Основные подходы к измерению этнической гетерогенности Р. У. Камалова



Скачать 89.05 Kb.
Дата24.04.2016
Размер89.05 Kb.


Основные подходы к измерению

этнической гетерогенности

Р.У. Камалова

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»


Россия, 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20

E-mail: rkamalova@hse.ru


Ключевые слова: этническая фрагментированность, этническая поляризованность, этническая напряженность, индексы
Аннотация: В настоящей статье рассматриваются различные меры этнической гетерогенности, характеризующие фрагментированность и поляризованность в обществах. Вводятся формальные определения семи индексов фрагментированности и поляризованности и обсуждаются различные подходы к измерению «культурной дистанции» между этническими группами. Приводится также обзор применения индексов в исследованиях по взаимосвязи этнической гетерогенности с ксенофобией, гражданскими конфликтами, благосостоянием населения, качеством государственного управления и предоставления общественных благ. Для регионов России этническая гетерогенность населения измерена с использованием описанных подходов.
1. Введение
Проблема источников социальных конфликтов изучается очень давно. В ранних исследованиях большое внимание уделялось распределению доходов как причине конфликта между группами в обществе [1-3]. Имущественное неравенство способно обусловить антагонизм бедных и богатых слоев общества. В свою очередь, неэкономические характеристики индивидов могут стать факторами разделения общества на «экономически похожие» группы. И тогда, в случае конфликта проигравшая сторона может быть исключена из пользования/владения тем или иным благом. Так, во второй половине ХХ в., наряду с «потускнением» лево-правой идеологической оси, была замечена «национализация» борьбы между соперниками на выборах [4]. В связи с ростом социальной напряженности и конфликтов, поляризация общества как предмет изучения постоянно привлекает к себе внимание исследователей.

Признается, что этническая идентификация является «расплывчатым и аморфным понятием», у которого отсутствует единое определение. Во многих определениях этнической группы подчеркивается общее происхождение индивидов из одной этнической группы или хотя бы идея о нем. К общему происхождению добавляются требования наличия общей культуры и/или языка, а также общей истории и принципиальной автономности группы, но этническая группа не должна быть ограничена семьей или родом, а должна составлять часть населения страны, и если «в некотором месте человек является членом данной группы, то и его братья тоже должны иметь возможность являться ее членами» [5].

Этническое, даже шире — культурное — разнообразие, с одной стороны, имеет свои положительные стороны, оно связано с большим разнообразием навыков, образования, опыта и может способствовать развитию экономики и распространению инноваций. Тем не менее, многие исследования обнаруживают, что этнолингвистическая раздробленность населения отрицательно связана с экономическим развитием (возможно, исключая развитые экономики) и положительно связана с возникновением гражданских конфликтов. “There is no free lunch for diversity,” — отмечают В. Гинзбург и Ш. Вебер [6]. В тех обществах, которые являются разнообразными по этническому составу населения, высок потенциал нестабильности, приводящий к ксенофобии и конфликтам. Подобного рода социальная нестабильность может быть фактором снижения экономического роста [7], объемов и качества предоставления общественных благ [8], снижения участия в организациях гражданского общества [9], роста коррупции [10] и пр.

Предметом нашего интереса является этническая гетерогенность общества как фактор возникновения гражданских конфликтов, благосостояния населения и качества государственного управления. До некоторой степени ответ на вопрос о важности культурного разнообразия в конфликтах зависит от того, что понимать под «этническим разделением». Существуют два основных подхода к анализу культурного разнообразия обществ — с использованием мер фрагментированности общества [11-13] и мер поляризованности [14,15].



2. Подходы к измерению этнической гетерогенности
Фрагментированность представляет собой характеристику раздробленности обществ или отраслей на группы по некоторому признаку. Если общество А состоит из двух групп одинаковой численности, а общество В — из трех групп одинаковой численности, то фрагментированность в обществе B больше. Поляризованность, в свою очередь, учитывает, степень сходства между группами, и чем меньше сходство, тем больше степень антагонизма в обществе. Г. Беккер в 1957 г. писал, что индивидам свойственно испытывать чувство сопереживания членам своей «группы», и более того, им свойственно меньше любить тех, кто в большей степени на них не похож [16]. Наибольшей поляризованность является тогда, когда этническому большинству противостоит крупное этническое меньшинство, и можно предположить, что вероятность этнического конфликта нелинейно связана с этнической разноообразием [15].

В литературе встречаются семь основных индексов этнической гетерогенности:



  • индекс этнолингвистической фрагментированности, ИЭЛФ [11];

  • индекс Гринберга [17];

  • индекс второстепенной гетерогенности [16];

  • индекс поляризованности Эстебана—Рэя [14];

  • индекс поляризованности Рейнал-Кэрол [15];

  • индекс поляризованности Алескерова—Голубенко [18].

Для того чтобы рассчитать значения индексов поляризованности, необходимо подобрать некоторый показатель, который бы характеризовал сходства-различия (расстояние) между анализируемыми группами. Были предложены несколько подходов к решению данной проблемы:

  • экспертная классификация [19];

  • лингвистическое древо [20];

  • лексико-статистический анализ языков [21,22];

  • «генетические расстояния» [23];

  • опросные данные [24,25].

В современной литературе отмечается, что богатство природными ресурсами (к ним относятся горючие полезные ископаемые, металлы и минералы, водные и лесные ресурсы) может оказывать влияние на имущественное неравенство в зависимости от степени этнической поляризации населения: природные ресурсы способствуют увеличению имущественного неравенства в этнически поляризованных обществах, но снижают его в неполяризованных. В странах с высокой степенью поляризованности населения наличие природных ресурсов приводит к погоне за рентой и конфликтам.

В работе [15], посвященной гражданским конфликтам, утверждается, что для их предсказания важен учет этнического фактора. В логике модели, предложенной в [26], группы развязывают конфликт из-за желания обладать частными благами, например, владение нефтяными месторождениями, и общественными, например, политическая власть. Предполагается, что чем больше ресурсов привлечет группа, тем больше для нее вероятность победы в конфликте, и каждый индивид при этом затрачивает ресурсы на ведение конфликта, а «средняя стоимость конфликта», σ, является индикатором его интенсивности. Результатом эконометрического моделирования (построения моделей бинарного и множественного выбора) стало то, что этническая поляризация и фрагментированность значимо и положительно связаны с возникновением и интенсивностью конфликта. Степень имущественного неравенства также статистически значимо связана с интенсивностью конфликта, но эта связь отрицательная и значима только при малой численности населения [27].

В современных российских исследованиях этнической идентичности авторов в значительной степени интересуют теоретические вопросы: сравнение подходов к изучению этничности, определения понятий, соотношение государственной и этнической идентичности, нациестроительство в условиях полиэтнического населения, процессы этнополитической мобилизации, формирование гражданского самосознания [28-32].

Эмпирические исследования в основной массе посвящены социально-психологической реальности на территории России и бывших республик СССР: распространенность и динамика этнических и гражданских идентификаций, взаимодействие между этническими, религиозными и гражданскими идентичностями в сознании людей, анализ контента средств массовой коммуникации, в т.ч. в социальных сетях, особенности адаптации массового сознания к глобализационным процессам, установки и ориентации граждан, в том числе патриотические [33], предубеждения и ксенофобия [34], дискриминация по этническому признаку в государственно-политической и социально-экономической сфере [28,35]. Значительное количество работ посвящено анализу национализма, этнической идентичности и этнополитики, территориальным, межэтническим и религиозным конфликтам [31,36,37]. Признается, что этноконфликтологические исследования должны опираться «на математическое моделирование и современные средства обработки информации» [38].



3. Измерение этнической гетерогенности в регионах России
В настоящем исследовании измеряется этническая гетерогенность населения в регионах России, для чего используются приведенные методики, в частности, индексы Эстебана—Рэя и Алескерова—Голубенко.

Несмотря на то, что оба индекса оценивают один и тот же показатель, способы, применяемые авторами для достижения цели и сама природа индексов фундаментально различаются. По индексу Алескерова—Голубенко в качестве показателя поляризованности рассматривается сумма средних отклонений от центра масс [18], в то время как по индексу Эстебана—Рея поляризованность рассчитывается как суммарный антагонизм между всеми членами общества [14].



В результате данных различий в поведении каждого их индексов наблюдается ряд характерных особенностей. Так, индекс Алескерова—Голубенко удовлетворяет условиям аксиом 2 и 3, предложенным в [14], и не удовлетворяет условиям аксиомы 1. Соответственно данный индекс не учитывает структурные изменения в обществе, при которых малые группы объединяются в одну на равном расстоянии от их первоначальных расположений. Затем, при сравнении двух индексов было выявлено, что индекс Алескерова—Голубенко мажорирует индекс Эстебана—Рея при наличии в обществе только двух групп, а при наличии трех групп — индекс Эстебана—Рея мажорирует индекс Алескерова—Голубенко. Кроме того, А. Липачевой было выявлено, что при наличии в обществе трех групп индекс Эстебана—Рея никоим образом не отражает сдвиги у срединной группы по шкале.
В качестве информационной базы используются данные Федеральной службы государственной статистики о численности этнических групп по субъектам Российской Федерации, а также данные проекта Geo-referencing Ethnic Power Relations (GeoEPR-ETH) [39]. Для измерения культурной дистанции используется расстояние на лингвистическом древе.
Исследование осуществлено в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2013 году. Авторы выражают свою благодарность Ф.Т. Алескерову за ценные замечания и комментарии к тексту.

Список литературы


  1. Brockett C. D. Measuring Political Violence and Land Inequality in Central America // American political science Review. 1992. Vol. 86, No. 1. P. 169—76.

  2. Midlarski M. I. Rulers and the Ruled: Patterned Inequality and the Onset of Mass Political Violence // American Political Science Review. 1988. Vol. 82, No. 2. P. 491—509.

  3. Muller E. N., Seligson M. A., Fu H., Midlarski M. I. Land Inequality and Political Violence // American Political Science Review. 1989. Vol. 83, No. 2. P. 577—596.

  4. Brubaker R., Laitin. D. Ethnic and Nationalist Violence // Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24. p. 423—452.

  5. Chandra K. What is Ethnic Identity and Does It Matter? Annual Review of Political Science. 2006. Vol. 9. P. 397—424.

  6. Ginsburgh V., Weber S. How Many Languages Do We Need? The Economics of Linguistic Diversity. — Princeton. 2011.

  7. Easterly W., Levine R. Africa’s growth tragedy: policies and ethnic divisions // Quarterly Journal of Economics. 1997. Vol. 112, No. 4. P. 1203—1250.

  8. Alesina A., Baquir R., Easterly W. Public Goods and Ethnic Divisions // The Quarterly Journal of Economics. 1999. Vol. 114, No. 4. P. 1243—1284.

  9. Alesina A., La Ferrara E. Participation in Heterogeneous Communities // The Quarterly Journal of Economics. 2000. Vol. 115, No. 3. P. 847—904.

  10. Mauro P. Corruption and growth // Quarterly Journal of Economics. 1995. No. 110. P. 681—712.

  11. Alesina A. et al. Fractionalization // Journal of Economic Growth. 2003. Vol. 8, No. 2. P. 155—194.

  12. Collier P., Hoeffler A. Greed and Grievance in Civil War // Oxford Economic Papers. 2004. Vol. 56, No. 4. P. 563—595.

  13. Fearon J. D., Laitin D. D. Ethnicity, Insurgency, and Civil War // American Political Science Review. 2003. Vol. 97, No. 1. P. 75—90.

  14. Esteban J., Ray D. On the Measurement of Polarization // Econometrica. 1994. Vol. 62, No. 4. P. 819—851.

  15. Montalvo J., Reynal-Querol M. Ethnic polarization, potential conflict and Civil Wars // American Economic Review. 2005. No. 95. P. 796—816.

  16. Desmet K., Ortuño-Ortín I., Weber S. Linguistic Diversity and Redistribution // Journal of the European Economic Association. 2009. No. 7. P.1291—1318.

  17. Desmet K., Ortuño-Ortín I., Weber S. Peripheral Diversity and Redistribution // CEPR Discussion Papers. 2005. No. 5112. 41 p.

  18. Алескеров Ф. Т., Голубенко М. А. Об оценке симметричности политических взглядов и поляризованности общества. Препринт WP7/2003/04. М.: ГУ ВШЭ, 2003. 24 c.

  19. Desmet K., Ortuño-Ortín I., Weber S. Linguistic Diversity and Redistribution // Journal of the European Economic Association. 2009. No 7. P. 1291—1318.

  20. Климов Г. А. О глоттохронологическом методе датировки распада праязыка // Вопросы языкознания. 1959. № 2. С. 119—121.

  21. Хойер Г. 1960. Лексикостатика (критический разбор) // Новое в лингвистике. № 1. С. 88—107.

  22. Dyen I., Kruskal B. J., Black P. An Indoeuropean Classification: A Lexicostatistical Experiment // Transactions of the American Philosophical Society. 1992. Vol.82, No. 5. Pp. 1—132.

  23. Ashraf Q., Galor O. Genetic Diversity and the Origins of Cultural Fragmentation // American Economic Review. 2013. Vol. 103, No. 2. P. 528—533.

  24. Кириченко И. Ксенофобия: испытание чужим // Зеркало недели. 2005: http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0215/gazeta09.php.

  25. Lind T. Fractionalization and Inter-Group Differences // Kyklos. 2007. Vol. 60, No. 1. P. 123—139.

  26. Esteban J., Ray D. 2011. Linking Conflict to Inequality and Polarization // American Economic Review. Vol. 101, No. 4. P. 1345—1374.

  27. Esteban J., Mayoral L., Ray D. Ethnicity and Conflict: An Empirical Study // American Economic Review. 2012. Vol. 102, No 4. 1310—1342.

  28. Дробижева Л. М. Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность. М.: Academia, 2002. 480 с.

  29. Магун В. С. 2006. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России. М.: Издательство Института социологии РАН, 2006. 327 с.

  30. Малахов В. С. 1998. Неудобства с идентичностью // Вопросы философии. № 2. C. 4—10.

  31. Паин Э. А. Этнополитический маятник. Динамика и механизмы этнополитических процессов в постсоветской России. М.: Институт социологии РАН, 2004. 328 с.

  32. Тишков В. А, Пивнева Е. А. 2010. Этнологические и антропологические исследования в академической науке // Новая и новейшая история. №3. С. 3—21.

  33. Фадеева Л. А. 2007. Современная российская идентичность: ценность, конструкция, руководство к действию? // Под ред. Мельвиль А.Ю. Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: материалы 4 Конвента РАМИ. М.: МГИМО—Университет, 2007.116 с.

  34. Паин Э. А., Суслова М.Н. 2012. Способна ли демократия противостоять ксенофобии? // Россия в глобальной политике. № 5. С. 62—76.

  35. Дробижева Л. М. 2010. Этничность в современном обществе: новые подходы, старые мифы, социальные практики // Вестник Института социологии. № 1. С. 82—91.

  36. Зазнаев О. И. Политическая идентичность и политика идентичности: очерки. Казань: Изд. Казанского университета, 2011. 232 с.

  37. Паин Э. А. Этнические конфликты в постсоветской России // Вестник Института Кеннана в России. 2012. № 22. С. 35—47.

  38. Авксентьев В. А. 1996. Этнические конфликты: история и типология // Социологические исследования. № 12. С. 43—50.

  39. Geo-referencing Ethnic Power Relations (GeoEPR-ETH) Version 2.0: http://www.icr.ethz.ch/data/growup/geoepr-eth.




Каталог: uploads
uploads -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
uploads -> «Организация исследовательской деятельности в процессе обучения биологии»
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Сборник тезисов докладов и методических материалов круглого стола психологов (11-12 ноября 2015 года) Екатеринбург 2015
uploads -> Название кафедры
uploads -> Департамент образования и молодежной политики
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница