Основные данные о работе



страница1/2
Дата10.06.2022
Размер73 Kb.
#185813
  1   2
Связанные:
work - 2022-06-09T131903.149

Основные данные о работе


Версия шаблона

3.1

ЦДОР

Бабаевский

Вид работы

Творческое эссе

Название дисциплины

Политология

Тема

Полиструктурный характер психологии.

Основная часть


Особенное значение в политической психологии играют индивидуальные и групповые формы сознания, которые обусловливают содержание политических ощущений и эмоций. Подобным образом, к индивидуальным психологическим воспитаниям, созданными межличностными отношениями человека с другими субъектами и институтами власти, кажется: персональный опыт, специфика индивидуализированных чувств, неповторимость эмоциональных реакций на внешние призывы среды, та или иная способность к собственному анализу, особенности индивидуальной воли и памяти. Такие элементы придают специфичный оттенок любым формам политического поведения лиц.
Необъятное значение для политической психологии и эмоционально чувственных образований, которые опосредуются групповыми формами сознания, то есть понятиями тех или иных социальных и высокофункциональных групп, через которые человек непосредственно включается в политические связи. Отметим, что каждая из этих групп отличается своей эмоциональной реакцией на политические события, каким психологическим характером, памятью и традициями, которые формируют какую-то психологическую ауру или атмосферу взаимного участия в общих политических процессах. При котором каждое групповое воссоединение обладает тем или иным временем как его политического присутствия, за что оно поспевает сформировать обычные для основной массы психические реакции на политические явления.
Исходя из всего выше сказанного, можно прийти к выводу, что структурные образования политической психологии, носящие групповой характер выражают представление человеком соотношения общих, коллективных и индивидуальных интересов, подчиненность его сознания сформировавшемуся в группе психологическому климату, им действующих там привычек и стереотипов в отношении политических явлений.
Как правило, для отображения групповых характеристик политической психологии предусматривают специфику двух видов групп. Обычно в качестве основных групповых образований акцентируют большие (или дистантные, с формально опосредованным общением индивидов) группы, к которым можно причислить классы, слои, территориальные образования, нации и проч., и также незначительные (с непосредственным общением индивидов) группы, в частности, микросоциальные объединения людей, неофициальные образования, отдельные политические ассоциации и т.д.. Отметим, что каждая из данных групп различается временным или постоянным нравом существования, преобладанием организованных или стихийных связей, специализированным или мультифункциональным назначением и т.д.
Структурные компоненты политической психологии различаются и с позиции устойчивости, оформленности эмоционально-чувственных реакций. К наиболее устойчивым, внешне и внутренне оформленным элементам политической психологии обычно относят здравый смысл, психологический склад той или иной группы, нравы и т.д. К более подвижным, динамичным, наиболее чутким к изменениям эмоционально-чувственным образованиям причисляют переживания, ожидания и настроения. Чем же они отличаются друг от друга?
Психологические типы (личности, лидера) или психологический склад группы будут результатом длительного формирования стандартных реакций данных субъектов на постоянные и типичные вызовы политической среды. Индивиды или группы сообразно особенностям как его темперамента, характера, архетипам (некритически коллективным воззрениям и верованиям) и ролевым назначениям, привычкам и традициям на протяжении достаточно длительного времени вырабатывают психологические ответы на политические раздражители в виде устойчивых эмоциональных стандартов и стереотипов мышления и поведения.
Подобные психологические составляющие помогают определить те или иные особенности национально-цивилизационного формирования, использования ролей, отдельных исторических периодов (кризисов, революций и др.) и т.д..
Потому исходя из всего упомянутого, можно отличить политико-психологические черты россиянина или канадца, политического лидера или рядового представителя электората, политических деятелей XX или XIX вв. и т.д..
Некоторые эксперты даже признают, что вообще существуют некие всепригодные чувства (например, агрессии, альтруизма и др.), которые в каждую эпоху исключительно пробудут по-разному, повторяясь на новом историческом материале. Именно они, воплощая устойчивые эмоциональные оценки и стереотипы чувствования, и определяют характер политических процессов, электоральный выбор людей (А. Юрьев).
Очень ярко устойчивость психологических черт и механизмов пробудет на уровне различных групп. К примеру, молодежи — как доказано многочисленными исследованиями — как особой социальной группе присущи эмоциональная неустойчивость, максимализм, повышенная возбудимость и подверженность неосознанным психическим реакциям, незавершенность системы функций контроля и самооценки. Нужно помнить, такие психологические особенности превращают ее в наиболее «трудного» политического субъекта, чье поведение или партийно-политическая идентификация обладают крайней подвижностью и непредсказуемостью. Молодые люди легко поддаются внушению, становятся жертвами политических спекуляций и манипулирования. Хотя ее наиболее интеллектуально развитая и социально чуткая часть — студенчество — практически всегда принимает участие в акциях политического протеста за идеалы свободы и справедливости.
Весьма устойчивые черты психологического склада существуют и у наций. Причем характер данных чувственных механизмов и черт непосредственно зависит от того, какую роль в социальном самовыражении человека играет национальная идентификация.
Ведь главный психологический механизм образования облика нации — межнациональное сравнение.
Почему, люди, не испытывавшие серьезных ущемлений в области изучения родного языка, вероисповедания, приобщения к культурным ценностям, а также участвовавшие в широких инонациональных контактах, редко преувеличивают факт национальной принадлежности и страдают национальными предрассудками по отношению к другим народам. В основе их психологического склада лежит усвоенное с детства нейтрально естественное отношение к ведущим национально-культурным ценностям, выражающееся в их спокойном социальном темпераменте по отношению к людям других национальностей. Нужно помнить, такие черты не будут психологически доминирующими в поведении человека и их довольно трудно политизировать и уж тем более придать им ярко выраженную агрессивную форму.
Напротив, возникшая по тем или иным причинам гиперболизация национальной идентичности, привлечение национальных чувств для выполнения защитных, компенсаторных функций ведет к преувеличению несходства различных наций, а впоследствии к чрезмерному приукрашиванию собственной нации и преуменьшению достоинств других. В таком случае у людей начинают действовать устойчивые психологические механизмы, которые, к примеру, либо настраивают их на избегание информации, способной внести диссонанс в их воззрения, либо, наоборот, способствуют активному поиску тех сведений, которые данные взгляды подтверждают. Устойчивость таких чувственных стандартов столь высока, что даже при очевидном несоответствии взглядов и действительности люди продолжают верить в их справедливость.
Психологическое доминирование национальной идентичности нередко приводит к тому, что раздражение, вызванное самыми различными социальными причинами, автоматически пере­носится на сферу национального восприятия. Такой механизм психологического переноса (трансфер) заставляет даже собственные ошибки перекладывать на плечи других («врагов нации»). А чаще всего заставляет человека жить по законам двух стандартов: все, что задевает его национальные чувства, наделять негативным смыслом, а на собственные действия, способные обидеть другого, не обращать внимания.
Строго говоря, на такой основе возможны и небывалый эмоциональный подъем, воодушевление образом нации. Но чаще в русле данных устойчивых эмоций формируется откровенная национальная предубежденность и даже враждебность по отношению к представителям других наций. Причем в политическом плане важно иметь в виду, что такая фоновая, скрытая нетерпимость может мгновенно актуализироваться во время кризисов, породив самые разрушительные последствия.
В противоположность устойчивым у политической психологии есть и более динамичные элементы, одним из которых, являются политические настроения. По сути, вот тот эмоционально-оценочный показатель вовлеченности населения в политику, который демонстрирует уровень его адаптированности к существующему режиму и господствующим ценностям.
Выражая определенное эмоционально-психологическое состояние людей, настроения могут порождать самые разнообразные, в т.ч. противоположные по направленности политические движения, усиливать спонтанность и импульсивность действий субъектов, изменять психологическую сплоченность групп и населения в целом. Еще Аристотель, отмечая условия успешного правления, повествовал, что правителям «... нужно знать настроения лиц, поднимающих восстания, ... чем собственно начинаются политические смуты и распри». Макиавелли также указывал на негативный аспект их существования, подчеркивая при том, что различия настроений выступают основной причиной «всех неурядиц, происходящих в государстве».
При этом чувства массового протеста, отрицательная для государства экзальтация или паника только частично характеризуют роль настроений в политике. Помимо негативных последствий настроения могут обладать и нейтральным (например, состояние апатии, свидетельствующей о снижении притязаний к власти) и положительным значением (люди могут испытывать энтузиазм в результате призывов властей, предвкушения своей близкой победы на выборах, героизировать свои чувства, сопротивляясь врагу, и т.д.).
С содержательной позиции настроения представляют собой определенное состояние нервно-психического напряжения, сигнальную реакцию, выражающую ту или иную степень несовпадения человеческих потребностей и притязаний с конкретными возможностями людей и условиями их жизни и деятельности.
Короче говоря, такое состояние выражает психологическую удовлетворенность или неудовлетворенность социально-политически­ми условиями, способствующими или препятствующими достижению целей. Благодаря своему характеру настроения целиком и полностью зависят как от внешних условий (когда, например, человеческие притязания резко спадают в результате изменения ситуации, неполностью удовлетворившей их или заставившей людей понять всю беспочвенность притязаний), так и от состояния самого субъекта. В последнем случае люди могут не снижать интенсивность своих надежд даже в результате множественных неудач. Стоит заметить, что они могут отрицать даже явные причины неуспеха, продолжая верить и добиваться своих целей. Стоит сказать - политические настроения в таком случае становятся мощным источником политической воли, которая стремится достичь определенных целей даже вопреки реальному положению вещей. Причем интенсивность настроений значительно увеличивается, если люди преследуют цели, их внутренним убеждениям и характеризующие позиции, которыми они никогда не поступятся.
Различают настроения, выражающие идеальные требования людей к власти (например, демонстрирующие, как должен вести себя лидер или режим в целом) и настроения как реально складывающиеся психологические состояния, характеризующие то или иное отношение людей к различным аспектам политики.
При этом и те и другие могут создавать некий фон в политической системе, а могут и определять те или иные действия разнообразных субъектов.
Обычно настроения формируются в рамках определенного цикла, включающего стадии: зарождения (фиксирующего существующее брожение, смутное недовольство людей, ощущение ими дискомфорта от тех или иных явлений); поворота (когда чувства кристаллизуются и рационализируются в определенных политических образах и требованиях); подъема (характеризующего достижение той степени усиления чувств, которая требует немедленного разрешения), а также отлива (выражающего эмоциональный спад, возникающий в результате разрешения настроений) (Д. Ольшанский).
Повторяясь, этот цикл придает динамике настроений вид синусоиды: за подъемом ожиданий следует разочарование, затем упадок снова сменяется подъемом и т.д..
Понимая важность настроений, политические режимы пытаются не только прогнозировать их динамику, но и управлять ими. Инициирование нужных властям настроений чаще всего осуществляется при помощи сложных манипуляций, специфического информирования и дезинформации населения. К примеру, власти нередко создают «климат завышенных ожиданий», демонстрируя искренность взаимоотношений с населением, или поощряют распространение мифов, создающих у общественности нужные им политические образы.
Стоит отметить, что особенно ярко стремление использовать настроения в своих политических целях наблюдается во время выборов, когда обещания партий и лидеров нередко переходят все рамки реально возможного. Еще более разнообразны и противоречивы настроения в переходных условиях. Здесь в них объединяются не только надежды на лучшее будущее, но и негативизм, ностальгия по прошлому и другие разноречивые чувства и эмоции.
Являясь единой по своей сути наукой, политология внутренне дифференцирована и включает целый ряд более частных дисциплин, отражающих отдельные аспекты, стороны политики и ее взаимоотношение с обществом.
Как считает немецкий ученый П. Ноак, политическая наука складывается из четырех важнейших дисциплин: политической философии, или политической теории; учения о политических институтах; политической социологии; теории международной политики.
Кроме названных этим автором политических наук, их перечень может быть дополнен историей политических учений, политической антропологией, политической психологией, политической географией, политической экологией, политической астрологией и т.п.
Участвуя во всех реально существующих политических процессах, политическая психология обладает разнообразной и разветвленной внутренней структурой. Иными словами, множественность ее внутренних компонентов характеризует ее включенность в разнообразные стороны политической жизни. В силу этого ее структурные компоненты могут определяться содержанием политического поведения (предполагающего выделение норм, установок, мотивов и проч.), уже упоминавшимися уровнями психологических потребностей (выделяющими соответственно биофизические, индивидуально-психологические и социально-психологические элементы психологии), национально-цивилизационными чертами «человека политического» (характеризующими особенности российской, американской, китайской и проч. разновидностей психологии) и другими политическими явлениями.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница