Перфекционизм и враждебность как личностные факторы депрессивных и тревожных расстройств 19. 00. 04 Медицинская психология


Глава 5 «Исследование структуры перфекционизма и тактик целеполагания у больных депрессивными и тревожными расстройствами»



страница2/3
Дата10.02.2016
Размер0,9 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3
Глава 5 «Исследование структуры перфекционизма и тактик целеполагания у больных депрессивными и тревожными расстройствами» посвящена экспериментальному исследованию структуры и выраженности перфекционизма и тактик целеполагания у больных депрессивными и тревожными расстройствами.

В параграфе 5.1. приводятся результаты проверки гипотезы о психологической структуре перфекционизма и валидизации оригинального опросника (разработан совместно с А.Б. Холмогоровой и Т.Ю. Юдеевой), проведенной в соответствии с требованиями к психологическим инструментам (П. Клайн 1994; А.Д. Наследов, 2004). Факторный анализ выявил 6-факторную структуру инструмента: 1) восприятие других людей как делегирующих высокие ожидания (при постоянном сравнении себя с другими); 2) завышенные притязания и требования к себе; 3) высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс «самых успешных»; 4) селектирование информации о неудачах и ошибках; 5) поляризованное мышление; 6) контроль над чувствами.

Все факторы обладали высокими показателями надежности (коэффициент a-Кронбаха в диапазоне от 0,6038 до 0,7855), за исключением фактора «Контроль над чувствами», который в дальнейшей работе не был выделен в качестве самостоятельной шкалы. Психологическое содержание остальных факторов находится в близком соответствии с теоретически предполагаемыми параметрами перфекционизма, что служит подтверждением исходной гипотезы, т.к. традиционно факторный анализ пунктов опросника рассматривается как средство проверки предположений о структуре изучаемых личностных черт (А. Анастази, 1983; P. Hewitt, G. Flett, 1993).



В исследовании продемонстрирована высокая внутренняя консистентность опросника. Его отдельные шкалы и пункты достоверно коррелируют между собой и общим показателем инструмента (коэффициент корреляции r-Spearmen); установлены высокие показатели коэффициента Guttman Split-half (0,8835). Установлена высокая тест-ретестовая надежность инструмента (значение r-Spearmen: от 0,523 до 0,795). При этом показатели внутренней консистентности его шкал (значения коэффициента a-Кронбаха) превышают значения коэффициента r-Spearmen, фиксирующего связи между этими шкалами. Это означает, что каждая шкала тестирует отдельный параметр перфекционизма, при этом все параметры достоверно связаны друг с другом. Полученный результат подтверждает многомерность и целостность конструкта «перфекционизм», описанного оригинальной моделью. Показатели отдельных шкал и общий показатель опросника перфекционизма на статистически достоверном уровне значимости коррелируют с теоретически близкими конструктами депрессии, тревоги и нейротизма, параметрами перфекционизма модели R. Frost, что подтверждает высокую конвергентную валидность опросника перфекционизма. Тест-ретестовое измерение показало высокую степень инвариантности результатов опросника, что служит доказательством его высокой надежности (как устойчивости), а также свидетельствует о высокой стабильности перфекционизма как черты личности у испытуемых из общей популяции. Показана независимость результатов опросника от половой принадлежности, уровня образования и возраста, что позволяет предъявлять его любым испытуемым старше18 лет без ограничений.

В параграфе 5.2. приведены данные о выраженности психопатологической симптоматики у больных обследованных клинических групп и здоровых испытуемых, полученные с помощью психометрических инструментов.



Рисунок 1. Усредненные профили больных депрессивными, тревожными расстройствами и здоровых испытуемых (по данным клинической шкалы самоотчета SCL–90–R).
Анализ профилей шкал SCL-90-R показывает, что пациенты с депрессивными и тревожными расстройствами имеют существенно более высокие, по сравнению со здоровыми, показатели симптомов психических расстройств; при этом больные депрессиями более неблагополучны, чем больные тревожными расстройствами. У больных депрессивными расстройствами пик показателей приходится на шкалу депрессии, а у больных тревожными расстройствами – на шкалу тревоги, что дополнительно верифицирует клиническую диагностику.

В параграфах 5.3.–5.5. излагаются результаты сравнительного исследования структуры и выраженности перфекционизма в изучаемых группах, приводятся результаты корреляционного анализа показателей перфекционизма и симптоматических показателей, сравнивается структура перфекционизма у больных эндогенной и психогенной формами депрессий.

Таблица 3.

Структура перфекционизма в изучаемых группах испытуемых

(коэффициент U-Mann-Whitney)

Шкалы опросника перфекционизма



Больные депрессивными расстройствами (N=89)

Больные тревожными расстройствами (N=93)

Здоровые испытуемые (N=73)

M

SD

M

SD

M

SD

1. Восприятие других людей как делегирующих высокие ожидания (при постоянном сравнении себя с другими)

19,2ae

6,5

16,8ce

6,5

11,0aс

5,2

2. Завышенные притязания и требования к себе

12,3b

4,0

12,5c

3,4

10,7bс

4,0

3. Высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс «самых успешных»

12,5a

4,2

11,6c

3,7

9,1aс

3,7

4. Селектирование информации о собственных неудачах и ошибках

8,6ad

2,6

7,4cd

2,7

4,3aс

2,7

5. Поляризованное мышление - «все или ничего»

9,4a

3,4

9,3c

3,4

7,5aс

2,9

Общий показатель перфекционизма

66,8a

15,4

62,8c

15,0

47,7aс

13,7

M – среднее значение;
SD – стандартное отклонение;

а – различие между больными депрессивными расстройствами и здоровыми испытуемыми (p<0,01);



b – различие между больными депрессивными расстройствами и здоровыми испытуемыми (p<0,05);

с – различие между больными тревожными расстройствами и здоровыми испытуемыми (p<0,01);



dразличие между больными депрессивными и тревожными расстройствами (p<0,01);

e - различие между больными депрессивными и тревожными расстройствами (p<0,05).
Показатели перфекционизма у пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами достоверно выше аналогичных показателей здоровых испытуемых. В сравнении с пациентами с тревожными расстройствами больные депрессиями характеризуются достоверно более высокими значениями когнитивных параметров перфекционизма «Восприятие других людей как делегирующих высокие ожидания» и «Селектирование негативной информации о собственных неудачах и ошибках».

Между показателями перфекционизма и показателями депрессии и тревоги существует положительная корреляционная связь. Эта связь фиксируется для различных симптоматических шкал (r-Spearmen для общего показателя перфекционизма и показателей тревоги и депрессии: от 0,412 до 0,570).

Больные эндогенными и психогенными формами депрессивных расстройств не различаются по структуре и выраженности изучаемой личностной черты.

В параграфе 5.6. представлены результаты экспериментального исследования тактик целеполагания у больных депрессивными и тревожными расстройствами. Приводится система показателей уровня притязаний испытуемых: целевого несоответствия Z, количество успешных и неуспешных проб, значения Zdif = Zmax - Zmin (показатель расстояния между максимально и минимально трудными целями, выбираемыми в ходе эксперимента). Анализируются связи показателей перфекционизма с характеристиками уровня притязаний испытуемых.



Рисунок 2. Диапазон значений показателя Z в эксперименте на уровень притязаний у больных и здоровых испытуемых.

В условиях эксперимента на уровень притязаний диапазон трудности выбираемых пациентами целей расширен: выбор очень трудных целей (неуспех при достижении которых не переживается болезненно для самооценки) чередуется с выбором очень легких (где успех гарантирован). Корреляционный анализ выявляет достоверные связи общего показателя перфекционизма, как со стремлением к успеху, так и с избеганием неудач. Согласно положениям теории мотивации достижения, этот вариант поведения в ситуации выбора цели является способом защиты от переживаний неуспеха (Н.С. Курек, 1983). При такой стратегии выбора цели пациенты минуют среднюю зону посильных, но одновременно трудных и интересных задач, в которой стремление к успеху может быть максимально реализовано и сопровождаться удовлетворением. Этот экспериментальный результат позволяет включить исследования перфекционизма в контекст исследований мотивации, соединить западные подходы с отечественной традицией в изучении целеполагания, а также валидизировать данные опросниковых методик, построенных на самоотчете.

В дополнительном исследовании проективной методикой ТАТ Хекхаузена в группе студентов с высокими показателями перфекционизма зафиксирован достоверно более высокий суммарный балл мотивации достижения «СМ=НУ+СН» (по сравнению с аналогичным баллом студентов с умеренным перфекционизмом). Совокупность этих результатов можно интерпретировать как свидетельство более интенсивного «конфликта достижений» у лиц с высокими показателями перфекционизма.

В параграфе 5.7. освещаются результаты динамического исследования устойчивости перфекционизма и его зависимости от текущего аффективного состояния. При двукратном обследовании больных депрессивными расстройствами установлена относительная устойчивость перфекционизма как черты личности: в состоянии терапевтической ремиссии, достигнутой при изолированном медикаментозном лечении, показатели перфекционизма у больных значимо снижаются по сравнению с острым состоянием. Однако они остаются достоверно более высокими по сравнению с аналогичными показателями здорового контроля.

Эти результаты подтверждают патопластическую модель, акцентирующую взаимовлияние личностных дисфункций и депрессии.



В параграфе 5.8. излагаются результаты исследования, уточняющего связи перфекционизма с дисфункциональными чертами разных типов личности (по классификации DSM-IV-r). Установлены связи общего показателя перфекционизма с дисфункциональными чертами различных типов личности (классификация DSM-IV, опросник SCID-II-Q): избегающего, зависимого, обсессивно-компульсивного, пассивно-агрессивного, депрессивного, параноидного, шизоидного и нарциссического (коэффициент Pearson: от 0,297 до 0,555).

Установлены множественные положительные связи между отдельными параметрами перфекционизма и дисфункциональными чертами разных личностных типов. Наибольшее число этих связей установлено для когнитивных параметров, наименьшее – для параметров «Завышенные притязания и требования к себе» и «Высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс “самых успешных”». Данные служат аргументом в пользу тезиса о том, что традиционная типологическая диагностика личностных нарушений должна дополняться параметрической – оценкой отдельных дисфункциональных личностных черт (в том числе и перфекционизма), сопряженных со склонностью к депрессивному и тревожному реагированию.



В параграфе 5.9. представлены результаты исследования структуры перфекционизма в группах больных депрессивными расстройствами респондеров и нонреспондеров.

Таблица 4.

Структура перфекционизма в группах больных депрессивными расстройствами (респондеров и нонреспондеров) (опросник перфекционизма)

Шкалы опросника перфекционизма

Нонреспондеры

Респондеры

U-критерий Манна-Уитни

Уровень значимости

p


M

SD

M

SD

1. Восприятие других людей как делегирующих высокие ожидания (при постоянном сравнении себя с другими)

19,0

7,4

16,2

4,5

572,000

0,028*

2. Завышенные притязания и требования к себе

11,2

4,5

8,9

4,5

567,000

0,025*

3. Высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс «самых успешных»

12,1

4,1

8,9

4,5

489,000

0,003**

4. Селектирование информации о собственных неудачах и ошибках

7,3

3,1

6,0

2,4

562,000

0,021*

5. Поляризованное мышление - «все или ничего»

10,4

3,5

9,1

4,0

656,500

0,165

Общий показатель перфекционизма

76,0

20,9

59,1

20,1

410,000

p<0,0001***

M – среднее;

SD – квадратичное отклонение;



***-p<0,0001, ** - p < 0.01, * - p < 0.05.

Показатели перфекционизма у больных депрессивными расстройствами нонреспондеров достоверно выше аналогичных показателей респондеров. Установлены значимые связи между общим показателем перфекционизма и характеристиками течения депрессивных расстройств: прямые – с показателями «давность заболевания» и «количество госпитализаций», обратная – с показателем «длительность ремиссии» (коэффициент r-Spearmen). По результатам обследования пациентов респондеров и нонреспондеров проведен дискриминантный анализ.


Таблица 5.

Влияние показателей перфекционизма (опросник перфекционизма) на зависимую переменную «групповая принадлежность»

Значимые переменные

Уровень значимости

p

Критерий F статистики исключения

Толерант-ность

Значение критерия

λ

Предска-зательная сила (%)

Высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс «самых успешных»

0,002

6,5

0,98

0,78

72

Общий показатель перфекционизма

0,001

9,3

0,98

Показатели статистической значимости, критерия F статистики удаления и толерантности независимых переменных свидетельствуют о том, что наибольший вклад в показатель групповой принадлежности вносят две переменные: общий показатель перфекционизма и фактор «Высокие стандарты деятельности при ориентации на полюс “самых успешных”».



В главе 6 «Исследование враждебности у больных депрессивными и тревожными расстройствами» приводятся результаты исследования враждебности в группах пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами.

В параграфе 6.1. суммируются результаты валидизации оригинального проективного теста враждебности, диагностирующего склонность испытуемого наделять других людей негативными качествами.

Для оценки структуры теста проводилась процедура факторного анализа с включением данных 1100 испытуемых. Установлено, что тест имеет 3-факторную структуру: 1) «Восприятие других людей как “доминантных и завистливых”» (31% дисперсии); 2) «Восприятие других людей как “презирающих слабость”» (32% дисперсии); 3) «Восприятие других людей как “холодных и равнодушных”» (34% дисперсии).

Зафиксированы положительные статистически значимые корреляционные связи всех факторов теста враждебности, а также их связи с общим показателем, что служит свидетельством его внутренней консистентности. Значения коэффициента a-Кронбаха для отдельных шкал теста и его общего показателя варьировали от 0,716 до 0,871. Значения коэффициента Guttman Split-half для одной части теста составили 0,719; для второй – 0,727; для всего теста в целом – 0,849. Данные позволяют говорить о приемлемой надежности как отдельных шкал теста, так и о надежности теста в целом. Показатели отдельных факторов и общего показателя враждебности на статистически достоверном уровне значимости коррелируют с теоретически близкими конструктами: физической, вербальной и косвенной формами агрессии; подозрительностью и раздражительностью (тестируемыми с помощью опросника А. Басса и А. Дарки), что подтверждает конвергентную валидность теста. Результаты теста не зависят от пола, возраста и уровня образования испытуемых. Тест-ретестовое исследование показало высокую устойчивость теста во времени, что одновременно свидетельствует как о его надежности, так и об устойчивости враждебности как черты личности.

Параграф 6.2. содержит результаты исследования враждебности в группах пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами.

Таблица 6.
Показатели враждебности в группах больных депрессивными расстройствами и здоровых испытуемых (проективный тест враждебности)

Шкалы опросника перфекционизма



Больные депрессивными расстройствами (N=89)

Больные тревожными расстройствами (N=93)

Здоровые испытуемые (N=73)

M

SD

M

SD

M

SD

1 фактор

Восприятие других людей как «доминантных и завистливых»



39,1a

22,10

40,2b

18,54

27,0

17,08

2 фактор

Восприятие других людей как «презирающих слабость»



58,1a

18,17

55,5b

18,93

47,8

19,87

3 фактор

Восприятие других людей как «холодных и равнодушных»



57,1a

14,42

54,4b

17,39

46,1

13,16

Средний показатель враждебности

52,7a

12,85

51,6b

13,75

41,3

12,39

M – среднее значение;
SD – стандартное отклонение;

а – различие между больными депрессивными расстройствами и здоровыми испытуемыми (p<0,01);



b – различие между больными тревожными расстройствами и здоровыми испытуемыми (p<0,01).
Показатели враждебности по всем шкалам-факторам оригинального теста у пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами достоверно выше аналогичных показателей здоровых лиц. Между группами пациентов достоверные различия не установлены. Эти данные свидетельствуют о том, что пациенты придерживаются глубоко негативного взгляда на моральные качества других людей: воспринимают их как доминантных и завистливых, склонных радоваться неудачам окружающих (таким образом укрепляя самооценку), презирающих «слабость», не уважающих тех, кто ищет помощи, равнодушных и холодных, не склонных к состраданию людям и оказанию помощи им.

В параграфе 6.3. излагаются результаты проведенного корреляционного анализа, которые подтверждают наличие прямой статистически достоверной связи враждебности с уровнем депрессии и тревоги, измеряемыми различными инструментами.

В параграфе 6.4. приводятся данные сравнительной оценки показателей враждебности у пациентов с эндогенными и психогенными формами депрессий. Достоверные различия по данному показателю в этих группах не установлены.

В параграфе 6.5. освещаются результаты динамического исследования устойчивости враждебности и ее зависимости от текущего аффективного состояния. При двукратном обследовании больных депрессивными расстройствами установлена относительная стабильность враждебности как черты личности: в состоянии терапевтической ремиссии, достигнутой при изолированном медикаментозном лечении, ее показатели у больных значимо снижаются по сравнению с острым состоянием. Однако они остаются достоверно более высокими по сравнению с аналогичными показателями здорового контроля.

В параграфе 6.6. излагаются результаты исследования связи враждебности с дисфункциональными чертами разных типов личности (по классификации DSM-IV). Установлены взаимосвязи общего показателя враждебности с дисфункциональными чертами различных типов личности (классификация DSM-IV, опросник SCID-II-Q): избегающего, зависимого, обсессивно-компульсивного, пассивно-агрессивного, депрессивного, параноидного и шизоидного (коэффициент Pearson: от 0,282 до 0,372). Установлены множественные положительные связи между отдельными параметрами враждебности и дисфункциональными личностными чертами.

В параграфе 6.7. представлены результаты исследования враждебности в группах больных депрессивными расстройствами респондеров и нонреспондеров. В целом, группа нонреспондеров имела более высокие показатели теста. Уровня статистической значимости различия между сравниваемыми группами достигают по третьему фактору теста – «Восприятие других людей как “холодных и равнодушных”». Этот показатель выше в группе нонреспондеров. Статистически достоверных корреляционных связей между этой личностной чертой и показателями течения депрессивных расстройств не установлено.

В параграфе 6.8. представлены результаты дополнительного исследования враждебности, агрессии и агрессивности как черты личности у пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами с помощью хорошо известных методов – Методики диагностики показателей и форм агрессии (А. Басс и А. Дарки) и проективного теста «Рука» Э. Вагнера.

По данным опросника Басса-Дарки, пациенты с депрессивными расстройствами характеризуются особым соотношением раздражения, враждебности и агрессии. В сравнении со здоровыми испытуемыми, они демонстрируют достоверно более высокий показатель раздражения, а также повышенный индекс враждебности. Депрессивные пациенты испытывают обиду на окружающих, что вызвано ощущением несправедливого и плохого обращения с ними. Они также характеризуются достоверно большей подозрительностью и убежденностью в желании окружающих нанести им вред. Однако эти переживания не отреагируются в открытых, прямых формах агрессивного поведения. По показателям физической и вербальной агрессии пациенты с депрессивными расстройствами не отличаются от здоровых испытуемых. По суммарному индексу агрессивности сравниваемые группы также не различаются. Интенсивные переживания раздражения, обиды и недоверия находят у депрессивных пациентов выражение в косвенной агрессии, значения которой в этой группе достоверно выше, чем у здоровых лиц. Показатель аутоагрессии также в группе пациентов с депрессивными расстройствами превышает аналогичный показатель здоровых лиц. В группе пациентов с тревожными расстройствами выявлены сходные тенденции; достоверные различия между группами пациентов установлены лишь по одному показателю «Подозрительность», который выше у депрессивных пациентов.

Данные корреляционного анализа совпадают с результатами сравнения групп испытуемых. С показателями депрессии и тревоги положительно связаны следующие психологические характеристики: раздражение, враждебность, косвенная агрессия и аутоагрессия. Показатель открыто проявляемой агрессии с уровнем депрессии связан отрицательно.

По данным теста «Рука» уровень выраженности агрессивности как черты личности у пациентов этих групп не превышает аналогичный показатель здоровых испытуемых. Личностные качества, сдерживающие прямое проявление агрессии в поведении, у пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами выражены достоверно больше, чем у здоровых лиц. Межличностная зависимость при интенсивной потребности в контактах выступает в роли такого механизма сдерживания агрессии (показатели «Коммуникация» и «Зависимость»). Пациенты с депрессивными и тревожными расстройствами используют разные стратегии для поддержания отношений зависимости: у депрессивных пациентов в большей мере представлен паттерн уступчивости и подчиняемости (низкие значения показателя «Директивность», высокие значения показателя «Зависимость»), у тревожных пациентов в большей мере развита демонстративность (показатель «Демонстративность»).



Зафиксированное сочетание характеристик (интенсивного раздражения, враждебности по отношению к другим людям при нормативных показателях открытых форм агрессии и блокаде агрессивности вследствие межличностной зависимости) может стать причиной постоянного напряжения, дискомфортного психического и соматического самочувствия, усиления пассивных (косвенных) форм агрессивного поведения, психосоматических расстройств.

В главе 7 «Исследование перфекционизма и враждебности как личностных факторов эмоциональной дезадаптации студентов» приведены результаты популяционного исследования перфекционизма и враждебности как факторов эмоциональной дезадаптации студентов.

В параграфе 7.1. приводятся данные о распространенности симптомов эмоциональной дезадаптации у студентов. Значительная часть студентов, обучающихся на 1 курсе ВУЗа, демонстрирует высокие показатели эмоциональной дезадаптации. 12,3% первокурсников сообщают о симптомах умеренно тяжелой и тяжелой депрессии; их показатели сопоставимы с аналогичными показателями пациентов с депрессивными расстройствами. 14% первокурсников имеют очень высокие показатели тревоги, сопоставимые с аналогичными показателями пациентов с тревожными расстройствами. 30,1% первокурсников испытывают интенсивный повседневный стресс, сопряженный с высоким риском соматических и психических расстройств. 15,5% первокурсников демонстрируют высокие показатели социального избегания и дистресса, сопоставимые с показателями пациентов с тревожными расстройствами. 47% первокурсников накануне первой экзаменационной сессии отмечают высокие показатели экзаменационной тревожности; в группе девушек эти показатели выше, чем у юношей.

В параграфе 7.2. приводятся результаты сравнительного исследования показателей депрессии, тревоги, повседневного стресса, экзаменационной тревожности и социального дистресса у студентов с различным уровнем перфекционизма.

Таблица 7.

Показатели тревоги (BAI), депрессии, суицидальных намерений (BDI),

повседневного стресса (ICSRLE), экзаменационной тревожности (TAS)

и социального дистресса (SADS) у испытуемых с разным уровнем перфекционизма (опросник перфекционизма)





Низкий

уровень перфекционизма

1 группа (N=145)

Средний

уровень перфекционизма

2 группа (N=142)

Высокий

уровень перфекционизма

3 группа (N=139)

M

(SD)


M

(SD)


M

(SD)


Показатель тревоги (BAI)

6,3

(7,9)


10,1a

(11,2)


13,1b,c

(10,4)


Показатель депрессии (BDI)

6,1

(5,5)


10,3a

(7,6)


14,5b,c

(9,7)


Пункт «Суицидальные намерения» (BDI)

0,2

(0,5)


0,4a

(0,6)


0,7b,c

(0,8)


Общий показатель

стресса (ICSRLE)



76,4

(19,4)


86,6a

(18,8)


96,2b,c

(25,2)


Показатель интерперсонального стресса

31,9

(0,5)


32,9

(11,6)


34,9b

(12,9)


Показатель академического

стресса


32,6

(10,9)


39,7a

(11,3)


45,6b,c

(11,9)


Показатель экзаменационной тревожности (TAS)

10,7

(5,2)


13,5a

(5,9)


19,6b,c

(6,9)


Показатель социального дистресса (SADS)

4,78

(3,22)


5,78t

(4,21)


8,40b,c

(5,88)


M – среднее;

SD - стандартное отклонение;

а – различия между испытуемыми с низким и средним уровнем перфекционизма статистически достоверны (U- критерий Манна-Уитни);

b – различия между испытуемыми с низким и высоким уровнем перфекционизма статистически достоверны (U- критерий Манна-Уитни);

с – различия между испытуемыми со средним и высоким уровнем перфекционизма статистически достоверны (U- критерий Манна-Уитни).

Накануне первой сессии студенты с высоким уровнем перфекционизма демонстрируют достоверно более высокие показатели эмоциональной дезадаптации, в сравнении со студентами с умеренным и низким уровнем перфекционизма: тревоги и депрессии, суицидальной готовности, экзаменационной и социальной тревожности, повседневного стресса в интерперсональной и академической сферах. Выявлены положительные корреляционные связи между общим показателем перфекционизма, отдельными его параметрами и показателями депрессии, тревоги, повседневного стресса, экзаменационной и социальной тревожности у студентов-первокурсников накануне первой сессии.



В параграфе 7.3. приводятся результаты исследования способов совладания со стрессом у студентов с разным уровнем перфекционизма. Установлено, что у первокурсников с высоким уровнем перфекционизма отмечается «сверхмобилизация копинг-ресурсов»; для них характерны достоверно более высокие показатели разных форм совладающего со стрессом поведения, по сравнению со студентами с низким и умеренным перфекционизмом. Вместе с тем, эта группа студентов достоверно чаще прибегает к таким непродуктивным копинг-стратегиям, как «Психическое избегание», «Поведенческое избегание», «Отрицание», «Употребление ПАВ», прокрастинация, социальное избегание.

В параграфе 7.4. приводятся результаты оценки показателей эмоциональной дезадаптации у студентов с разным уровнем враждебности.
Таблица 8.

Показатели тревоги (BAI), депрессии, суицидальных намерений (BDI),

повседневного стресса (ICSRLE), экзаменационной тревожности (TAS)

и социального дистресса (SADS) у испытуемых с разным уровнем враждебности

(тест враждебности, А.Б.Холмогоровой, Н.Г. Гаранян)





Низкий уровень враждебности

1 группа (N=139)

Средний уровень враждебности

2 группа (N=140)

Высокий уровень враждебности

3 группа (N=139)

M

(SD)


M

(SD)


M

(SD)


Показатель тревоги (BAI)

8,8

(10,35)


9,9

(11,1)


11,2b,c

(9,1)


Показатель депрессии (BDI)

8,8

(7,37)


9,9

(8,73)


11,7b,c

(8,63)


Пункт «Суицидальные намерения» (BDI)

0,3

(0,59)


0,433

(0,67)


0,587b

(0,76)


Общий показатель

стресса (ICSRLE)



82,664

(26,46)


85,358

(23,80)


90,109b,c

(21,31)


Показатель интерперсонального стресса

31,117

(12,49)


32,161t

(12,13)


34,268c

(11,19)


Показатель академического стресса

38,285

(13,53)


39,387

(12,66)


41,181 b,c

(12,30)


Показатель экзаменационной тревожности (TAS)

14,6

(7,12)


14,9

(6,94)


16,2 t

(6,83)


Показатель социального дистресса (SADS)

5,1

(4,71)


5,8

(4,94)


7,8788 b,c

(5,86)


M – среднее значение;

SD - стандартное отклонение;

t – различия достоверны на уровне асимптотической значимости;

b – различия между испытуемыми с низким и высоким уровнем враждебности статистически достоверны сравниваемые группы (U – Mann-Whitney критерий);

с – различия между испытуемыми со средним и высоким уровнем враждебности статистически достоверны (U – Mann-Whitney критерий).
Накануне первой экзаменационной сессии студенты с высоким уровнем враждебности демонстрируют достоверно более высокие показатели эмоциональной дезадаптации, в сравнении со студентами с умеренным и низким уровнем враждебности: депрессии, тревоги, суицидальной готовности, повседневного стресса (в академической и интерперсональной сферах) и социального дистресса. Выявлены слабые, но статистически достоверные положительные корреляционные связи между отдельными параметрами враждебности и ее общим баллом и показателями депрессии, тревоги, суицидальных намерений, повседневного стресса, экзаменационной и социальной тревожности.

В параграфе 7.5. приводятся результаты исследования способов совладания со стрессом у студентов с разным уровнем враждебности. Студенты с выраженной враждебностью характеризуются достоверно более высокими показателями избегающего поведения (прокрастинации и социального избегания), в сравнении со сверстниками с незначительно выраженной враждебностью. Установлено несколько слабых, но статистически достоверных корреляционных связей между факторами теста враждебности, его общим показателем и непродуктивными копинг-стратегиями. Так, фактор «Восприятие других людей как “презирающих слабость”» положительно связан с копинг-стратегиями в виде «Отрицания» и «Поведенческого избегания». Общий показатель теста враждебности отрицательно связан с адаптивной копинг-стратегией «Использование эмоциональной социальной поддержки».

В целом, данные главы 7 свидетельствуют: дисфункциональные личностные черты «перфекционизм» и «враждебность» связаны с высокими показателями эмоциональной дезадаптации в виде симптомов депрессии, тревоги, высокого повседневного стресса и социального дистресса. Одновременно они связаны с непродуктивными видами копинг-стратегий, существенно затрудняющими психологическое совладание с интенсивным стрессом такого критического жизненного периода, как начало обучения в ВУЗе.

С целью соотнесения изучаемых личностных черт был проведен корреляционный анализ. Параметр «Восприятие других как делегирующих высокие ожидания» и общий показатель перфекционизма коррелировали с общим показателем теста враждебности, а также со всеми выделенными его факторами. Восприятие других людей как делегирующих индивиду высокие ожидания и одновременно склонных к злорадству и укреплению самооценки за счет чужой неудачи может стать основой интенсивных социальных страхов, характерных для лиц с выраженным перфекционизмом.


Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> 2010 -> announcements -> psiholog -> 02-08
psiholog -> Качество жизни больных при лечении гемодиализом: биологические и психосоциальные факторы, методы оценки и подходы к коррекции
psiholog -> Психология посттравматического стрессового расстройства у детей, жертв террористических актов (концепция формирования и коррекции) 19. 00. 04 медицинская психология 05. 26. 02 -безопасность в чрезвычайных ситуациях
02-08 -> Психология межэтнических отношений
psiholog -> Психология личностных потребностей детей дошкольного возраста 19. 00. 07 педагогическая психология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница