Педагогической инноватики в профессиональном образовании материалы 15-й Международной научно-практической конференции Санкт-Петербург 2014



Скачать 11.32 Mb.
страница41/51
Дата10.02.2016
Размер11.32 Mb.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   51

РЕБЕНОК, ЛИШЕННЫЙ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ,

КАК ОСОБЫЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

В статье представлен анализ психолого-педагогических исследований феномена ребенка, оставшегося без попечения родителей. Рассматриваются причины семейного неблагополучия, приводящее к социальному сиротству, как сиротству при живых родителях; проблемы развития и социализации данной категории детей. Определяется необходимость их социально-педагогической реабилитации


Ключевые слова: ребенок, оставшийся без попечения родителей, неблагополучная семья, психическая депривация, социально-педагогическая реабилитация.

Актуальность проблемы изучения детей, оставшихся без попечения родителей, как особого психолого-педагогического феномена в нашей стране в настоящее время обусловлена, прежде всего, большим числом неблагополучных семей, из которых дети «добровольно» (бродяжничество) или вынужденно уходят, либо изгоняются, становясь «детьми с улицы», и попадая в последствии в приюты, детские дома и другие учреждения.

Многочисленные социологические и статистические исследования констатируют, что истинные дети-сироты составляют менее 10% от общего числа воспитанников детских домов и интернатов. Большинство детей остаются без попечения родителей по ряду других причин и, прежде всего, вследствие лишения родителей прав по суду.

Данные исследований свидетельствует о том, что нарастающая урбанизация общества, социально-экономические трансформации, вынужденная миграция населения прежде всего из стран ближнего зарубежья, бывших советских республик, увеличивают число детей, оставшихся без попечения родителей. Активно проявляется феномен так называемого «скрытого» социального сиротства, когда ребенок формально имеет семью, но она не реализует по отношению к нему необходимые функции. Эти явления связаны с ухудшением жизнеобеспечения части российских семей, падением в них нравственных устоев и изменением отношения родителей к детям, включая такие негативные явления как забвение интересов детей и различные формы насилия над ними. Растет беспризорность детей и подростков. Пополнение контингента детских домов, школ-интернатов, приютов временного содержания происходит в основном за счет детей из неблагополучных и малообеспеченных многодетных семей (М.В. Бестужев-Лада, В.Н. Гуров, В.Е. Коган, Э. Сепир и др.).

Проблема социального сиротства является многогранной. Социальное сиротство как негативное явление современности исследуется авторами с различных позиций: философской (А.С. Айзикович, Джеймс П. Грант, Б.Г. Григорьян, Г. Г. Ершов, А.А. Лиханов, А.Ф. Лосев, М.Н. Перфирьев, Е.М. Рыбинский, К.А. Шварцман, В.К. Юрьев и др.), культурологической (В.И. Арнольдов, А. Швейцер и др.), медико-социальной (М.И. Буянов, Н.Г. Веселов, А.Н. Голик, А.И. Захаров, Д.И. Исаев, А.Е. Личко, Т.Н. Осипенко, Л.М. Шипицына и др.), юридической (Л.Ф. Безлепкина, А.М. Нечаева и др.).

Психолого-педагогические подходы к изучению феномена детей, лишенных семейного воспитания, раскрываются в работах Н.М. Аскариной, И.А. Залысиной, Т.М. Землянухиной, И.П. Крохина, М.Н. Лисиной, С.Ю. Мещеряковой, В.С. Мухиной, Е.В. Некрасовой, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых, А.Г. Рузской, Е.О. Смирновой, Л.М. Царегородцевой, А.Ф. Шадуры, Н.М. Щелованова, Т.И. Юферевой и др.

Работы Б.И. Айзенберга, М. Айнсворда, Й. Лангмейера, З. Матейчека, Р.Щпица и др. позволяют считать причиной нарушений развития ребенка, лишенного попечения родителей, фактор депривации, то есть отсутствие, ограничение, либо недостаточность материальной и духовной заботы о ребенке, необходимых для его жизни и полноценного развития. Современные исследования подтверждают обусловленность возникновения индивидуально-личностных нарушений в виде внутренних стимульных барьеров, порождающих искажение социальных отношений и социального опыта ребенка, фактором депривации.

Большинству социальных сирот не хватает личного внимания и эмоционального стимулирования, необходимого для нормального развития (Б.И. Айзенберг, М. Айнсворз, Г.В. Грибанова, Й. Лангмейер, З. Матейчек, Р.А. Шпиц и др.).

Рассматривая депривацию как систему стимульных барьеров, авторы выделяют следующие их виды:

- материальные – недостаток материальных средств для жизни и развития;

- социальные – недостаток общения и опыта социальных отношений;

- познавательные – недостаток стимулов для развития познавательной сферы;

- сенсорные - недостаток стимулов для развития сенсорной чувствительности;

- речевые – отсутствие условий, обеспечивающих нормальное развитие речи;

-смысловые, отсутствие условий для формирования достаточного уровня понятийного аппарата;

-эмоциональные – отсутствие эмоциональной заботы и эмоционального принятия ребенка.

Стимульные барьеры приводят к нарушениям личностного развития ребенка и являются основой возникновения второго уровня проблемы, который может быть охарактеризован как особое психическое состояние внутренней незащищенности, вызывающее искажение социальных отношений, то есть деструктивную социальную адаптацию – по определению Жана Пиаже, – нарушение процессов «гомеостатического уравновешивания взаимоотношений индивида и его окружения».

Психическая депривация, по мнению Р.А. Шпица, М. Айнсворда, Й. Лангмейера, З. Матейчека, Б.И. Айзенберга и др., делает особо актуальным для личности ребенка сам «момент отторжения» – потерю семьи. Возникающий при этом у ребенка психотравмирующий комплекс сохраняется на всю жизнь.

Дети, изолированные от матери с рождения до 6 месяцев, навсегда остаются менее общительными и разговорчивыми, чем дети, воспитывавшиеся матерью. Разлука с матерью, начиная со второго года жизни, также приводит к нарушениям развития интеллекта и личностных функций, которые трудно поддаются коррекции (Й. Лангмейер, З. Матейчек, 1984).

Исследование В. Брутмана (1995), посвященное мало изученной природе девиантного поведения матерей, отказывающихся от своих детей, выявляет сложное взаимодействие в этом феномене социальных, психологических и патопсихологических факторов.

В работах Д.Н. Исаева, В.Н. Кондрашина и др. приводятся данные, позволяющие сделать вывод о том, что практически все дети, ставшие сиротами при живых родителях, были нежеланными. Беременность сопровождалась разными видами патологии на всех ее стадиях: наркотическими токсикозами, психопатологической отягощенностью, попытками прерывания беременности и др.

Изучение особенностей адаптации детей дошкольного возраста, поступающих в детские сады и детские дома, проведенное М.А. Потаповой (1994), показало, что неблагоприятное течение процесса адаптации в детских домах имеют 55% детей, а в детских садах – всего 3,4%. Проблемы адаптации у детей, оставшихся без попечения родителей, проявляются в выраженных изменениях психоэмоциональной сферы, вегетативной регуляции, в возникновении глубоких нервно-психических расстройств и др.

Последующая деструктивная социальная адаптация детей, оставшихся без попечения родителей, в школьном возрасте затрагивает сферу мотивации, эмоционально-волевую сферу, сферу общения, деятельности, в том числе учебную, искажает их социальный опыт, приводя к десоциализации, то есть нарушению межличностных и общественных взаимоотношений (Р. Бернс, М.И. Буянов, И.В. Дубровина, Д.Н. Исаев, М.И. Лисина, А.М. Прихожан и др.).

Анализ современных психолого-педагогических исследований позволяет утверждать, что дети, с раннего возраста воспитывающиеся в закрытых учреждениях, по ряду существенных психологических характеристик отличаются от детей, воспитывающихся в семье: по одним параметрам они находятся на уровне своих сверстников, или даже опережают их, по другим - резко отстают не только от сверстников, но и от младших детей; эта особенность остается стабильной на протяжении всего школьного детства (И.В. Дубровина, А.Г. Рузская, В.С. Мухина, С.Ю. Мищерякова, Л.М. Царегородцева и др.).

Авторы объясняют это тем, что отставания в определенных сферах возникают достаточно рано, еще в дошкольном детстве, и в силу отсутствия постоянной, системной и комплексной работы по их преодолению, как в дошкольном, так и в школьном детстве не только, как правило, не исчезают, но и в ряде случаев усугубляются. Нарушения в интеллектуальном и эмоционально-волевом развитии, отсутствие адекватных и разноплановых форм общения с детьми и взрослыми приводит к тому, что в большинстве жизненных ситуаций дети, лишенные попечения родителей, оказываются значительно менее продуктивными. Последствия этих нарушений сказываются и во взрослой жизни, к которой бывшие воспитанники детских домов и интернатов трудно адаптируются.

Возникшие различные внутренние стимульные барьеры, как следствие внутренней незащищенности, создают негативные предпосылки для последующей адаптации детей, оставшихся без попечения родителей, способствуют развитию механизмов, вызывающих искажение социальных отношений.

Это в свою очередь может способствовать тому, что дети нередко оказываются склонными к проявлениям различных форм социальных девиаций, плохо учатся, в общении грубы, эмоционально лабильны (В.В. Ковалев, А.Е. Личко, А.С. Макаренко, Э.Г. Эйдемиллер и др.).

По данным исследований A.M. Прихожан и Н.Н. Толстых, при сопоставлении готовности к школьному обучению детей, приходящих в первый класс школы, воспитывающихся в семье и дошкольном детском доме, обращает на себя внимание следующее. Дети из дошкольного детского дома в большинстве случаев оказываются достаточно хорошо подготовленными к школе, если судить по формальным параметрам. Они демонстрируют достаточную для усвоения школьных навыков обученность. Однако у воспитанников детских домов часто не сформирована коммуникативная готовность к школе, так как их положительная мотивация в отношении взрослого (учителя, воспитателя) базируется на дефиците общения со взрослыми и вследствие этого сверх ценности этого общения. Такая особенность мотивации общения со взрослыми не только не способствует становлению учебной деятельности, но часто препятствует нормальному протеканию этого процесса. Ребенок так хочет понравиться взрослому, заслужить его персональное внимание, что это заслоняет от него содержание выполняемых учебных заданий.

A.M. Прихожан, Н.Н. Толстых, Т.И. Юферева и др. отмечают, что в подростковом возрасте у воспитанников детских домов складываются отношения, основанные на их практической полезности для ребенка, формируются «способность не углубляться в привязанности», поверхностные чувства, моральное иждивенчество, осложнения в становлении самосознания (переживание своей ущербности), в общении проявляются назойливость и эмоциональная ранимость. Однако повышенная «открытость» для взрослого, заинтересованность ребенка в общении с ним, может стать залогом эффективности педагогического взаимодействия.

Исследования И.В. Дубровиной, A.M. Прихожан, Н.Н. Толстых, Т.И. Юферевой и др. выявили следующие характеристики подростков, воспитывающихся в детских домах,: размытость содержания образа "Я", недостаточная сформированность представлений о собственных умениях, интересах; ориентированность не на самооценку, а на оценку себя окружающими; приземленность, бедность ценностей и идеалов, связанность их с повседневной жизнью и проблемами межличностного взаимодействия; особая внутренняя позиция, выражающаяся в слабой ориентированности на будущее; отсутствие стремления к самостоятельности, к ответственности за свои поступки; недостаточное внимание к интимно-личностной стороне общения, малая избирательность отношений со сверстниками; недоразвитость сферы чувств, ярко выраженное доминирование желаний, непосредственно связанных с повседневной жизнью.

Работы С.А. Левина, Ю.В. Логиновой, Б.А. Кургана и др. обращают еще к одной важнейшей проблеме – десоциализации выпускников учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей, обусловленной искажением социального опыта как следствия деструктурной социальной адаптации. Б.М. Айзенберг, В.И. Кондрашин, Н.В. Кузнецов и др. также констатируют, что многие выпускники детских домов продолжают во взрослой жизни испытывать недоверие к людям, бывают зависимыми, чрезмерно критичными к другим, порой неблагодарными; при желании создать семью часто терпят неудачу. Низкое осознание проблем собственной жизнедеятельности, по мнению авторов, порождает у выпускников детских домов потребительское отношение к жизни, психологический инфантилизм, недостаточную самостоятельность, зависимость от группы, доверчивость, хрупкую эмоциональность. Это определяет высокий процент попадания выпускников детских домов в группы социального риска.

Таким образом, развитие социальной проблемы ребенка, оставшегося без попечения родителей, от причин до следствий, порождает необходимость социально-педагогической реабилитации. Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что в педагогической практике не всегда учитывается исходный уровень депривированности детей, поступающих в детский дом, их предыдущая социальная ситуация развития. Предполагается, что дети, поступающие в детские дома, уже имеют серьезные отклонения в психическом и физическом развитии, приводящие к трудностям социализации, однако не выявляется готовность ребенка принимать социально-педагогическую помощь, активно включаться в процесс реабилитации, что весьма значимо при определении направлений, содержания и методов социально-педагогического взаимодействия. Однако именно это представляется особенно важным для планирования индивидуальных реабилитационных мероприятий, прогнозирования результатов педагогического взаимодействия.

Библиографический список:


  1. Йозеф Лангмейер, Зденек Матейчек. Психическая депривация в детском возрасте, Авиценум, Прага, 1984. – с. 334.

  2. Психическое развитие воспитанников детского дома / Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской; Науч.-исслед. ин-т общей и педагогической психологии Акад. пед. наук СССР. – М.: Педагогика, 1990. – 264 с.

УДК


Kuragina G.S. THE PROBLEMS OF SOCIALIZATION OF CHILDREN IN SINGLE-PARENT FAMILIES. The article considers the factors influencing the socialization of children from single-parent families, the problems of socialization of children from the single-parent families, the conditions conducive to the reduction of the risk for the child from single-parent families.
Keywords: single-parent family, factors affecting socialization of children from single-parent families, the problems of socialization of children from incomplete families, optimization of conditions of socialization of children in single-parent families.
Курагина Г.С., к.пед.н., доцент, РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, E-mail: Is_gala@mail.ru

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ ДЕТЕЙ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ
В статье рассмотрены факторы, влияющие на социализацию детей из неполных семей; проблемы социализации детей из неполных семей; условия, способствующие снижению риска воздействия на ребенка неблагоприятных факторов, связанных с неполнотой семьи

Ключевые слова: неполная семья, факторы, влияющие на социализацию детей из неполных семей, проблемы социализации детей из неполных семей, оптимизация условий социализации детей из неполных семей.


Настоящее время характеризуется очень высоким уровнем разводов (на 100 заключенных браков приходится 70 разводов), большим количеством внебрачных рождений и достаточно высоким уровнем смертности среди взрослых людей, находящихся еще в довольно молодом возрасте. Следствием этого – является образование неполных семей. Неполная семья – это нуклеарная семья, в которой отсутствует один из супругов и в которой дети находятся на иждивении и воспитании одного родителя[1]. По данным переписи населения 2010 года в России около 25 % от общего числа семей с несовершеннолетними детьми являлись неполными, иначе говоря, 7,5 млн. детей и подростков (в возрасте до 18 лет) воспитывались в неполных семьях: 6,7 млн. детей воспитывались матерями, 0,8 млн. – отцами[4]. Самая высокая доля детей, получающих воспитание в семьях без одного или обоих родителей, имеет место в Москве, где она составляет 34%, то есть больше трети от общего числа детей до 18 лет во всех семьях. Затем идут Санкт-Петербург и Чукотский автономный округ, где эта доля равна одной трети — 33% [10].

С точки зрения выполнения основных функций, в частности функций воспитания и социализации, неполная семья является семьей группы риска. Риск возникновения неблагополучия в такой семье обусловлен рядом отдельных или взятых в совокупности факторов. Наиболее значимые из них: низкий материальный уровень семьи, ее социально-бытовая и жилищная неустроенность, повышенная бытовая и психологическая нагрузка на одинокого родителя, высокий уровень его неудовлетворенности жизнью, недостаточность социальных контактов семьи, повышенный уровень семейной тревожности, ограниченность досуговой деятельности семьи, бедность коммуникативных контактов в семье, отсутствие примера для ребенка выполнения полоролевых функций одним из родителей.

Рассмотрим проблемы социализации детей из неполных семей, обусловленные данными факторами.

Слабая материальная обеспеченность неполных семей – одна из главных отличительных особенностей и проблем этой семейной группы. Сложное экономическое положение вынуждает одинокого родителя искать возможности приработка. Дополнительная работа предполагает большую занятость родителей, отчуждение их от детей, в связи с чем возникают сложности взаимоотношений в неполной семье. Дети здесь испытывают дефицит внимания со стороны родителя, отсутствие родительского контроля. В связи с высокой загруженностью на работе родители из неполных семей демонстрируют низкую активность в сотрудничестве со школой.

Последствием дефицита внимания со стороны родителей является нежелание ребёнка обращаться за советом к родителям. Исследования показывают, что дети из неполных семей в три раза чаще своих сверстников из полных предпочитают ни с кем не советоваться при принятии важных решений. Показателем низкого контроля одиноких родителей является их неосведомлённость о правонарушениях детей. Дети из семей с одним родителем в два раза чаще сверстников из полных семей признаются, что родители не знают о совершаемых ими асоциальных действиях. Детям из неполных семей свойственен высокий уровень социального одиночества, оно в 1,5 раза выше в этой группе детей по сравнению с аналогичной группой из полных семей. Подростковое одиночество психологами расценивается как возрастная особенность и означает переход подростка на новый уровень самосознания. Вместе с тем значимость сверстников и общения с ними становится приоритетным в этом возрасте. И поэтому более высокие предпочтения подростков из неполных семей, выбирающих одиночество как условие психологического комфорта, следует считать негативным следствием дефицита родительского внимания[3,9].

Следствием повышенной бытовой и психологической нагрузки на одинокого родителя в неполных семьях является высокая заболеваемость детей. По данным педиатров дети из неполных семей значительно чаще, чем дети из полных, подвержены острым и хроническим заболеваниям, протекающим в более тяжелой форме [3]. Это связано не столько с влиянием послеразводного стресса, но и с низкой медицинской активностью матери. Оказавшись одна, мать вынуждена заботиться о материальной стороне благополучия семьи в ущерб традиционно материнским обязанностям воспитания и укрепления здоровья детей. Медики также отмечают значимые различия в образе жизни неполной семьи по сравнению с полной. Так в неполных семьях статистически значима частота наличия вредных привычек (курение, употребление алкоголя), социально-бытовая и жилищная неустроенность, несоблюдение гигиенических норм жизни. Такие семьи реже обращаются к врачам в случае болезни детей, занимаются самолечением и т.п. [1].

Многочисленные данные, полученные исследователями за последние полвека, свидетельствуют о том, что воспитание ребенка в неполной семье оказывает негативное влияние на становление его личности. Последствиями развода являются гнев на родителей, опасения и фобии, повышенная тревожность, нарушения идентификации, одиночество, обострение или возникновение психосоматических нарушений[4;6;7]. Как показали данные, полученные в разное время отечественными и западными специалистами у детей, выросших в неполных семьях, впоследствии, чаще, чем у детей из полных семей возникают нервные и психические расстройства. А.И. Захаров пишет о том, что в школьном возрасте нервность в целом преобладает в неполных семьях. Например, у подростков из неполных семей часто встречаются патохарактерологические и поведенческие нарушения; при неврозах у детей развод у родителей происходит достоверно чаще; у подростков из неполных семей меньше сила «я», большая эмоциональная нестабильность и личностная незрелость, повышена эмоциональная чувствительность, они более пассивны, робки, пугливы, нерешительны [5]. Э.Г. Эйдемиллер отмечает, что воспитание детей в неполной семье приводит к формированию дефектного типа личности: реакции эмансипации (стремление к ранней самостоятельности, что проявляется в мелком хулиганстве, избиении младших), реакции группирования со сверстниками (стремление к референтной группе асоциальных подростков, мелкий криминал), реакции, связанные с проявлением сексуального чувства (формирование сексуальных перверзий) [12]. У детей из неполных семей часто возникает целый набор трудностей и психологического характера. По мнению И.С.Кона дети, выросшие без отца, часто имеют пониженный уровень притязаний, у них выше уровень тревожности, чаще встречаются невротические симптомы, мальчики с трудом общаются со сверстниками, хуже усваивают истинно мужские роли, но гипертрофируют некоторые мужские черты: грубость, драчливость. Часто ребенок начинает бунтовать против крайней зависимости от матери, либо вырастает пассивным, вялым, физически слабым [9].

Дети из неполных семей испытывают в дальнейшем серьезные затруднения полоролевой идентификации. Так, у мальчиков, оставшихся без отца в возрасте до 5 лет, наблюдаются большая психологическая зависимость от окружающих, пониженный уровень самоконтроля и импульсивность, игнорирование мужских видов деятельности. Эти особенности проявляются уже в младшем школьном и подростковом возрасте и часто становятся причиной отклоняющегося поведения. У девочек в подростковый период наблюдаются сложности в сфере гетеросексуальных отношений, а повзрослев, они испытывают трудности в установлении взаимоотношений с мужчинами и построении счастливой семьи. [2, с. 29].

В ряде публикаций отмечаются снижение познавательных установок у детей развода, низкая школьная успеваемость. Существует также устойчивая точка зрения о слабо развитом стремлении к достижению значимых жизненных целей у детей, испытавших развод родителей. Исследования показывают, что более чем у трети подростков и молодых людей в течение 10 лет после развода родителей «нет или почти нет никаких стремлений. Они плывут по течению, не ставя перед собой никаких жизненных ценностей... и испытывая беспомощность» [3]. На этапе выбора профессии дети из неполных семей проявляют больший практический расчет и меньше романтических порывов, чем дети из полных семей. Свидетельством тому могут служить их более высокие требования к оплате труда, гарантиям от безработицы, ее экологической безопасности. Наблюдается более значимый интерес детей разведенных родителей к престижу выбираемой профессии, который, вероятнее всего, связан с развитым у них комплексом неполной семьи и потребностью компенсации уязвленного в детстве самолюбия [3;6].

Вместе с тем следует отметить более высокую самостоятельность и активность этих детей в решении домашних дел. Так, например, дети из неполной семьи чаще участвуют в принятии важных семейных решений, чаще своих сверстников из полной семьи помогают родителям в домашнем хозяйстве: приготовлении еды, починке приборов, покупке продуктов.

Итак, выполнение социализирующей функции в неполной семье имеет особенности, которые определяются особенностями её образа жизни. Воспитание ребенка в неполной семье оказывает негативное влияние на развитие и воспитание детей, становление их личности, повышает риск возникновения соматических заболеваний и социальной дезадаптации. У них отмечается снижение познавательных установок, низкая школьная успеваемость и слабая выраженность стремления к достижениям, они значительно труднее проходят период социальной адаптации и интеграции в общество, чем дети из полных семей.

Таким образом, очевидно, что неполная семья нуждается в совершенствовании мер оказания ей социальной помощи. Наряду с удовлетворением витальных потребностей неполной семьи, связанных с улучшением ее финансово-материального благосостояния и улучшения жилищно-бытовых условий, огромное значение имеет развитие и совершенствование социально-психологического и социально-педагогического направлений работы с такой семьей. Работа специалистов должна быть направлена на расширение социальных связей неполной семьи, обеспечение разнообразия и полноты ее социокультурного окружения, своевременное повышение уровня педагогической просвещенности родителей, получение членами семьи психологической и педагогической помощи, обеспечение помощи одиноким родителям по присмотру за детьми и организации их свободного времени.

Особенно актуальным является развитие посреднической деятельности специалистов социальных служб, направленной на создание условий для конструктивного взаимодействия родителей в процессе согласования их позиций в воспитания ребенка и сохранение социализирующего влияния на него второго родителя в разведенных семьях. Надо учитывать тот факт, что в общественном сознании разведенных родителей уже присутствует понимание настоятельности мер «сглаживания» негативных последствий разводов, как для детей, так и для бывших супругов. Так результаты исследования Михеевой А.Р. свидетельствуют, что к родительскому взаимодействии после развода положительно и скорее положительно отнеслись бы 45% мужчин и 46% женщин; кроме того, согласны и скорее согласны с тем, что после развода отцы должны иметь право воспитывать своих детей 93 % мужчин и 90 % женщин[9]. Вместе с тем, эффективных механизмов, поддерживающих и сопровождающих сотрудничество родителей в послеразводный период на сегодняшний день не разработано.

Очевидно, что реализация данных направлений работы с неполной семьей возможна при условии налаженной системы взаимодействия одиноких родителей и служб социальной помощи, а также наличии эффективных программ и технологий помощи такой семье.



Библиографический список:

  1. Балыгин М.М. Образ жизни семьи и здоровья детей раннего возраста // Здравоохранение РФ. – 2001. - № 3.

  2. Ган М.П., Черепанова Э.М. Я сама: В помощь неполной семье. – М., 2002.

  3. Дементьева И.Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Социс. - 2001. - №11.

  4. Дети в неполных семьях / http://www.kaig.ru/broken.pdf.

  5. Захаров А.И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. - М., 2008.

  6. Зуев К.Б. Психологические особенности подростков из неполных семей //Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 324

  7. Иванченко В. А. Внешние и внутренние детерминанты процесса социализации подростков из неполных семей : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. пед. наук. - Ярославль, 2012.

  8. Кон И. Современное отцовство: мифы и проблемы // Семья и школа. - 2003. - №4. - С. 17 – 20.

  9. Михеева А.Р. Риски безнадзорности в современной России //Материалы научно-практической Интернет-конференции «Экономика России и Сибири: прошлое, настоящее, будущее» [Электронный ресурс]. - Новосибирск, 2008. - Режим доступа: http://econom.nsc.ru/conf08/info/Doklad/Miheeva.doc

  10. Синельников А.Б. Типы семей и демографическая политика в России //Демографические исследования. - 2010. - №4 - Режим доступа: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=5&idArt=418

  11. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи. - М., 2000

УДК


Lutaeva D.A., Fiodorova G.G.  SOCIAL WOK ON PREVENTION OF OFFENCES AMONG TEENAGERS WITH DEVIATY BEHAVIOR IN CONDITIONS OF ADOLESCENTS AND YOUTH CLUB. In article describes the experience of social work on prevention of offence among teenagers with deviaty behavior in conditions of adolescents and youth club.

Keywords: social work, prevention of offence, deviant behavior, teenagers, adolescents and youth club.
Лутаева Д.А., педагог-организатор подростково-молодежного клуба «Ракета» Кировского района Санкт-Петербурга, E-mail: raketa-k@yandex.ru

Федорова Г.Г., кандидат педагогических наук, доцент кафедры социальной педагогики психолого-педагогического факультета РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, E-mail: gala.fiodorova@yandex.ru
СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

СРЕДИ ПОДРОСТКОВ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В УСЛОВИЯХ

ПОДРОСТКОВО-МОЛОДЕЖНОГО КЛУБА
В статье рассматривается опыт социальной работы по профилактике правонарушений среди подростков с девиантным поведением в условиях подростково-молодежного клуба.

Ключевые слова: социальная работа, профилактика правонарушений, девиантное поведение, подростки, подростково-молодежный клуб.

Важнейшей проблемой современной педагогики остается коррекция девиантного поведения подростков и склонности молодежи к правонарушениям. Уровень подростковой преступности растет, что в значительной мере предопределяет будущую криминогенную ситуацию в России. По-прежнему многие подростки не успевают в учебе, употребляют алкоголь и наркотики, совершают уголовные проступки и уголовные преступления. Этот факт заставляет задуматься о проблеме организации досуга молодых людей. От того, чем занимается подросток в свободное время, от того, какой вид досуговой деятельности он выбирает, зависит дальнейшее формирование его личностных качеств, потребностей, ценностных ориентаций, мировоззренческих установок. А значит, организация досуга подростков предопределяет их будущее положение в обществе. С девиантными подростками ведется работа общеобразовательными, культурно-досуговыми учреждениями, а также социальными реабилитационными центрами. Однако данные по уголовным преступлениям, совершенными подростками, показывают, что эта работа ведется не в полной мере, и не всегда дает положительный результат. В советские времена существовала система профилактической работы с подростками, которая была практически разрушена в годы перестройки (комсомол и пионерская организация перестали существовать, закрыты пионерские лагеря, значительно сократилось количество подростковых клубов). В настоящее время существует явный недостаток детских фильмов, теле и радиопередач, направленных на формирование подростка как личности.

Одним из условий повышения эффективности воспитательной работы является деятельность, в задачи которой входит формирование устойчивой толерантности подростка по отношению к закону и правопорядку, формирования в нем осознанного выбора законопослушного образа жизни. Такая работа предполагает особый арсенал средств и методов педагогического воздействия на подростков с девиантным поведением. А именно такими средствами обладает культурно-досуговая деятельность.

Необходимость изучения и применения опыта социальной работы, направленного на профилактику правонарушений среди подростков с девиантным поведением, предопределила тему данной статьи.

В отличие от многих городов России, в Санкт-Петербурге сохранилась сеть подростково-молодёжных клубов (ПМК). Поскольку объектом деятельности ПМК являются именно подростки, мы можем рассматривать такие клубы как субъекты профилактической деятельности. На базе подростково-молодежного клуба можно и нужно вести социальную работу по профилактике правонарушений среди подростков с девиантным поведением.

Базой нашего исследования является подростково-молодежный клуб "Ракета" Кировского района Санкт-Петербурга, один из восемнадцати клубов, входящих в состав Санкт-Петербургского Государственного бюджетного учреждения "Подростково-молодежный центр "Кировский". Клуб занимает двухэтажное помещение в типовом торговом центре. В состав клуба входят спортивный зал, оборудованный для занятий гимнастикой и акробатикой, тренажерные залы, театральный зал, который так же используется для занятий хореографией, а также помещения для различных кружковых занятий. В клубе работают следующие кружки и спортивные секции: спортивная гимнастика, художественная гимнастика, паркур, силовая подготовка (workout), акробатика, тренажерный зал, студия современного танца, йога, подготовка к школе, гитарный ансамбль, студия эстрадного вокала, студия декоративно-прикладного искусства, журналистика, студия творческого развития. На сегодняшний день клуб посещают более пятисот подростков, 51 из которых стоят на учете у социального педагога клуба как дети «группы риска». Этим ребятам присущи проявления различных форм девиантного поведения. Многие из этих подростков склонны к совершению правонарушений и состоят на учете в комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) за совершение мелких правонарушений. Это подростки из многодетных и малообеспеченных семей, подростки, стоящие на учете в КДН, безнадзорные дети, инвалиды и др.

Нужно отметить, что среди этих подростков нет тех, кто уже совершил тяжкие уголовные преступления. Областью деятельности ПМК является первичная и, частично, вторичная профилактика. Однако среди этих ребят все имеют опыт употребления алкоголя, 82 процента – курят, некоторые пробовали наркотики и другие психоактивные вещества. 73 процента из этих подростков – выходцы из неблагополучных семей (один или оба родителя злоупотребляют алкоголем, семья находится за порогом бедности и др.). Многие из этих ребят не успевают в учебе, прогуливают занятия, в отношениях со сверстниками проявляют агрессию, что зачастую в дальнейшем может привести к совершению уголовных преступлений. Поэтому с данной группой подростков особенно важно вовремя провести цикл мероприятий, направленных на профилактику правонарушений.

Анализ журналов кружковой работы показал, что наибольшим успехом у данной группы подростков пользуются активные виды деятельности, такие как спортивная гимнастика, паркур, акробатика, студия современного танца, тренажерный зал и занятия по силовой подготовке (workout).

Целью нашей работы является обобщение опыта социальной работы по профилактике правонарушений среди подростков с девиантным поведением на базе ПМК.

Для проведения исследования мы выбрали группу из 25 ребят в возрасте от 12 - до 16 лет, стоящих на учете в КДН за совершение мелких правонарушений. Из них: 19 юношей и 6 девушек. С каждым подростком из исследуемой группы была проведена первичная беседа. Как выяснилось, большинство ребят из исследуемой группы ранее не посещали спортивные секции или творческие кружки и не имели конкретных досуговых предпочтений.

Для работы с этой группой подростков мы спланировали цикл мероприятий, направленных на профилактику правонарушений и организовали клуб свободного общения. Посещая этот клуб, подросток имел возможность пообщаться с друзьями и педагогами, поиграть в настольный теннис или игровую приставку, а также стать участником различных игр и тренингов, проводимых педагогами клуба. Так же ребятам было предложено свободно выбрать любые кружки и секции в ПМК «Ракета» и других клубах Кировского района с тем, чтобы выбрать занятие по душе. Подростки начали посещать такие занятия как паркур, тренажерный зал, современный танец, гитара, студия эстрадного вокала и т.д. Все виды деятельности, в которые были включены подростки, отвечали следующим принципам:


  • Были направлены на развитие подростка как личности. Давали установку на здоровый образ жизни, дисциплину и саморазвитие.

  • Соответствовали возможностям и индивидуальным потребностям подростков.

  • Давали возможность самоутверждения личности.

  • Были достаточно популярными и интересными для современного подростка.

Для того, чтобы сформировать команду из исследуемых подростков, развить навыки общения в коллективе, повысить мотивацию на совместную досуговую деятельность, на базе клуба свободного общения был проведен коммуникативный тренинг по программе «Дискавери» (Автор: Джин Берубе). Для повышения ответственности за собственное поведение, развития самосознания, саморегуляции и способности к планированию поступков, с подростками был также проведен тренинг по профилактике асоциального поведения с основами правовых знаний (Автор: Г. И. Макартычева). С целью развития и поддержания инициативы в подростках с ребятами, посещающими клуб свободного общения, мы провели мозговой штурм, в ходе которого придумали коллективное творческое дело, которое мы могли бы провести совместными усилиями. В ходе работы нашего клуба свободного общения мы выявили, что ребята слушают различную музыку и тяготеют к разным направлениям танцевальной культуры. На мозговом штурме подростками было предложено создать три различных танцевальных группы (брейк-данс, RNB, тектоник) и устроить танцевальную битву между ними. Назвали мы наше КТД «3Х3».

В ходе занятий с подростками на протяжении шести месяцев мы наблюдали за ними и констатировали изменения, происходящие в ребятах. В качестве своеобразного теста мы применили анкету-опросник Басса-Дарки (Buss-Durkey Inventory). Опросник разработан учеными А. Бассом и А. Дарки в 1957 г. и предназначен для диагностики агрессивных и враждебных реакций, которые зачастую ведут к совершению правонарушений подростками. Опрос проводился трижды: в начале, в середине и в конце исследования. Рассмотрим полученные данные:




На графике видно, что все виды агрессии, проявляемые подростками, заметно снизились за прошедший период.

Наблюдение так же показало, что ребята изменились не только внутренне, но даже внешне. Четверо подростков за время посещения клуба бросили курить, некоторые подростки начали уделять большое внимание вопросам гигиены, всегда приходят в клуб опрятными, с чисто вымытыми волосами. Большинство ребят из исследуемой группы перестали пропускать уроки в школе, улучшили свою успеваемость. Девятнадцать ребят из двадцати пяти сняты с учета в КДН как исправившие свое поведение. За время нашей общей работы произошли качественные изменения в социализации подростков. На сегодняшний день двадцать три подростка из исследуемой группы вовлечены в досуговую деятельность, альтернативную совершению правонарушений и стабильно посещают спортивные и творческие занятия.

Таким образом, проведенная нами работа показала эффективность профилактической работы с подростками на базе подростково-молодежных клубов. Ребята за полгода повзрослели, приобрели новых друзей, нашли в подростково-молодежном клубе занятия по душе. У данной группы подростков существенно снизились проявления агрессии, выросла мотивация на здоровый образ жизни, законопослушность и успешное будущее. Ребята стали предпочитать в свободное время заниматься спортом и творчеством, что на наш взгляд меняет качество их жизни и дает возможность надеяться на то, что в будущем они станут законопослушными гражданами.



Библиографический список:

1. Макартычева Г.И. Тренинг для подростков: профилактика асоциального поведения. - СПб.: Речь, 2008.

2. Педагогические технологии: вопросы теории и практики внедрения. Справочник для студентов/авт.-сост. А.В. Виневская; под ред. И.А. Стеценко. – Ростов н/Д: Феникс, 2014. – 253 с.

3. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Теоретические, практические и методологические основы альтернативной употреблению наркотиков активности несовершеннолетних и молодежи. - М.,2007.-158 с.

УДК 159.923.5

Ikonnikova G. Yu. THE CHILD PARENTAL RELATIONS IN THE CONDITIONS OF FAMILY EDUCATION. In article are considered interpersonal the relations of children with adults and contemporaries bringing up in a family and not visiting preschool institutions. Relationship with adults acts as the major factor influencing formation of the child as persons. These relations significantly differ from other interpersonal relations, lay the foundation of the developing personality and in many respects define her further life, influencing future parental roles.

Keywords: interpersonal the relations of children, relationship with adults, formation of the child as persons.
Иконникова Г.Ю., к.пс.н., доцент кафедры методов психологического познания Российского педагогического университета им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, E-mail: ikonnikova@inbox.ru
ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ

СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ
В статье рассмотрены межличностные отношений детей, воспитывающихся в семье и не посещающих детские дошкольные учреждения с взрослыми и сверстниками. Взаимоотношения с взрослыми выступают важнейшим фактором, влияющим на становление ребенка как личности. Именно в общении с взрослыми дети усваивают социальные нормы и ценностные ориентации, «присваивают общественно-исторический опыт.

Ключевые слова: межличностные отношений детей, взаимоотношения с взрослыми, становление ребенка как личности.
В Законе РФ «Об образовании» говорится, что «родители являются первыми педагогами и обязаны заложить в ребенке основы физического, психического и интеллектуального развития личности в раннем детском возрасте». Взаимоотношения с взрослыми выступают важнейшим фактором, влияющим на становление ребенка как личности. Именно в общении с взрослыми дети усваивают социальные нормы и ценностные ориентации, «присваивают общественно-исторический опыт» (Л.С. Выготский, Л. И. Божович, А.И. Леонтьев, Д.Б. Эльконин). Отношения проявляются в контексте взаимодействия (В.Н. Мясищев, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов, Н.В. Гришина, Е.В. Цуканова). Социально-психологические отношения носят характер взаимности, и, хотя взаимодействия и отношения не сводимы друг к другу, теоретический и эмпирический анализ их может протекать только в неразрывном единстве и с учетом взаимовлияния одного на другое (В.Н. Панферов). Отношение может быть и источником взаимодействия и его продуктом.

Особый вид межличностных отношений составляют детско-родительские отношения. Эти отношения существенно отличаются от других межличностных отношений, закладывают основы развивающейся личности и во многом определяют ее дальнейшую жизнь, влияя на будущие родительские роли [Афанасьев, Иконникова, 2013, с. 107].

На основе анализа отечественной теории отношений (Л.И.Божович, А.Ф.Лазурский, В.Н.Мясищев, К.К.Платонов, С.Л.Рубинштейн) понятие «детско-родительские отношения» определяется как процесс и результат индивидуального отражения семейных связей, опосредующие внутреннюю и внешнюю активность родителей и детей в их совместной деятельности [Там же с. 107].

В зарубежной психологии можно выделить несколько основных подходов к рассмотрению детско-родительских отношений: 1) подходы, рассматривающие ребенка как центра анализа родительских отношений; 2) подходы, определяющие влияние личностных качеств родителя на формирование личности ребенка; 3) теоретические концепции, понимающие семью, как единую социально-психологическую систему.

В настоящее время многие родители из - за отсутствия средств или мест в детских дошкольных учреждениях вынуждены воспитывать ребенка в домашних условиях, тем самым лишая его общения со сверстниками. Отсутствие у дошкольников опыта взаимодействия в организованной группе не даёт им возможность пройти все стадии формирования межличностных отношений от первого знакомства до формирования стабильных устойчивых отношений сотрудничества и взаимодействия, которые являются подготовительным этапом для развития навыков общения со сверстниками на следующих ступенях образовательной среды, а также вне её. И наоборот, есть обеспеченные родители, не удовлетворенные качеством услуг существующих дошкольных учреждений, которые имеют возможность прибегнуть к помощи «домашних воспитателей», частных дошкольных учреждений. Воспитываясь в таких условиях, дети с детских лет начинают чувствовать собственное превосходство над другими, не имеющее ничего общего с чувством собственного достоинства или развитием индивидуальности [Иконникова Г.Ю., 2012. – 119 с.].

Таким образом, актуальность проблемы детско-родительских отношений остается неизменно острой на протяжении всего развития психологической науки и практики.

Мы провели психологическое исследование с целью выявления межличностных отношений детей с взрослыми и сверстниками. В качестве объекта исследования были выбраны дети старшего дошкольного возраста (6-7 лет), живущие в полных семьях, не посещающие детские дошкольные учреждения г. Санкт-Петербурга: 30 человек, из них 15 мальчиков и 15 девочек. Дети посещали подготовительную группу при школе. Предметом исследования стали межличностные отношения детей старшего дошкольного возраста в условиях семейного воспитания. Основная гипотеза исследования: существует специфика развития межличностных отношений детей и родителей в условиях семейного воспитания.

В соответствии с задачей исследования, детско-родительские отношения исследовались по методике Р. Жиля, рисунку семьи и тесту Варги - Столина. Первые две методики позволили оценить отношения со стороны детей, а последняя методика – со стороны родителей.

Из методики Р. Жиля, предназначенной для выявления конкретно-личностных отношений ребенка с родителями, брались во внимание картинки трех шкал: отношение к матери; отношение к отцу; отношение к матери и отцу вместе, воспринимаемыми ребенком как родительская чета («родители»). Анализ результатов показал, что дети ценили присутствие родителей, эмоциональный контакт с родителями присутствовал у всех детей данной выборки. Это говорит о высоком доверии родителям, стремлении к общению с ними. Вероятно, дети чувствуют себя более уверенно и защищено в обществе родителей, так как формы общения с родителями носят более позитивный характер и доставляют детям больше удовольствия. Возможно, родители чаще уступают детям, хвалят их, чего не делают сверстники. Можно предположить, что дети, не посещающие детские сады, предпочитают позитивные формы общения, направленные на принятие и сотрудничество, но сами не обладают навыками таких форм взаимодействия со сверстниками.

Далее в исследовании мы использовали методику Варги-Столина для выявления особенности родительского отношения. Под родительским отношением в данном случае понимается система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребенка, его поступков. Исследование детско-родительских отношений с позиции родителей (матерей) показало, что наиболее типичным стилем материнского отношения, как к мальчикам, так и к девочкам является кооперация как заинтересованное, сочувственное внимание к ребенку и доверие к нему. Особенности отношения со стороны матери не дифференцируются в зависимости от пола ребенка. Далее следуют с примерно одинаковой частотой показатель «симбиоз». Можно предположить, что родители ощущают себя с ребенком единым целым и стремятся оградить его от трудностей. А вот показатель «авторитарная гиперсоциализация» выражается в высокой требовательности к ребенку со стороны родителей. А вот наименьший показатель «маленький неудачник» был, ожидаем нами как результат признания социальной несостоятельности ребенка и недоверие к нему.

И в завершении представим результаты диагностики детско-родительских отношений по проективному методу «Рисунок семьи». Как известно, рисунок является вспомогательным методом диагностики различных сторон развития ребёнка и позволяет более глубоко изучить особенности его эмоционального и когнитивного отношения к изображаемым им в процессе рисования сторонам действительности: к себе, к людям, событиям, явлениям и т.д. Рисунок – является более детализированным и позволяет выявить внутрисемейные отношения и эмоциональные проблемы у ребенка в семье.

По окончании рисования мы просили детей как можно подробнее рассказать нам о том, что изображено на каждом рисунке. В результате были выявлены интегральные характеристики детско-родительских отношений, которые отражаются на невербальном уровне (т.е. в рисунке). Это внутрисемейное единение, значимость и близость отца и матери.

Итак, у мальчиков выше оказались показатели близости с отцом (как полюса дистанции) и внутрисемейной близости. Интересен тот факт, что показатели порядка рисования отца имеют самые маленькие значения, как у девочек, так и показатели порядка рисования матери у мальчиков. Очевидно, что самым важным человеком является мама, а лишь потом дети осознают важность отца. У девочек довольно высокими оказались показатели внутрисемейной дистанции, на их рисунках всегда присутствовал отец и мама. В связи с этим, представлялось целесообразным рассмотрение особенностей проявления детско-родительских отношений отдельно у мальчиков и девочек.

Взрослые люди иногда не подозревают о той широкой гамме чувств и отношений, которую переживают их дети и, естественно, не придают особого значения детским дружбам, ссорам и обидам. Между тем, опыт первых отношений со сверстниками является тем фундаментом, на котором строится дальнейшее развитие личности. Этот первый опыт во многом определяет характер отношения человека к себе, к другим, к миру в целом. Далеко не всегда этот опыт складывается удачно. У многих детей уже в дошкольном возрасте складывается и закрепляется негативное отношение к другим, которое может иметь весьма печальные отдалённые последствия. Вовремя определить проблемные формы межличностных отношений и помочь ребёнку преодолеть их - важная задача педагога и психолога.



Библиографический список:

  1. Афанасьев М.А., Иконникова Г.Ю. Психологическая помощь детям в условиях семейного воспитания. Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования и науки: Сборник материалов II Всероссийского студенческого научно-практической конференции. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена 2013.-211 с.

  2. Иконникова Г.Ю. Особенности эмоциональной сферы детей дошкольного возраста. Комплексная психологическая помощь в образовании: Материалы международной научно – практической конференции, 17 декабря 2012 года. – СПб.: Изд-во РГПУ ИМ. А.И. Герцена, 2012. – 119 с.

УДК


Koshkina V.S., Solovyova C. HARNESSING THE POWER OF SOCIAL ENGINEERING WITH THE ASOCIAL CHILDREN. The article deals with the use of technology in the work of the project with asocial. The design allows you to create an environment in which students of the rehabilitation centre with her parents (guardians), with the participation of volunteer students are teaming up for an interesting joint Affairs.

Keywords: social engineering, asocial behaviour, success, work, volunteers.
Кошкина В.С., доцент кафедры социальной педагогики, кандидат педагогических наук, Соловьева К., студентка четвертого курса РГПУ им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СОЦИАЛЬНОГО

ПРОЕКТИРОВАНИЯ В РАБОТЕ С АСОЦИАЛЬНЫМИ ДЕТЬМИ
В статье рассматриваются возможности использования проектных технологий в работе с асоциальными подростками. Проектирование позволяет создать условия, в которых воспитанники реабилитационного центра вместе с родителями (опекунами) при участии студентов-волонтеров объединяются для проведения интересных совместных дел.

Ключевые слова: социальное проектирование, асоциальное поведение, ситуация успеха, совместная деятельность, волонтеры.
Еще не так давно об асоциальном поведении младших школьников и школьников среднего звена не было и речи. Обычные шалости, школьные нарушения не представляли никакой социальной опасности. Но с тех пор, как в школы и даже детские сады стали вызывать милицию, стало понятно, что общество столкнулось с новой проблемой - асоциальным поведением детей. 

К асоциальным отклонениям в поведении несовершеннолетних относятся негативные проявления как грубость, нечестность, лень, сквернословие, неуважение к старшим, воровство, хулиганство, бродяжничество, курение, употребление алкоголя, наркотиков.

Чаще всего они проявляются в комплексе, и тогда несовершеннолетнего называют трудным, а потом асоциальным. Асоциальный - значит, почти граничащий с антисоциальным. Схема движения от трудного к асоциальному примерно такая: сначала появляются отдельные искажения в поведении, затем - «шатающаяся» ориентация, которая может перейти в отрицательную, и, наконец, может сформироваться устойчивая антиобщественная направленность личности. Проявляется асоциальное поведение в широких пределах - от легких, незначительных нарушений правил поведения до противоправных действий, вызванных глубокой моральной запущенностью.

Трудный ребенок тот, кому трудно. Именно так надо понимать то, что с ним происходит. Трудный он не только для взрослых, но в первую очередь для себя. Трудный ребенок - страждущий, мечущийся в поисках тепла и ласки, обездоленный и почти обреченный. Он это чувствует. Все трудные дети, как правило, не имели доброжелательного, заботливого окружения ни в семье, ни в школе. Вначале трудности с адаптацией, недостаток способностей, а потом нежелание учиться привело этих детей к неорганизованности, нарушениям дисциплины. 

Ребенок становится трудным, когда происходит совпадение, наложение отрицательных внешних влияний (аморальное поведение взрослых, дурное влияние улицы, компании правонарушителей), неудач в школе и педагогических ошибок учителей, отрицательного влияния семейного быта и внутрисемейных отношений.

Иными словами, ребенок выпадает из сферы воспитания сразу во многих звеньях и находится в зоне активных отрицательных влияний.

Учитывая вышесказанное, мы провели исследование на базе реабилитационного центра для несовершеннолетних «Теплый дом» Кировского района Ленинградской области и пришли к выводу о необходимости разработки социально-педагогического проекта «Мы вместе», целью которого было создание условий, в которых дети и родители из асоциальных семей могли бы лучше узнать и понять друг друга, найти общие интересы. Свое согласие принять участие в разработке и реализации проекта выразили 6 воспитанников и их родители (опекуны). На подготовительном этапе были проведены встречи специалистов центра, родителей (опекунов) и воспитанников, на которых обсуждался будущий проект. Исследовательский этап был посвящен индивидуальной работе с каждой семьей и отдельно с детьми и их родителями (опекунами) по отобранным методикам. Третий творческий этап был посвящен совместной разработке проекта «Мы вместе» и его реализации. На этом этапе мы подготовили и провели вместе с детьми и их родителями (опекунами) несколько интересных мероприятий. Среди которых особенно запомнился и детям, и родителям новогодний праздник.

Наше исследование показало, что родители сначала очень неохотно идут на контакт со специалистами центра, студентами, ссылаясь на нехватку времени, работу, самочувствие. Воспитанники тоже сначала стеснялись, неуверенно держались, но когда началась совместная работа, ребята быстро увлекались тем, что происходило с их помощью, видели результаты своих трудов, интерес окружающих. Были открыты новые таланты как среди детей, так и их родителей. Проект завершился общей встречей, на которой каждый участник высказал свое мнение о том, что было интересно, что особенно запомнилось и понравилось. Все единодушно высказались о продолжении начатой работы. Очень важно, что каждый воспитанник ощутил ситуацию успеха, понял, что он может быть интересен для других. Изменились к лучшему и отношения в семьях. Понимая, что первый успех должен закрепляться в новых интересных делах, подготовленных совместно детьми, их родителями, мы продолжаем начатую работу с помощью специалистов центра, расширяем круг участников, вовлекая в работу студентов-волонтеров.

Библиографический список:

Ганишина И.С. Неблагополучная семья и девиантное поведение несовершеннолетних: Учебное пособие. Воронеж: Издательство «МОДЭК», 2009

Карцева Л. В. Психология и педагогика социальной работы с семьей: Учебное пособие— М.: «Дашков и К°», 2012
УДК 061.213(470) 37.018.7

Savchenko A.P., Vohminova L.V. Children and adolescents as object and subject SOCIAL EDUCATION. In article considers the development of the child as a quality change, leading to his becoming subject to the implementation of social education, the development of existing and creation of new social experience - subjective, shows the differences between the subject-object and subject-subject approach.

Keywords: specific value of social education, subject-object, subject-subject position of the child, the environmental conditions, the problems of social education.
Савченко А.П., к.п.н., доцент кафедры педагогики начального образования и социальной педагогики института педагогики и психологии ФГАОУ ВПО «Северный Арктический федеральный университет имени М.В. Ломоносова» (САФУ), г. Архангельск, E-mail: alla.sav72@mail.ru; Вохминова Л.В., к.п.н., доцент кафедры педагогики начального образования и социальной педагогики института педагогики и психологии ФГАОУ ВПО «Северный Арктический федеральный университет имени М.В. Ломоносова» (САФУ), г. Архангельск
Дети и подростки как объекты и субъекты

социального воспитания
В статье рассматривается развитие личности ребенка как качественное изменение, ведущее к его становлению субъектом в процессе реализации социального воспитания, освоения имеющегося и создания нового социального опыта – субъективного; показаны различия между субъект-объектным и субъект-субъектным подходами.

1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   51


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница