Особенности национального менталитета в русских и английских пословицах



Дата22.04.2016
Размер67,5 Kb.
О.М. Казакова

Особенности национального менталитета

в русских и английских пословицах
Пожалуй, нигде так не проявляется менталитет народа, как в пословицах. Пословицы – это многовековая народная мудрость, отраженный в емкой языковой форме опыт многих и многих поколений. При реконструкции особенностей менталитета на основе данных пословичного фонда выделяются самые общие черты менталитета данной языковой общности, так как пословицы существуют длительное время (несколько веков), имеют разную частоту использования в современном языке и позволяют выявить константные черты менталитета в течение продолжительного временного отрезка.

Пословичная картина мира (ПКМ) является частью языковой картины мира (ЯКМ). Если ЯКМ – это мировидение, закрепленное в языке, то пословичная картина мира – это мировидение, которое мы обнаруживаем при анализе пословиц определенного языка. Понятие «пословичная картина мира» обосновывается в работах доктора филологических наук Е.В. Ивановой [1,2], на результаты ее исследования во многом основаны рассуждения и выводы данной статьи. Материалом исследования послужили пословичные фонды русского и английского языков, дошедшие до настоящего времени в авторитетных сборниках пословиц.

Надо отметить, что пословицы рассматриваются как богатый источник информации о мире не только лингвистами. Так, историк Л.Н. Пушкарев реконструирует духовный мир крестьянина 17-18 вв. исключительно на основе анализа пословиц. Еще В.И.Даль употреблял слово «картина», говоря о представлениях и образах, которые возникают в сознании при чтении пословиц. В пословицах отражены представления о пространстве и времени, о ритме жизни, о семье и доме, о труде и многие другие составляющие картины мира.

При реконструкции пословичных картин мира следует учесть тот факт, что они «отражают, наряду с вневременными, универсальными для любой эпохи, в значительной степени архаичные взгляды, пережиточные представления о мире» [1, с.54]. Устаревшие пословицы относятся к периферии пословичной картины мира, т.к. они, выражая устаревшее знание о мире, все же могут отражать неизменившиеся со временем особенности национального менталитета.

Паремиология – раздел языкознания, изучающий пословицы – существует еще со времен исследований В.И. Даля. В последнее время в лингвистике популярна компаративистика, т.е. сравнение разных языков, которое позволяет увидеть национальную специфику более ясно. Посмотрим, какие выводы о специфике русского и английского менталитетов можно получить, анализируя результаты сравнения пословиц английского и русского языков.

Английская и русская пословичная концептуализация мира характеризуется значительным сходством – в ПКМ обоих языков содержится в значительной степени одинаковое знание об одних и тех же сторонах действительности.

Но, как в любом сравнении, нас больше будут интересовать выявленные различия:

В русских пословицах проявляется в основном крестьянский менталитет. Большинство русских пословиц имеют народное происхождение, они связаны с устными фольклорными формами, например, со сказками. Большое влияние оказал «Домострой», афоризмы и басни. Исконные английские пословицы также возникают в крестьянской среде, но с развитием городов, возникновением новых социальных слоев появляются английские пословицы, отражающие менталитет купцов и деловых людей (Punctuality is the soul of business. – букв. «Пунктуальность – душа бизнеса»). Отмечается огромное влияние латинских изречений на английские пословицы, которые как бы «прошли» через сознание образованного человека, который создал их, переведя с латыни на английский.

Отличия характеристик пространства в английской и русской пословичных картинах мира обусловлены, во многом, природно-географическими факторами. Из пространственных характеристик в английских пословицах самый частотный компонент – это sea «море» (11 пословиц из пословичного фонда, исследованного Е.В. Ивановой), ему сопутствуют sail «парус», ship «корабль», shipwreck «кораблекрушение», tide «прилив», storm и др. В целом же для английских пословиц характерна сравнительная скудость характеристик особенностей ландшафта. Русская пословичная картина мира в этом смысле гораздо богаче. Здесь на первый план выходит концепт «лес» (70 пословиц), получая в пословицах разнообразное и детальное описание, на второе – концепт «море» (50 пословиц), далее следуют «поле», «гора» и «болото». Такое членение русского пословичного пространства не случайно: по данным лингвистики и археологии, «ландшафтная зона славянской прародины – лиственные леса Центральной и Восточной Европы с их реками, поймами, болотами» [6, с. 12].

Интересны и различия фрагментов русской и английской пословичных картин мира (ПКМ), касающиеся времени. Выявляется много общих черт, обусловленных общим европейским, или даже индоевропейским происхождением. Например, идея о переменчивости времени: ср. англ. After a storm comes a calm. – «После шторма приходит затишье». The darkest hour is that before the dawn. – «Самый темный час – тот, что перед рассветом». Русск. Всякое время переходчиво. Всему бывает перемена. Ныне полковник, завтра покойник.

В группе английских пословиц о времени присутствует подтекст, что нужное время можно упустить («proper time may pass»). В английских пословицах чаще, чем в русских (Не дорог час временем, а дорог улучкой), говорится, что необходимо использовать возможность («use the opportunity»): An occasion lost cannot be redeemed. – «Потерянный случай нельзя вернуть». Opportunity seldom knocks twice. – «Возможность редко стучится дважды» [1, с. 167-168]. Английские пословицы «побуждают человека к активным действиям» более открыто, т.к. содержат «эксплицитно выраженное знание о необходимости активного обращения человека со временем» [1], а именно имеют форму повелительного наклонения»: Hoist your sail when the wind is fair. – «Поднимай парус, когда ветер благоприятен». Put out your tubs when it is raining. – «Подставляй тазы, когда идет дождь». Make hay while the sun shines. – «Убирай сено, пока светит солнце». Последняя английская пословица имеет схожую в русском языке: Куй железо, пока горячо. В русском пословичном фонде есть и другие пословицы о существовании благоприятного времени (Дорога ложка к обеду. Всякому овощу свое время. По дважды в год лета не бывает. Вовремя копейка дороже рубля), эта мысль выражается в русском языке в виде аллегорических метафор, более имплицитно, чем в английском. В русских пословицах благоприятный момент для действий обозначается словом «пора», понимаемым как «срок, удобное к чему-либо время»: Пора, что железо: куй, поколе кипит! Не в пору все худо. Пора придет, и вода пойдет. После поры не точат топоры. Отличия в данном аспекте временного восприятия касаются больше качественных, чем количественных характеристик, большей метафоричности, образности выражения в русских пословицах.

Группы русских и английских пословиц о прошлом, настоящем и будущем также выявляют различия в восприятии времени двух культур. В английских пословицах No time like the present (букв. Нет времени, подобного настоящему), Now or never (Сейчас или никогда) подчеркивается особенная ценность настоящего времени. Есть и противоположное отношение: The golden age was never the present day. – букв. Золотой век никогда не был в настоящем. Для русского пословичного временного понимания характерно деление на прошлое и будущее, а настоящее, по мнению Е.В. Ивановой, не получило отражения в русской ПКМ: «Настоящее только подразумевается, но не называется… Е. С. Яковлева приводит в подтверждение своих мыслей русскую пословицу «Время за нами, время перед нами, при нас его нет», которая противоположна по значению английской пословице «The time to come is no more ours than the time past» (букв. Время будущее принадлежит нам не более чем время прошедшее) [там же, с. 171]. Видимо, автором были упущены пословицы: Одно нынче лучше двух завтра; Чей день завтра, а наш ноне [3, с. 1074], чтобы так категорично заявлять об отсутствии настоящего времени в русской пословичной картине мира.

Потеря времени – преступление для английского пословичного менталитета: What greater crime than loss of time? (Есть ли более страшное преступление, чем потеря времени?). В 2 английских и 4 русских пословицах проводится сопоставление ценности времени и денег: Англ. Time is money. – Время – деньги. An inch of gold will not buy an inch of time. – Дюйм золота не купит дюйма времени. Русск. Время дороже золота. Время деньгу дает, а на деньги времени не купишь. В английской ПКМ подчеркивается жизненно важная ценность времени, что связано с его большей значимостью для социального слоя буржуазии, торговцев: Англ. Gain time, gain life. – Приобрел время, приобрел жизнь. He that has time, has life. – Тот, кто имеет время, имеет жизнь. Busiest men find the most time. – Самые занятые люди находят больше всего времени.

Если в русских пословицах дается в основном совет не спешить (Тише едешь – дальше будешь. Русский час долг. Пора пройдет – другая придет.), хотя есть и другие советы (Спешить, не спеши, а поторапливайся. Сказаносделано.), то в английских вместе с инвариантным значением «haste is bad» (спешить – плохо) «подчеркивается важность активного отношения человека ко времени» (Take time by the forelock. – букв. Возьми/схвати время за чуб.) [1, c. 190]. Для русской ПКМ характерно более созерцательно-уважительное отношение ко времени. Здесь уместно вспомнить мнение А. Вежбицкой о богатстве каузативных конструкций в английском языке, что высвечивает характерную черту английского менталитета – стремление «субъекта заставить других действовать или не действовать по своему разумению» [там же, c. 190], склонность действовать манипулятивно.

Английские пословицы провозглашают «способность человека строить жизнь в соответствии со своими желаниями, подчинять обстоятельства своей воле»: Every man is an architect of his own fortune. – Каждый человек – архитектор своей своей судьбы. Where there’s a will there’s a way. Где воля, там и путь. Nothing is impossible to a willing heart. – Нет невозможного для желающего сердца. If at first you don’t succeed, try, try, try again. – Если сначала ты не успешен, пытайся, пробуй, пробуй снова. Nothing venture, nothing have. – Ничего не предпринял – ничего не получил. В русских пословицах представлен другой взгляд: Не живи, как хочется, а живи, как можется. Плетью обуха не перешибешь. Есть и другая пословица. Всяк своего счастья кузнец. Последняя пословица является переводной, заключенное в ней знание было воспринято извне. В русской ПКМ нет эксплицитно выраженных когнитем «человек распоряжается своей жизнью», «человек преодолевает неблагоприятные обстоятельства». Е. В. Иванова указывает на противоречие русских пословиц: с одной стороны, русские пословицы динамичны по внутренней форме, более насыщены действием, чем английские, с другой стороны, в русских пословицах выражается покорность человека обстоятельствам, фатализм [1, с. 249].

Сравнение пословичного фрагмента «Семья»/«Family» русской и английской ПКМ показывает значительное их сходство, связанное с общностью человеческого опыта, показывающего ценность семьи и дома для каждого, важность правильного выбора жены, воспитания детей. Сопоставительный анализ пословиц позволяет выявить различия народного менталитета. Русские концепты «жена», «муж», «дети», «дом» более детализированы, чем соответствующие английские. И в английских, и в русских пословицах о семейном укладе отражен мужской взгляд на ситуацию за исключением русских пословиц о выборе жениха. В русских пословицах «проявляется гораздо более нетерпимое отношение к злой жене и содержится более настоятельное указание на необходимость бить жену, чем в английских. В русских пословицах в отличие от английских подчеркивается большая значимость матери по сравнению с отцом (Что мать в голову вобьет, того и отец не выбьет. Отцов много, а мать одна.) и отмечается горестная участь матери (Мать плачет не над горсточкой, а над пригоршней. Высидела курица утят, да и плачется с ними.)» [1, с. 243-244].

В количественном отношении обнаруживается существенное преобладание русских пословиц о семье и доме над английскими: 845 русских и 389 английских [там же, с. 191]. Русский фрагмент ПКМ отличает более детальная разработанность иерархии семейных отношений, создании семьи и дома, большее количество концептов, обозначающих родственников. Например, в английских пословицах не представлены концепты «father-in-law» (свекор, тесть), «son-in-law» (зять), «aunt» (тетя), «nephew» (племянник), «niece» (племянница), «grandmother» (бабушка), «widower» (вдовец), что наводит на мысль, что дальние родственные связи не так важны для англичан, как для русских. Меньшая значимость родственных уз для западного менталитета отмечалась многими авторами. Так, В.В. Овчинников в книге «Сакура и дуб» пишет: «Независимость, граничащая с отчуждённостью, – вот основа человеческих взаимоотношений в Британии. Не только друзья и родственники, но даже родители и дети не чувствуют себя связанными долгом или ответственностью друг перед другом… Английская семья замкнута ещё и внутри — каждый из её членов куда больше сохраняет неприкосновенность своей частной жизни» [9, с. 273, 269].

Отличительной чертой английской ПКМ является большее количество пословиц без переносного значения (где значение совпадает с внутренней формой) по сравнению с русским материалом. Так, например, в пословицах о счастье в английской группе много пословиц-максим (Content is happiness. – Довольство есть счастье. True happiness consists in making happy. – Настоящее счастье – в том, чтобы делать (других) счастливыми. He that talks much of his happiness, summons grief. – Тот, кто много говорит о своем счастье, в результате получит горе.); для русской ПКМ более характерны пословицы-метафоры с абстрактным концептом на уровне внутренней формы (Счастье с несчастьем двор обо двор живут. Счастье не палка, в руки не возьмешь.), много пословиц с аллегорической метафорой (По усам текло, а в рот не попало. Искал мужик ножа, а нашел ежа. Хотелось на коня, а досталось под коня.). Таким образом, в русской ПКМ больше пословиц, базирующихся на образном и метафорическом мировосприятии. Для русских пословиц характерна более конкретная, детализированная концептуализация мира и большая эмоциональность, чем для английских пословиц.

П.Л. Коробка в своем исследовании [4] иллюстрирует концепты «дружба», «взаимопомощь», «корпоративность» следующими пословицами и фразеологизмами:

Английский язык, положительная оценка вышеуказанных концептов: Two heads are better than one; Live and live ; Every family has a black sheep ; There’s safety in numbers ; One good turn deserves another ; People who live in glass houses should not throw stones ; A friend in need is a friend indeed .

В русском языке пословиц с положительной оценкой больше (15 в сравнение с 7 в английском): Ум хорошо, а два лучше; Живи и жить давай другим; В семье не без урода; Один в поле не воин; Услуга за услугу; Ты – мне, я – тебе; Семеро одного не ждут; С миру по нитке – голому рубаха; Рыбак рыбака видит из далека; Не в службу, а в дружбу; Старый друг лучше новых двух; Как аукнется, так и откликнется; Гора с горой не сходится, а человек с человеком сойдется; Не плюй в колодец, пригодится воды напиться; Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

В отличие от русского языка в английском имеются пословицы с положительной оценкой эгоизма, индивидуализма: Every man for himself (Каждый за себя); Charity begins at home (Благотворительность начинается дома).

Лингвистический анализ английских пословиц выделяет такие особенности английского менталитета, как активное отношение к миру, ценность настоящего момента, меньшая значимость родственных связей, личная свобода, индивидуализм. В английской ПКМ представлен менталитет разных социальных слоев: кроме крестьянства, менталитет торговцев и деловых людей.

Паремиологическая картина мира русского языка доносит до нас преимущественно менталитет крепостного крестьянина и включает в себя такие особенности национального менталитета, как фатализм, отношение к жизни как к непредсказуемой, созерцательно-уважительное отношение ко времени, гостеприимство, эмоциональность, иррациональность, самоиронию, конкретно-образное мировосприятие, высокая значимость матери и семейных связей.

Не следует также забывать, что, несмотря на указанные различия, отмечается значительное сходство обеих пословичных картин мира.

Важно отметить, что в пословичном фонде любого языка можно обнаружить пословицы с противоположным смыслом, у англоязычных исследователей пословиц это явление получило название «crossing of proverbs» («перекрещивание» пословиц). Это связано с тем, что пословицы обобщают противоречивый человеческий опыт, что и приводит к появлению антонимичных смыслов пословиц. Еще одна причина противоречивости пословиц – отражение менталитета разных социальных групп. Поэтому всегда возможны разнообразные интерпретации пословичного фонда того или иного языка.



Конечно, пословицы – это лишь часть языка, но это особые языковые единицы, отражающие многовековой опыт и менталитет народа. В заключение хотелось бы привести высказывание Фрэнсиса Бэкона о пословицах: «The genius, wit, and spirit of a nation are discovered in its proverbs» - «Гений, остроумие и дух нации обнаруживаются в ее пословицах».
Литература

  1. Иванова, Е. В. Мир в английских и русских пословицах / Е.В. Иванова. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – 280 с.

  2. Иванова. Е. В. Пословичная концептуализация мира (на материале английских и русских пословиц) : автореф. дис. доктора филолог. наук. – СПб., 2003. – 38 с.

  3. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 2 т. Т. 1 / В.И. Даль. – М.: Олма-Пресс, 2002. – 1280 с.

  4. Коробка П.Л. Идиоматическая фразеология как лингводидактическая проблема. Дисс.. кандидата фил. наук. М., 1998

  5. Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / С.Г. Тер-Минасова. – М.: Изд-во МГУ, 2004. – 352 с.

  6. Рыбаков, Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII – XIII вв. / Б.А. Рыбаков. – М.: Наука, 1982. – 592 с.

  7. Сергеева, А.В. Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность / А.В. Сергеева. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 320 с.

  8. Булыгина, Т.В. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики) / Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 576 с.

  9. Овчинников, В.В. Ветка сакуры; Корни дуба; Горячий пепел / В.В. Овчинников. – М.: Сов. писатель, 1987. – 680 с.






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница