Перспективный метод лечения ожирения и его осложнений



страница1/41
Дата27.04.2016
Размер7.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41
ПЕРСПЕКТИВНЫЙ МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ ОЖИРЕНИЯ

И ЕГО ОСЛОЖНЕНИЙ

Абрамов А.В., 436 гр., Кудрявцева Е.И., 439гр., Курц Е.Я., 440 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра эндокринологии

Руководитель темы: проф. Котова С.М.
Избыточная масса тела и ожирение являются одними из наиболее важных проблем современной медицины.

Под ожирением следует понимать хроническое заболевание обмена веществ, проявляющееся избыточным развитием жировой ткани прогрессирующее при естественном течении, имеющее определенный круг осложнений и обладающее высокой вероятностью рецидива после окончания курса лечения. Принято считать, что ожирение является основным звеном, объединяющим нарушения обмена веществ в организме.

Даже незначительное увеличение массы тела существенно повышает риск возникновения таких заболеваний как: сахарный диабет 2 типа, кардиоваскулярные нарушения, артериальная гипертензия, нарушения липидного обмена и др. В 1988 г. G. Reaven был впервые введен термин "Метаболический синдром X". Данный синдром характеризуется наличием избыточной массы тела, артериальной гипертензией, инсулинорезистентностью. Доказано, что инсулинрезистентность и гиперинсулинизм, задействуя ряд известных механизмов,способствуют повышению АД, развитию дислипидемии и далее атеросклероза. Наконец, инсулинрезистентность может прямо вести к нарушению толерантности к углеводам и к развитию ИНСД.

Если в основе развития метаболического синдрома лежит инсулинрезистентность, то изучение его этиологии, по сути, сводится к поиску причин развития инсулинрезистентности. В качестве одной из причин снижения чувствительности тканей к инсулину рассматривают избыток жира в организме. По мере увеличения массы жира в организме увеличиваются размеры жировых клеток. Чем больше адипоцит, тем менее он чувствителен к инсулину. Соответственно, меньше и сдерживающее влияние этого гормона на процессы липолиза. Как результат – тенденция к повышению уровня неэстрифицированных жирных кислот (НЭЖК) в крови. Согласно закономерностям взаимодействия метаболитов - глюкозы и жирных кислот (т.н. глюкозо-жирнокислотного цикла Рендла), мышечные клетки и клетки печени, усиливают захват и окисление НЭЖК и, как следствиеснижают инсулинзавйсимый транспорт глюкозы – развивается инсулинрезистентность. Компенсируя данные нарушения, поджелудочная железа увеличивает продукцию инсулина – развивается гиперинсулинизм.

Манипуляции с процессами, с помощью которых тело сжигает жир, давно в фокусе попыток лечения ожирения, но лежащие в основе молекулярные пути, все еще неизвестны. Лигандом активируемый транскрипционный фактор, известный как PPAR (peroxisomal proliferator activated receptor gamma - активатор пероксисомальной пролиферации гамма) стимулирует сжигание жира, это указывает на то, что он активируя PPAR может обладать потенциалом лечения ожирения. Ген ядерного рецептора, активируемого пролифераторами пероксисом (PPAR), локализованный у человека в 22 хромосоме, главным образом экспрессируется в тех тканях, где происходит усиленный катаболизм жиров, для получения большого выхода энергопродукции – в медленных мышечных волокнах, печени, сердце и бурой жировой ткани. Причем в мышечных тканях ген PPAR экспрессируется в 7 раз больше, чем в жировой ткани. Известно, что при низкой экспрессии этого гена, способность тканей к эффективному бета-окислению жирных кислот падает, и метаболизм тканей переключается на гликолитический способ получения энергии. У людей с пониженной экспрессией этого гена имеется предрасположенность к атеросклерозу и сахарному диабету 2 типа. Одним из пероральных гипогликемических препаратов; производное тиазолидиндиона; селективный антагонист ядерных рецепторов PPARG (peroxisomal proliferator activated receptor gamma - активатор пероксисомальной пролиферации гамма) является Авандия.. Авандия улучшает течение метаболических процессов путем снижения уровеня глюкозы в крови, циркулирующего инсулина и свободных жирных кислот; снижает содержание глюкозы в крови, повышая чувствительность к инсулину жировой ткани, скелетных мышц и ткани печени. Экспериментально установлено, что Авандия улучшает функцию бета-клеток, о чем свидетельствует увеличение массы островков Лангерганса поджелудочной железы (панкреатических островков) и содержания инсулина. Предотвращает развитие выраженной гипергликемии. Авандия существенно замедляет развитие почечной дисфункции при сахарном диабете и артериальной гипертензии, не стимулирует секрецию инсулина поджелудочной железой и не вызывает гипогликемии. Ключевой особенностью терапии препаратом Авандия является существенное снижение содержания свободных жирных кислот в крови. Благодаря разным, но взаимодополняющим механизмам действия комбинированная терапия розиглитазоном (Авандия), производными сульфонилмочевины и метформином оказывает в результате синергический эффект и улучшает контроль глюкозы в крови у пациентов с сахарным диабетом II типа.

Вследствие актуальности проблемы ожирения в современной медицине и новизны выше описанного препарата, кафедра эндокринологии проводить исследование по эффективности использования данного препарата в современной практике врача-эндокринолога.



О НЕКОТОРЫХ ФАКТОРАХ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ.

Агаркова В.И., 412 гр., Радаева К.А., 504 гр. медицинский факультет

Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарева, г. Саранск.

Руководитель темы: доц., к.м.н. Цыбусов А.П.
Показатели здоровья населения при сохранении существующих тенденций не позволяют смотреть в будущее с оптимизмом. Низкий уровень рождаемости, отрицательный естественный прирост населения, высокий уровень заболеваемости и смертности, широкое распространение алкоголизма, наркомании, табакокурения - это наша действительность. Положительной динамики характеристик здоровья населения можно ожидать лишь при активном формировании здорового образа жизни среди россиян.

С целью определения отношения молодых людей к сохранению своего здоровья нами проведено социологическое исследование путем анкетирования 560 студентов. Возраст респондентов от 17 до 28 лет; среди них 74,6% - девушки, 25,4% - юноши. Были получены следующие результаты.

Среди респондентов более 2/3 (67,6%) питается нерегулярно, у 23,6% в рационе преобладают мучные, сладкие, жирные и острые блюда. Более чем у 67% опрошенных режим питания не позволяет сохранить здоровье.

На вопрос: «Вы ложитесь спать в одно и тоже время?» - 40,6% ответили «да» и «часто», 46,4% - «редко», 12,8%. - «никогда» - Около 1/3 респондентов (28,6%) часто засиживается до поздней ночи за телевизором или компьютером, еще у 1/3 это случается иногда. Продолжительность сна 65% опрошенных составляет менее 7 часов в сутки. Регулярно делают зарядку лишь 8% респондентов, 45,2% хотели бы, но не всегда могут себя заставить, 46% не делают зарядку совсем, 34,8% не занимаются никаким видом оздоровления. Проведенный анализ анкет показал, что половой жизнью живут 69,4% опрошенных; из них 18,7% не считают необходимым использовать средства предохранения от беременности. Курят 19,2% респондентов, среди девушек – 8,4 %, среди юношей – 42,5%. При этом стаж курения 44,5% составляет 5 и более лет при среднем возрасте респондентов 22,5 года. Практически каждый пятый (18,75%) уже выкуривает одну и более пачки сигарет в день. Среди причин, способствовавших приобщению к курению, указывались: интерес – 42,7%, компания – 27,1%, стресс – 14,6%. Употребляют алкогольные напитки один и более раз в месяц 77,2% респондентов, в том числе 14,8% - 1-3 раза в неделю, что может свидетельствовать при наличии еще некоторых признаков о развитии I стадии развития алкогольной болезни. Более 2/3 опрошенных студентов (71,2%) впервые попробовали спиртные напитки еще до совершеннолетия. Употребляли наркотические вещества хотя бы один раз 6,6 % респондентов. Состояние своего здоровья как хорошее оценили лишь 31,6% опрошенных, т. е. остальные болеют 3 и более раз в год, 9,8% считают свое здоровье плохим и очень плохим; у 62,6% респондентов уже бывали ситуации, когда состояние здоровья помешало их жизненным планам. На вопрос: «Как часто Вы бываете на приеме у врача?» - 23,6% ответили "когда направляют на профилактический осмотр или нужна медицинская справка", 20% - "когда болею, что в последнее время случалось редко", 7,2% - "когда болею, что в последнее время случалось часто", а 6,2% уже в течение нескольких лет не бывали на приеме у врача; из них 31,3% - 5 и более лет. Всегда обращаются к врачу при ухудшении здоровья 13,2%, а 82,6% делают это крайне редко или только в очень тяжелых случаях. Образ жизни 54,4% респондентов определяется поведением, у 23% - работой, у 10% - обстановкой в семье, у 9% - случайными обстоятельствами. На вопрос: «Какие факторы по Вашему мнению оказывают влияние на Ваше здоровье?» - наиболее часто (30,4%) отвечали «собственное поведение», приблизительно по 20% связывают с «медицинским обслуживанием», «наследственностью» и «экологической обстановкой» и лишь 4% опрошенных на первое место поставили «материальную обеспеченность».

Таким образом, проведенный анализ позволяет сделать вывод, что у значительной части студенческой молодежи отсутствует установка на ведение здорового образа жизни. Негативные последствия такого положения очевидны.

РОЛЬ ИОНОВ КАЛЬЦИЯ В МЕХАНИЗМЕ ДЕЙСТВИЯ

ГЛЮКОКОРТИКОИДОВ НА МИОЦИТЫ ЛИМФАНГИОНА

Адамашвили К.Н., 351 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра нормальной физиологии

Руководитель темы: доц., к.м.н. Петунов С.Г.
Спонтанные сокращения гладких мышц лимфатических сосудов являются основой активного движения лимфы в организме. Создание современной теории транспорта лимфы, ведущую роль в котором играет ритмическая сократительная деятельность лимфангионов, сделало актуальным и перспективным вопрос о механизмах регуляции этой функции. Гуморальная регуляция моторики лимфангионов осуществляется рядом гормонов системного и местного действия. Глюкокортикоиды, являясь многоцелевыми биологическими регуляторами, постоянно циркулируют в крови и лимфе. Концентрация гидрокортизона в сосудистом русле человека составляет 1,3810-7-5,5210-7 моль/л. В настоящее время глюкокортикоиды находят широкое применение в качестве противовоспалительных и иммуномодулирующих препаратов, вместе с тем механизмы активации гладкомышечных клеток лимфатических сосудов под влиянием глюкокортикоидов остаются не полностью раскрытыми.

Исследования проводились на изолированных лимфангионах и кольцевых сегментах лимфатических сосудов брыжейки крупного рогатого скота, работающих в изометрическом режиме. Для инкубации препаратов и их перфузии в рабочей камере применяли модифицированный раствор Кребса (рН 7,4). Температура омывающего раствора поддерживалась на уровне 37,50С. Для регистрации механической активности миоцитов были использованы механотроны 6МХ1С, параллельно проводилась регистрация электрической активности изолированных лимфангионов с использованием методики модифицированного одиночного «сахарозного мостика». Тестируемыми веществами являлись препараты гидрокортизона(«Richter» Венгрия), преднизолона («Gedeon Richter» Венгрия), добавляемые в заданной концентрации в раствор Кребса. Выбор действующих концентраций препаратов, используемых в экспериментах, определялся содержанием гормонов в крови и лимфе в физиологических условиях и их повышенной концентрацией при неспецифической стимуляции. Исследовалось влияние гипокальциевых (1,25 ммоль/л) и бескальциевых растворов. Все лимфангионы, используемые в исследовании, обладали спонтанной электрической и сократительной активностью. Спонтанная электрическая активность измерялась в виде фазных сокращений, амплитуда которых составляла 6,07± 0,55 мН, частота 4,6- 6,7 сокращений в минуту. При этом спонтанный потенциал действия имел амплитуду 7,37±0,54мВ.

Как показали проведенные эксперименты, применение физиологических концентраций гидрокортизона приводит к активации спонтанной деятельности лимфангионов брыжейки быка. Минимальная физиологическая концентрация гидрокортизона, приводящая к изменению спонтанной активности, составила 10-7 моль/л. При этом наблюдалось появление на плато потенциала действия дополнительных осцилляций, усилилось и несколько удлинилось сокращение клеток (на 3-5% от исходного уровня), что является результатом активации входящего кальциевого тока (Лобов Г.И..,1984; Орлов Р.С., Лобов Г.И.,1984; Azuma Z. 1977).

При увеличении доз гидрокортизона до его фармакологических значений (до 7·10-5 моль/л) отмечалось учащение потенциалов действия, причем уменьшалась длительность плато потенциала действия и количество пиковых потенциалов на плато. На 9-10 минуте воздействия форма потенциала действия становилась пикообразной. Тонус миоцитов при этом увеличивался, фазные сокращения прекращались.

Исследование влияния синтетического аналога гидрокортизона – преднизолона показало, что миоциты лимфангиона обладают более высокой чувствительностью к последнему. Увеличение амплитуды потенциала действия и фазных сокращений отмечались при концентрации преднизолона 8.4·10-10 моль/л. Действие преднизолона в концентрациях, соответствующих физиологическим концентрациям гидрокортизона (10-7 моль/л), приводило к выраженному увеличению тонуса, увеличению частоты сократительной активности и к снижению амплитуды фазных сокращений лимфангиона, а в более высоких концентрациях – на фоне повышенного тонуса миоцитов наблюдалось прекращение фазной активности.

Снижение содержания ионов кальция во внеклеточной среде вызывало изменения параметров сократительной деятельности лимфангионов. При снижении внеклеточного кальция с 2,5 ммоль/л до 1,25 ммоль/л происходило снижение амплитуды сокращений от 6.07± 0.55 мН до 3,7±0,03 мН, частота спонтанных сокращений при действии гипокальциевого раствора возрастала в 1.2 - 1.4 раза по сравнению с исходной. При концентрации ионов кальция в омывающем растворе 1,25 ммоль/л тонус миоцитов лимфангионов увеличивался на 0,4±0,03 мН по сравнению с исходным. Применение на этом фоне физиологических концентраций гидрокортизона увеличивало сократительную активность лимфангионов, однако это увеличение составляло 40-42% от величины, наблюдаемой в растворах с нормальным содержанием ионов кальция. В бескальциевых растворах активирующее влияние гидрокортизона не проявлялось, а помещение лимфангиона, активизировавшего свою авторитмическую деятельность под влиянием гидрокортизона, в бескальциевый раствор снимало активирующий эффект.

Проведенные исследования показали, что одним из механизмов действия физиологических концентраций гидрокортизона на мембрану миоцитов лимфангиона является активация входа ионов кальция в клетку. Другой возможный механизм активации сократительных белков - деполяризация мембраны, приводящей к выходу ионов кальция из внутриклеточных депо, для физиологических концентраций гидрокортизона, по-видимому, не характерен, т.к. эти концентрации гормона не вызывали деполяризации мембраны. В то же время выраженная деполяризация мембраны определялась при использовании высоких концентраций гидрокортизона, что сопровождалось снижением амплитуды фазной активности и повышением тонуса миоцитов. Устойчивая деполяризация мембраны миоцитов, появляющаяся под воздействием высоких концентраций гидрокортизона, может приводить к повышению тонической составляющей сокращения вследствие активации медленных потенциалзависимых кальциевых каналов, ответственных, наряду с хемочувствительными кальциевыми каналами, за формирование базального тонуса сосуда (Шуба М.Ф., 1981, Bolton T.B.,1979). Литературные данные (Kelly J.J. 1998) свидетельствуют о непосредственном действии глюкокортикоидов на активность эндотелиальных клеток. Эндотелиальные клетки участвуют в регуляции тонического напряжения гладкомышечных клеток и величины наполнения лимфангиона посредством синтеза и выделения оксида азота. Под влиянием глюкокортикоидов синтез оксида азота эндотелиоцитами резко подавляется, что может объяснить тонические реакции миоцитов с полным угнетением фазной активности при действии высоких концентраций гидрокортизона.

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ТРАНСПЛАНТОЛОГИИ И

РЕАНИМАТОЛОГИИ

Адамашвили К.Н., 351 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра социально-гуманитарных наук с курсом менеджмента и экономики здравоохранения

Руководитель темы: доц. Паничкин В.М.
Стремительное развитие трансплантологии и реаниматологии, формирование трансплантологии как отрасли практической медицины, сопровождается появлением большого числа морально-этических проблем и необходимостью обеспечения врачей, доноров, и реципиентов полноценной правовой защитой. Особой защитой в этих условиях должен быть наделен, в первую очередь, пациент, который в силу своей медицинской некомпетентности, изначально зависим от врача, от его профессионализма.

В Российской Федерации функционирует законодательная система, регламентирующая все действия, связанные с процессом пересадки органов. И хотя опыт использования этих законов, в целом, положительный, с нашей точки зрения, процесс совершенствования правовых основ трансплантологии и реаниматологии не потерял своей актуальности. Об этом свидетельствует тот факт, что некоторые морально-этические проблемы существуют до сих пор, а отдельные пункты главного закона о трансплантации носят декларативный характер и трудно реализуемы на практике.

Так, в принятом в 1992 году Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» говорится о безусловной добровольности прижизненного донорства. Донор дает письменное разрешение на забор у него органа или ткани, при этом в законе закреплено его право на получение полной информации о медицинских и социальных последствиях донорства. Однако в законе форма предоставления ее не оговаривается. Поэтому на практике донор информируется в устной форме и здесь возможен субъективный подход, обусловленный финансовой или научной заинтересованностью медиков.

Относительно гарантий финансовой, медицинской и социальной защищенности донора, закрепленной в законе, можно сказать, что она трудно выполнима на практике. Речь идет о праве донора на получение бесплатного медицинского обслуживания (включая медикаментозное), связанного с проведенной операцией и ее осложнениями. Однако, в реальной жизни донор может не получить необходимой ему медицинской помощи, поскольку сфера предоставления «бесплатных» медицинских услуг в нашей стране быстро сужается. Очевидно, что декларация гарантированного бесплатного медицинского обслуживания донора должна быть подкреплена финансовыми ресурсами.

Отдельного внимания требует вопрос о появившихся тенденциях коммерциализации отрасли, связанные с запрещенной торговлей внутренними органами. Существуют объективные причины, обусловливающие этот процесс: это дефицит органов для трансплантации; обнищание значительной части населения, способствующее поиску заработка путем продажи своих внутренних органов; кризис бюджетного финансирования и низкий уровень финансирования из средств медицинского страхования, побуждающие медицинские учреждения в борьбе за выживание обращаться к коммерции. С этим также надо бороться в правовом поле.

Достаточно сложные проблемы возникают также при трансплантации органов и тканей, полученных от трупа. Этот процесс напрямую связан с реаниматологией – наукой, изучающей механизмы умирания и оживления умирающего организма. Дело в том, что материал для пересадки должен быть взят как можно быстрее, сразу же после наступления биологический смерти. Закон РФ о трансплантации 1992 года установил правовые основы использования нового критерия смерти в реаниматологии – смерти мозга. Организационная и финансовая независимость медицинских учреждений, осуществляющих диагностику и забор органов от трансплантологов, является важнейшим принципом, охраняющим процедуру диагностики смерти мозга от влияния корыстных интересов. Однако, в условиях когда «спрос» на донорские органы повышается, а их дефицит растет, вопрос о надежности диагностики смерти мозга, предотвращения ранней констатации смерти, таким образом, становится центральным при определении правомочности изъятия органов у трупа.

Другой проблемой в этой области является существующий способ забора органов от трупа, основанный на презумпции согласия (или предполагаемого согласия). Практически это означает, что каждый гражданин России считается давшим согласие на то, чтобы у него в случае тяжелой неизлечимой травмы изъяли органы для пересадки.

В соответствии с действующим законом о трансплантологии, пострадавший или, после его смерти, родственники пострадавшего (от его имени), могут отказаться от забора органов. Но население не информировано о своих правах, что создает риск предъявления ими жалоб и даже судебных исков.

В связи с вышеизложенным, представляется целесообразным:

-законодательным путем повысить защиту интересов донора в части предоставления ему бесплатного послеоперационного медицинского (и медикаментозного) обслуживания, используя средства медицинского страхования;

-в практике подготовки донора к оперативному вмешательству перейти от устного информирования его о возможных рисках и неблагоприятных последствиях (как медицинских, так и социальных), к документальному. Для чего разработать юридически грамотную форму такого оповещения и внедрить ее в практику здравоохранения;

-в качестве противодействия процессам коммерциализации в отрасли, использовать механизм материальной компенсации за донорство органа, создав независимую в финансовом и административном плане от трансплантологов медицинскую организацию, наделенную правами возмещать донору физический ущерб материально, а также предоставлять ему медицинскую страховку и другие социальные льготы; закрепить подобную практику законодательным путем;

-изменить законодательство в части обеспечения населения способом реализации его права распоряжаться своим телом, и после смерти. Для того, чтобы такой подход не противоречил интересам общества в получении органов и тканей для пересадки и не тормозил развитие трансплантологии, проводить среди населения разъяснительную работу, направленную на повышение самосознания, гуманистических и альтруистических настроений.

К ВОПРОСУ О ПРЕМЕДИКАЦИИ В ПЕДИАТРИЧЕСКОЙ

АНЕСТЕЗИОЛОГИИ

Акбарова Ш.С., 546 гр. ПФ, Шукуров И.М., 214 гр. ЛФ, Саидов С.С., 7 курс ПФ, Муминова Л.К., 201гр. ЛФ, Холмуродова Ю.Н., 207гр. ЛФ

Самаркандский государственный медицинский институт, г. Самарканд

Руководитель темы: проф., д.м.н. Шамсиев А.М.
Несмотря на то, что прошло более 100 лет после того, как впервые для премедикации был применен морфин, она остается неимение изученной проблемой в современной анестезиологии. Особенно большого внимания требует подготовка к операции и введение в наркоз детей. Отечественные и зарубежные авторы подчеркивают исключительную важность снятия психического напряжения и категорический запрет насильственного введения в наркоз детей. Исходя из этого, мы воспользовались пятью вариантами реактивных психических состояний (Виноградов М.В., 1972), характеризующих профиль личности пациентов перед операцией (синдром ипохондрической депрессии; синдром тревожной депрессии; синдром апатической депрессии; паранойяльная реакция и анозогнозия). Фармакологическая коррекция этих расстройств эффективна только при одном условии: она должна быть патогенетически оправдана и подобрана строго индивидуально. С учетом профиля личности пациента стало возможным назначить индивидуальную корригирующую премедикацию. Она включает в себя не только транквилизаторы, но и (по назначению) антидепрессанты и другие психотропные средства. Эффективность такого подхода к коррекции психического состояния пациентов перед операцией всегда очевидна и надежна. Следует оговориться, что такая методика применяется у детей младшего и подросткового возраста. У детей раннего возраста такая индивидуализация не применима. Одновременно мы используем препараты и для неспецифической премедикации. Рассматривая эту группу веществ, считаем необходимым, остановиться на атропине, без которого не выполняется ни одно вмешательство. Мы придерживаемся дозировок, исходя из расчета 0,1 мг на год жизни. Не отказались мы от применения анальгетиков (анальгин, промедол, редко морфин) в возрастных дозировках, а также широко используем антигистаминные препараты. Исходя из вышеизложенного, считаем, что комбинация препаратов для неспецифической ремедикации, а также использование специфических средств наиболее приемлема в детской анестезиологии.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница