Петрозаводская городская детская общественная организация Юниорский союз



страница3/8
Дата21.04.2016
Размер1.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Параграф 7. Берём власть!

Достаточно ли ученическому самоуправлению тех прав, которые записаны в законах? Какие полномочия нужны ученическим советам и как их получить? Эти вопросы профессор Дорога поставил на обсуждение на новой встрече с Васей и Федей.


Профессор Дорога: Ну-с, коллеги, приступим. На прошлых встречах мы разобрались, какие права даёт органам ученического самоуправления закон. Эти права у ученического самоуправления не может отобрать никто – ни завуч, ни директор. Ведь закон, как известно, действует на всей территории нашей страны, в том числе и в школах.

Вася Активистов: Значит, школьным активистам не нужно спрашивать у директора специального разрешения: «Сидор Петрович, можно, мы воспользуемся правами, которые даёт нам закон Об образовании?»

Профессор Дорога: Совершенно не нужно! Зная нормы закона, вы просто начинаете ими пользоваться. А если директор об этих нормах ничего не слышал, то вы его с ними знакомите. И он узнаёт, что ваши действия – законны.

Федя Пессимистов: Эх, жалко, что в законах так мало про самоуправление написано!

Профессор Дорога: Верное замечание, коллега! В основном, закон даёт ученическому самоуправлению полномочия по защите прав детей в школе.

Федя Пессимистов: Но ведь не только этим самоуправление занимается! Выходит, всё остальное школьные парламенты делают незаконно? Как в своё время революционеры-подпольщики?

Вася Активистов: Федя, ты бы лучше вспомнил что-нибудь менее древнее! Например, о том, что полномочия органов школьного самоуправления должны быть записаны в уставе школы.

Федя Пессимистов: Да-да, слыхали! Я на прошлой неделе нашего завуча просветил, что надо устав школы в вестибюле повесить. Она и повесила. Честное слово, лучше бы этот устав пылился там, где его никто не видит!

Профессор Дорога: Что ж тебя, Федя, так огорчило в главном документе твоей школы?

Федя Пессимистов: А чему радоваться-то? Там про ученическое самоуправление – ни строчки!

Профессор Дорога: Коллега, это еще не самый худший вариант! А представь, что было бы, если бы ты увидел в уставе своей школы примерно такие права школьного парламента: проводить рейды по проверке портфелей, отлавливать нарушителей дисциплины, следить, чтобы ничего не украли, а также всегда и везде помогать директору школы…

Вася Активистов: Профессор, но ведь это, извините, бред!

Профессор Дорога: Не скажи, Вася! Многие считают, что ученическое самоуправление существует для того, чтобы дети в школе лучше учились и прилежнее себя вели. Вот и превращают ученический совет в полицейский орган, где «прилежные учащиеся» прорабатывают «плохих мальчиков». Авторитетные журналы рекомендуют положения об ученических советах, в которых это разложено по полочкам. То, что ты назвал бредом, во многих школах, увы, - правда жизни. Не исключено, что всё это может попасть и в тексты школьных уставов. А изменить устав – не так-то просто.

Федя Пессимистов: И как же добиться, чтобы у ученического совета были те полномочия, которые нужны самим активистам?

Профессор Дорога: В твоём случае – путь ясен. Активистам надо решить, какие именно полномочия необходимы вашему школьному парламенту. И написать положение об ученическом самоуправлении школы. А затем обсудить его с директором, педагогами, родителями. Выслушать их мнение, внести поправки. И в результате добиться, чтобы это положение было в вашей школе утверждено.

Федя Пессимистов: Ничего себе! Таким способом мы никогда концов этого положения не найдём!

Вася Активистов: Федя, зайди в нашу школу – найдёшь! У нас еще в прошлом году это положение утверждено. Между прочим, оно нас вполне устраивает.

Профессор Дорога: И как же, коллега, вашим активистам удалось этого достичь?

Вася Активистов: Да очень просто! На сборе школьного актива города нам раздали типовое положение, которое разработал Юниорский союз «Дорога». Мы принесли его директору. А директор знал, что комитет по образованию мэрии всё это поддерживает. Мы-то боялись, что директор думать будет, исправлять что-то… А он просто взял и подписал. И так было в нескольких школах. Кстати, у меня текст этого положения как раз с собой!

Профессор Дорога: Замечательно! Давайте посмотрим, насколько широка сфера вашего влияния на школьную жизнь. Какими же правами обладает ученический совет вашей школы?

Вася Активистов: Так, смотрим. Пункт 1. «Проводить на территории школы собрания, в том числе закрытые, и иные мероприятия не реже 1 раза в неделю».

Федя Пессимистов: Что это еще за «закрытые» собрания такие?

Вася Активистов: Это значит, что туда пускают только тех, кого пригласил ученический совет.

Федя Пессимистов: А если директор сам придёт, без приглашения?

Вася Активистов: Тогда мы ему скажем: «Извините, Сидор Петрович, но сегодня у нас закрытое собрание. Мы хотим обсудить наши вопросы без взрослых. Положение об ученическом совете, которое Вы утвердили, даёт нам такое право. Мы готовы встретиться с Вами в другое время.»

Федя Пессимистов: Ого! Представляю выражение лица этого Сидора Петровича!

Вася Активистов: Ничего. В первый раз, может быть, у него с мимикой и возникнут проблемы, зато потом такие случаи он будет воспринимать как нормальную школьную жизнь. Идём дальше. Пункт 2. «Размещать на территории школы информацию в отведенных для этого местах (на стенде школьного совета) и в школьных средствах информации, получать время для выступлений своих представителей на классных часах и родительских собраниях.»

Федя Пессимистов: Здесь всё ясно. Написал объявление – повесил. Так?

Вася Активистов: Так. И при этом администрация школы не может это объявление сорвать.

Федя Пессимистов: А если ей это объявление не понравится?

Вася Активистов: И что из этого? А если, скажем, мне приказ директора не понравится? Я что, срывать его буду? Так и с нашим объявлением – нравится, не нравится, а висеть будет. Читаем пункт 3. «Направлять в администрацию школы письменные запросы, предложения и получать на них официальные ответы».

Федя Пессимистов: Запросы? Родное слово! Мариванна нам каждый день говорит: «Ну и запросы у вас!» Теперь мы ей наши запросы будем в письменном виде… э-э… давать.

Вася Активистов: Это, Федечка, э-э… не те запросы. Профессор, объясните лучше Вы!

Профессор Дорога: В данном случае, коллега, речь идёт о том, что вы можете запросить у администрации школы необходимую вам информацию. Например, вас интересует, на каком основании ученики вашей школы сдают деньги на охрану. Вы направляете в администрацию школы запрос, в котором просите это разъяснить. Администрация пишет вам ответ – на основании приказа директора школы, номер такой-то от такого-то числа. У вас появляется информация, с которой вы можете дальше работать.

Федя Пессимистов: Ага, пойдём к юристу и докажем, что этот приказ – незаконный. И повесим эту информацию на стенд школьного совета!

Вася Активистов: Ха-ха-ха! Первое место в юморине! Неужели обязательно действовать так твердолобо?! Ведь в нашем положении есть пункт четвертый, который даёт нам право «знакомиться с нормативными документами школы и их проектами и вносить к ним свои предложения». Ученический совет просто вносит в администрацию предложение изменить этот приказ.

Федя Пессимистов: Теперь понял. Кстати! Ведь пункт три говорит, что на предложения ученического совета администрация должна дать официальный ответ!

Вася Активистов: Соображаешь, брат Фёдор! Сам видишь: расклеивать листовки и устраивать митинги просто незачем. Причём, обрати внимание, у нас есть право знакомиться не только с принятыми документами, но и с их проектами.

Федя Пессимистов: Значит, это будет выглядеть так. Приходит ученический совет к Сидору Петровичу и говорит: «Господин директор, Вы тут приказик пишете о введении школьной формы… Будьте так любезны, покажите проект. Мы его исправим и Вам вернём!»

Профессор Дорога: Если без шуток, то думаю, что это очень важный пункт положения. Конечно же, не все нормативные документы школы будут интересовать ученический совет. Но те из них, которые касаются важных вопросов школьной жизни, обязательно должны приниматься с участием ученического самоуправления. Недавно я был свидетелем занятного случая. Одна из школ захотела стать лицеем. Чтобы решить, можно ли дать школе это высокое звание, туда отправилась специальная комиссия. Люди из комиссии посетили уроки, полистали бумажки и вдруг, ни с того ни с сего, захотели встретиться с школьным правительством. Приходят активисты, а комиссия их и спрашивает: «Вы хотите, чтобы ваша школа лицеем стала?» Те отвечают: «Еще бы! Мы ж самая престижная школа в нашем районе!». Члены комиссии обрадовались и следующий вопрос задают: «А как вы относитесь к тому, что в лицее ваша учебная нагрузка будет гораздо больше?» Активисты открыли рты, переглянулись… Повисла пауза. И тут одного юношу, что называется, прорвало: «Чего-о? Еще больше уроков? Да мы и так в две смены учимся, а задают нам столько, что времени вообще не хватает! Не-е, лично я - против!» Тут-то и выяснилось, что вопрос о статусе лицея с учениками всерьез и не обсуждали. Так сказать, не сочли нужным.

Вася Активистов: А вот с нашим положением ученический совет может везде совать свой нос! Если бы это происходило в нашей школе, то мы бы пришли к директору и попросили дать нам всю информацию: зачем нашей школе нужно становиться лицеем и как это на нас отразится. Кстати, пятый пункт положения даёт нам такое право: «получать от администрации информацию по вопросам жизни школы». А, согласно шестому пункту, мы можем «представлять интересы учеников в администрации школы, на педагогических советах, собраниях, посвященных решению вопросов жизни школы».

Федя Пессимистов: Это понятно! Значит, прихожу на педсовет. Мариванна, конечно, сразу скажет: «Феденька, ты что пришёл? Здесь сейчас педсовет будет. Иди домой, уроки учи». А я ей и отвечу: «Мария Ивановна! Теперь я на каждый педсовет с Вами ходить буду! Есть такая профессия - учеников защищать!» Во как!

Профессор Дорога: Боюсь, коллега, что после этого ваши учителя превратятся в тех самых революционеров-подпольщиков, которых ты сегодня вспоминал.

Федя Пессимистов: Это почему же?

Профессор Дорога: По очень простой причине. У них есть свои внутренние вопросы, которые нельзя обсуждать при учениках. И если вы не дадите им делать это на педсоветах, они начнут собираться втайне от вас. Практически на подпольные сходки!

Вася Активистов: Вообще-то, в этом пункте говорится совсем о другом! Дело не в том, чтобы быть на педсовете в роли «всеслышащего уха». Этот пункт даёт нам право представлять интересы учеников при решении школьных вопросов. Скажем, идёт педсовет. Решается, поставить зимние каникулы с 20 декабря или с 1 января. И для того, чтобы послушать мнение учеников, приглашают Машу Отличникову. Естественно, в этом случае мы говорим: «Уважаемые педагоги! Мнение учеников в нашей школе представляет не девочка Маша из десятого «г», а ученический совет. Давайте скажем Маше спасибо за обаятельную улыбку, а мы готовы вместе с вами участвовать в обсуждении сроков каникул». Между прочим, следующий, седьмой пункт положения, даёт нам право «проводить встречи с директором школы и другими представителями администрации не реже одного раза в месяц».

Федя Пессимистов: Этот пункт, наверное, специально для неуловимых директоров придумали!

Профессор Дорога: Не исключено! Но вообще-то, мне кажется, что из этого пункта может вырасти хорошая школьная традиция. Скажем, каждую первую среду месяца в 16 часов ученический совет проводит с директором школы «встречу без галстуков». И в неформальной обстановке, никуда не торопясь, за чашечкой чая обсуждают все накопившиеся проблемы.

Федя Пессимистов: А что? Хорошее дело! Сидор Петрович – он ведь тоже человек! От чашечки чая с плюшкой точно не откажется!

Профессор Дорога: Давайте-ка и мы с вами напоследок не откажемся от чашечки чая. Плюшки, кстати, я захватил.

Вася Активистов: Профессор, а как же положение? Там целых 27 пунктов про права ученического совета, а мы с вами разобрали только семь!

Профессор Дорога: Вот и прекрасно, коллега! Продолжим эту тему в следующий раз!
Домашнее задание:

  1. Какие полномочия есть у ученического совета твоей школы? Позволяют ли они ученикам участвовать в решении вопросов школьной жизни?

  2. Спроси у своих школьных знакомых, нужны ли ученическому самоуправлению права, о которых говорили Вася, Федя и профессор? Сформулируй собственное мнение.

Параграф 8. Берём власть - 2.
На очередной встрече профессор Дорога продолжил обсуждать вместе с Васей Активистовым и Федей Пессимистовым вопрос о правах и полномочиях ученического самоуправления.
Профессор Дорога: В прошлый раз мы остановились…

Федя Пессимистов: На чае с плюшками!

Вася Активистов: А положение об ученическом совете так и не дочитали!

Профессор Дорога: Зато сегодня мы будем делать это с еще большим интересом. Приступай, Василий!

Вася Активистов: Есть приступать, профессор! На очереди - пункт восьмой. Он даёт ученическому совету право «проводить среди учащихся опросы и референдумы».

Федя Пессимистов: А в чём разница: опрос или референдум?

Профессор Дорога: Опрос – это форма изучения общественного мнения. Например, чтобы узнать, как жители города относятся к переименованию улиц, опрашивают не всех подряд, а только тысячу человек. Этого вполне достаточно, чтобы судить о позиции горожан. Но, когда мэрия принимает решение, переименовать улицу или оставить старое название, она может на этот опрос не обратить ни малейшего внимания. Ведь результаты опросов не имеют обязательной силы. А вот референдум – это всеобщее голосование по самым важным вопросам. Здесь уже никого не вылавливают и не опрашивают - каждый житель города имеет право прийти и проголосовать. Результаты референдумов имеют обязательную силу. Если люди проголосовали за то, чтобы переименовать проспект Ленина в авеню Ивана Сусанина, то властям останется только поменять таблички.

Федя Пессимистов: А если всё это заработает в школе? Наверное, вот как это будет выглядеть. Ученический совет проводит референдум: покрасить стены школьных коридоров в желтый или зеленый цвет. Большинство голосует за зеленый, и тогда директор посылает завхоза за зеленой краской. Верно?

Профессор Дорога: Не совсем, коллега. Ведь сейчас в твоей школе нет такого правила, что решения референдума учеников обязательны для администрации школы. Если бы это было написано в школьном уставе или в отдельном положении «О школьном референдуме» - тогда другое дело! А пока до этого еще далеко, мнение школьников будет законом только для ученического совета. Предположим, школьное правительство не пришло к единой позиции по какому-то вопросу. Тогда оно вполне может отдать право принять решение самим ученикам – вынести вопрос на референдум.

Вася Активистов: Читаю дальше. Пункт девять. Имеем право «выступать с инициативой проведения дисциплинарного расследования по отношению к работникам школы, участвовать в проведении дисциплинарного расследования в отношении педагогов по фактам нарушения прав учащихся».

Федя Пессимистов: Так это же из закона, о котором мы говорили! Забыл, как называется…

Профессор Дорога: Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Вася Активистов: Совершенно верно, это переписано из закона. Но именно этот пункт положения вызвал самые большие возражения наших учителей. Они говорили: «Как это так?! Дети, которых мы учим, будут что-то там про нас расследовать?»

Профессор Дорога: К сожалению, это не единичный случай такой реакции. Мой коллега, тоже профессор, однажды выступал на всероссийском совещании директоров школ. Рассказывал им об этой норме закона и интересовался, как она выполняется. Оказалось, что директора ничего не слышали об этом законе и очень возмутились, узнав, какие нормы в нём прописаны. Их мнение было таким: «Надо срочно написать Президенту о том, чтобы этот закон отменили». Об этом случае даже была статья в «Учительской газете».

Федя Пессимистов: Но ведь закон-то всё равно действует!

Профессор Дорога: Безусловно, коллега! Поэтому даже если учителя добьются того, чтобы из положения о вашем ученическом совете этот пункт был вычеркнут, право выступать с инициативой проведения дисциплинарного расследования у вас всё равно останется – его вам даёт закон.

Вася Активистов: Нам учитель истории рассказывал, как в прежние годы режиссёры кинофильмов умели обходить цензуру. Тогда каждый фильм просматривала специальная комиссия, которая следила, чтобы там не было никаких намёков против партии и правительства. Если комиссии в фильме какой-нибудь эпизод не нравился, то его просто «вырезали». Так вот, режиссёры специально вставляли в свои фильмы пару-тройку лишних острых моментов. Именно для того, чтобы цензура их вырезала. Зато всё остальное, более важное для режиссёра – оставалось. Понимаете?

Федя Пессимистов: Значит, этот пункт выступает в роли этакого «рояля в кустах»? Весь запал критики выплескивается именно на него, а на всё остальное его уже не остаётся?

Вася Активистов: Так и получается. Хотя, когда это положение писали, то совсем этого не планировали! Так что давайте пойдём дальше. Пункт десять: «Направлять своих представителей для работы в коллегиальных органах управления школой».

Федя Пессимистов: Например, в совет школы, да?

Вася Активистов: Скажем, в совете школы должно быть пять учителей, пять учеников и пять родителей. Так вот, кто будет этими пятерыми учениками – решает ученический совет. Здесь – всё ясно. А вот пункт одиннадцатый – посложнее. Он даёт право «организовывать работу общественных приёмных школьного совета, сбор предложений учащихся, проводить открытые слушания, ставить вопрос о решении поднятых школьниками проблем перед администрацией школы, другими органами и организациями».

Федя Пессимистов: Интересно-интересно! Что там про открытые слушания? Это, стало быть, то, что раньше слушали закрыто, где-нибудь в курилке, теперь можно будет слушать открыто! Так?

Вася Активистов: Ага! Например, конкурс анекдотов про Вовочку устроим. В кабинете директора. И дверь пошире откроем… Профессор, боюсь, опять Вам объяснять придётся.

Профессор Дорога: Видишь ли, Федя, открытые слушания – это форма привлечения людей к обсуждению какой-либо проблемы. Представим: парламент страны решает, нужно ли школе переходить на 12-летку. И для того, чтобы лучше в этой проблеме разобраться, депутаты приглашают учёных, педагогов, лидеров общественных организаций. А, может, и самих школьников. Все, кого пригласили, могут в стенах парламента высказать своё мнение по этому вопросу. Это и называется открытыми слушаниями.

Вася Активистов: Профессор, я думаю, что в результате депутаты будут лучше разбираться в той проблеме, по которой им нужно принимать решение. Наверное, для этого такие слушания и придуманы?

Профессор Дорога: Совершенно верно, коллега!

Федя Пессимистов: Значит, школьный парламент проводит общественные слушания, чтобы лучше в чём-то разобраться?

Вася Активистов: И после этого принять правильное решение. Ведь так в школе бывает довольно часто: все видят проблему, но никто не знает, как её решить. Например, ученики ставят проблему школьного питания. Кому ж не хочется, чтобы школьные завтраки были вкуснее! А работники столовой в ответ говорят: «На оплату вашего завтрака нам выделяют три рубля. И чем же на эти деньги можно накормить? Скажите спасибо, что мы хоть как-то выкручиваемся». Чтобы предложить выход из такой ситуации, надо глубже разобраться в проблеме. Самое время собирать общественные слушания.

Федя Пессимистов: Хорошее дело – вкусный завтрак! Я бы, например, не отказался в столовой вместо ста грамм риса получать булочку с маком! Надо будет обязательно по этому поводу слушания провести. Но в этом длинном пункте положения не только об этом говорилось. Может, в нём еще что-то полезное написано?

Вася Активистов: Там еще сказано, что ученический совет вправе открыть общественные приёмные. Туда ученики смогут обращаться за помощью в решении своих проблем. Помнишь, я рассказывал о правозащитной приёмной, которая работает в нашей школе?

Федя Пессимистов: Помню-помню! Туда еще как-то раз пришли ученики, которых добрый педагог линейкой по спине колошматил!

Вася Активистов: Да-да! Так вот, мы смогли открыть такую приёмную именно потому, что в положении о нашем ученическом совете был этот пункт. Раз мы имеем право открывать общественные приёмные, значит, нам ни у кого не надо спрашивать разрешения. А еще там написано, что мы можем ставить те проблемы, с которыми к нам обратились ученики, не только перед школьной администрацией, но и перед другими органами.

Федя Пессимистов: То есть, если директор не захотел решать нашу проблему, то мы идём с ней «наверх». И пусть потом не обижается – сам ведь положение об ученическом совете подписал!

Вася Активистов: Посмотрим пункт 12. Он даёт ученическому совету право «принимать решения по рассматриваемым вопросам, информировать учащихся, администрацию школы и другие органы о принятых решениях».

Федя Пессимистов: Что за странный пункт? Он, вообще, о чём?

Вася Активистов: Он о том, Федечка, что школьный парламент не только разговоры разговаривает, но и кое-что решает. Если парламент обсуждает какой-то вопрос, то он имеет право принять по нему своё решение.

Федя Пессимистов: Так это ж ежу понятно!

Вася Активистов: При чём здесь ежи? Мы ведь всё-таки не в зверинце учимся! Вот представь, что в положении этого пункта нет. Собрался как-то раз школьный парламент и решил: «Пора наконец-то отменить штрафы за опоздания в школу». Приходят активисты к директору и радостно об этом сообщают. А он так же радостно отвечает: «Погодите-погодите! Вы сказали, что приняли какое-то там решение? А где вообще написано, что вы можете принимать решения? Нигде? Вот и идите, развивайте художественную самодеятельность!»

Федя Пессимистов: А если этот пункт в положении есть, тогда что?

Вася Активистов: Тогда на каждом заседании ученического совета вы ведете протокол и голосуете за те решения, которые вы принимаете. И всегда можно будет узнать, что же обсуждал и какие решения принял ваш парламент. А к директору вы придёте не с пустыми руками, а с официальной бумагой - вашим решением. Тогда он будет понимать, что желание отменить штрафы – это не личная прихоть Феди Пессимистова, а официальная позиция учеников школы. Значит, и отнесётся он к этому гораздо серьезнее.

Федя Пессимистов: Тем более, что мы можем информировать о наших решениях всех, кого считаем нужным – так в этом пункте записано. Открывает Сидор Петрович утреннюю газету, а там – новость дня: «В школе номер икс ученический совет выступил за отмену штрафов, которым незаконно подвергаются опаздывающие школьники. В следующем выпуске нашей газеты мы расскажем о реакции директора школы на это решение учеников». Классно!

Вася Активистов: На очереди - пункт 13.

Федя Пессимистов: Счастливое число!

Вася Активистов: Особенно для некоторых педагогов. Дело в том, что этот пункт даёт самоуправлению право «пользоваться организационной поддержкой должностных лиц школы, отвечающих за воспитательную работу, при подготовке и проведении мероприятий ученического совета».

Федя Пессимистов: Значит, если ученический совет решил провести КВН, то он может рассчитывать, скажем, на помощь педагога-организатора?

Вася Активистов: Именно так, коллега! Кстати, о КВН. В некоторых школах нашего города команды КВН столкнулись с неожиданным препятствием. Родные школы отказались предоставить им актовые залы для репетиций. В итоге, для того, чтобы подготовиться к городскому турниру, КВН-щикам пришлось искать сцену за пределами школы.

Профессор Дорога: Коллеги, ведь это совершенно возмутительный факт! И чем же администрации школ объясняли свою позицию?

Вася Активистов: Вы, говорят, нам полы протрёте. А у нас зал только что отремонтировали. И вообще, в зале пианино стоит. Тысяча девятьсот семидесятого года выпуска. Можно сказать, музейная редкость. Охраняется государством. Сломаете – останемся без экспоната.

Профессор Дорога: Печально, когда школа превращается в музей, в котором детям ничего нельзя трогать руками. По-моему, пункт номер тринадцать как раз позволит этого избежать.

Вася Активистов: Железно! Ведь, чтобы провести те же самые игры КВН, нам нужен зал. А мероприятия в актовом зале без взрослых проводить нельзя. С этим пунктом положения мы приходим к заместителю директора по воспитательной работе, и он выделяет на игры КВН педагога. Там этот педагог и сам повеселится, и нам поможет, если какие-нибудь непредвиденные ситуации возникнут.

Федя Пессимистов: А не скажет ли замдиректора примерно так: «Вы тут напридумывали чего ни попадя, а я почему-то должна ради этого отрывать педагога-организатора от работы»?

Вася Активистов: А мы ответим: «Почему же «отрывать от работы»? Наоборот! Поддерживать инициативы учеников - это и есть его работа.»

Федя Пессимистов: Здорово! Надо запомнить!

Вася Активистов: Надо просто почаще напоминать педагогам, что положение об ученическом совете – это не простая бумажка, которую как бы понарошку приняли. Это документ, который должен выполняться. Переходим к следующему пункту. Там записано такое право: «Вносить в Администрацию школы предложения по совершенствованию учебно-воспитательного процесса школы».

Федя Пессимистов: Это мы уже обсуждали. Помнится, директор школы Анна Петровна Строгая в своём письме советовала нам не вмешиваться в учебный процесс.

Вася Активистов: А мы ей ответили, что ничего страшного с этим самым процессом от наших идей не случится. А может быть, наоборот, что-то и улучшится. Так что перейдёмте-ка к следующему пункту: «Вносить в администрацию школы предложения о поощрении и наказании учащихся, а при рассмотрении администрацией школы вопросов о дисциплинарном воздействии по отношению к учащимся давать заключение о целесообразности его применения».

Федя Пессимистов: Значит, если Мишу Грубиянова выгоняют из школы, то школьный совет имеет право вмешаться?

Вася Активистов: Как минимум, благодаря этому пункту, мнение школьного совета будет выслушано.

Федя Пессимистов: И что, администрация школы с этим мнением так сразу и согласится?

Вася Активистов: А это будет зависеть от того, удастся ли школьному совету убедить её в своей правоте.

Федя Пессимистов: А как её убедить-то? Там ведь взрослые дяди и тёти сидят…

Вася Активистов: Давай вместе попробуем. Итак, Миша Грубиянов в очередной раз затеял драку. Администрация решает, не пора ли выгнать его из школы.

Профессор Дорога: Здесь важно подчеркнуть, что Миша – старшеклассник, и до этого его уже не раз наказывали за подобные проступки. Закон «Об образовании» разрешает исключать из школы только тех, кому уже исполнилось 14 лет, и только за грубые и неоднократные нарушения школьного устава.

Вася Активистов: Так вот. За предыдущие драки Мишу ставили на учёт в милицию, а с последним случаем решила поработать служба примирения, которую недавно создал ученический совет. Там Мишу и того, с кем он подрался, не ругали и не судили – просто помогли самим во всём разобраться и найти решение. И они подписали примирительный договор. В этом договоре написано, что конфликт разрешен, а Миша в следующий раз, если что-то с кем-то не поделит, будет не драться, а сразу обратится в службу примирения.

Федя Пессимистов: Ты прям как Андерсен - сказки рассказываешь! Что ж они там делали-то с ними в этой службе, коли они так быстро помирились?

Вася Активистов: Я тебе об этом потом расскажу, когда мы дойдём до этой темы. Недавно такая служба открылась в нашей школе. А всего их пока в нашем городе – две. Так сказать, первые ласточки. Активистов специально учили работать в этих службах на семинарах Юниорского союза «Дорога». Так вот, примирительный договор может быть серьезным аргументом в разговоре ученического совета с администрацией школы. Я думаю, что после этого разговора Мишу Грубиянова в школе оставят.

Профессор Дорога: Я тоже так думаю. Коллега, на котором по номеру пункте положения мы остановились?

Вася Активистов: На пятнадцатом, профессор! А всего их – двадцать семь!

Профессор Дорога: Значит, Вася, не забудь захватить положение об ученическом совете на нашу следующую встречу!
Домашнее задание:

  1. Какие пункты положения об ученическом совете ты считаешь самыми важными? Почему?

  2. Если бы у ученического самоуправления твоей школы были такие права, какими из них вы бы воспользовались в первую очередь? Почему?

  3. Спроси у своих одноклассников, учителей и родителей, что они думают о материале этого параграфа. Обобщи их ответы.


Параграф 9. Берём власть - 3.
Сегодняшняя встреча Профессора с его юными друзьями вновь посвящена теме полномочий ученического самоуправления. Наши собеседники продолжают знакомиться с положением об ученическом совете, действующем в школе Васи Активистова.
Профессор Дорога: Ну, что ж, коллега Фёдор, давай-ка устраиваться поудобнее. Василий нам сегодня вновь будет читать.

Федя Пессимистов: Роман «Война и мир», том третий.

Вася Активистов: Вот-вот, тут как раз насчёт войны и мира. Пункты 16 и 17 положения об ученическом совете очень даже воинственно начинаются: «Опротестовывать решения администрации школы…»

Федя Пессимистов: И что же это за решения такие, против которых вы можете протестовать?

Вася Активистов: Во-первых, те, которые противоречат уставу школы – об этом пункт 16. А во-вторых - те решения, которые затрагивают интересы учеников, но приняты без согласия школьного совета – об этом говорится в пункте 17.

Федя Пессимистов: Ну-ну… Знаешь что, Васечка, кончай агитировать! Лучше реши про эти самые пункты простенькую задачку. Восьмиклассникам объявили, что в следующем году они будут учиться в профильных классах: физико-математическом, гуманитарном и спортивном. И каждому ученику нужно подать заявление, в каком классе он хочет учиться. Заявления рассмотрят, и в итоге всю параллель восьмиклассников «перемешают». Бывшие друзья, которые вместе с первого класса учились, окажутся в разных классах. Они, конечно же, против, но их мнения никто не спрашивает. И как же быть?

Вася Активистов: Обратиться в школьный совет, разумеется! Если большинство учеников действительно против того, чтобы «перемешиваться», тогда школьному совету самое время поставить эту проблему перед администрацией.

Федя Пессимистов: Ну, предположим, поставят. И что? Решение-то уже принято!

Вася Активистов: Значит, начнут решать заново. Только теперь – уже вместе. Может быть, проблема в том, что ребятам ничего толком не объяснили. Тогда администрация встретится с восьмиклассниками и попытается убедить их, что профильные классы смогут дать им больше возможностей для образования. А если уговорить ребят так и не получится, то школьный совет выйдет в администрацию с другими предложениями. Например, не «перемешивать» учеников, а разбить каждый класс на три группы: математиков, гуманитариев и спортсменов. И некоторые уроки проводить не по классам, а по группам. Скажем, на алгебру вместе собираются математики из всех восьмых классов. А спортсмены в это время идут на физкультуру.

Федя Пессимистов: Я бы лично в восьмом классе не смог выбрать, кем я буду: математиком, литератором или физкультурником. Представляете: избрал в восьмом классе спортивный уклон, а потом захотел поступить в вуз на юридический. А там ведь не только приседать надо уметь!

Вася Активистов: Вот видишь! Послушал бы тебя директор школы и сказал бы: «А ведь прав этот Федя! Не нужны нам никакие профильные классы. Учитесь-ка вы и дальше в своих обычных классах. А вместо дополнительных часов на алгебру, литературу и физкультуру, которые раньше были в профильных классах, каждый из вас выберет какой-нибудь спецкурс.»

Федя Пессимистов: Вот это я понимаю!

Вася Активистов: Итак, если ученический совет не согласен с решением администрации, то он выносит протест, и дальше вопрос рассматривается заново. Теперь переходим к пункту 18. Он даёт школьному совету право создавать печатные органы.

Федя Пессимистов: Печатный орган – это собственная газета?

Вася Активистов: Да хоть журнал!

Федя Пессимистов: Для начала, пожалуй, и газеты хватит. Хочешь задачку про газету?

Вася Активистов: Выкладывай!

Федя Пессимистов: Директор узнал, что школьное правительство начинает издание газеты. Назвать её решили так: «Вслух о наболевшем». Директора, само собой, такое название насторожило. Пригласил он к себе активистов и сказал: «Я, в принципе, не против вашей газеты. Но, на всякий случай, давайте-ка вы будете мне показывать все материалы до того, как их напечатать. Если что-то не так – я смогу вас вовремя поправить». И как же быть бедным активистам?

Вася Активистов: Им ведь фактически предлагают согласиться с цензурой! А она в нашей стране запрещена Конституцией.

Профессор Дорога: Можно вспомнить и Конвенцию о правах ребенка. В ней говорится, что ребенок имеет право свободно выражать свои мнения и убеждения, в том числе передавать информацию в печатной форме. Главное, чтобы при этом не нарушался закон – например, нельзя вести пропаганду фашизма или унижать достоинство других людей.

Вася Активистов: Всё понятно. Значит, Федя, ответ на твою задачку таков. Школьный совет вежливо отказывается от услуг директора по редактированию газеты. И берет на себя ответственность за то, чтобы в ней не было ничего неприличного. Тогда это будет действительно газета самих учеников. Читаем пункт 19. Он позволяет ученическому совету «участвовать в решении вопросов о назначении педагогов на должность классного руководителя и освобождении с этой должности».

Федя Пессимистов: Ничего себе, замахнулись! У нас в школе один класс полгода вокруг директора кругами ходил, чтобы им классную заменили. А в итоге так ничего и не выходили.

Профессор Дорога: И в чём же проблема? Почему бы не заменить классного руководителя, коли уж ребят он не устраивает?

Федя Пессимистов: Понимаете, профессор, классная полгода ведёт против своего класса настоящие боевые действия. Ругается, оценки занижает, родителям нервы мотает… Добивается, чтобы ученики признали её авторитетом…

Вася Активистов: Вообще-то, «авторитеты» раньше в школах не водились. А водились они, как говорится, в местах не столь отдалённых…

Федя Пессимистов: Новые времена, Васечка! Так вот, классная полгода всех прессует. И вдруг – представьте - директор её убирает! Весь её авторитет как ветром сдуло бы! Вот поэтому директор и оставил всё, как есть.

Профессор Дорога: Коллеги, это ведь просто театр абсурда! Неужели директор не понимает, что ученики - тоже люди, и школа не может допустить, чтобы над ними по полгода издевались?..

Вася Активистов: Будем считать, что это – третья Федина задачка. А ответ в ней таков. Перед началом учебного года школьное правительство просит у директора показать список учителей, которых хотят назначить классными руководителями. И даёт к этому списку свои поправки. Например, если шестой «Б» ненавидит Мариванну, то школьное правительство посоветует директору не назначать её туда классным руководителем. А если в течении учебного года возникнут проблемы, вроде тех, о которых ты рассказал, то ученический совет идёт к директору и предлагает поменять классного.

Федя Пессимистов: А директор и отвечает: «Руководить этим классом больше никто не соглашается! Так что менять Мариванну мне не на кого.»

Вася Активистов: Главное, он не сможет ответить, что это вообще не наше дело. В положении-то чётко записано, что наше! А остальные проблемы всегда можно решить.

Федя Пессимистов: Говорить, Васечка, всегда легко. А ты попробуй-ка, реши: вот ни в какую не соглашаются другие учителя вести этот несчастный шестой «Б»!

Вася Активистов: Кто сказал, что не соглашаются?

Федя Пессимистов: Как кто? Сам директор!

Вася Активистов: Ясно-ясно. Я бы в этом случае предложил поступить так. Директор даёт согласие заменить классного руководителя, а школьное правительство ищет другого педагога, который возьмёт этот класс.

Профессор Дорога: Почему бы, коллеги, и самому шестому «Б» не поискать себе нового классного руководителя? Думаю, это будет весьма поучительно. И, кстати, положительно повлияет на отношения класса со своим новым наставником.

Вася Активистов: Ну что, Федя, решили мы с профессором твою задачку?

Федя Пессимистов: Ладно уж! На четвёрочку вы наговорили. На двоих!

Вася Активистов: Доставайте дневник, профессор – сейчас Федя влепит Вам заслуженную двойку! А я пока дальше почитаю. Пункт 20. Он даёт нам право развивать связи с ученическими советами других школ.

Федя Пессимистов: Ну, тут всё понятно. Приглашаете к себе парламент соседней школы и обмениваетесь опытом.

Вася Активистов: Может быть, мы не только опытом обменяемся, но и вместе что-нибудь сделаем. Например, совместный лагерь актива проведем.

Федя Пессимистов: Вот и проводите, кто же вам мешает? Но в положение-то зачем это записывать?

Вася Активистов: А вот зачем. Приходят к нам ребята из парламента соседней школы, а охранник их не пропускает. «Вы, - говорит, - чужие мальчики, и нечего вам в нашей школе делать».

Федя Пессимистов: Вот теперь я понял! Подходит председатель школьного совета к охраннику, подводит его к стенду с положением об ученическом совете, тыкает пальчиком сначала в пункт 20, а потом – в подпись директора. И вопрос решен!

Вася Активистов: Смотрим пункт 21. Нам даровано право «направлять представителей школьного совета на заседания органов управления школой, рассматривающих вопросы о дисциплинарных проступках учащихся».

Федя Пессимистов: Значит, если на педсовете разбирают поведение Коли Хулиганова, то на этом заседании может присутствовать представитель ученического совета.

Вася Активистов: И высказать там мнение учеников: надо ли Колю сурово наказать или, наоборот, наградить почётной грамотой. Переходим к пункту 22. Он даёт ученическому совету право «использовать оргтехнику, средства связи и другое имущество школы по согласованию с администрацией».

Федя Пессимистов: Сейчас разберемся! Оргтехника – это всякие там компьютеры и ксероксы. Средства связи – это, наверное, телефон. У нас в школе еще радиоузел есть. А вот про какое там еще «другое имущество» говорится?

Вася Активистов: Всё, что есть в школе – это и есть имущество. От кабинетов до веников.

Федя Пессимистов: И мы всё это можем использовать?

Вася Активистов: Можем. По согласованию с администрацией.

Федя Пессимистов: Это как?

Вася Активистов: Приходим к заместителю директора по воспитательной работе и говорим: «Мы решили провести фестиваль любительских видеофильмов, и для этого нам нужен зал, телевизор и видеомагнитофон. Давайте согласуем время!» Замдиректора смотрит в свою тетрадку и говорит: «Так. Зал свободен тогда-то, видеомагнитофон и телевизор – тогда-то. Значит, в следующий четверг в 17 часов. Устраивает?»

Федя Пессимистов: Вполне устраивает! Идём дальше.

Вася Активистов: Пункт 23. Право «участвовать в разрешении конфликтных вопросов между учениками, учителями и родителями».

Федя Пессимистов: Значит, если происходит какой-то конфликт, то школьное правительство имеет законное право в него вмешаться.

Вася Активистов: Не просто вмешаться, а помочь его разрешить.

Федя Пессимистов: Например, как служба примирения в вашей школе, да?

Вася Активистов: Это - один из вариантов. Иногда людям нужно помочь договориться – здесь работа для службы примирения. Иногда необходимо защитить чьи-то права – здесь поможет правозащитная приёмная. Если же нужно, чтобы во время обсуждения какой-то острой ситуации директор и родители не забыли об интересах учеников, - пора включиться в этот разговор ученическому совету.

Федя Пессимистов: Ясно. Читай следующий пункт!

Вася Активистов: На очереди – двадцать четвертый. Он позволяет школьному совету вносить свои предложения в план воспитательной работы школы.

Федя Пессимистов: И зачем это? Чтобы еще больше мероприятий для галочки появилось?

Вася Активистов: Смотря как этим правом пользоваться. Можно, конечно, напредлагать чего ни попадя, и от этого у школьников только голова кругом пойдёт. А можно взять предложения заместителя директора по воспитательной работе и подумать, что действительно нужно ребятам. От чего-то уже пора отказаться, а что-то, наоборот, надо добавить. Если этого не делать, то будешь ты, Федя, по-прежнему каждый год на конкурсе «Мисс и мистер школы» топ-моделью работать.

Профессор Дорога: Кроме того, в план воспитательной работы можно включить и те мероприятия, которые будет проводить сам ученический совет. В этом случае у вас появится надежда на того, что администрация школы окажет вам необходимую помощь.

Вася Активистов: Пункт 25. Право «представлять интересы учащихся в органах и организациях вне школы». Здесь всё просто. Если школьный совет приходит в мэрию и ставит какой-то вопрос от имени учеников школы, то никто не сможет сказать: «А кто вы, вообще, такие?»

Федя Пессимистов: И директор не возмутится, мол, что это вы ходите везде, а меня с собой не берёте…

Вася Активистов: Пункт 26. «Участвовать в формировании составов школьных делегаций на мероприятиях городского уровня и выше».

Федя Пессимистов: О! У нас в школе как раз сейчас решается, кто поедет в Америку. По обмену с городом-побратимом.

Вася Активистов: И как же это у вас решается?

Федя Пессимистов: Тихо и мирно. Директор обещает завтра огласить весь список. Наверняка одни любимчики поедут!

Вася Активистов: Да, печальная картина. Зато есть хороший повод объяснить ребятам, зачем им необходимо самоуправление. Ученический совет мог бы сказать директору: «Извините, Сидор Петрович, но вопрос о составе делегации мы будем решать вместе.» И договаривались бы, кого взять: тех, кто хорошо учится или же тех, кто проявляет активную жизненную позицию. Или и тех, и других поровну.

Федя Пессимистов: Да, до этого нашей школе еще далеко. Эх, доживём ли?..

Вася Активистов: Ты, Фёдор, особо не грусти: ведь это только от вас самих и зависит! Так что не страдать надо, а делать. Кстати, наконец-то мы добрались до последнего пункта. Номер 27. «Осуществлять иные полномочия в соответствии с законодательством и Уставом школы». Это значит, что, если в законах или уставе школы будут записаны еще какие-нибудь права ученического самоуправления, то мы тоже сможем ими пользоваться.

Федя Пессимистов: Приняли бы в нашей стране хороший закон о том, что может делать ученическое самоуправление! Вот здорово было бы!

Профессор Дорога: Это, безусловно, нужно. Но обрати внимание, коллега: сейчас ученики почти не пользуются и теми немногими правами, которые уже записаны в законе. Думаю, что для начала надо научиться использовать права, которые у вас уже есть – иначе никакой новый закон не спасёт. А затем не ждать манны небесной, а договариваться с администрацией школы, чтобы ваши полномочия расширялись.

Вася Активистов: Вот тогда у учеников и появится в школе своя власть!
Домашнее задание:

  1. Какой пункт из тех, которые названы в этом параграфе, ты считаешь самым главным? Почему ты так думаешь?

  2. Какие новые права и полномочия ты бы добавил в положение об ученическом совете?

Параграф 10. Повторение пройденного, или работа над ошибками.
Пока Профессор Дорога обсуждал со своими юными коллегами тему прав и полномочий ученического самоуправления, в почтовом ящике Юниорского союза «Дорога» вновь накопились письма в адрес наших собеседников. С чтения почты и началась новая встреча.
Вася Активистов: Вскрываем первый конверт. Ба, да это же наша старая знакомая пишет! Директор школы Анна Петровна Строгая!

Федя Пессимистов: Сейчас она нам задаст!

Вася Активистов: Чему быть, того не миновать. Читаем. «Молодые люди! Вы так много говорите о ваших правах. А когда же вы хоть словечко скажете о ваших ученических обязанностях? Неужели ученическое самоуправление имеет только права, а обязанностей – никаких? Голубчики, так не бывает! Раньше нас учили с самого детства: сначала ты выполняешь свои обязанности, а уже потом можешь претендовать на какие-то права. И сейчас мы так же воспитываем своих учеников. Уважаемый профессор! Вы ведь опытный человек! Что ж Вы не поправили своих юных друзей?..»

Федя Пессимистов: В самом деле! Стыдно, профессор! Интересно, на какие-такие обязанности ученического самоуправления намекает Анна Петровна?

Вася Активистов: Естественно, на те обязанности, которые возложит на него администрация школы!

Федя Пессимистов: С чего ты взял?

Вася Активистов: Федя, учись работать с первоисточником! Слушай внимательно, что говорит уважаемая Анна Петровна: «…сначала ты выполняешь свои обязанности, а уже потом можешь претендовать на какие-то права.» Перевод таков: я, директор школы, готов позволить ученическому самоуправлению иметь права. Но только после того, как самоуправление получит от меня список обязанностей и начнёт их выполнять.

Федя Пессимистов: И что же будет в этом списке?

Вася Активистов: А это, брат Фёдор, непредсказуемо! Я знаю, например, такой случай. В одной из школ была проблема: ученики вечно ломали сантехнику. То кранчик отвинтят, то раковину разобьют… Так вот, директор этой школы каждый раз вызывал к себе ученический совет и отправлял его на поиски виновников происшествия.

Федя Пессимистов: Получается, что для этого директора ученическое самоуправление было чем-то вроде сыскной конторы?

Вася Активистов: Во-во! Осталось только официально записать в положение: «Ученический совет обязан найти и обезвредить любого, кто хоть пальцем прикоснётся к водопроводной трубе».

Федя Пессимистов: Весело! А второй пункт обязанностей, наверное, еще веселее будет?

Вася Активистов: Дальше будет уже не так смешно. Во многих школах ученическое самоуправление обязывают проводить внеклассные мероприятия. Кое-где на ученические советы «вешают» организацию дежурств. И, конечно же, вопросы пресловутой «дисциплины и успеваемости». Например, проработку нарушителей и двоечников.

Федя Пессимистов: И во что же превратится ученическое самоуправление, если оно действительно начнёт этим заниматься?

Вася Активистов: Во что превратится? Хороший вопрос! Например, в филиал администрации школы. На общественных началах. А Вы как думаете, профессор?

Профессор Дорога: Я думаю, коллеги, что Анна Петровна Строгая подарила нам возможность обсудить очень важную и интересную тему. Ведь, в самом деле, если ученическое самоуправление должно выполнять некие поручения администрации школы, значит, оно ей подчиняется и перед ней отчитывается…

Федя Пессимистов: У нас так и было! Нашему школьному парламенту велели прийти на педсовет и отчитаться перед учителями о проделанной работе.

Профессор Дорога: Иллюстрация, конечно, уместная. Но нормально ли такое положение дел? Может ли, по-вашему, ученическое самоуправление быть подчинено администрации?

Вася Активистов: Профессор, Вы же сами прекрасно понимаете, что не может! Ведь ученическое самоуправление – это власть школьников. Если оно будет подчиняться директору, то никогда не сможет быть самостоятельным. А это значит, что ученики так и не будут иметь собственного голоса при решении школьных вопросов. По-моему, директор должен чувствовать, что ученический совет – это орган школьной власти. А коли уж это - власть, то командовать ею нельзя.

Профессор Дорога: Совершенно справедливо, коллега! Ни один орган самоуправления школы – будь то ученический совет, педагогический совет или родительский комитет – не может подчиняться школьной администрации. Наоборот, те решения, которые приняли органы самоуправления, в определенной степени регулируют работу директора и других административных работников.

Вася Активистов: Значит, если сравнить школу со страной, то самоуправление будет похоже на парламент, а администрация школы – на правительство! Парламент принимает законы, а правительство на основе этих законов работает.

Профессор Дорога: Твоя аналогия, Василий, вполне уместна. По сути, именно самоуправление во многом может решать, какой быть школе. Собственно, никто не знает ответ на этот вопрос лучше, чем сами ученики, их родители и педагоги. Вот и нужно им вместе об этом договариваться. А задача директора – выполнить тот заказ, который ему дают, с одной стороны, государство, а с другой – ученики, родители и педагоги. То есть, школьное самоуправление.

Федя Пессимистов: Выходит, ученический совет директору не подчиняется. А раз так, то никаких обязанностей перед директором у самоуправления быть не может. Правильно я понял?

Вася Активистов: Хотя Анна Петровна Строгая и будет разочарована, но это действительно так! Не может орган самоуправления отчитываться перед директором за количество проведенных праздников или исправленных двоек. Как не может парламент страны быть подчинён правительству.

Федя Пессимистов: А этот самый парламент вообще хоть кому-нибудь подчиняется?

Вася Активистов: Естественно! Тем, кто его избрал - то есть гражданам страны. Хорошо работали депутаты – будут переизбраны на новый срок. Плохо работали – потеряют свой мандат.

Федя Пессимистов: Получается, что ученический совет подчиняется не директору, а самим школьникам?

Вася Активистов: Вот именно! И обязанности у ученического совета - не перед директором, а перед учениками.

Профессор Дорога: Я бы говорил не столько об обязанностях, сколько об обязательствах. Действительно, ученики выбирают орган самоуправления и дают ему право от своего имени участвовать в управлении школой. Совет должен распорядиться полученными полномочиями так, чтобы школьники от этого выиграли. Следовательно, у органа самоуправления возникают обязательства именно перед учениками. Эти обязательства вполне могут быть оговорены в положении об ученическом самоуправлении.

Федя Пессимистов: Не водите вы кота за хвост! Дайте конкретный пример, чтобы всё было понятно! Что в положение-то записывать?

Вася Активистов: Можно записать, что ученический совет обязан рассматривать заявления учеников.

Федя Пессимистов: Значит, если у учеников есть какие-то просьбы или предложения к ученическому совету, то он обязан с ними познакомиться. И, конечно, начать по ним работать. А еще примерчик слабо?

Вася Активистов: Еще можно записать, что ученический совет обязан о своей работе отчитываться.

Федя Пессимистов: Что, опять на педсовет идти, басни рассказывать?

Вася Активистов: Про педсовет мы уже «проехали», Федя! Я имел в виду отчёты не перед учителями, а перед учениками. И пусть у ребят будет право отзывать из ученического совета тех депутатов, которые только на басни и способны!

Федя Пессимистов: Я понял! Нужно продумать всё так, чтобы ученический совет не «оторвался от народа». Чтобы активисты не «позабыли» о тех самых школьниках, для которых они и должны работать.

Вася Активистов: А еще было бы неплохо, чтобы ребята имели возможность дать ученическому совету прямое поручение - чем ему следует заняться.

Федя Пессимистов: Как это?

Вася Активистов: Очень просто! Созывается школьная конференция учеников и решает: поручить Совету заняться… да хоть вопросом озеленения школьного двора! Кстати, в положение можно так и записать: решения общешкольной конференции учеников являются для ученического совета обязательными к исполнению.

Федя Пессимистов: Ну, допустим. И как же ученический совет будет озеленять школьный двор? Лопаты в руки – и вперед?

Вася Активистов: Не всё так просто, Федя! Сначала ученический совет разберется в проблеме: почему до сих пор двор стоял без единого кустика. А потом вместе с администрацией поищет решение. Например, они могут договориться, что завхоз достанет саженцы, а ученический совет соберет добровольцев их высадить.

Федя Пессимистов: Какие-такие добровольцы?! Вывести с пятого по седьмой класс в приказном порядке, и пусть вкалывают!!!

Вася Активистов: Ого! И кто же этот приказной порядок будет вводить?

Федя Пессимистов: Как кто? Ученический совет! Он же – власть! Прикажет – и точка!

Вася Активистов: А знаешь ли ты, Федечка, что принудительный труд запрещен Конституцией?

Федя Пессимистов: Да?.. И что же получается: школьное правительство никого даже на трудовой десант вывести не может?

Вася Активистов: Ну почему же не может? Может. Но не силком, а по желанию.

Федя Пессимистов: Ага, разбежался! Ты много видел чудаков, которые по собственному желанию лопаты в руки возьмут?

Вася Активистов: Дело-то, Федя, не в лопате! А в том, как этот труддесант будет «раскручен».

Федя Пессимистов: Ничего не понимаю! Почему школьное правительство должно что-то там раскручивать? Скомандовать - и дело с концом!

Вася Активистов: Знаешь, брат Фёдор, у нас есть письмо от Кузьмы Ивановича Советкина, ветерана пионерского движения. По-моему, в этом вопросе вы с ним сходитесь. Вот послушай: «Дорогие дети! Мы, первые пионеры, занимались самоуправлением еще в тридцатые годы. Мой вам совет: познакомьтесь-ка вы с нашим опытом! Мы, в отличие от вас, не права качали, а помогали нашей родной партии. Носили красные галстуки и выполняли законы пионеров. Решил совет дружины за успеваемость бороться – все борются. Решил революционные песни разучивать – все разучивают. А кто отлынивал – исключали из пионеров, и точка! Хватит вам, внучата, велосипед-то изобретать. Берите-ка на вооружение наши методы, и будет у вас самое лучшее самоуправление.»

Федя Пессимистов: Не-е, лично я в красном галстуке ходить не хочу!

Вася Активистов: А чтоб тобой командовали, значит, хочешь?

Федя Пессимистов: Ну-у… ты, Васечка, не переходи на личности! Лучше скажи прямо: подчиняются школьники ученическому совету или нет?

Вася Активистов: Клянусь говорить правду и только правду! Нет, Фёдор, не подчиняются!

Федя Пессимистов: И почему же ты так решил?

Вася Активистов: А вот почему! Ученики избирают орган самоуправления не для того, чтобы он ими командовал. А для того, чтобы он представлял их интересы в управлении школой.

Профессор Дорога: Чтобы Федя лучше тебя понял, давай, Василий, снова сравним ученическое самоуправление и общественную организацию. Ты правильно подметил, что орган ученического самоуправления избирается не для того, чтобы руководить учениками. А ведь многие думают, что слова «школьное самоуправление» расшифровываются так: «школьники сами собой управляют». Нет, они управляют не собой, а школой. Ученический совет от имени учеников решает те вопросы, которые в его власти. Но он не может школьникам ничего приказать. Этим ученическое самоуправление и отличается от пионерской организации, так же, как и от современных общественных организаций. В общественную организацию люди приходят добровольно, чтобы делать какое-то общее дело. Вступая в организацию, они знают, какие у её членов права и обязанности. И, как правило, руководящий орган общественной организации может принимать решения, которые обязательны для всех её членов.

Вася Активистов: В Юниорском союзе «Дорога» - так и есть! Раз в год юниоры избирают совет командиров. И если совет командиров принял какое-то решение, то все должны его выполнять.

Профессор Дорога: Это - одна из главных отличительных особенностей общественной организации: в ней есть единый центр, который руководит работой объединения.

Вася Активистов: А в школу, в отличие от организации, приходят не по желанию, а… ну, в общем, потому, что так надо. И если ученик избирает орган самоуправления, то это не означает, что у него появляются какие-то дополнительные обязанности. Например, подчиняться ученическому совету. У всех учеников – одинаковые права и обязанности. Они записаны в законах и в уставе школы.

Федя Пессимистов: Так, подвожу итог. Получается, что у ученического совета нет права командовать учениками. Зато у него есть власть в решении вопросов школьной жизни.

Вася Активистов: Вспомните, как мы сравнивали школу со страной. Парламент страны тоже не может людям ничего приказать. Но он принимает законы, по которым страна и живёт.

Федя Пессимистов: Теперь даже я понял! Можно спокойно вскрывать следующее письмо. О! Опять наш старый знакомый – ученик Николай Неформалов. «Дорогие вы наши мечтатели! Неужели вам не жаль потерянного на бесплодные беседы времени? Вы столько дней подряд талдычите про полномочия самоуправления, а толку? Ведь от того, что все эти бесконечные пункты будут до последней буквы расписаны в вашем положении, ровным счётом ничего не изменится! Если самоуправление в школе не работает, то никакая, пусть даже самая распрекрасная бумажка ему не поможет.»

Вася Активистов: Совершенно согласен! Если самоуправление не работает, то эта бумага ему – как мёртвому припарка!

Федя Пессимистов: Так для чего же тогда мы её обсуждали?

Вася Активистов: В первую очередь, для того, чтобы и ученики, и педагоги, и родители могли выбрать – нужно ли им настоящее самоуправление. Или они хотят, чтобы оно по-прежнему было лишь на бумаге. Если они решат, что пора самоуправлением заняться серьезно, тут-то наше положение и пригодится.

Профессор Дорога: Пригодится, скорее всего, для того, чтобы написать своё собственное. Ведь каждая школа может сама решать, какими правами и полномочиями наделить органы ученического самоуправления. Возможно, некоторые пойдут дальше нас. Как, например, поступили в одной из школ Москвы: там детский суд чести имеет право даже приказ директора отменить. А другие школы, наоборот, поостерегутся давать ученикам слишком много полномочий сразу. Но, в любом случае, нужно чётко понимать: ученическое самоуправление заработает только тогда, когда у него появятся реальные рычаги власти. Такие, с помощью которых действительно можно повлиять на школьную жизнь.
Домашнее задание:

  1. Какие, по-твоему, обязательства перед школьниками должен взять на себя ученический совет? Предложи новые пункты об обязанностях совета в положение об ученическом самоуправлении.

  2. Обсуди материал этого параграфа с товарищами по школе. Какие выводы вы сделали?


1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница