, разветвленную и многоуровневую.

Профессор Дорога: Молодец! А теперь скажи-ка нам: а как ты получишь ответ на этот вопрос?

Федя Пессимистов: Элементарно, профессор! Подумаю и… получу! Что тут непонятного?!

Профессор Дорога: А непонятно вот что: какие темы станут предметом твоих размышлений? О чём ты должен подумать, чтобы сделать свой выбор в пользу одной из систем?

Федя Пессимистов: О том, какая из них лучше, а какая хуже. Если уж создавать – так самое лучшее!

Вася Активистов: Вот и реши-ка собственную задачку! Какая же система, по-твоему, лучше: одноэтажная или многоэтажная?

Федя Пессимистов: Конечно, многоэтажная! Ведь это же здорово, когда активистами самоуправления становятся чуть ли не все ученики! Если в школе будет много активистов и органов самоуправления, то они вместе смогут стать серьёзной силой – не то, что один маленький парламент!

Вася Активистов: Не надо обижать одноэтажные системы! По-моему, Федечка, они куда лучше! Многоэтажные системы слишком громоздки. Чтобы создать такую систему, нужно потратить очень много сил. Сравни: какой дом легче построить – одноэтажный или многоэтажный? Мне кажется, что лучше иметь маленький, но прочный дом, чем большой и вечно разваливающийся! Можно придумать хоть двадцать органов самоуправления, но откуда в школе взять столько активных ребят, которые способны наладить их работу? По-моему, лучше собрать лидеров в один ученический совет. Тогда он точно будет активным, и сможет сделать гораздо больше, чем множество пассивных комиссий.

Профессор Дорога: Думаю, коллеги, что доля правды есть в словах каждого из вас. Действительно, грамотно построенные многоэтажные системы хороши тем, что они делают активными участниками школьного самоуправления практически всех учеников. Для ребят это – хорошая жизненная школа. Но в том-то и дело, что сделать подобную систему не мёртвой, а работающей – весьма трудно. Ведь от простого распределения учеников по разным комиссиям ничего не изменится. Нужно еще суметь наладить работу так, чтобы от каждого органа самоуправления был толк. А это самим ученикам вряд ли под силу. Практически с каждым органом самоуправления в многоэтажной системе должен работать педагог-куратор. Совершенно по-другому строить отношения с учениками придётся и классным руководителям. Всё это возможно только в том случае, если создание ученического самоуправления в школе становится одной из главных задач, над которой каждодневно и творчески работает весь педколлектив во главе с директором.

Федя Пессимистов: Постойте! Но ведь ученическое самоуправление – это власть учеников! И вдруг Вы говорите, что создавать эту власть должны педагоги?! Это же абсурд! Зачем директору собственными руками строить в школе новую систему власти, которая будет с ним спорить и качать права ребят? Он же не самоубийца!

Профессор Дорога: Многие директора именно так и рассуждают. «Раз уж вам вздумалось создавать самоуправление, – говорят они школьникам, – вот сами его и создавайте. А мы-то здесь при чём?»

Вася Активистов: И с удовольствием потирают руки, когда все усилия активистов заканчиваются ничем.

Профессор Дорога: Но есть и другие директора. Они хотят построить новую школу. И для них важно, чтобы ребята стали в школе хозяевами. Для этого они готовы помочь ученикам создать систему самоуправления и научить их в ней работать. Поэтому то, что директор школы помогает ученическому самоуправлению встать на ноги – это не абсурд, а совершенно нормальная, прогрессивная позиция.

Федя Пессимистов: Ладно, согласен. Но всё-таки, я так и не понял, какая система лучше: одноэтажная или многоэтажная?

Вася Активистов: Лично я сделал вывод, что ни та, ни другая. Они просто разные, и у каждой из них есть свои плюсы и минусы. А школа должна решить, какую из этих систем она в состоянии «потянуть»: простую или сложную.

Федя Пессимистов: Профессор, опишите напоследок хоть одну многоэтажную систему, которая реально работает! А я, когда пойду к директору, тоже ему об этом расскажу. Вдруг загорится идеей!

Профессор Дорога: Тогда, чтобы твой рассказ выглядел более солидно, поделись со своим директором информацией об опыте Германии. В школах этой страны работает «ученическое представительство» - так называется система ученического самоуправления. Каждый класс избирает спикера: он руководит самоуправлением класса и представляет класс в общешкольных органах самоуправления. Ученическое представительство разделено на три «ступени». В первую ступень входят классы среднего звена. Высшим органом самоуправления первой ступени является собрание классных спикеров. Оно имеет право влиять на решение всех вопросов, которые затрагивают интересы учеников. Например, если администрация хочет внести изменения в школьный устав, она должна обязательно получить согласие собрания спикеров первой ступени. Собрание спикеров второй ступени, в которую входят старшие классы, имеет еще больше прав. С ним обязательно согласовываются такие вопросы: стоит ли применять те или иные дисциплинарные меры, какие мероприятия следует включить в план работы школы, сколько и каких заданий можно задавать на дом. Есть в ученическом представительстве и третья ступень – её формируют ученики, достигшие возраста 18 лет. Собрание спикеров, представляющих совершеннолетних учеников, получает право участвовать в решении финансовых вопросов.

Вася Активистов: Выходит, что на каждой следующей ступени у ученического представительства появляется всё больше прав!

Профессор Дорога: Точнее, расширяется круг вопросов, которые решаются с обязательным участием ученического представительства.

Федя Пессимистов: Получается, что ученическое самоуправление в школах Германии разбито на три ступени, и у каждой ступени есть свой орган представительства – собрание спикеров. А как же общешкольный орган ученического самоуправления?

Профессор Дорога: Такой орган, конечно же, имеется, и не один. Высшим органом самоуправления является школьное собрание учащихся. Постоянно действующим представительным органом ученического самоуправления становится собрание спикеров всех классов. Есть в этой системе и исполнительный орган – совет учащихся школы. Кстати сказать, органы самоуправления формируются и в параллелях – это собрания спикеров классов одной параллели.

Вася Активистов: А как в этой системе работает ученическое самоуправление класса?

Профессор Дорога: Каждую неделю в классе проводится «час ученического представительства». Он включён в расписание занятий…

Федя Пессимистов: Как у нас классные часы!

Профессор Дорога: Но проводится час ученического представительства совсем по-другому. Ведёт его не учитель, а спикер класса. Он обсуждает с ребятами самые актуальные вопросы жизни школы. Ребята спорят, высказывают свои предложения, а спикер после таких встреч может сформулировать мнение класса при решении вопросов на собраниях спикеров.

Федя Пессимистов: Если бы у нас перед классом вышел такой спикер, его и слушать никто не стал бы! Он ведь даже двойку за поведение поставить не может – чего ж его бояться?!

Профессор Дорога: В школах Германии ребят специально учат тому, как наладить работу ученического представительства. Например, начинающих спикеров обучают проводить классные собрания старшие ребята или учителя-консультанты. Задача учителя-консультанта - помочь ребятам наладить самоуправление. Как видите, взрослые не пускают дело на самотёк, а, наоборот, обеспечивают самоуправлению грамотную педагогическую поддержку. Одна из интересных находок – избрание «учителей-посредников». Таких учителей избирают собрания спикеров, то есть сами ребята. Если у органов самоуправления возникают проблемы в отношениях с педагогами, то они обращаются за помощью к учителям-посредникам. Посредники не только помогают ученическому представительству улаживать конфликтные ситуации со взрослыми, но и участвуют в его работе в правом совещательного голоса.

Федя Пессимистов: Да, теперь мне будет о чём директору рассказать!

Профессор Дорога: Только ты объясни, что рассказываешь об опыте Германии не для того, чтобы механически перенести эту модель в вашу школу.

Федя Пессимистов: Постараюсь! Да, кстати, Вася, ты обещал объяснить мне, чем «парламент» отличается от «правительства».

Вася Активистов: Это, брат Фёдор, отдельный разговор!

Профессор Дорога: И он также необходим нам для того, чтобы помочь Феде создать модель ученического самоуправления, подходящую для условий его школы. Думаю, мы сможем поговорить об этом на следующей встрече.
Домашнее задание:

  1. Какая система ученического самоуправления больше подходит твоей школе: простая или «многоэтажная»? Почему ты так думаешь?

  2. Какой опыт, описанный в этом параграфе, ты бы хотел привнести в работу ученического самоуправления своей школы? Почему именно это ты считаешь наиболее ценным?

Параграф 12. Либо играем, либо заседаем!
Какими бывают системы ученического самоуправления? Ответ на этот вопрос поможет понять, какая модель самоуправления подойдёт каждой конкретной школе. Профессор и его юные друзья продолжают разговор, начатый на прошлой встрече.
Вася Активистов: Профессор, я знаю, с чего мы начнём! Помнится, Федя обещал рассказать своему директору об опыте самоуправления в Германии. Интересно, что из этого вышло?

Федя Пессимистов: Держись за стул! Директор решил создать Школьную Республику!

Вася Активистов: Что-что он решил создать?

Федя Пессимистов: Республику! Школьную!

Вася Активистов: Ого! Серьёзная заявка. Давай-ка рассказывай, как дело было!

Федя Пессимистов: Только я открыл рот про Германию, а он мне и говорит: «Феденька, голубчик, зачем же нам с тобой, русским людям, кивать на Запад? Этот опыт у нас всё равно не приживётся. А ведь есть наш, отечественный опыт, и он куда лучше заграничного! Вчера я был на конференции по самоуправлению, познакомился с новейшими разработками. Так вот, сейчас очень рекомендуют создавать Школьные Республики. Представь: ученики становятся гражданами Республики, принимают собственную Конституцию, создают школьные партии, выдвигают кандидатов в парламент, проводят предвыборную кампанию… Жизнь в школе сразу становится интересной! Президент подписывает указы, парламент принимает законы, а правительство их выполняет. Суд, само собой разумеется, судит. Полиция за порядком следит …»

Вася Активистов: И сажает нарушителей в тюрьму…

Федя Пессимистов: Погоди! Дальше директор вот что говорил: «Банк печатает собственные деньги Республики, и граждане их зарабатывают…»

Вася Активистов: Каким же трудом они зарабатывают?

Федя Пессимистов: Например, получил пятёрку – вот тебе пять долларов. Или, скажем, работаешь в правительстве – получай зарплату!

Вася Активистов: Ого! Наконец-то активность в школе будет приносить не только синяки и шишки, а еще и доход! В твёрдой валюте!

Федя Пессимистов: А тратят эти деньги так. Совершил какое-то нарушение – суд может приговорить тебя к штрафу. Или, скажем, Министерство культуры проводит дискотеку, а вход туда – за деньги.

Вася Активистов: Подкинь-ка своему директору свежую идею: пусть разрешит за те же деньги еще и хорошие оценки покупать!

Федя Пессимистов: Ага! Особенно на выпускных экзаменах! Короче говоря, настрой у директора – боевой. Самоуправление в Германии для него – не пример. «Мы, - говорит, - патриоты! Будем работать на основе наших, российских идей!»

Вася Активистов: Если он у вас такой поклонник отечественных традиций, что ж он тогда предпочёл выбрать именно Республику? Почему бы не Новгородское вече?

Федя Пессимистов: Значит, не было такого опыта в программе конференции! Вот посоветуют к истории обратиться – тогда и вече будет, и великие князья в школе объявятся… Глядишь, Чингисхана избирать будем!

Вася Активистов: Профессор, без Вашей помощи нам в этом маскараде не разобраться!

Профессор Дорога: А это вовсе не маскарад, коллега! Есть старое доброе слово – игра. Оно в данном случае гораздо более уместно.

Вася Активистов: Вы хотите сказать, профессор, что Федин директор хочет подменить самоуправление обычной игрой?

Профессор Дорога: Нет, я бы так не сказал. Дело в том, что системы школьного самоуправления можно разделить не только на многоэтажные и одноэтажные. Все они также делятся на игровые и неигровые. Примеры обычной, неигровой модели – самоуправление в Германских школах или, скажем, в той школе, где учишься ты, Василий. А вот Фёдор привёл нам типичный пример игровой модели.

Федя Пессимистов: Профессор, я понял, о чём мы сейчас будем говорить! Помните, на прошлой встрече мы выяснили, что у каждой модели есть и свои плюсы, и свои минусы? Вот их-то нам и нужно найти! Тогда я смогу объяснить своему директору, чем отличается Школьная Республика от обычного ученического совета. И он решит, что нашей школе подходит больше.

Вася Активистов: А ты ему так и скажи: «Никакого толка от этой Республики нет!» Ведь что получается? Вместо того, чтобы управлять школой, ученики просто играют! Однажды я слушал выступление активистов одной из таких школ. У них выборы в парламент полгода идут! Чтобы выявить самых достойных, они проводят несколько конкурсов, на которых кандидаты свои способности демонстрируют. Кто вышел в финал – тот и проходит в парламент! Потом еще полгода парламент дебатирует - обсуждает Кодекс чести, распределяет должности… А там и учебному году конец! Это ведь вовсе не самоуправление, а просто игра!

Профессор Дорога: Видишь ли коллега, весь ученый мир уже давно признал, что игра – это не простое развлечение. Игра выполняет в человеческой жизни огромную роль. Она может обучать, развивать и даже воспитывать. Не случайно игровые методики занимают в педагогике одно из самых достойных мест. Ты привёл пример игры в школьный парламент. Разумеется, эта игра еще не дотягивает до уровня ученического самоуправления. И всё-таки, даже такая игра чему-то учит. Как ты думаешь, чему именно?

Вася Активистов: Наверное, она учит держаться на публике. Учит бороться за победу.

Федя Пессимистов: А когда в этом парламенте дискуссии начинаются, то его депутаты волей-неволей учатся думать, отстаивать свою точку зрения.

Профессор Дорога: Согласитесь, эти качества весьма ценны для школьных активистов! А значит, подобная игра может стать первым шагом к созданию неигрушечного, настоящего ученического самоуправления. Давайте-ка вернёмся к идее Школьной Республики, которую предлагает воплотить в реальность директор Фединой школы. Федя, чем же игра в Республику может помочь созданию самоуправления?

Федя Пессимистов: Тем, что она решает проблему пассивности. Ведь поиграть хочется всем, а в игре надо быть активным.

Профессор Дорога: Согласен! Для большинства учеников самоуправление – это что-то скучное и непонятное. А игра – совершенно наоборот: веселое, интересное занятие, от которого почти никогда не отказываются. Значит, пригласить ребят поиграть – гораздо легче, чем предложить им войти в школьный актив. И, как ты верно заметил, активность – это одно из главных правил любой игры.

Вася Активистов: По крайней мере, то, что в этой Школьной Республике люди будут стремиться заработать как можно больше денег – это точно!

Федя Пессимистов: А деньги-то им будут платить за работу в парламенте, министерствах, суде, полиции – чем же это не школьное самоуправление?!

Вася Активистов: А тем, что всё это – игра! И органы эти будут работать ради игры, а не для того, чтобы дать возможность школьникам участвовать в управлении школой. К ним будут относиться, как к цирковой клоунаде!

Профессор Дорога: Твоё опасение, Василий, оправданно: часто именно так всё и происходит. Но, мне кажется, избежать этого вполне возможно. Если в правилах игры будет предусмотрено, что парламент имеет полномочия по решению школьных проблем, и такая активность парламента будет поощряться…

Федя Пессимистов: Деньгами!

Профессор Дорога: Да, деньгами или другими стимулами, которые заложены в той или иной игре. Так вот, в этом случае игра вполне может привлечь ребят к управлению школой.

Федя Пессимистов: Получается, что игра в Республику помогает выявить активных ребят и дать им первый опыт самоуправления!

Профессор Дорога: Да, игровая модель позволяет научить самоуправлению. Но получится это только в том случае, если организована такая игра грамотно.

Вася Активистов: А я еще вот что понял: эта самая Школьная Республика может дать ребятам представление о том, как устроено государство. Чем парламент отличается от правительства, как проводятся выборы…

Профессор Дорога: Между прочим, это тоже очень важно. Кстати, в некоторых школах США во время президентских выборов специально организуют избирательные участки, и школьники голосуют за взрослых кандидатов в президенты. Потом подсчитываются результаты и объявляется, какому кандидату школа отдала предпочтение.

Федя Пессимистов: И зачем они это делают? Ведь школьники – это дети! Их голоса никак не влияют на итоги взрослых выборов.

Профессор Дорога: Зато дети обучаются демократическим процедурам. Когда они станут взрослыми и получат право голоса, участие в выборах будет для них уже вполне привычным делом.

Федя Пессимистов: Подвожу итог. Завтра я приду к директору и скажу, что идея Школьной Республики – хорошая. Это - игровая модель ученического самоуправления. Благодаря ей можно выявить активных ребят и привлечь их к решению школьных проблем.

Вася Активистов: Только эту игру нужно очень хорошо продумать! У неё должны быть такие правила, благодаря которым игра пойдёт по верному пути – станет не простым развлечением, а школой самоуправления.

Профессор Дорога: Конечно же, подготовка к подобной игре не ограничивается написанием правил. Проводить ролевые игры – это особое искусство.

Вася Активистов: Какие-какие игры?

Профессор Дорога: Ролевые. Это такие игры, в которых у игроков есть роли. В случае со Школьной Республикой, роли - это Президент, члены парламента, рядовые граждане Республики и так далее. Так вот, нужно не только написать правила и распределить роли. Нужно грамотно руководить ходом игры: запустить игровые процессы на старте, затем поддерживать интерес к игре и, конечно же, вовремя и удачно её завершить. А главное – сделать так, чтобы ребята не только играли, но и анализировали то, что происходит в игре. Именно это поможет им заметить и оценить первые ростки самоуправления. Существует теория ролевой игры – ролевое моделирование. Твоему директору самое время с ней познакомиться!

Вася Активистов: Профессор, Вы сказали, что игру необходимо вовремя завершить. Значит, игровые модели самоуправления не вечны, и могут существовать только короткое время?

Профессор Дорога: Да, только ограниченное время. Ведь каждая игра имеет своё начало и свой конец.

Федя Пессимистов: И сколько же может просуществовать Школьная Республика?

Профессор Дорога: Думаю, что максимальная длительность игры в условиях школы – не больше одного учебного года. Школьники расходятся на летние каникулы, и игра естественным образом завершается. Но для игры учебный год – это очень большой срок, и без грамотной организации его не выдержать! Поэтому я бы посоветовал твоему директору ограничить время проведения игры одной учебной четвертью.

Вася Активистов: А что будет, если Федин директор просто провозгласит Школьную Республику на веки вечные? По-моему, он еще не понимает, что Республика - это игра, которая должна выполнить свои задачи и закончиться!

Профессор Дорога: На практике, к сожалению, часто так и происходит. Завершается это тем, что игра затухает сама собой. Ребятам становится неинтересно зарабатывать бумажные деньги и подчиняться игровым правилам. Игра лишается своих движущих сил и останавливается.

Вася Активистов: И никакого самоуправления в этом случае в школе не появляется.

Федя Пессимистов: Значит, нужно специально планировать, когда и как игра завершится. И при этом вести её к результату – созданию постоянной, неигровой системы ученического самоуправления. Теперь я понял, что нужно объяснить нашему директору!

Профессор Дорога: А для будущих бесед с директором можешь иметь в виду, что есть в школе возрастная ступень, в которой игровые модели самоуправления просто незаменимы. Это – начальная школа. Младшим ребятам не подходят серьезные формы – совещания, заседания и комитеты. Им нужна именно игра. Самоуправление в начальной школе может существовать в форме сказочного королевства, или внеземной цивилизации, или путешествия в далёкую страну. Это должна быть игра, интересная самим ребятам и обучающая их быть активными. Если, благодаря игровым моделям, дети освоят азы самоуправления уже в младших классах, то налаживать в школе настоящее самоуправление будет гораздо проще.

Федя Пессимистов: Хорошо, на будущее учту. А когда же ты, Васечка, расскажешь мне то, что обещал в прошлый раз?

Вася Активистов: О том, чем школьный парламент отличается от школьного правительства? Если бы твой директор не заставил нас рассуждать о Школьной Республике, мы бы уже давно в этом разобрались!

Федя Пессимистов: Жизнь есть жизнь! Но в следующий раз наверняка всё пойдёт по плану. Так что готовься, Васечка!
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница