Особенности детской субкультуры



Скачать 163.46 Kb.
Дата21.04.2016
Размер163.46 Kb.
Особенности детской субкультуры

«Субкультура детская – в широком смысле – всё, что создано человеческим обществом для детей, в более узком смысле – смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности или иной конкретно-исторической социальной ситуации развития»

Детская субкультура представляет собой автономную социокультурную реальность, которая обладает своим собственным языком, структурой, функциями и проявляется в детском фольклоре, играх, художественном творчестве, традициях.

Н.Иванова в своей статье определяет детскую субкультуру как особую систему социально-психологических признаков, компонентов, атрибутов, которые влияют на стиль жизни и мышление детей, позволяющих им осознать и утвердить себя в качестве «мы», отличного от «они»

В.Кудрявцев, Т.Алиева рассматривают детскую субкультуру как «особую систему бытующих в детской среде представлений о мире, ценностей и т.д., которая отчасти стихийно складывается внутри господствующей культурной традиции данного общества и занимает в ней относительно автономное место» Детская культура является культурой в культуре, которая, не смотря на то, что «встроена» в общее культурное целое, живёт по специфическим и самобытным законам. Она неразрывно связана с общей культурной традицией, в которой родился и живёт ребёнок.

Детская традиция – это «совокупность разнообразных форм активности детской группы, тесно связанных с половозрастными особенностями психического развития и характером социализации детей в рамках данной субкультуры (тайные языки и шифры, шалости, детская «магия» и т.д.)»

В разных периодах детства особую важность приобретают различные элементы детской субкультуры: для дошкольников и младших школьников – игры, считалки, дразнилки, загадки, для детей 8-13 лет – другой фольклорный репертуар и традиции, для подростков – мода, организация неформальных групп и разнообразные правила общения.

М.В.Осорина в своих работах отмечает, что «мир детей существует в одном пространстве с миром взрослых. Взрослые бывают слепы по отношению к жизни и культуре детского сообщества» Любая человеческая культура несёт в себе модель мира, которая создана этнокультурной общностью людей. Эта модель мира воплощена в мифах, отражена в системе религиозных верований. Она воспроизводится в обрядах и ритуалах, закрепляется в языке, материализуется в планировке поселений человека и организации внутреннего пространства жилищ.

В детской субкультуре просматривается своеобразный способ освоения ребёнком новых сторон социальной действительности и его самоутверждения в ней. Мир детства в детской субкультуре «манифестирует» своё отличие от мира взрослых

Каждое поколение получает определённую модель мироздания в наследство. И эта модель служит опорой для построения индивидуальной картины мира каждого отдельного человека. Вместе с тем она объединяет этих людей как культурную общность.

Такую модель мира ребёнок получает о взрослых, активно усваивая её из культурно-предметной и природной среды. Также он активно творит модель мира сам.

Благодаря детской субкультуре, из поколения в поколение передаются специфические способы организации деятельности детей, нормы и ценности мировосприятия, взаимоотношений со сверстниками. Ребёнок имеет возможность обрести свою сущность, констатировать свой собственный мир.

Передача содержания детской субкультуры происходит в устной форме в условиях неформального общения детей на игровых площадках, в летних лагерях, больницах, санаториях. К концу периода детства появляются и письменные тексты – всевозможные песенники, девичьи альбомы, сборники анекдотов, «гадалки».

Компоненты детской субкультуры

Детская субкультура является миром, который детское сообщество создавало «для себя» на протяжении всего социогенеза. Исследователи выделяют множество компонентов, характерных для детской субкультуры. Рассмотрим наиболее яркие из них.

Прежде всего, необходимо выделить детскую игру, которая является главным спутником детства. Игра помогает детям освоить опыт человеческой деятельности.

Д.Б.Эльконин изучал значение игры для ребёнка. В своей книге «Психология игры» он отмечает: «Игра в дошкольном возрасте особенно сенситивна к сфере человеческой деятельности и межчеловеческих отношений, и установление, что основным содержанием игры является человек – его деятельность и отношения взрослых друг к другу, и в силу этого игра есть форма ориентации в задачах и мотивах человеческой деятельности» В.Кудрявцев, Т.Алиева подчёркивают, что игра – это своеобразный способ преодоления разрыва между взрослыми и детьми. В игре дети усваивают общие смыслы и мотивы деятельности человека, воспроизводят социальные отношения, которые складываются в мире взрослых. Через игру дети включаются в жизнь взрослых, удовлетворяя свои потребности в причастности к этой жизни.

В.Абраменкова отмечает, что «традиционная игра – это не просто воспроизведение детским сообществом исторически сложившихся отношений взрослых, а переосмысление им этих отношений и определения своего самобытного места в мире».

В играх ребёнок имеет большую возможность активно действовать, познавая окружающий мир, осваивать отношения между людьми, моделировать их, совершенствовать своё поведение и учиться управлять им. Важное значение здесь приобретают групповые игры, которые носят особый интерактивный характер и предполагают строгие правила, смену позиции в игровом процессе, постановку себя на место другого. К таким играм можно отнести такие традиционные для Росси игры, как «Жмурки», «Горелки», «Казаки-разбойники», «Лапта», «Бояре» и другие.

Многие народные игры связаны с календарными праздниками. Они воспроизводят взрослую жизнь: жатву, посев, охоту. В этих играх ребёнок знакомится с нелёгким крестьянским трудом, учится ценить и уважать его.

Число игр, отражающих труд людей, велико. Это «Редька», «Горох», «Хмель» и другие. Все они не только показывают всё разнообразие труда, но и учат ценить его, выражать своё отношение к происходящему.

Все русские праздники проходили с участием детей. Среди них - русская свадьба. Считалось, что играми в свадьбу, своими шуточными действиями дети благословляют молодых на счастливый брак.

Шуточная свадьба имела свою магическую силу, являлась оберёгом настоящей свадьбы. Кроме этого, она играла и социальную роль, знакомя детей в игровой форме с серьёзным обрядом взрослых.

Детский фольклор является важнейшей составляющей детской субкультуры. По определению М.В.Осориной детский фольклор – это «одна из форм коллективного творчества детей, реализуемого и закрепляемого в системе устойчивых устных текстов, передающихся непосредственно из поколения в поколение детей и имеющих важное значение в регулировании их игровой и коммуникативной деятельности»

В основе детского фольклора лежат произведения, авторами которых являются взрослые. Эти произведения, передающиеся из поколения в поколение, используются для общения с детьми. В их число входят всевозможные колыбельные песни, считалки, пестушки, прибаутки, сказки, загадки, игры и т.д., которые максимально адаптированы к восприятию детьми.

Как правило, эти произведения не транслируются в детской среде в чистом виде, и сами дети не обращаются к ним спонтанно. Но всё же они становятся достоянием детской субкультуры, утрачивая при этом свои функции и приобретая новые, так как дети всячески видоизменяют их, насыщают нетривиальной информацией. Поэтому произведения детского фольклора в разных модификациях могут передаваться из поколения в поколение в устной форме.

Детский фольклор может показать две взаимопротиворечивые характеристики детской субкультуры. Удерживая и воспроизводя в себе тексты, игры, ритуалы, «возраст» которых исчисляется десятилетиями и столетиями, детская субкультура является достаточно консервативной. Вместе с тем она и довольно динамична за счёт того, что ни одно произведение в ней не имеет лишь одного варианта. Обычно можно найти несколько «версий» одного и того же фольклорного произведения.

Дети имеют возможность наделять произведения фольклора новыми смыслами, что развивает их воображение, приобщает к процессам культурного творчества. В этом просматривается демократизм детской субкультуры, которая открыта к изменению и развитию. Она приглашает любого ребёнка стать своим автором. Следует отметить, что вариативность свойственна практически всем компонентам детской субкультуры.

Колыбельные песни, потешки и прибаутки помогают ребёнку познакомиться с простейшей моделью окружающего мира, раскрывают принципы семейного жизнеустройства, формируют основу доверия к близким и миру в целом. Дом в произведениях детского фольклора предстаёт как защита от опасного внешнего мира, куда пока ещё «ходить не надо». У ребёнка место в доме – самое хорошее и красивое, а мама самая заботливая и лучшая. Семья становится символом защиты и надёжности.

В детском фольклоре находят своё отражение и страшные фантазии, в устной форме передающиеся от поколения к поколению детей. М.Осорина выделяет один из самых распространённых по территории России сюжет, в котором рассказывается о том, как некая семья с детьми живёт в комнате, где на стене или потолке есть подозрительное пятно. Оно может быть жёлтым, красным или чёрным. Иногда пятно обнаруживается при переезде на новую квартиру. Бывает, что кто-то из членов семьи ставит его случайно (капнет чёрными чернилами). Герои сюжета пытаются безрезультатно оттереть это пятно. Ночью пятно начинает проявлять свою зловещую сущность. Оно начинает медленно расти, и из него появляется огромная, в соответствии с цветом пятна, рука, уносящая из ночи в ночь в пятно всех членов семьи. Как правило, руку удаётся проследить. Тогда вызывают милицию, устраивают засаду, отрубают эту руку и находят на чердаке колдунью, бандита или шпиона. В конце все члены семьи могут ожить.

Исследователями отмечено, что для индивидуальных страшных детских фантазий характерен мотив уноса ребёнка из пространства дома в иной мир. Этот мотив нашёл своё отражение в текстах коллективного детского фольклора (сюжет об уходе ребёнка внутрь картины, висящей на стене). Также он встречается и в литературе для детей, например, «Алиса в зазеркалье». Субкультурные формы порой играют немаловажную роль при овладении ребёнком содержанием общечеловеческих ценностей. Такой формой являются стихийные детские проблематизации. Чаще они выражаются в форме вопросов на темы превращения обычного в необычное, предполагают выход за рамки обыденных причинно-следственных связей. Вопросы служат средством расширения детского сознания, ориентируют как ребёнка, так и взрослого на динамическое общение и творческое сотрудничество, создают такую ситуацию, в которой необходим творческий поиск, совместный для взрослого и ребёнка. Эти явления исследователи называют «детским философствованием», которое образует особую составляющую субкультуры детства.

«Философствованием» могут быть размышления детей о природе, жизни, космосе, добре и зле, душе, мысли и многом другом. Они носят преимущественно косвенный характер, но всё же затрагивают вопросы человеческого бытия. «Философские темы» детей во многом создают ту самобытную картину мира, которая рождается в их сознании. Обычно эта картина объединяет в себе всё необходимое и случайное, общее и частное, реальное и вымышленное. Она не столько упорядочивает действительность, сколько задаёт вопросы, разрушая очевидное. Это и является началом человеческого познания, которое имеет творческую природу. Субкультурный феномен познания помогает ребёнку более глубоко приобщиться к творческому опыту людей.

Детское словотворчество занимает значительное место внутри детской субкультуры. Оно является своеобразным вызовом сознанию взрослых, ограниченному готовым общественным опытом.

В попытках словотворчества ребёнок пытается выделить свою уникальную речь из речи взрослых, вместе с тем побуждая взрослых к общению. Словотворчество является средством обособления ребёнка, его призывом к творческому единению с взрослым.

Занимаясь словотворчеством, дети делают слово более живым и предметным, гибким и пластичным, вбирающим в себя все возможные оттенки его значения. Дети освобождают силу, свёрнутую в лингвистических и грамматических нормах языка. Можно сказать, что они дарят языку жизнь в культуре, не позволяя ей омертветь.

Как отмечают В.Кудрявцев и Т.Алиева, субкультура детства неэлитарна, а «массовидна», её опытом в той или иной степени овладевает каждый человек. Именно эта особенность обеспечивает огромные возможности языка, которые не ограничиваются профессиональными литературными текстами. В словотворчестве дети бессознательно раскрывают резервный потенциал родного языка, скрытый для большинства взрослых: «колоток», «кусарик», «мазелин», «мокресс».

Перевёртыши являются примечательной сферой явлений детской субкультуры. «Перевёртыши – это особые словесные произведения, где наизнанку выворачивается подсказываемое здравым смыслом обычное положение вещей, проблематизируются повседневные общепринятые представления об окружающем» Свои истоки они черпают из народной смеховой культуры и малых фольклорных жанров, рассчитанных на детей:

«Ехала деревня мимо мужика,

Глядь, из-под собаки лают ворота».

«Он на пегой телеге, на дубовой лошади».

В различных культурах такое «переворачивание» считалось средством расширения творческих способностей детей и взрослых. Его момент всегда имел смысл в науке, изобретательстве, искусстве. В дошкольном возрасте «перевёртыши» имеют особый смысл. Не случайно К.Чуковский называл их как «лепые нелепицы». Малыш, чтобы воспринять мир таким, какой он есть, сначала должен увидеть его перевёрнутым. Это связано с особенностью зрения новорождённых. И лишь постепенно картина выправляется. То же самое исследователи относят и к умственному и духовному зрению ребёнка, чем объясняют противоречивость и парадоксальность детской картины мира, в которой всё постоянно меняется местами, наделяется непривычными свойствам и возможностями. Педагогическая ценность перевёртышей состоит в том, что в них ребёнок разоблачает фантазии и служит торжеству разума, пытается по-новому утвердиться в знании «нормы».

Жанр считалки, характерный для детской субкультуры, является уникальным. Он не имеет аналогов во взрослом фольклоре и представляет собой вместе с жеребьевками своеобразную подготовку к игре. Это необходимый атрибут игры и культурно представленная реализация распределения ролей:

«Вышел месяц из тумана,

Вынул ножик из кармана.

Буду резать, буду бить –

Всё равно тебе водить!»

Считалка помогает устранять нежелательные конфликты в детской среде по поводу игры, обогащает традиционные тексты.

Дразнилки высмеивают детские недостатки и проступки: ябедничество, глупость, хвастовство, жадность, плаксивость:

«Жадина-говядина, солёный огурец,

На полу валяется, никто его не ест!»

В.Абраменкова отмечает, что помимо указанных форм фольклора в детской субкультуре существуют так называемые «низовые» формы устных фольклорных текстов. К ним можно отнести разнообразные розыгрыши и поддевки сверстников и взрослых, пародии, детские неприличные и садистские стишки, в которых комическое, весёлое приобретает психологический смысл нарушения запретов взрослых:

«Дети в подвале играли в гестапо.

Зверски замучен сантехник Потапов».

Любовь ребёнка ко всяческим дразнилкам, смеховым ситуациям одновременно и разрушает, и утверждает порядок окружающего мира, проверяя тем самым его на прочность. Смеховая активность детей – это подтверждение их собственного существования через выворачивание себя и окружающих «наизнанку».

Как отмечает В.Абраменкова, дети с чувством юмора в детской субкультуре органично вписываются в представления о смеховом мире как мире нарушения приличий и норм поведения, свержения авторитетов и переворачивания привычных понятий. Они могут увидеть смешное в серьёзном, представить ситуацию в самом неожиданном свете, вызывая повышенный интерес окружающих к себе. Шалуны, используя для своих экспериментов вялых, трусливых или безалаберных детей, потешаются над ними, заставляют их двигаться. Обороняться. В этом они имеют большое значение в педагогическом процессе.

Одним из важных компонентов детской субкультуры является наличие собственного языка общения между детьми, который отличается особым синтаксическим и лексическим строем, образностью, зашифрованностью.

В процессе общения дети придумывают «тайные языки», которые не доступны пониманию взрослых или других детей, не посвящённых в это дело. Например, к каждому слову дети могут прибавлять какие-либо тарабарские приставки или окончания и получится примерно такой текст:

«Нашаус кошкаус вчераус принеслаус домойуc котятус».

Дети более старшего возраста пользуются в устном общении особым сленгом, а в письменном – специально разработанной тайнописью. Всё это свидетельствует о стремлении детской культуры к автономизации.

В.Абраменкова выделяет ещё одну важную черту, присущую детской субкультуре – табуирование личных имён в сообществах детей и наделение сверстников прозвищами и кличками. В отличие от имени собственного, прозвище эмоционально насыщено и несёт в себе момент оценки, которая может быть позитивной, негативной или же носить какой-нибудь подтекст или скрытый смысл.

В младшем школьном возрасте прозвище обычно является выражением яркой индивидуальности ребёнка. У подростков могут быть оскорбительные прозвища. Но в любом случае иметь прозвище – значит, быть замеченным сверстниками.

Религиозные представления и духовная жизнь детей – ещё одни важный компонент детской субкультуры. Детская духовная жизнь представляет собой наиболее глубокую, интимную сторону жизни ребёнка, которая чаще сего скрыта от внешнего наблюдателя.

Исследователи отмечают особую мифологичность детского сознания, веру в сверхъестественное. В силу этого каждый ребёнок естественно религиозен. Даже если ребёнок отлучен от религиозной традиции, его душе свойственен поиск эмоциональной связи с внешним.

В традиционных детских верованиях среди младших школьников довольно распространенными являются «языческие» рассказы о колдовстве, нечистой силе и предметах-вредителях (чёрная рука, белое пианино и т.д.). В более старшем возрасте в детской среде бытуют и христианские православные представления: рассказы о святых, о чудесном спасении, о посещении «того» света. Как отмечает В.Абраменкова, чаще всего дети скрывают свои религиозные чувства от сверстников во избежание насмешек, предпочитая обращаться к «высшим силам» непосредственно.

М.Осорина среди компонентов детской субкультуры выделяет разнообразные увлечения: детское собирательство (сокровищницы, тайники, секреты) и коллекционирование.

Детское собирательство раннего детства характеризуется тем, что «штучки», найденные ребёнком, не имеют никакой потребительской ценности и привлекают его внимание своей формой, цветом, некоторым сходством с реальными вещами. Находя в большом мире разные «штучки», ребёнок прибирает их к рукам во благо собственных интересов. Таким образом он раздвигает свои границы и, как высказывается М.Осорина, «уточняет» себя этими маленькими символами «Я» - «его делается много» Находки настолько приобретают смысл для ребёнка, что он включает их в свои фантазии и переживания.

Примерно после пяти лет детское собирательство приобретает другие черты. У ребёнка появляется своя «сокровищница», которая обычно хранится дома. Это может быть коробочка, мешочек у девочки и карман у мальчика, так как мальчики предпочитают всё носить с собой. «Сокровищница» наполняется мелкими предметами, найденными на улице. Это всевозможные бусины, красивые пуговицы, значки, сломанные брошки, редкие монеты и предметы с интересной внешностью, привлекающие внимание ребёнка. Обычно ребёнку нравится общаться со своими «сокровищами» наедине, чтобы никто не помешал: рассматривать их, любоваться и фантазировать.

Как правило, «сокровищница» существует несколько лет и незаметно исчезает. На смену ей, примерно после шести-семи лет, приходит детское коллекционирование. Если «сокровищница» была более личной, индивидуальной, то коллекция социальна и более обусловлена внешними факторами, связанными с жизнью ребёнка в группе сверстников: престижем, соперничеством, модой. Коллекции дети показывают друг другу, хвастаются и гордятся ими.

Появление коллекции свидетельствует о вхождении ребёнка в новую фазу социализации в детской субкультуре. Обычно это связано с началом школьной жизни. В это время происходит активное формирование самостоятельного опыта детей среди людей, где ребёнок учится подчиняться правилам жизни в группе, усваивает общепринятые модели поведения.

Чаще всего дети семи - десяти лет коллекционируют предметы, которые можно добыть без денег: фантики, обёртки, пробки и т.д. Содержимое такой коллекции воспринимается детьми как личная добыча её владельца. Количество и редкость найденных предметов говорит о высоком развитии у него социально ценных, с точки зрения сообщества детей, качеств, благодаря которым он добыл то, что имеет.

Многие привлекательные предметы становятся содержимым девчоночьих «секретов» и «мальчишечьих» тайников.

«Секрет» девочки представляет собой небольшую ямку, выкопанную в земле, которая выкладывается чем-либо красивым. Обычно делается фон из фольги или листьев, на нём раскладываются различные интересные «штучки», головки цветов, камешки. Сверху сделанная композиция накрывается кусочком красивого прозрачного стекла. Затем всё засыпается тонким слоем земли так, чтобы снаружи не было видно.

Создание «секретов» является традицией детской субкультуры, следовательно, идея и формы воплощения передаются от старших детей к младшим в виде культурного наследия. «Секреты» по своей сути можно считать массовой формой детского дизайнерского творчества.

Мальчишечьи «тайники» создаются с целью материализации своего тайного присутствия в пространстве окружающего мира. Чаще всего они располагаются в различных нишах, укрытиях, щелях, незаметных для окружающих. Туда складываются разнообразные предметы, которые могут быть личностно значимыми, ценными для мальчика.

«Секреты», «тайники» и «сокровищницы» являются попытками детей установить личный углублённый контакт с местом обитания.

В детской субкультуре М.Осорина выделяет способы и формы свободного времяпровождения, среди которых - походы детей в различные места, разнообразные виды продуктивной деятельности детей, например, рассказывание страшных историй. Наблюдения исследователей дали возможность выделить перечень мест, которые посещают дети.

Места игр - те места, где дети собираются для тех или иных видов игр. Как правило, места игр девочек и мальчиков находятся отдельно, но неподалёку друг от друга. Для организации общей игры они собираются между этими территориями.

«Страшные места» относятся к разряду опасных, запретных и чуждых ребёнку зон пространства. Обычно это чердак, подвал, погреб, колодец, заброшенный дом и т.д. Входы в эти места являются для детей точками соприкосновения их обычного мира с миром другим - таинственным, мрачным, населённым враждебными силами. Они вызывают у детей ужас. Ребёнок, объединившись с группой других детей, пытается активно совладать с этим ужасом.

Постепенно «страшные места» становятся «страшно интересными», куда дети отправляются не только переживать, а целенаправленно их познавать, исследовать. В 6-7 лет страхи символически прорабатываются детским коллективным сознанием, а уже в младшем школьном возрасте исследование «страшных мест» становится испытанием храбрости и её тренировкой, даёт возможность удовлетворения исследовательских инстинктов и личного самоутверждения. Это также является и своеобразным выяснением статуса каждого участника в групповой иерархии.

«Интересные места» - это места, где можно беспрепятственно наблюдать чужую жизнь, отличную от жизни ребёнка. Обычно это жизнь маленьких существ (головастиков, лягушек, муравьёв) или взрослых людей, которые не знают, что на них смотрят, и заняты чем-либо интересным для ребёнка (стройка, мастерская и т.д.)

«Злачные места» - места, где добывается запретное или совершается недолжное. Самое типичное место - свалка. Она является для ребёнка изнанкой мира взрослых, его потаённой стороной, вывернутой наружу.

Вид «нечейных вещей», наличие ломаного и отсутствие какой-либо регламентации пробуждает у некоторых детей деструктивные желания. Здесь можно нарушать запреты взрослых на проявление агрессивных чувств и выплёскивать их в разрушающих действиях, за которые не будет наказания. Помойка для детей становится «островком свободы для ненормативных действий» Но есть и другая сторона общения детей с помойкой, более конструктивная и творческая. Сломанные вещи, ставшие негодными для обычного употребления, могут быть использованы детьми для самых различных нужд благодаря их фантазии. Свалка становится местом творческого экспериментирования.

«Места уединения» - те места, где не потревожат, где ребёнку удобно и уютно. «Места встреч» являются местом общего сбора детей, посиделок, разговоров компании приятелей. Они выбираются там, где удобно сидеть, где много места и всех видно, где взрослые не мешают.



«Места экзистенциально-философских и религиозных переживаний» - места, самостоятельно найденные ребёнком, куда он ходит один, чтобы пережить особые состояния души.


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница